Глава 6. Возвращение

Наконец-то я купил новый мобильник, который, как ни странно, оказался дороже, чем такой же Арбате. Впрочем, на большущем рынке работало всего 2 видеосалона, в отличие от всего остального. Пошли прогуляться из центра в сторону РЖД, зашли в замечательный парк с литыми скульптурами, на мой взгляд, достаточно стильными.


Если на аллее, тянущейся вниз от Дома Правительства, преобладала абстрактная скульптура, то здесь совсем другое. Идём дальше. Разрушений, пока, не видно. Зато они видны на самом РЖД и близ него. Сожженные градом торговые ряды, одно из зданий вокзала со снесенной танковыми снарядами крышей. Да, в разгар боёв танки дошли как-то и досюда. Но это стало предельным рубежом. Идем дальше в Киевский район. Постепенно начинают попадаться следы разрушений.

На нас произвел впечатление разговор с бабушкой, живущей в доме, который был поражен с двух сторон. С одной стороны – пробоина. Тут выбежала бабушка, проявляя бдительность, но мы объяснили ей, что мы хотим донести до мира их страдания. Она тут же повела нас на другую сторону дома, где был падающий подорванный балкон. «Смотрите близко не подходите, он на соплях висит», - предупредила она. Она заклинала нас сообщить, что творят укры, что мы и делаем. В районе почти не видно людей. Мы выбираемся из него на «большую землю». Далее путь назад мимо полуразрушенного Иловайска с опрокинутыми или обгоревшими автомобилями, через привычные блокпосты, мимо бескрайних полей неубранного подсолнечника (боятся мин?). Наконец погранзастава в Успенке. Перед погранзаставой мелькает в поле подбитый БТР, обращенная вглубь Донбасса её часть иссечена осколками. При высадке я нахожу оперение мины, но мы боимся это снимать. Нас быстро и поверхностно осматривают пограничники ДНР и начинается 3,5 часовое «хождение по мукам» на наших погранзаставе и особенно таможне.


Глава 7. И кратенькое дополнение вместо главки

Вся Россия знает Игоря Ивановича Стрелкова. Я спрашивал простых дончан кого они назовут из своих военноначальников: тот же Стрелков, далее Мозговой, и затем Безлер и Хмурый. Я знал, что среди военных ДНР неоднозначное отношение ко Стрелку. Каково же было моё удивление, когда генерал Юрий Викторович весьма уважительно о нём отозвался. Правда, Стрелков, по его мнению, почему-то окружал себя какими-то сомнительными людьми и они с ним расстались не совсем по-дружески, но он великий воин. Теперь о простых воинах. За эти дни я не видел ни одного действующего военного РФ, зато среди ополченцев преобладают местные. Попадаются и добровольцы, приятно было, возвращаясь из Крынок, встретить нашего земляка-москвича пулеметчика, участника недавних ожесточенных боев за Иловайск. Ополченцам-дончанам по 2-3 месяца задерживают их скромное денежное довольствие, стол у военных довольно скромный, хотя регулярный и сытный. Но главное - дух.

Поездка на Донбасс, в Донецк дала мне очень много. Легко читать про давно сражавшихся героев, про самоотверженность и страдания сражающихся народов, но не всегда дано это видеть воочию. Я это видел и знаю, я свидетель всего этого, свидетель преступлений одних и героизма других. И я поделился с вами своим знанием.

Фотографии С.Панькина