12 февраля 2016 года на Кубе в гаванском аэропорту им. Хосе Марти состоялась встреча первоиерарха РПЦ МП патриарха Кирилла (Гундяева) и папы Римского Франциска. Это выдающееся событие хотя бы потому, что оно произошло впервые в истории.


Римо-католическая церковь – враг православия и России

До этого со времён крещения Руси и до наших дней римо-католическая ересь безусловно отвергалась русским православием, всеми авторитетными иерархами, духовными писателями. В неприятии католицизма были едины русский народ и московские великие князья, а потом и петербургские императоры.

Так же надо отметить, что римо-католическая церковь была в авангарде всех враждебных России начинаний. Достаточно вспомнить битву Александра Невского со псами-рыцарями, Смутное временя и польско-литовское вторжение, Брест-Литовскую унию, на века расколовшую украинский народ.

По мнению некоторых историков, трагический раскол русской церкви в середине XVII века был так же спровоцирован действиями тайных агентов Ватикана из числа греческого и украинского духовенства.

А в наши дни на Украине силами «западенцев» - униатов был осуществлён антироссийский бандеровский государственный переворот.


Заговор в Русской Православной Церкви

Впрочем, вполне возможно, что заговор в Русской Православной Церкви вызревал уже давно, с 60-х годов XX века.

По мнению ряда современных православных публицистов, тайным католическим кардиналом был митрополит Никодим Ротов. Он проводил политику развития контактов РПЦ с Ватиканом, которая даже получила название «никодимовщина».

По инициативе м.Никодима было принято определение Священного Синода от 16 декабря 1969 года, согласно которому священнослужителям Московского Патриархата разрешалось «преподавать благодать Святых Таинств католикам и старообрядцам в случаях крайней в сем духовной необходимости для последних и при отсутствии на местах их священников».

По существу это было установление евхаристического общения с римо-католической церковью, хотя и с некоторыми оговорками. Это было своего рода подтверждением со стороны РПЦ решения Второго Ватиканского собора о доступе католикам к таинствам Православной Церкви, а православным — к католическим.

Лишь в 1986 г. решение Священного Синода 1969 г. о причащении католиков было не отменено, но лишь приостановлено до решения этого вопроса на Всеправославном соборе.

При этом сам м.Никодим шёл в экуменизме гораздо дальше решения Синода 1969 года. 14 декабря 1970 года в базилике Св. Петра в Риме он причащал католических клириков причастием из храма РПЦ, нарушая тем самым многие правила Православной Церкви.

Хотя сам митрополит Никодим 5 сентября 1978 года скончался при загадочных обстоятельствах во время визита в Ватикан прямо на руках папы римского, дело его не погибло.

В своё время м. Никодим начал двигать на ключевые посты в Московской Патриархии своих выдвиженцев-единомышленников, одним из которых является нынешний патриарх Кирилл (Гундяев), который с 1970 года исполнял послушание личного секретаря митрополита Никодима.

Надо отметить, что среди прихожан РПЦ распространено мнение, что патриарх Кирилл и его выдвиженец митрополит Илларион так же являются тайными католическими кардиналами.


Последствия присоединения греко-католиков к РПЦ в 1946 году

В 1946 году во Львове прошел собор греко-католического духовенства Западной Украины, на котором было заявлено о ликвидации Брест-Литовской унии 1596 года и о воссоединении с Русской Православной Церковью.

Хотя этот собор был созван по инициативе Советского правительства в связи с откровенной враждебностью папы римского Пия XII к СССР, среди его организаторов были и искренние сторонники разрыва с Ватиканом и объединения с РПЦ.

В исторической перспективе эта инициатива окончилась крахом. После распада СССР униатская греко-католическая церковь вышла из подполья, к ней присоединилось подавляющее большинство считавшихся православными священников и мирян Западной Украины.

Однако почти полувековое пребывание миллионов униатов в составе РПЦ имело очень серьёзные последствия. В послевоенные годы, когда Московская Патриархия стала открывать духовные семинарии и академии, большинство учащихся в них составили выходцы из Западной Украины, где не было «безбожных пятилеток» и легко можно было найти религиозных молодых людей, желающих стать священниками. Поэтому почти полвека даже в средней России среди священников преобладали «западенцы».

В этих условиях инициативы верхушки РПЦ, направленные на сближение с католиками, не вызывали у многих представителей духовенства какой-либо отрицательной реакции.

Кроме того, священники – уроженцы Западной Украины принесли в Россию католическую и униатскую традицию обливательного крещения. До этого в коренной России сохранялось традиционное древнерусское трехпогружательное крещение, которого до сих пор придерживаются старообрядцы.

Последствием этого «западенского пленения» стало преобладание в России среди епископов, священников и мирян РПЦ людей, крещённых обливательно, то есть вовсе некрещеных, согласно представлениям как православных Московской Руси, так и современных греков.

Существует мнение, что именно этим обусловлено катастрофическое обмирщение, моральное разложение и погружение в бездну экуменизма епископата и духовенства современной русской Православной Церкви.


Баламандское соглашение

В 1993 году Смешанной международной комиссией по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православными Церквями было подписано так называемое Баламандское соглашение, называемое иногда «Баламандской унией». В нём утверждалось, что православие и католичество в равной мере ведут ко спасению, что «цель диалога любви» — «обрести полное общение, которое существовало между нашими Церквами более тысячелетия».

Хотя текст Баламандского соглашения был завизирован представителями девяти поместных православных церквей, для того, чтобы сбить волны критики со стороны консервативно настроенных верующих, утверждалось, что «это всего лишь промежуточный рабочий документ», что завизировавший его от лица РПЦ игумен Нестор (Жиляев) якобы «не имел на это полномочий».

При этом никакого официального опровержения относительно содержания этого документа и подписей под ним не было и его одобрили Архиерейский собор 1994 года и Синодальная Богословская Комиссия РПЦ в 1997 году.


«Мы не считаем католиков еретиками»

23 декабря 2013 года митрополит Иларион (Алфеев) на выступлении перед научными сотрудниками Института всеобщей истории РАН заявил: «Само вступление православных в диалог (причем в него вступили все Поместные Православные Церкви) означал мораторий на использование термина «ересь», «еретик» в отношении Католической церкви. Мы взаимно отказались от классификации друг друга в качестве еретиков. Мы ведем диалог с целью выяснения отношений, прояснения позиций и, может быть, их сближения там, где такое сближение возможно». Плодами диалога стали несколько богословских документов.

Главным достижением, по мнению главы ОВЦС, является Баламандский документ 1993 года.

По словам митрополита Илариона, Русская Православная Церковь «признает действительность таинств папистов при отсутствии общения в таинствах».

При этом «у многих верных чад Русской Церкви возникает вопрос: кто же эти загадочные «мы», от имени которых Его высокопреосвященство накладывает сомнительные «моратории» на многовековую святоотеческую терминологию?»


Подготовка к Всеправославному Собору

Тема сближения с Римо-католической церковью стала предметом обсуждения во время подготовки к назначенному на Крите с 16 по 27 июня 2016 года Всеправославному собору. Его многие в РПЦ считаю апокалиптическим восьмым, «волчьим» собором, собранным для того, чтобы узаконить отступления от православной веры и благочестия.

Основанием для этого является откровенно направленная на объединение с Ватиканом политика Константинопольского (Стамбульского) патриархата.

Как известно, в 1965 году папа Римский и константинопольский патриарх отменили провозглашенные тысячу лет назад взаимные анафемы, совершают совместные литургии, называют друг друга «братьями», а свои церкви – «церквями-сестрами».

Во время подготовки к Всеправославному собору представители Римо-католической церкви неоднократно заявляли, что ожидают от собора сближения двух церквей. Проекты некоторых документов для него разрабатывали ватиканские богословы.

В то же время председатель ОВЦС РПЦ митрополит Волоколамский Иларион заявлял, что «вопрос объединения православных с католиками даже не стоят в повестке дня Всеправославного собора».


Сообщение о встрече с папой Римским

26 января 2016 года итальянский еженедельник «L'Espresso» написал о возможной и неожиданной встрече между Папой Франциском и Патриархом Московским и всея Руси Кириллом на Кубе в начале февраля 2016 года, которая «поставит весь мир и противников этой встречи перед свершившимся фактом».

В этот же день официальный представитель РПЦ, секретарь ОВЦС МП по межхристианским отношениям иеромонах Стефан (Игумнов) заявил, что «предположения о возможности встречи Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Папой Римским Франциском в одной из стран Латинской Америки в феврале этого года лишены оснований».

5 февраля 2016 года на пресс-конференции в Москве председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) митрополит Волоколамский Иларион заявил:

«Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встретится с Папой Римским Франциском на Кубе 12 февраля. Центральными станут темы гонений на христиан, вопросы двусторонних отношений и международной политики. Встреча будет включать в себя личную беседу в международном аэропорту Гаваны и завершится подписанием совместной декларации».

Эта новость стала совершенно неожиданной для православной общественности. Насколько известно, возможность такой встречи не обсуждалась на прошедшем в Москве 2-3 февраля 2016 года Архиерейском Соборе РПЦ. То есть перед фактом были поставлены не только простые верующие, к голосу которых никто не прислушивается, но даже и епископы РПЦ.


Подготовка встречи скрывалась от общественности

До недавнего времени за «диалог» Ватикана с православными отвечал иезуит Милан Жуст, сотрудник Папского Совета по содействию христианскому единству. Он высказал принципиальную установку:

«Для нас важно, что бы принятие совместных документов или возможная будущая встреча папы и патриарха не вызвали серьёзных протестов».

Уже после гаванской встречи м. Иларион (Алфеев) рассказал, что Декларация готовилась в режиме строгой конфиденциальности.

В Русской Православной Церкви только два человека знали о подготовке и содержании декларации Патриарха и Папы – патриарх Кирилл и митрополит Илларион, и только они могли вносить поправки в документ. Даже ближайшие помощники м. Иллариона в ОВЦС, занимающиеся католической темой, до самых последних дней ничего не знали ни о тексте Декларации, ни о готовящейся встрече.

Со стороны Римско-Католической Церкви в работе над декларацией принимали участие Папа Римский и кардинал Кох.

Подлинными авторами Декларации, по словам м. Иллариона, являются Патриарх и Папа. Именно их видение ситуации легло в основу текста.

«Еще в начале осени Патриарх поделился со мной основными идеями, касающимися тематики Декларации, - сказал м.Илларион. - Затем я встретился с Папой Франциском и проговорил общее содержание документа с ним. Дальше текст был положен на бумагу, после чего неоднократно согласовывался и с Патриархом, и – через кардинала Коха – с Папой».

Протоиерей Всеволод Чаплин задаёт вопрос: «Как это согласуется с 34-м Правилом святых Апостол, где говорится, что первый епископ области не должен ничего творить «без рассуждения всех»? И как это согласуется с Уставом Русской Православной Церкви, где утверждается, что Патриарх управляет Церковью «совместно со Священным Синодом» (а не с одним его членом)?»

Возможно, такая срочность и секретность была устроена для того, чтобы представители церковной общественности России не успели до начала встречи провести какие-то протестные акции.

После этого вряд ли заслуживают доверия успокаивающие официальные заявления представителей РПЦ МП, что «Всеправославный собор не призван решать вероучительные вопросы и вносить новшества в литургическую жизнь Церкви», что «вопрос объединения православных с католиками даже не стоят в повестке дня».

Надо помнить, что духовный наставник патриарха Кирилла, митрополит Никодим, по свидетельству знавших его людей, «умел лгать, и оправдывать свою ложь церковной необходимостью». Логика вполне иезуитская.


Была ли встреча неожиданной?

Встречи римских пап с патриархами, именующими себя «православными», начались с середины XX века.

Если раньше каждая и православная, и католическая сторона настаивала на правоте своего богословия, и полемика лишь выявляла разногласия, препятствовала сближению, то в середине XX века римо-католические богословы изобрели богословие «диалога любви»: надо «оставить в прошлом теологические проблемы, которые нас разделяют» и просто «пребывать вместе в любви Христовой».

В 1964 г. папа Павел VI и патриарх Константинопольский Афинагор встретились в Иерусалиме и, прочитав совместно молитву «Отче наш», обменялись поцелуем мира.

7 декабря 1965 г. в Риме и Фанаре состоялась церемония подписания декларации об отмене анафемы 1054 г. В ней осуждались «обвинительные слова» и «печальные прецеденты», приведшие к непониманию, которые и были представлены в качестве главной причины разрыва отношений.

Римско-католическая церковь после этого была объявлена «сестринской» (понятие «Церкви-сестры» ввел папа Павел VI), что имело самые серьезные последствия. Имя папы было внесено в диптих (последовательность поминовения предстоятелей Православных Церквей во время богослужений) Константинопольского патриархата: папа стал «первым епископом Христианства, а патриарх – «вторым по очереди братом его».

В 1967 г. патриарх Афинагор сослужил папе в римском соборе св. Петра.

Однако для тех, кто дирижировал «сближением», очень важна была личная встреча папы Римского и патриарха Московского как первосвятителя самой крупной из православных церквей.

Разговоры о возможности встречи папы и Московского патриарха начались с началом перестройки в СССР.

В 2000 г. Патриарх Алексей II отметил, что не исключает возможности встретиться с папой Римским, но «встреча должна быть хорошо подготовлена».

Причинами, из-за которых встреча не состоялась, были названы прозелитизм, несоблюдение католиками «канонической территории» и агрессивные действия украинских греко-католиков.

Решение этих двух проблем стало главным условием для возможной встречи, в то время, как вопрос о богословских противоречиях не поднимался.

Широко распространено мнение, что эти требования РПЦ носят принципиальный характер, свидетельствуют о защите православия, хотя это совсем не так. Канонические территории могут быть только у пребывающих в одной вере церквей, но это понятие неприменимо во взаимоотношениях с еретиками.

Запрет на православное миссионерство среди католиков и признание за ними каких-то «канонических территорий» фактически является признанием экуменического утверждения, что у православных и католиков одна вера, они – части одной церкви.

Эти претензии к Римо-Католической Церкви со стороны РПЦ, равно как и жалобы на агрессивность грекокатоликов – это жалобы в том, что Католическая Церковь не выполняет обязательств быть «церковью-сестрой».

Из публикации «Портала Кредо-Ру» известно, что «23 января 2010 года итальянский блоггер Сандро Магистер опубликовал документ Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между католической церковью и Православной Церковью «Роль епископа Рима в единстве Церкви в первом тысячелетии».

26 января папский Совет по содействию единству христиан выразил сожаление по поводу утечки информации.

Согласно Совету, на прошлогоднем заседании Смешанной комиссии было принято решение не разглашать текст обсуждаемого документа до момента его принятия. Секретный характер переговоров с католиками позволял участникам процесса объединения церквей проводить дискуссии без «помех» со стороны православных христиан.

Этот документ был принят за основу во время заседания Комиссии на Крите (27 сентября - 4 октября 2008 г.) и признаёт главенство Римского папы над «православными» патриархами».

Как пишут церковные аналитики в книге «Реформация РПЦ через администрацию», «с избранием в январе 2009 г. патриархом Московским Кирилла процесс сближения с Ватиканом приобрел качественно новый характер. ОВЦС под руководством митрополита Илариона превратился в настоящий штаб по обеспечению «стратегического союза» с Ватиканом, который стал представляться для массового сознании исключительно в образе «союзника».

В этих условиях тема встречи патриарха и папы зазвучала с новой силой.

Теперь митрополит Иларион не только заявляет о ее возможности, но и дает понять, что она неизбежна: «С каждым днем мы приближаемся на один день к этой встрече… Это календарный и астрономический факт». Заявления о встрече приобрели уже ритуальный характер, превратившись в своего рода прием нейро-лингвистического программирования. Цель – добиться того, чтобы недопустима была даже мысль о каком-либо возражении, а тем более о противодействии подготовке «исторического» события. Настойчивость, с которой эта идея навязывается нашему народу, призвана сделать ее привычной и тем самым парализовать наш разум и нашу волю. Естественно никто из начальств не собирается разъяснять, для чего нужна эта встреча.

Особую роль в прокатолической перестройке нашего сознания играют регулярные встречи митрополита Илариона, де-факто второго человека в иерархии и будущего патриарха с папой римским».

При этом отмечалось, что члены делегации РПЦ во время встречи с понтификом целуют у него руку, берут благословение как у своего законного владыки.

Возвращаясь к состоявшейся встрече патриарха Кирилла с папой Римским надо отметить, что новым здесь было только то, что Кирилл (Гундяев) встречался с папой в качестве патриарха. В качестве митрополита и главы ОВЦС Кирилл уже встречался с папой Бенедиктом, с папой Иоанном Павлом Вторым.


Папа Франциск, украинские униаты и русские католики в Аргентине

Хотя Аргентина находится далеко от России, её уроженец папа Франциск был ближе к русским церковным делам, чем это может показаться с первого взгляда.

Он хорошо знаком с украинской униатской церковной традицией, поскольку в молодости, живя в Аргентине, некоторое время окормлялся у украинского греко-католического священника-эмигранта.

Находясь в должности архиепископа Буэнос-Айреса, 6 ноября 1998 года был назначен ординарием католиков восточного обряда в Аргентине, у которых не было собственного иерарха (в том числе миссии русских католиков).

Из неё следует, что украинские греко-католики имеют свою епархию, к ней относятся около 160 тыс. верующих, из них 60 тыс. живут в столице и провинции Буэнос-Айрес, всего в Аргентине украинские униаты имеют 18 церквей и 36 часовен. До 25 марта 2011 г. епархией управлял Святослав Шевчук, ныне Верховный архиепископ УГКЦ в Киеве.

Публицист Игорь Друзь сообщает, что «недавно главой украинских униатов стал совсем молодой Святослав Шевчук, много лет подвизавшийся именно в этой Аргентине. Это - крайний либеральный модернист и русофоб, враг Православия. Кстати, он близко знаком с новым Папой, приветствовал его избрание, и выражал надежду на его поддержку своей политики.

Глава Украинской Грекокатолической церкви «патриарх» Святослав (Шевчук) рассказал о новоизбранном Папе Франциске. По его словам, понтифик хорошо знает ситуацию УГКЦ, сам был воспитанником украинского «пароха» Степана Чмиля и даже студентом прислуживал ему во время богослужения.

То есть новый Папа изначально связан с УГКЦ, и с высокой долей вероятности будет поддерживать ее агрессивно прозелитическую политику на землях канонического Православия».

Из интернет-публикации «Папа Бергольо, восточные католики и русские в Аргентине» можно узнать, что существуют в Аргентине и русские греко-католические приходы из числа эмигрантов.

«Нынешний папа, происходя из ордена иезуитов, безусловно, был в курсе истории русской миссии, действовавшей в Аргентине, т.к. она также непосредственным образом связана с этим же орденом.

В свете тематики, направленной на церковное единство, обращаясь к личности Папы Франциска и его «восточного» опыта следует заметить, что он засвидетельствовал свое уважение и понимание православной традиции, в частности в Аргентине он многократно посещал кафедральный Благовещенский собор Русской Православной Церкви в Буэнос-Айресе и присутствовал там на богослужениях, был в непосредственном, неформальном общении с епископами, священниками и мирянами. <…> В 2012 г. в Буэнос-Айресе кардинал участвовал в организации выставки русских икон, он посетил эту выставку, показав свой интерес к православной традиции иконописанию».


Почему именно на Кубе?

Во французском крупном влиятельном журнале еженедельнике Valeurs actuelles объясняется, почему встреча состоялась на Кубе и почему Куба воспринята, как нейтральная почва: «Куба земля католическая и одновременно коммунистическая, таким образом ни одна из сторон не испытывала чувства хождения в Каноссу»!...

Действительно, к Кубе, первой социалистической стране Латинской Америки, овеянной революционной романтикой 60-х годов XX века, до сих пор в России у многих особое отношение. Слова советских песен «Куба – любовь моя», «Куба далеко – Куба рядом» в чём-то соответствовали настроениям слушателей того времени.

И, несомненно, те, кто в наши дни планировал эту встречу, при выборе её места учли и эту ностальгию.

Однако если поинтересоваться духовным состоянием кубинского общества, то картина будет неоднозначной.

Доцент МГИМО, кандидат исторических наук Ольга Четверикова так прокомментировала выбор места встречи: «Что можно сказать о стране, бывший лидер которой, Фидель Кастро, - покровитель магов вуду? Где дочь нынешнего руководителя Рауля Кастро - один из лидеров ЛГБТ-сообщества Кубы, а сам он уже заявлял о возможной легализации однополых браков. Где с 2008 года делают бесплатные операции по смене пола. Сопоставляя подобные факты, легко прийти к выводу: духовный мир кубинцев далек от христианства.

Да и выбор Латинской Америки для исторического пересечения патриарха и Папы Римского очень показателен. Скажем, Аргентина, родина Франциска, - первая страна континента, которая в 2010 году легализовала однополые браки. Сегодня это процветающее направление гей-туризма».

Куба является католической страной, однако среди негров, креолов и мулатов широко распространены синкретические культы, восходящие к африканским языческим верованиям. Сам Фидель Кастро происходит из католической семьи и в молодости учился в иезуитских учебных заведениях.

После победы кубинской революции в текст первой социалистической конституции было включена декларация об атеизме и католические священники были высланы из страны. В это время многие из запрещенных ранее африканских религиозных культов были легализованы как «народные традиции», а гомосексуалисты преследовались в уголовном порядке.

Из публикаций в интернете можно узнать, что «на Кубе в течение всех лет правления режима Кастро открыто действовали масонские ложи: более 26000 человек принадлежит к 300 масонским ложам.

Больше всего масонов проживает в Гаване.

Интересно, что национальный герой Кубы и страстный борец за независимость Хосе Марти был мастером масонской ложи. Ложа, названная его именем, существует на Кубе до сих пор».

После распада СССР необходимость налаживать отношения с Западом привела к тому, что деятельность католической церкви была разрешена, так же перестали преследоваться и извращенцы.

Во время встречи папы и патриарха в Гаване братья Фидель и Рауль Кастро вспомнили, что они католики, явно очень сочувственно относились к сближению православия и католичества.

Вообще это «сближение» на фоне революционной романтики, католицизма, масонства, африканских языческих культов и большой политики очень характерна для нашего апокалиптического времени.

В духовном смысле это такое же катастрофическое событие, как и так называемый «Карибский кризис» 1962 года, едва не поставившего мир на грань ядерной войны.


«Встреча тысячелетия»

Она состоялась между Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и Папой Римским Франциском 12 февраля 2016 года в аэропорту имени Хосе Марти, на Кубе.

Оба первоиерарха прибыли в аэропорт в разное время на разных самолётах. Их встречал Президент Кубы Рауль Кастро.

В специальном зале на втором этаже терминала была расставлена атрибутика встречи: у входа в зал — икона Казанской Божией Матери, русское деревянное распятие и государственный флаг Кубы.

Папа и патриарх проследовали в помещение, где в присутствии журналистов предстоятель Русской Православной Церкви приветствовал Папу Римского Франциска словами: «Мы встретились в нужном месте и в нужное время!» Была произведена протокольная фото – и видеосъемка.

Потом в течение почти двух часов продолжалась беседа патриарха и папы без прессы, в присутствии только переводчиков.

Папа и патриарх выходят, подписывают совместную декларацию. На заднем плане напряженное лицо митрополита Илариона (Алфеева), фактического организатора этой встречи.

Делаются заявления.

Слово Патриарха Кирилла:

«Сегодня две Церкви могут спокойно работать, чтобы защищать христиан по всему миру! Закрыты братские дискуссии. С полным пониманием ответственности за свои церкви, за верующий народ, за будущее христианства и за будущее человеческой цивилизации. Это была очень серьезная и содержательная беседа, которая дала возможность нам понять и почувствовать позиции друг друга.

Результаты нашей беседы дают мне возможность сказать, что мы можем активно совместно работать, защищая христиан по всему миру. Работать для того, чтобы не было войны, чтобы укреплялись основы семейной, личной и общественной нравственности. И чтобы через участие Церкви в жизни общества благословлялось пресвятое и преблагословенное имя Отца, и Сына, и Святого Духа».

Слово папы Франциска:

«Мы той же веры. Мы искали тот же самый путь. Мы говорили очень откровенно. И я вас уверяю, что в этом диалоге я чувствовал присутствие Духа Святого. Я благодарю Его Святейшество за его смирение, за его усилия, которые он проявил, чтобы мы стали ближе. И мы вместе обсудили целый ряд инициатив, которые, думаю, со временем можно будет осуществлять. Еще раз благодарю Его Святейшество, его помощников за усилия по подготовке этой встречи. И сердечно благодарю Кубу, ее правительство и присутствующего здесь ее президента».

Стоит обратить внимание на то, что патриарх Кирилл в качестве основного достижения назвал достижение согласия по общественно-политическим вопросам: «Мы можем активно совместно работать <…> чтобы не было войны, чтобы укреплялись основы семейной, личной и общественной нравственности».

В то же время папа в качестве результата назвал достижение религиозного единомыслия: «Мы той же веры. Мы искали тот же самый путь. <…>Я благодарю Его Святейшество за его смирение, за его усилия, которые он проявил, чтобы мы стали ближе».

Участники встречи обменялись памятными подарками.

Папа Римский вручил патриарху потир – чашу для причастия. Таким образом Ватикан дал Москве понять, что ожидает полного возобновления евхаристического, молитвенного общения.

На этом встреча была закончена.


«Встреча носит рабочий характер»

Перед началом встречи верующих Русской Православной Церкви уверяли, что она носит исключительно рабочий, общественно-политический характер, для защиты христиан Ближнего Востока и традиционных ценностей в Европе.

Действительно, в тридцати пунктах совместной декларации немало высказываний в духе знакомой нам по советским временам «борьбы за мир» - общие и не к чему не обязывающие декларации «за всё хорошее против всего плохого».

Однако западные СМИ с нескрываемым торжеством заявляли, что действительным итогом встречи будет преодоление «тысячелетней восточной схизмы».

Российское телевидение также освещало эту встречу как событие эпохальное, а сближение Русской Православной и Римо-католической церквей как нечто безусловно положительное.

Встреча рассматривалась преимущественно с общественно-политической стороны и представлялась, как крупное достижение нашей дипломатии, а папа римский – чуть ли не в качестве «человека доброй воли», «союзника России» и «борца за мир».

Рупоры пропаганды были включены на полную мощность, возможно, для того, чтобы заглушить совершенно явное недовольство этой встречей простых русских верующих.

Однако, судя по откликам на интернет-форумах, многие думают по-другому.

«С одной стороны, понятно, что, несмотря на экстраординарность события, нас успокаивают и утешают. Мол, ничего плохо не происходит. Все хорошо, встреча такая обычная, рабочая. 1000 лет не спасали христиан, теперь вот спасают. Странно только, почему в Европе папа никак не может спасти христиан, хотя бы кресты носить не запрещали и французов послушали, когда они вышли против содомского закона».


Повод для встречи – защита христиан Ближнего Востока

Поводы для встречи папы и патриарха Московского подбирались давно. Еще в 2006 г. м.Иларион призвал к созданию некоего стратегического православно-католического альянса, пакта, союза для защиты традиционного христианства как такового «от всех вызовов современности, будь то воинствующий либерализм или воинствующий атеизм».
 
Тема защиты христиан Ближнего Востока впервые была озвучена папой Франциском 7 сентября 2013 года, когда он объявил «день поста и молитвы о мире в Сирии, на Ближнем Востоке и во всем мире».

А вскоре в интервью газете «Коммерсант» 10 декабря 2013 года митрополит Илларион заявил:

«Мы готовим встречу Патриарха с Папой путем переговоров с Римско-Католической Церковью по тем вопросам, которые, как мы считаем, должны стоять на повестке дня такой встречи. <…> Вот, например, я сказал Папе Франциску на последней встрече, что положение христиан на Ближнем Востоке − это тема, которая требует совершенно особых и экстраординарных усилий со стороны наших Церквей. Мы должны встать на защиту христиан. Надо сказать, что Римско-Католическая Церковь и Русская Православная Церковь многое делают для защиты христиан. Но мы можем объединить наши усилия, удвоить энергию и достичь больших результатов».

Однако за прошедшие три года после озвучивания этих намерений папой Римским не было предпринято никаких конкретных действий.

На интернет-форумах встречаются критические высказывания по этому поводу:

«Речь идёт о защите христиан на Ближнем Востоке и Северной Африке, это главная причина. А что, наш патриарх уже и Антиохийский и Александрийский? Почему не местные патриархи участвуют? Или всё-таки это не главная причина?
Продекларированное оправдание вроде того, что "православные и католики должны объединить свои усилия перед лицом дехристианизации, разрушения традиционной семьи и нравственности, антирелигиозного вандализма и кощунства", мягко говоря, не убеждает. Всё это вполне решаемо на низовом уровне и в рабочем порядке (а именно там и так достигается результат) при соответствующем благословении соответствующего церковноначалия. Стало быть и это не тянет на настоящую причину».

Действительно, страдания христиан на Ближнем Востоке – это лишь хорошо подобранная информационная ширма.

Бесспорно, на территории Сирии и Ирака исламские экстремисты устроили настоящий геноцид всех «неверных», в том числе и христиан. Мировые СМИ демонстрируют душераздирающие кадры, как христианским пленникам отрубают головы, продают на невольничьих рынках женщин-христианок и т.д. И тех, кто выступает против встречи папы и патриарха, можно обвинить в безразличии к страданиям людей и т.д.

Но к кому обращена совместная декларация папы и патриарха? К исламским экстремистам? Но они одержимы идеей тотального джихада и принципиально не желают никакого диалога с «неверными».

В наше время папа Римский уже не имеет таких возможностей, как это было в средние века. Он не может своей буллой собирать европейские армии на крестовый поход. А располагающие реальной военной силой США, Россия страны Европы и Ближнего Востока имеют слишком разные интересы в регионе и не могут прийти к совместным действиям. В этих условиях декларации папы и патриарха ничего изменить не могут.

Андрей Кураев написал по этому поводу:

«Официальная версия – дескать, не можем видеть страдания христиан на Ближнем Востоке – меня не убеждает. Чем Московский Патриарх может им помочь? Убедить Путина бомбить больше? Это как-то не по-христиански. Убедить президента вовсе не бомбить? <…>.

А Папа, если бы у него действительно было такое желание, встретился бы именно с сирийским (Антиохийским) Патриархом.

Поэтому я не верю, что именно из-за Сирии они сейчас срочно встретились. Когда нехристиане дерутся из-за нефти и денег, голос патриархов плохо слышим».


«За нравственные ценности»

В совместной декларации патриарха и папы делаются заявления в защиту традиционной морали, семьи, права нерождённых младенцев на жизнь, высказывается сожаление, что «иные формы сожительства уравниваются с брачным союзом».

Эти идеи высказывались и раньше.

Так, 21 мая 2010 года в Ватикане митрополит Иларион (Алфеев) заявил:

«Православные и католики, чтобы действовать сообща, не должны ждать того момента, когда исчезнут все богословские различия между нами. Мы не можем питать иллюзий, что это произойдет быстро. Однако мы должны уже сегодня действовать не как соперники, а как союзники, прежде всего в Европе. У нас общее поле миссионерской деятельности – сегодняшняя дехристианизированная Европа, утратившая свои религиозные, нравственные и культурные корни. Перед лицом секуляризации, потребительской идеологии, нравственного релятивизма только вместе мы, православные и католики, можем явить современникам наш христианский гуманизм, нравственные ценности семьи, супружеской верности, ценность самой жизни с момента ее зачатия до момента ее естественного конца. Действуя так, мы не только поможем европейцам обрести духовный и нравственный смысл своей жизни, но также поможем нашему континенту, который переживает сейчас весьма серьезный кризис идентичности, вновь обрести свои духовные и культурные корни».

С ним был солидарен папа Бенедикт XVI. По его мнению, «действуя сообща, члены двух Церквей могут помочь континенту вновь научиться дышать полными легкими».

Однако, как совершенно справедливо отметил публицист М.Назаров, «как решить эти проблемы? В Декларации оставлены в стороне их духовные причины, движущие силы и грядущие последствия. А они понятны только в рамках христианской эсхатологии: с учетом того, на каком историческом отрезке сейчас находится человечество. Но об этом – о строящемся царстве антихриста и его движущих силах – в Декларации "толерантно" не сказано ни слова...

Авторы Декларации выступают лишь как политики-гуманисты и моралисты, забыв о духовном знании и опыте христианской Церкви.

И их слова в Декларации, что «человеческая цивилизация вступила в период эпохальных перемен», – можно истолковать как оптимистические, а не тревожные...»

Стоит заметить, что когда недавно миллионы французов протестовали против однополых браков и их разгоняли с помощью спецназа, никаких заявлений от папы Римского в поддержку сторонников традиционной семьи не было…


Встреча состоялась по инициативе властей России?

Несмотря на то, что встреча патриарха Московского и папы Римского готовилась давно, её срочное проведение дало основание многим предполагать, что инициатива исходила от властей России и связана со сложной международной обстановкой, очевидной угрозой большой войны.

Высказываются мнения, что власти России дали разрешение на проведение этой встречи для достижения своих внешнеполитических целей.

Это подтверждает комментарий пресс-службы Кремля:

«08 февраля 2016 года пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал «обоюдным шагом навстречу западному миру» будущую встречу Патриарха Кирилла (Гундяева) и Папы Римского Франциска, сообщает 8 февраля «Интерфакс». «Конечно, как и все, мы рассчитываем, что эта встреча пройдет успешно. Мы очень высоко оцениваем саму готовность двух церковных лидеров провести такую встречу», — сказал Песков».

Газеты сообщают, что в Гавану патриарх Кирилл прилетел на президентском самолёте, за неделю до его прибытия сотрудники российских служб безопасности установили различные технические средства глушения, способные обеспечить полную секретность переговоров.

Дьякон Андрей Кураев заметил:

«Декларация – не самое главное, что было на этой встрече, потому что она составлялась задолго до самой встречи. Заранее были согласованы не только ее текст, но и официальные переводы. Более того, эти тексты были розданы доверенным журналистам еще до начала встречи. Так что явно не текст декларации обсуждался в течение двух часов в приватном разговоре между Патриархом и Папой, а какие-то другие сюжеты. Что именно – думаю, мы не узнаем этого до тех пор, пока на Кубе не сменится власть и следующий режим не раскроет архивы спецслужб (а они, несомненно, прослушивали эту беседу)».

Вот ещё некоторые из интернет-откликов:

«Всё прозаичнее и трагичнее, чем действительное стремление МП к прекращению тысячелетнего раскола.

На следующий же день Медведев в Мюнхене сказал, что третья мировая возможна, как никогда и указал на встречу Папы Франциска и Патриарха Кирилла как на пример примирения двух враждовавших церквей.

Именно ради этого информационного фона, созданного наивными католиками (о возможном единстве, о начатом движении) - и были эти намёки от Московской Патриархии Ватикану.

Цель Кремля - улучшить имидж России в мире. Ну и избежать, если повезёт, большой войны».

«То, что реально обсуждалось в те два часа – скорее всего, были какие-то дипломатические инициативы нашего президента. Недавно Римский Папа помог Кубе выйти из режима санкций и изоляции. Возможно, теперь его попросили совершить аналогичную миссию и для России.

Зачем это Папе, и почему Папа на это пошел? Возможно, для него было главное – создать формат общения. А дальше уже время покажет».

«Будь секретарю ОВЦС иеромонаху Стефану (Игумнову) 26 января известно хоть что-то, он явно не отвергал бы возможность встречи в столь категорической форме. Судя по всему, все решалось в очень узком составе и на самых верхах - как церковных, так и государственных. И очень стремительно.

Официальная тема встречи тоже не слишком похожа на реальный повод пойти на столь экстраординарный шаг. РПЦ занимала предельно жесткую позицию ранее, отказываясь от такой встречи и выдвигая условия. Ни одно из условий не выполнено, поэтому категорическая смена подходов связана явно с нестандартными обстоятельствами, которые вынудили РПЦ снять все предварительные условия для встречи. Забота о христианах Ближнего Востока - это, конечно, веский повод для встречи, но почему тогда события предыдущих 4 лет не требовали совместного заявления? Там было много чего, что могло стать таким поводом. Но не стало.

Из обстоятельств, лежащих на поверхности, видно лишь одно - и оно очевидное: это раскручивающаяся вокруг Путина операция по его полной международной изоляции. США, уже не особо скрываясь, ведут дело не просто к остракизму. Каждое из выдвигаемых Путину публичных обвинений тянет на серьезную уголовную статью. Из последнего - обвинение российских военных в преступлениях против мирного населения Сирии. Путин - главнокомандующий, так что это все по его душу.

В общем, обстановка накаляется - и нужен хоть кто-то, кто сможет остановить неумолимые челюсти правосудия по-американски. По правде говоря, за Путина сейчас не будет заступаться вообще никто. Но делать что-то надо, причем быстро - и, пожалуй, кроме папы, никого не остается».

По мнению публициста Димитрия Саввина, «с чего мы, собственно, взяли, что это была встреча именно двух ведущих религиозных лидеров? Что, если предположить, что религиозный лидер там был только один – а именно, Папа Франциск? А второй участник был просто высокоранговым, но неофициальным диппредставителем политического режима РФ?

Если принять эту версию в качестве рабочей, то все сразу же встанет на свои места.

В конце концов, ни для кого ведь не секрет, что Московская патриархия осуждала экуменическое движение ровно до того момента, пока советский Кремль видел в нем инструмент вражеского влияния. И стала заниматься экуменизмом ровно тогда, когда Политбюро посчитало Всемирный совет Церквей (ВСЦ) перспективным каналом для неформальной дипломатии.

И потому рассматривать действия Патриарха Кирилла – заслуженнейшего ветерана патриархийного экуменизма – в этом контексте вполне логично.

Если исходить из того, что в Гаване документы подписывали не Папа Римский с Патриархом, а Папа Римский с московским аналогом Киссинджера (только классом пониже и в рясе), то взаимные уступки сторон выглядят абсолютно естественно.

За столь серьезную сдачу позиций в сфере богословия (а это, действительно, весьма существенная уступка!), патриархии полагались хорошие отступные. И то, что получила она их не в церковной, а в политической, сфере, подтверждает нашу версию о том, что в Гаване присутствовал не православный Патриарх, а кремлевский дипломат.
Политическая картина мира, краткими, но емкими тезисами обрисованная в гаванском заявлении, выглядит так, будто она прошла редакцию в путинском МИДе (впрочем, так почти наверняка и было). В некоторых странах – прямо их не называют, но всем и так понятно, что речь про ЕС и США – идет упадок нравов, разрушение семьи и вообще – секуляризация. С чем надо бороться. Кстати, в России сейчас, оказывается, имеет место «беспрецедентное возрождение христианской веры». А вот в Сирии и Украине война, это плохо, всем надо мириться. И вместе бороться против абортов и за традиционные ценности.

В общем, встающая с колен тихая гавань РФ, оплот веры и нравственности, переживающая безпрецедентное возрождение христианской веры, противостоит разлагающейся безбожной «Гейропе». И под этим всем – подпись римского понтифика.

Такое заявление, в текущих условиях, для Кремля дорогого стоит.

Во-первых, это очевидный прорыв той дипломатической блокады, в которую сейчас загоняют и уже почти загнали Путина США, Великобритания и отчасти Евросоюз. Да, прорыв на неформальном, церковном направлении – но прорыв.

С учетом того, что в наши дни Римские Папы больше не объявляют крестовых походов и более не отлучают целые страны от Церкви, тот политический дивиденд, который Кирилл выжал из Франциска в Гаване, можно считать максимумом возможного. И Путину есть за что теперь благодарить своего (во всех отношениях своего) Патриарха».


Можно ли доверять папе и патриарху?

Из сообщения радио Ватикана стало известно, что папа Франциск сказал: «Никто не знает, о чем мы говорили, - знают лишь то, что мы сказали в конце, публично, о наших чувствах во время беседы...»

«Всегда на переговорах есть официальная программа для печати, и неофициальная не для всех, то есть тайная. Это первая встреча русского патриарха и еретика папы. О чем можно договориться с еретиком, то есть с лжецом?» - вопрошают на интернет-форумах.

Не очень понятно, почему нынешние правители России уверены, что патриарх Кирилл и папа Франциск обсуждали, как помочь России, а не о что-то противоположное?

Для таких сомнений есть основания.

Ещё во второй половине XIX века русский прозорливец Ф.Достоевский писал:

«Не будет отныне в будущем Европы такого политического и социального затруднения, к которому бы не примазался и с которым не соединился бы католический римский вопрос».

Публицист Татьяна Грачёва ещё в 2010 году отметила:

«Многие задавали себе вопрос: «Какие силы способствовали развалу СССР, страны, память о которой вызывает у них такую ностальгию?» Обычно к разрушителям относят силы политические, экономические и информационные, то есть то, что очевидно и лежит на поверхности.

Но была еще одна сила, которая оказала особо разрушительное воздействие, находясь при этом в тени, за кулисами.
Этой силой был Ватикан.

Сейчас так много говорят о желательности союза между Ватиканом и Московской Патриархией, что мы церкви-сестры, что у нас много общего. В связи с этим неплохо было бы выяснить, с кем нам предлагается объединяться.

Разбираться в этом начнем как раз с истории организации краха СССР, где одну из главных ролей сыграл Папа Римский Иоанн Павел II. Скажем больше, без вмешательства папы это было бы сделать невозможно.

Как выразил это Тимоти Гартон Эш: «Без папы не было бы Солидарности (движения сопротивления правительству тогдашней Польши). Без Солидарности не было бы Горбачева. Без Горбачева не было бы падения коммунизма».

«Падение коммунизма» в данном случае выразилось не в крушении идеологии, которая сейчас «живет и побеждает» на Западе, а в крушении государственности Советского Союза и его союзников».

Ошибочным является предположение российских властей, что Ватикан при каких-то условиях, хотя бы в ответ на уступки в области веры, может стать союзником России. Это невозможно в принципе.

Ватикан – это один из центров сил «коллективного Запада», наряду с финансовой олигархией, разведсообществом, военно-промышленным комплексом, СМИ и т.д. Между ними могут быть разногласия, борьба за власть, но всё это в рамках единой системы.

Подчинённое строгой дисциплине католическое духовенство, католические монашеские ордена, в том числе и орден иезуитов, выходцем из которого является папа Франциск, фактически являются мощным разведывательным сообществом, находящемся во взаимодействии со спецслужбами Запада.

И сомнительно, что власти России выиграют в игре с такими опытными шулерами, как иезуиты.

Никогда, ни при каких условиях Ватикан в глобальных, стратегических вопросах не пойдёт против общей позиции «коллективного Запада», который встал на путь пока необъявленной войны с Россией.

Об этом свидетельствуют совсем недавние события.

Как известно, Майдан, приведший к государственному перевороту на Украине, начался 21-23 ноября 2013 года.

«Сибирская католическая газета» сообщает, что 25 ноября 2013 года, в Рим, в собор Святого Петра в день памяти канонизированного католической церковью фанатичного гонителя православных на Украине Иосафата Кунцевича, «прибыли архиереи Украинской Греко-Католической Церкви и многочисленные паломники из Украины, Белоруссии и украинской диаспоры в различных странах мира».

Мощи Иосафата Кунцевича нашли упокоение в соборе святого Петра, алтаре Св. Василия, вблизи от гробницы Св. Апостола Петра.

Упомянутое католическое издание считает, что «униатский архиепископ Полоцка Иосафат Кунцевич много потрудился ради единства Церкви, и та ревность, с которой он добивался единства православного народа с Римом, стоила ему жизни. Он принял мученическую смерть в Витебске в 1623 г. Божественную Литургию на алтаре Исповедания над гробницей Св. Апостола Петра возглавили Киевско-Галицкий Верховный Архиепископ Святослав Шевчук и префект Конгрегации Восточных Церквей кардинал Леонардо Сандри. В богослужении принимали участие 30 греко-католических епископов, 220 священников и около пяти тысяч верных мирян. По окончании литургии встретиться с паломниками пришел Папа Франциск, приветствовавший присутствующих по-украински: «Слава Исусу Христу!» Он пожелал, чтобы общение внутри Католической Церкви помогло наводить мосты братства также с иными Церквами в Украине и в других странах, где присутствуют греко-католические общины».

Это пожелание было принято в качестве руководства к действию, и украинские греко-католики стали наводить «мосты братства» по-своему: активно подключились к протестным акциям на Майдане, подражая действиям своего «святого», изувера-гонителя Иософата Концевича.

Под лозунги «москаляку на гиляку!» Украина погружалась во тьму…

При этом не было никаких протестов папы Франциска по поводу соверщающихся там зверств и преступлений по отношению к прорусски настроенным гражданам.

В сборнике «Реформация РПЦ через администрацию» сообщается, что «по признанию Украинской Греко-Католической Церкви, до половины присутствующих на майдане были верующие их церкви. Храмы греко-католиков и раскольников-филаретовцев были превращены в базы боевиков. Из уст униатских священников звучали открытые призывы к насилию и убийствам».

Однако можно ли быть уверенным в том, что на встрече в Гаване патриарх Кирилл отстаивал интересы России? Или поставить вопрос так: «Считает ли Московская Патриархия интересы России своими интересами?»

В этом есть сомнения.

До начала украинского кризиса патриарх Кирилл (Гундяев) постоянно заявлял, что Русская Православная Церковь неотделима от русского народа. Однако после захвата на Украине власти фашистами-бандеровцами и начала откровенной русофобской политики, переходящей в геноцид русских, официальные представители РПЦ замолкли, начали делать вид, что они «над схваткой».

Московская Патриархия, несмотря на очевидное желание российских властей, отказалась присоединить Крымскую епархию, которая так и осталась в юрисдикции Киева якобы ради того, чтобы не ухудшать положение православных на Украине. В сборнике «Реформация РПЦ через администрацию» сообщается, что «Брошенные своими пастырями в условиях террора нацистской хунты православные на Украине ждали слова Московского Патриарха. Шла первая седмица Великого Поста. Был самый острый момент, когда решалась судьба русского Крыма, когда международная напряженность достигла крайней степени, когда на Украину стали прибывать американские наемники и к границам России пошла военная техника.

Что сделал Патриарх Московский и всея Руси? - Патриарх Московский и всея Руси поехал в Стамбул. И о чем говорил Патриарх в Стамбуле? О том, как важно защитить христиан Ближнего Востока.

18 марта стал днем великой победы – Крым присоединился к России. Верующих и неверующих русских людей объединило одно – чувство глубинной общности и братства. Впервые за 25 лет русские почувствовали, что время национального унижения заканчивается.

Но не было на этом празднике Патриарха Московского и вся Руси.

18 марта патриарх «блистал своим отсутствием».

Этот шаг был осмысленным и демонстративным. Патриарх не пожелал ни явиться, ни объясниться.

Более того, есть сведения, что в МП запретили подконтрольным СМИ касаться украинской проблемы!

В момент консолидации русского народа перед лицом объединенного Запада Московский Патриархат оставил свой народ. Мы бы никогда не догадались, что делается в душе у патриарха, если бы не такой острый кризис на Украине и не его собственная глупость. Теперь, когда мы это узнали, забывать нельзя: не любит он нас, он нам не отец, а фанатик, готовый «сдать» православных Ватикану.

У Московского Патриархата и его католического штаба, ОВЦС – собственная политика, собственный внешнеполитический курс, не согласующийся с курсом Российского государства. Потому что Московский Патриархат тяготеет к властному полюсу, который пребывает вне России».

До недавнего времени все считали, что для Московской патриархии приоритетом являются хорошие отношения с российскими властями.

Но в украинском кризисе патриарх Кирилл отказался поддерживать политику Президента России Владимира Путина, отказался принять в состав Московской Патриархии Крымскую епархию, чем продемонстрировал, что не признаёт присоединение Крыма к России.

Россия, возглавляемая Президентом Путиным, вступила в прямой конфликт с мировым глобализмом.

Патриарх Кирилл продемонстрировал, что для него лояльность мировым транснациональным силам важнее, чем лояльность российским властям.

Эта «неотмирная», а на деле лукавая политика РПЦ вызвала глубокое разочарование у патриотической общественности России, а верховная власть восприняла её как явное предательство.

Поэтому есть основания усомниться, что встретившиеся недавно в Гаване патриарх Кирилл и папа Франциск были озабоченны тем, как помочь России.

Властям России может казаться, что они использовали встречу религиозных лидеров в интересах своей политики.

Но папа и патриарх имеют больше оснований считать, что именно они успешно использовали благоприятный момент.

Ведь решение российских властей, по-видимому, носило ситуационный характер, вызванный стремительным ухудшением военно-политической обстановки.

А Ватикан и Московская Патриархия готовили эту встречу десятилетиями в рамках долгосрочной стратегии.

В своё время митрополит Антоний Сурожский, служа в Западной Европе и непосредственно наблюдая деятельность католической церкви, писал: «Я думаю, что доверять Ватикану и его представителям мы не можем, потому что единственная их цель - размыть православие и превратить нас в католиков».

Так кто кого использовал в своих интересах?


Чего добились римо-католики?

По мнению диакона Андрея Кураева, «пропаганда Московской Патриархии уверяет, что на гаванской встрече не обсуждались вопросы богословские и экклезиологические. То есть те, из которых может вырасти уния. Мол, чистая политика. За мир в Сирии и в пользу гонимых христиан.

Но вот католические участники переговоров почему-то именно об этих актуально-политических темах в контексте встречи с патриархом не говорят. Напротив, они дружно говорят именно о церковном единстве православных и католиков.

Папа Франциск: «Мы говорили как братья, у нас одно Крещение, мы епископы. Мы говорили о наших Церквах, достигли согласия о том, что единство достигается в движении. Я благодарю Ваше Святейшество за смирение, за братское смирение и сильное желание единства.

Мы расстались с серией инициатив, которые я верю, жизнеспособны, и могут быть реализованы. Вот почему я хотел бы поблагодарить Ваше Святейшество за сердечную встречу. Куба станет столицей единства.

Да сбудется все сие во славу Бога Отца и Сына и Святаго Духа ко спасению святого Божия народа под покровом Пресвятой Богородицы».

А вот и второй участник встречи с католической стороны - кардинал Кох. И опять ни слова про Сирию. Но всё - про унию: «Глава папского совета назвал встречу патриарха Кирилла с понтификом первым шагом на пути к церковному единству»».

Сайты ведущих западных информагентств пестрели заголовками о грядущей встрече по преодолению восточной схизмы.

Вот некоторые из сообщений:

«Президент Совета европейских епископских конференций кардинал Петер Эрдё называет встречу на Кубе исторической, закреплением многих лет диалога между Ватиканом и Московским патриархатом. Отмечая роль Совета епископских конференций Европы в работе Европейского православно-католического форума, кардинал выражает надежду, что встреча на Кубе станет ещё одним шагом к единству и совместному свидетельству христиан».

«Встреча может окончательно растопить лед в отношениях между двумя Церквями. После нее ничто не будет больше препятствовать официальным визитам. В этой связи возможности для дальнейшего сближения Католической и Православной Церквей хороши, как никогда прежде», - пишут немецкие СМИ.

«Ватиканская газета «L’Osservatore Romano» вышла со статьей итальянского прелата о важности единства Церкви на первой странице».

«Теперь Папа Франциск сможет поехать в Москву, а Патриарх Кирилл (Гундяев) - в Рим, считает директор секретариата межконфессиональных связей Испанской конференции католических епископов».

Есть ли основания у католиков для такой радости?

Конечно, есть. Чтобы понять это, достаточно прочитать 5 и 6 пункт совместной Декларации папы Франциска и патриарха Кирилла:

«5. Несмотря на общее Предание первых десяти веков, католики и православные на протяжении почти тысячи лет лишены общения в Евхаристии. Мы разделены ранами, нанесенными в конфликтах далекого и недавнего прошлого, разделены и унаследованными от наших предшественников различиями в понимании и изъяснении нашей веры в Бога, единого в Трех Лицах — Отца, Сына и Духа Святого.

Мы скорбим об утрате единства, ставшей следствием человеческой слабости и греховности, произошедшей вопреки Первосвященнической молитве Христа Спасителя: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17:21).

6. Осознавая многочисленные препятствия, которые предстоит преодолеть, мы надеемся, что наша встреча внесет вклад в дело достижения того богозаповеданного единства, о котором молился Христос.

Пусть наша встреча вдохновит христиан всего мира с новой ревностью призывать Господа, молясь о полном единстве всех Его учеников.

Пусть она — в мире, который ожидает от нас не только слов, но и деяний — станет знамением упования для всех людей доброй воли».

Публицист Дмитрий Савин считает, что на встрече патриарха и папы произошёл размен – политические уступки со стороны папы в обмен на религиозные уступки со стороны патриарха.

«Франциска, по всем признакам, интересовала именно богословская часть. И тут ему отдали на откуп все, что только можно, не создавая для Чистого переулка слишком высоких рисков внутри его «канонической территории». Богословское содержание совместного заявления Папы и Патриарха выдержано в духе Второго Ватикана вообще и Баламандского соглашения в частности. Та же идея Церквей-сестер (вполне ложащаяся в контекст доктрины единой – римской – Церкви и церковных сообществ, не находящихся с ней в полном общении, но в которых возможно спасение). Тот же тезис о едином Предании первого тысячелетия. И, конечно же, декларация о намерении соединиться в отдаленном светлом будущем и об отказе от прозелитизма.<…>

Для Ватикана было принципиально важно выдавить из Москвы максимально публичное и громкое, на самом высоком уровне, признание ранее достигнутых экуменических соглашений. После того, как баламандская программа была озвучена совместно Франциском и Кириллом, последнему будет намного труднее прятаться за сказками про «частное мнение» и отсутствие «обязательного значения».<…>

В исторической перспективе выиграл, конечно, Рим. Тактические успехи в политической сфере забудутся лет через пятьдесят, а скорее всего – намного раньше. Кому сейчас интересны личные (и, прямо скажем, не особо христианские) мотивы православных епископов, в XVI веке согласившихся на унию с Римом? Никому, кроме историков. Все их выгоды и привилегии давно уже исчезли и забыты. А Украинская Греко-Католическая Церковь – имеется. И имеется не как-нибудь, а под омофором Папы.

Путин не вечен и не так, так эдак, но этот мир покинет. Изменится и расклад политических сил, возможно, что исчезнут одни государства и появятся новые…

А совместная богословская декларация останется. И будет тем камнем, опираясь на который, теоретически, можно будет очень много сделать спустя и сто, и двести лет. Так что Папа Франциск, как глава Римско-Католической Церкви, не продешевил».

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый считает, что «главным плодом этой встречи будет то, что теперь широко открыты двери для сношений с Ватиканом без всяких отныне стеснений. Стоило сделать первый шаг, он теперь проделан и пройдёт безболезненно».

По мнению центра «Церковная аналитика», «встреча, хотя она стала только «началом единения», уже в корне меняет положение католицизма в России, определение которого как ереси и недопущение единения с которым будут недопустимы и будут рассматриваться как покушение на «христианское единство».

Отсутствие встречи было сдерживающим фактором, теперь снимаются препоны для тесного сотрудничества православных и католических приходов, для совместных молитв (в этом году во время Рождественской службы в Храме Христа Спасителя уже присутствовали католические кардиналы), для открытого перевода богословского образования и подготовки кадров на экуменические основания, разработанные католицизмом (в первую очередь - иезуитскими теологами по перестройке базовых ценностей). В Декларации это выражено в формуле: «призываем католиков и православных во всех странах учится жить…в единомыслии между собой (Рим.15:5)».

Таким образом, встреча стала успешной спецоперацией иезуитов по незаметной перестройке базовых ценностей.

Следующая, решающая операция, которую готовит Ватикан – это так называемый «Всеправославный собор», который, по планам иезуитов, должен создать условия для воссоздания «Вселенской церкви» во главе с римским понтификом уже и формально. В результате этого РПЦ МП окончательно должна перейти под контроль внешнего центра власти, что означает полную потерю Российским государством духовного, а значит и государственного суверенитета».

Действительно, после встречи в Гаване папа Франциск заявил, что возлагает большие надежды на готовящийся Всеправославный собор.

По сообщению радио Ватикана, «папе Франциску на борту самолета в минувший вторник был задан вопрос о его встрече с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Понтифик, в частности, заявил, что желает успеха предстоящему Всеправославному собору. «Я там буду присутствовать духовно и посредством послания. Мне хотелось бы поехать и приветствовать Всеправославный собор, ведь это - братья. Но я должен уважать (их решение). Мне известно, что они хотят пригласить католических наблюдателей, и это – отличный мост.

А за католическими наблюдателями буду я, с молитвой и наилучшими пожеланиями, дабы православные шли вперед, ибо они – братья, а их епископы – такие же епископы, как и мы.

Кирилл – мой брат. Мы обменялись с ним поцелуем, объятьями и беседовали два часа. В течение двух часов мы говорили как братья, искренне. Никто не знает, о чем мы говорили, - знают лишь то, что мы сказали в конце, публично, о наших чувствах во время беседы...».

Наиболее проницательные комментаторы высказывают мнение на интернет-форумах: «конечно цель встречи - это не подписание унии, цель - постепенная подготовка сознания людей к принятию общей мировой религии. Об этом ясно сказал в 1991 году на встрече ВСЦ в Канберре нынешним патриархом, а тогда митрополитом Кириллом Гундяевым: «Всемирный Совет Церквей является для нас общим домом. Православные воспринимают его как свой дом и хотят, чтобы этот дом был колыбелью грядущей Единой церкви»».


«До свидания, до новых встреч?»

Эти слова из песни, посвященной закрытия Московской Олимпиады 1980 года, сами собой приходят в голову после заявлений, что впереди новые встречи патриарха и папы:

«Сотрудник секретариата по межхристианским отношениям Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Алексий Дикарев, отвечая на вопрос о том, возможен ли приезд папы римского в Москву в будущем, отметил, что первая в истории встреча Патриарха Московского и папы Римского, прошедшая накануне в Гаване, стала "первым шагом к тому, чтобы открыть новую страницу в отношениях, а также новые возможности, в том числе для будущих встреч предстоятеля Русской церкви и понтифика"».

В том же убеждены и представители Ватикана:

«Исследователь восточного христианства, иеромонах Русской православной церкви Иоанн (Гуайта) полагает, что визиту папы Римского в Москву будет предшествовать ряд других его встреч с патриархом.

"Прежде должна состояться еще одна встреча в одном из европейских городов. Рассматриваются, в частности, Вена, а также Будапешт, Белград или Бари. Не встреча в аэропорту, а серия религиозных мероприятий, четких и понятных для всех верующих", - сказал отец Иоанн (в миру Джованни) в интервью газете "Репубблика".

Возможно, имеется в виду даже совместная служба.

Затем, продолжил он, должен последовать визит патриарха в Ватикан, это станет "важным шагом, не вызывающим слишком широкой полемики", и "только тогда можно будет, наконец, думать о визите папы Римского в Москву"».

Новая Флорентийская уния?

Обстоятельства встречи в Гаване, возникший там треугольник папа-патриарх-власти России, к сожалению, очень напоминает заключенную в 1439 году Флорентийскую унию между католической и православной церквями.

Инициатором Собора был византийский император Иоанн VIII Палеолог, который думал после объединения с католической церковью получить военную помощь против турок из Европы. Именно принуждал греческое духовенство к принятию унии.

Однако следует помнить, что политические планы, основанные на измене православию, не осуществились. Никакой существенной помощи от европейских государств Византия не получила и вскоре окончательно пала под ударами турок.

Сейчас так же просматривается тенденция властей России за счёт религиозных уступок Ватикану получить какую-то поддержку в той крайне сложной военно-политической обстановке, в которой оказалась Россия.

Складывается впечатление, что уступки Западу в политической, военной или экономической областях для властей России неприемлемы, так как будут восприниматься как капитуляция. А религиозные уступки Ватикану, возможно, кому-то не кажутся существенными – ведь военная и экономическая мощь России от этого не пострадает. Взгляды, встречающиеся среди людей «родом из СССР», но по-существу ошибочные.

Поэтому вполне можно согласиться с высказыванием:

«Тем более странным кажется аргумент в пользу встречи: «потому, что сегодня мир балансирует на грани большой войны».

Казалось, тем более, нужно помнить о печальном опыте Византии, которая искала союза, а нашла предательство. Главное же то, что благодать покинула ее и тогда уже никакая воинская мощь не поможет».

Не стоит забывать, чем закончилось для Византии попытка пожертвовать в политических целях православием.

Поэтому поощряемые властями России шаги навстречу Ватикану вызывают тревогу и могу лишь осложнить ситуацию.

(Продолжение следует)