Нефантастический рассказ

Как-то приезжает в Москву мужик, обычный мужик такой, бородка клинышком небольшая, даже, может быть, не потому, что стрижет, а потому, что не шибко растет. Такой, слегка скуластенький, с прищуром, в общем, похож на дедушку Ленина, но не дедушка Ленин, конечно, просто мужик. Приехал откуда-то из далекой российской глубинки, можно сказать даже с Урала, в Москву.

На фото автор рассказа Андрей Езеров, протоиерей Валерий Шабашов, на заднем плане редактор Портал-кредо.Ru Александр Солдатов.

И куда же он идет первым делом, как вы думаете?


Вы скажете, наверное, посмотреть Красную площадь, Кремль, Василия Блаженного, или допустим на старый Арбат. Но первым делом он едет на станцию метро Белорусская.

Вы скажете, но это понятно, он спешит на Белорусский вокзал, потому как  транзитный пассажир. И ошибётесь. Это не транзитный пассажир, он приехал в Москву.

Зачем же он приехал, что он видит? Видит он так называемую «белку», белокаменный храм, древлеправославной Церкви Христовой, приемлющей белокриницкое священство, построенный еще в начале XX века в стиле новгородской архитектуры, который стоит у выхода из метро. Подходит мужичок, смотрит на этот храм с умилением и благоговением, осеняет себя неспешно широким и строгим крестным знамением, входит и попадает в лавку. Продающие видят с первого взгляда, что человек специально приехал издалека в этот храм и заводят разговор: «Мил человек, посмотри, вот эта стоит столько-то тысяч иконка, а  вот неплохое литье, правда и оно недешёвое. Впрочем, если на серьезные вещи не хватает, можешь  свечки купить, если деньги есть.  Записку можешь написать». 
Он отвечает: «Нет, я приехал встретиться с отцом Алексеем».

- Что, прямо издалека и с о. Алексеем? У вас, что своих отцов нет?

- Ну, вот так выходит, что нет. В общем, приехал я встретиться с о. Алексеем.

Ему говорят: «Ну, мил человек, ты угадал, можно сказать тебе повезло. О. Алексей вообще-то в храме. Но дело в том, что он занят. К нему с духовным визитом приехал другой наш священник, небезызвестный причем -  о. Леонтий Пименов».

Мужичок обрадовался: «Так он мне и нужен, не меньше, чем о. Алексей».

Переглянулись, его спрашивают: «Да?»

Он: «Да, конечно, я ради этого ехал, собственно».

Ему отвечают: «Давайте пошли, мы сейчас проведем Вас».

Ну и проводят его наверх, в трапезную и там, в узком кругу с безсменным нашим председателем Александром Васильевичем Антоновым, восседают два отца. Отец Алексей говорит: «Ну что, мил человек, что пришел, откуда, кто сам таков?»

Тот  представился: «Я такой-то такой-то Иван Васильевич Яковлев, главврач районной больницы поселка такого-то из Красновишерского района  Пермского края». Все переглянулись в недоумении и говорят: «Ты же вроде к нам ехал?»
 
- Да, я к вам.

- Ну, здорово, ладно, мил человек, садись, вот тебе с дороги рюмашку, согрейся.

Он широко перекрестился, согрелся.

О. Алексей говорит: «Ну вот, ты теперь представился, нас, я так понял, ты знаешь уже, понял, кто есть кто, представлять не надо. Ну, теперь следующий вопрос: «Зачем пожаловал?»

 - Вот  прочитал я заметку про вашу поездку в Уганду, и вот этот материал произвел на меня чрезвычайно огромное впечатление, - отвечает мужичок.

- Да, это хорошо. Вот если бы он производил на всех такое впечатление, как на Вас. Ну и что Вам понравилось?

- Всё понравилось очень, очень! Особенно мне приятно, что о. Иоаким отчасти был моим коллегой, то есть врачом, как и я. Я летел сюда, как на крыльях.

О. Алексей спрашивает: «Ну ладно, а Вы-то сами, зачем приехали, только поблагодарить нас за этот материал?»

Он говорит: «Нет, не только. Из медвежьего угла с одной благодарностью не приезжают.  Ну, давайте я начну с краткой предыстории, чтобы вам было понятно всё. А то вы можете не понять, какие-то нюансы на самом деле только могут освятить проблему, без их помощи трудно понять, что почём и зачем».

Ему в ответ: «Да мы особо не торопимся. Сколько-то минут есть, давайте говорите».

Он стал рассказывать: «Короче говоря, если вы знаете, есть такие финно-угорские народы, ну и вообще народы Урала и Поволжья и т.д. Как правило, их считают едиными, хотя на самом деле  это не совсем так, извините за лекцию.  Ну, например, карелы есть просто карелы, основная часть которых живет в Карелии и в ближайших населенных пунктах Ленинградской области, есть тихвинские карелы, есть тверские карелы, есть карелы, которые остались в Финляндии – финские карелы и уже приобретают свою самобытность.

Или там, допустим, мордва, есть: шокша, мокша, эрзя, терюхане и мещеры и так далее и т.д. Ну и там черемисы, то есть по-нынешнему марийцы, луговая, горная, еще уральская есть, кстати говоря, в одном из сел у черемисов уральских старая вера. Ну, так вот, вы меня поняли».

Ему отвечают: «Да, мы поняли, правда, не совсем понятно к чему это. Но очень интересно».

Он рассказывает дальше: «Ну, так вот, у коми  на самом деле тоже самое. Это не монолитная национальность. Есть, конечно, основная часть коми, это коми-зыряне, или просто коми, титульная нация, коми СССР, которая живет там еще во многих других местах, их там сотни тысяч. Но есть и более мелкие, допустим, коми-пермяки, которых там сто с лишним тысяч всего лишь, коми-язьвинцы, коми-зюздинцы, коми-ижемцы и т.д.

И вот я отношусь как раз к третьей по численности части коми, коми-язьвинцам, и больше того, в прежние времена для нашего уезда, нашего района это было основное население. Ну, сейчас это конечно не так, нас осталось всего лишь где-то до 5 тысяч, хотя есть до сих пор деревни и поселки, где преобладают люди нашей национальности, конечно, много смешанных, в райцентре некоторые живут, но не забывают о своём происхождении, а иногда поддерживают связь с местами, где родились их предки. Кто-то даже в Перми самой живет и тоже не обо всём забыл. В общем, в двух словах вот так вот. И больше того, даже мы смогли букварик выпустить свой, в общем говоря, жизнь идет, вот так вот».

О. Алексей с о. Леонтием переглянулись. О. Алексей сказал: «А как это связано со старой верой?»

Мужичок покачал бородкой и отвечает: «Традиционно считалось, что все коми-язьвинцы старообрядцы, даже когда их было побольше. В царские времена жили они своими поселениями. Ну, это в общем глухой край, медвежий угол Пермского края. Представляете, что были за времена. Но никто их особо не трогал, старой веры придерживалось практически всё население, хотя сейчас почти никто не помнит, какого согласия. Сейчас для нас это не имеет никакого значения. Короче говоря, коми-язьвинцы исповедовали старую веру».

О. Алексей ответил: «Ну и отлично. Напишите во «Во время оно» об этом». Мужичок говорит: «У меня давно уже есть все тексты, куда нужно я их послал, где-то опубликовал, могу еще и вам послать. Но приехал я не за этим. Сейчас повсюду открываются храмы, а старообрядческого попа у нас до сих пор  не видели».

О. Алексей и о. Леонтий тревожно переглянулись между собой. О. Алексей как-то незаметно немного посуровел: «Для чего же ты приехал?» И тихо прошептал: «Так при чем же тут Уганда?»

Продолжения не последовало.

Конец.