Что для старообрядцев означает визит Путина в Рогожскую слободу

В среду Владимир Путин посетил Рогожскую слободу — крупный религиозный центр старообрядцев.


Слобода существует со второй половины XVIII века. Впервые в истории России лидер государства посещает эту резиденцию московского старообрядчества. В РПЦ надеются, что визит Путина и его встреча с главой Русской православной старообрядческой церкви митрополитом Корнилием дадут толчок диалогу между властью, старообрядцами и Московским патриархатом.

Открытая Россия обсудила визит главы государства с Александром Антоновым, руководителем информационно-издательского отдела Русской Православной старообрядческой Церкви.


— В комиссии Московского патриархата по делам старообрядных приходов считают, что визит президента важен для диалога со старообрядцами. Что значит этот первый визит главы государства в Рогожскую слободу для самих старообрядцев?

— Этот визит суперважен с духовной стороны, даже не со стороны прикладных задач — диалога с новообрядцами, передач церковных зданий. Важен символический акт: впервые за 350 лет наша русская власть признала и посетила старообрядческий центр «Рогожское». В народе его иногда называли «старообрядческий кремль». Пользуясь этими сравнениями, можно сказать, что тот московский Кремль — общий, российский — протянул руку старообрядческому кремлю. Власть начинала со страшных гонений, преследований, угнетения, потом было советское атеистическое лихолетье. Сейчас власть нас не только легализовала — старообрядчество стало признанной конфессией, — но и душевно отнеслась.


— Леонид Севастьянов, один из представителей комиссии Московского патриархата, сказал «Интерфаксу»: «Избавившись от недоверия к светским властям, старообрядцы, я уверен, избавятся и от недоверия к властям церковным». Действительно ли в среде старообрядцев существует недоверие к РПЦ?

— Говорить «к властям светским» — правильно, но к «властям церковным» — нет, для нас это не власть. Все религии равноправны по Конституции. Может быть, он имел в виду к новообрядческим властям, к церкви новообрядческой. У нас всегда были теплые и добрососедские отношения, что значит «недоверие»? У нас есть некие вопросы, которые надо спокойно решать, главное, чтоб не было агрессии. Сейчас благоприятное время. Лично у меня никаких «недоверий» нет. Есть, правда, разные люди, например, есть люди замшелые: «А вот Путин бритый, он бороду бреет, значит, он не совсем благочестивый». Я говорю: «Ну какое ваше собачье дело, ребята!» У нас на каждый роток не накинешь платок. Есть дураки, идиоты на религиозной почве, не понимают, что такое царская власть, когда апостол Павел сказал: «Бога бойтесь, царя чтите». А тогда, когда он это сказал, были языческие власти! Не то что там бритые, а были всякие Калигулы, которые убивали христиан. И все равно молились за властей. Наша церковь всегда молилась за царскую власть, и даже за власть в советское время.

Не за коммунистические и атеистические идеи, а просто за сам принцип власти. Господь дал власть, чтобы сохранить в мире устойчивость и порядок, иначе все рассыплется.


— Севастьянов также призывает, как пишет «Интерфакс», воспринимать старообрядчество как «300-летнюю необходимую оппозиционную силу внутри Церкви». Вы с ним согласны?

— Тут опять неточности. Не «внутри Церкви» — мы разделились. Мы не то, чтобы «оппозиционная внутри Церкви», мы отдельно, мы — наследники нашей древнерусской Церкви.

Академики новообрядческие показали, что все наши обряды были усвоены русскими с момента принятия христианства князем Владимиром, что старые обряды грамотнее. В 1971 году они опомнились и поняли свою ошибку. 350 лет гнали-гнали, а потом говорят: «Ребят, извините, ошибочка вышла». Это была роковая ошибка. Но у нас нет никаких комплексов, мы просто продолжаем сохранять то, что всегда хранили. Мы не навязывали никому никаких своих новшеств, не навязывали свои обряды Западной Украине.

Мы — единые русские люди, люди одного государства, у нас есть религиозная свобода. Надо с уважением. У русских людей это обычно отсутствует, я в себе даже замечаю такой внутренний радикализм: если я не согласен, я готов разорвать рубашку на груди. А нужно научиться грамотному, культурному и смиренному диалогу.

Наталья Коротоножкина,
"ОТКРЫТАЯ РОССИЯ", 31 мая 2017 г.