Недавно в продаже появилась книга А.В. Пыжикова «Корни сталинского большевизма». Основная идея этой книги – роль старообрядцев, в частности беспоповцев, в русской революции 1917 года и становлении советской власти, а затем и в строительстве социалистического государства.

Это уже вторая книга А.В. Пыжикова, посвященная старообрядчеству. В первой книге «Грани русского раскола» уважаемый профессор пытался доказать решающую роль в революционных процессах России старообрядцев-поповцев, миллионщиков.


Да, они действительно были недовольны политическим и религиозным бесправием, но дальше 1905 года их деятельность не шла, и революция 1905 года, как известно, не привела к изменению политического строя государства.

Но были ещё старообрядцы-беспоповцы, и А.В. Пыжиков усмотрел их решающую роль в изменении государственного строя в стране, называемой Россия!

Во второй главе «Конфессиональное «лицо» дореволюционного пролетариата» говорится о «могильщике буржуазии» - пролетариате, т.е. рабочем классе. Кем был пролетариат, по мнению автора,с религиозной точки зрения? «… Когда сегодня говорят об участии староверов в индустриальном строительстве России, то обычно имеют в виду исключительно купечество поповского согласия. А пролетарские низы формировались, главным образом, из беспоповцев; из них в конце XIX века на 80% состояли старообрядческие фабрично-заводские кадры, именно они, миллионы простых старообрядцев-беспоповцев, обеспечивали промышленный подъем страны»1. «Иными словами именно беспоповщина, а не купеческие миллионеры, стали «спусковым крючком» внецерковной традиции русского народа. На этом корне, как в экономическом, так и в идеологическом плане, выросло новое государство. Бродившие в низах староверческие представления об устройстве жизни, после свершения революции, вышли на поверхность, обретя статус государственных»2.

Автор делает упор на идеологию беспоповцев. Совсем другого мнения об идеологии старообрядцев придерживается философ, старообрядец-беспоповец М.О. Шахов:«…если царь был слугой, орудием антихриста, то и повиновение ему оказывалось грехом, служением самому антихристу, а борьба, противление такому царю, казалось, было бы делом богоугодным. Но такого радикального вывода, возводящего борьбу с государством на уровень религиозной доктрины, староверческие вожди не сделали. Оборона староверия от правительственных преследований носила пассивный характер, даже самые радикально настроенные староверы предпочитали не вооруженную борьбу, а самосожжение»3. «Исходная мировоззренческая установка старообрядчества, видевшего источник всех бедствий в отступлении от веры, в эсхатологической катастрофе, предопределяла его пассивное отношение к социальным преобразованиям. Поскольку падение антихриста должно совершиться от руки Христовой, человеческие усилия совершенно бессильны что-либо существенно изменить»4.

Известный старообрядческий писатель И.Л. Кириллов так описывает отношение староверов к власти: «Вот ясное и определенное отношение старообрядчества к власти: «благопокорение» во всем, что «не повреждает веры и благочестия». Самая же власть, как таковая «учинена» премудрым Промыслом «в общую пользу», и без власти «вся превратятся и погибнут» и «безначалие всюду зло есть». Старообрядцы свято чтут заповеди Исуса Христа и всей историей своих искренних убеждений доказывают, что вся жизнь их есть жизнь во Христе, есть хождение в правде Его. «Извлекший меч, от меча погибнет», - сказал Исус Христос. Старообрядчество, как таковое, на защиту своих религиозных убеждений ни разу не извлекало меча, но увещевало представителей власти; под знамением же старой веры не протекало ни одного вооруженного восстания»5.

Беспоповцы не признавали господствующую церковь. И те из них, которые работали на фабриках и заводах, вряд ли изменили своё отношение к ней. Но рядом с ними работали пролетарии-никониане, которые без уважения относились к своей церкви. Безусловно, их было большинство.

Неприятие синодальной церкви и у тех и других было вызвано превращением её в казённое «ведомство православного исповедания», моральным разложением «никонианского» духовенства, безразличием официальной церкви к очень важным для русского народа вопросам правды, общественной справедливости.

Но если староверы, отвергая казённую церковь, находили религиозную альтернативу в виде различных старообрядческих согласий, то большинство рабочих-«никониан», разочаровавшись в «церкви», становились безбожниками и социалистами. Большинство идейных активистов-безбожников 20-30-х годов XX века были выходцами именно из господствующей «православной» церкви.

Это, к сожалению, в книге не прозвучало.

По мнению А.В. Пыжикова, революцию вершили не только пролетарии-беспоповцы. «М.И. Калинин, К.Е. Ворошилов, В.П. Ногин, Н.М. Шверник – известные фигуры в большевистских кругах»6. Они, как их представляетавтор книги, были старообрядцами или выходцами из старообрядческой среды. Надо сразу же отметить, что вступив в большевистскую партию, они по убеждению, по идеологии переставали быть старообрядцами, если даже они до этого были ими.

Мы постоянно наблюдаем такое «броуновское движение» из старообрядчества в никонианство или атеизм и наоборот. Особенно это часто наблюдается в нестабильное время в государстве, когда рушатся все устои и привычная жизнь общества. Яркий пример тому Питерим Нижегородский – перебежчик из старообрядчества в никонианство. Именно по его наводке во времена императора Петра I был казнен диакон Александр, не отказавшийся от старой веры. Даже в одной семье могут возникнуть конфессиональные разногласия. Хорошо известно, что у старообрядческого епископа Иоанна Картушина был брат Калинник, убеждённый единоверец, т.е. никонианин. И это не единичные примеры.

Таким образом, в книге А.В. Пыжикова прослеживается такая идея: «пролетарии, в основном, рабочие беспоповцы» - «движущая сила революции». Да и среди руководителей большевиков было немало старообрядцев, которые в дальнейшем привели страну к социализму.

Между тем исследователь старообрядчества Е.В. Анисимов писал: «Старообрядцы реально не угрожали царской власти. Неизвестно ни одного случая, чтобы старцы задумывали покушение на жизнь ненавистных царей, а отчаянные одиночки их бы совершали. Сопротивление старообрядцев всегда было пассивным»7. Вряд ли взгляды староверов к ХХ веку принципиально изменились.

Бесспорно, между идеологией старообрядцев-беспоповцев и социализмом есть какое-то сходство, например, отсутствие частной собственности, коллективизм, но есть и существенное различие: вера в Бога у старообрядцев и атеизм у большевиков.

По мнению А.В. Пыжикова, репрессии – дело рук старообрядцев. Кого репрессировали революционеры? Тех, кто не принял революцию и был против советской власти. Историк старообрядчества, кандидат исторических наук, автор двухтомной монографии «Старообрядчество в Российской империи» С.Таранец так оценивает отношение большинства староверов к революции 1917 года:«В основной массе старообрядцы не поддержали Октябрьской революции. Социалистические и коммунистические идеи были противны духу старообрядчества, поскольку призывали отойти верующих от ценностей, которыми они чрезвычайно дорожили: отречься от Родины, национальной культуры, поддерживать мифический рабочий класс»8.

Следовательно, для советской власти старообрядцы были врагами. Это не только промышленники-миллионеры. Не поддержали новую власть казаки-старообрядцы, зажиточное крестьянство и простые верующие-старообрядцы, за что подверглись репрессиям. Не поддержали революцию и беспоповцы Прибалтики. «После присоединения прибалтийских государств к СССР начались репрессии против литовских, латвийских и эстонских староверов. Были арестованы выдающиеся деятели старообрядчества Прибалтики, в частности Иван Никифорович Заволоко (1898-1984) и Василий Григорьевич Кудрячев (1869-1941), который погиб в застенках советских лагерей»9.

Что же получается? Старообрядцы, для которых солидарность и взаимная выручка были характерными чертами, истребляли себя своими руками? Нелогично!

На страницах книги А.В. Пыжикова даже такая одиозная фигура, как Н.И. Ежов, «также выходец из староверия»10. «Здесь же обратим внимание на то важное обстоятельство, что Ежов принимал непосредственное участие в составлении кадровой информационной базы, использованной в ходе большого террора конца 1937-1938 годов»11. Выходит, что старообрядцы виновны не только в свершении революции, в свержении царя (немало крови было пролито в это время), но и в сталинском терроре, который загубил множество людей. Может сложиться образ старообрядца, как кровавого душегуба. Но это совсем не так.

Следует напомнить, что подавляющее большинство старообрядческого духовенства, наставников, уставщиков, начётчиков, знатоков знаменного пения и просто грамотных и активных прихожан было уничтожено именно во время репрессий 1937-го года, осуществляющихся «сталинским наркомом» Ежовым.

А уничтожение старообрядцев было ужасным. Есть книга «Пути Русской Голгофы». На четырёхстах страницах этого сборника перечислены злодеяния и зверское уничтожение старообрядцев: взрывались их церкви, расстреливались священники и миряне. И это не единицы, не сотни, это тысячи… Список жертв в этой толстой книге неполный...

Седьмая глава рассматриваемой книги А.В. Пыжикова под названием «Старообрядческий след большевизма (по довоенным художественным произведениям)» кратко знакомит нас с содержанием литературных произведений довоенной эпохи. Вывод автора: «Прочтение приведённых выше книг наталкивает на мысль, что их авторы считали послереволюционные перемены неким внутренним делом широкой народной старообрядческой общности. Они отразили, как её стремительное размывание приводило к выделению активной прослойки, ставшей опорой политического курса, который вошёл в историю как сталинский»12.

Почему именно старообрядческая общность так сильно повлияла на судьбы российского государства непонятно. Ведь в России подавляющее большинство населения были никониане или, говоря языком А.В. Пыжикова, «выходцами из никонианской среды». Да и сам Сталин учился в православных духовных училищах и духовной академии в Тифлиссе. Думаю не надо напоминать, что они были никонианскими, а не старообрядческими.

И везде «кашу заваривали» старообрядцы. «Выходцы из этой среды, ставшие большевиками, в значительной степени сохраняли прежнюю ментальность и даже остатки прежней религиозности. С их появлением в правящей партии староверческие представления – хоть и упакованные уже по-новому, становились серьёзным фактором государственно-общественной жизни»13. Автор плохо представляет себе идеологию старообрядцев! Её основа – вера в Бога Исуса Христа. Так что сохранить «прежнюю ментальность», став большевиком-атеистом, просто невозможно. Нельзя служить двум господам!

Борьба между различными группами продолжалась и после Великой Отечественной войны. Автор выделил две враждующие группы: «…«ленинградцы» во власти – это группа выходцев из никонианской среды.

Знаменательно, что противостояние в большевистских верхах разворачивается между ними и так называемой «старообрядческой партией», возглавляемой Т.М. Маленковым»14 (от автора – и тут старообрядцы «наследили»!). Ленинградскую группу курировал А.Жданов. Я коснулась только небольшой части тех «исторических открытий», которые предложил нам автор.

Прочитав книгу А.В. Пыжикова «Корни сталинского большевизма», различные по убеждениям люди могут сделать одинаковые выводы: старообрядцы и староверие – безусловное зло. Монархисты обвинят старообрядцев в цареубийстве, никониане – в разрушении веры и церквей, коммунисты – в забвении идей Маркса-Энгельса, либералы – в уважительном отношении к «ненавистному» Сталину. Но все эти обвинения к старообрядческим конфессиональным обществам никакого отношения не имеют. Выходцы из старообрядчества или из областей, где жили старообрядцы, и староверы – это совсем разные вещи.

Эта книга – дискредитация и очернение старообрядчества, возбуждение неприязни к старой вере, которая была в России почти 600 лет до раскола. Тем самым книга порочит историю нашей Родины, антипатриотична. Это моё мнение. А каково ваше мнение?

Л. А. Шишкина




1. А.В. Пыжиков. Корни сталинского большевизма. – М., 2015. – С.89-90.
2. А.В. Пыжиков. Корни сталинского большевизма. – М., 2015. – С.90.
3. М.О. Шахов. Старообрядческое мировоззрение. – М., 2001. – С.203.
4. Там же. – С.217-218.
5. И.Л. Кириллов. Правда старой веры. – Барнаул, 2008. – С.69.
6. А.В. Пыжиков. Корни сталинского большевизма. – М., 2015. – С.102.
7. Е.В.Анисимов. Дыба и кнут.//Политический сыск и русское общество в XVIII в. – М., 1999. – С.188.
8. С.Таранец. Старообрядчество в Российской империи. – Киев, 2012. – С.302.
9. Там же. – С.304.
10. Там же. – С.155.
11. Там же.
12. А.В. Пыжиков. Корни сталинского большевизма. – М., 2015. – С.256.
13. Там же. – С.313.
14. Там же. – С.331-332.