К десятилетию церковного раздора 2007 года

От редакции: поводом для гонений против несогласных с «новым курсом» митрополита Корнилия, отлучениям от Церкви, запрещениям и извержениям из священного сана стало именно это «Открытое письмо». Однако при этом содержание его большинству верующих РПСЦ до сих неизвестно. Поэтому многие считают, что на Соборе 2007 года «заговорщики» хотели извергнуть из сана митрополита Корнилия. Публикация «Открытого письма» поможет понять, чего же на самом деле добивались несогласные с «новым курсом» митрополии РПСЦ.


Многочисленные события, очевидцами которых мы стали в последнее время, внушают тревогу за нашу Церковь. Не оставляет опасение, что к нам вторгается некий чужеродный дух, доселе вовсе неведомый нашему, свято хранимому Православию. Иначе: о чем ещё могут свидетельствовать участившиеся контакты старообрядческой Митрополии с Московской Патриархией? Всевозможные приветственные речи и послания, взаимные соглашения, создание контактных комиссий, совместные трапезы и общие культурные мероприятия. И только ли с Патриархией? Разве Митрополия не посылала официального представителя на мусульманский праздник Курбан Байрам? Неужели мы празднуем вместе с ними? Тёмные дела в темноте и делаются, и как любые дела нечестия нуждаются в покрове тайны. По наивности подразумевалось, что акт, не заверенный документально, как будто бы и не существует; однако посланник Митрополии разве не был официальным лицом? И для чего он пришел к мусульманам на праздник, если не для того, чтобы приветствовать их и разделить торжество, и разве не было там совместной трапезы? Что побудило Митрополию к подобному лицемерию? А что можно сказать о нашем представительстве у латинян по случаю первой годовщины кончины римского папы?

Трудно представить, чтобы прежние наши Отцы дерзнули на что-либо подобное. Что заставляет нас сегодня идти на подобные сделки с христианской совестью, и разве это не делается добровольно? А какими словами описать вред от всех этих скандальных заявлений и интервью, опубликованных не где-нибудь, а в официальных инославных СМИ? Мало того, что наши представители публично уже именовали никониан православными, заявляли, что мы плывем вместе с ними на одном корабле, но они ещё и утверждали, будто бы мы понимаем основные нравственные ценности подобно иноверцам и атеистам!

Такие события и поступки в истории нашей Церкви неслыханны. Но даже после всего перечисленного мы не наблюдаем у наших ответственных лиц ни осознания ошибок, ни раскаяния, ни желания сверить свои поступки с учением святой Церкви. Вместо этого нашу Церковь втягивают во всё новые политические игры, пятнающие наше Православие и компрометирующие её в глазах даже тех внешних людей, которые прежде отмечали в старообрядцах верность благочестию, достоинство и умение сохранять чистоту веры.

В результате, если раньше новообрядческая среда, возмущённая обмирщением своих пастырей, с невольным уважением приглядывалась к старообрядчеству, то теперь нас осмеивают. В глазах общественности мы уже мало отличаемся от их собственного экуменического духовенства.

Например, после недавнего соединения Московской Патриархии с Зарубежной церковью, одна из общин, находящаяся в Барнауле и состоявшая под омофором епископов РПЦЗ, решила присоединиться к старообрядчеству. Ведь не секрет, что многие члены Зарубежной церкви не приняли Акта объединения, подписанного патриархом Алексеем II и митрополитом Лавром. Однако благое намерение барнаульской общины РПЦЗ было остановлено опасением, что Русская Православная Старообрядческая Церковь подобно Зарубежной вскоре также соединится с МП. И в этом их убеждало энергичное развитие так называемого «диалога» нашей Митрополии и Московской Патриархии.

Подобная внешняя политика является проявлением столь модной ныне толерантности. Явление это, между тем, известно с древности, только Писание именует его по-другому: ведь в духовном значении толерантность, в смысле лояльности к заблуждениям, или, правильнее сказать, к нечестию и лжеучениям, приравнивается к измене и является блуд одеянием перед Господом, о чем достаточно написано в Пророческих книгах. Но наперекор всему, некоторые из наших братьев желают идти в ногу со временем, не отставать от внешних и быть толерантными — толерантными до потери стыда и совести. При этом усиленное внимание к вопросам внешней церковной политики сопровождается небывалым ослаблением канонической и богослужебной дисциплины внутри Церкви, что является следствием очевидных перекосов церковного управления.

Зачинщики всего этого безобразия к тому же ещё и сетуют, что некоторые вставляют палки в колеса межконфессионального диалога. Но пусть лучше они задумаются: подлинно ли наша Церковь поддерживает эту инициативу? Не является ли это затеей всего лишь нескольких человек?

Так кого же представляют представители нашей Церкви в упомянутых любодейных контактах? - Понятно, что только самих себя! Но они говорят и встречаются от имени всей Церкви и при том у неё за спиной. Такие устремления имеют предысторию: достаточно вспомнить, как кое-кто ещё тогда пытался устроить старообрядческую часовню при папежном Институте Восточных Церквей и направить в него нашу молодёжь туда для обучения!

Авторы подобных идей по-своему, и весьма оригинально, понимают Православную веру (в силу собственного менталитета); и будучи по происхождению потомственными старообрядцами, в то же время, далеки от святоотеческих корней. Ведь говорится же, что сова видна по полёту.

В оправдание они говорят, что такая деятельность необходима для свидетельства об Истине перед человечеством. — Свидетельствовать? — Они собираются свидетельствовать об истине собственной неверностью? И просвещать в том, по отношению к чему, судя по делам, неустойчивы сами? Опомнитесь! Отдел внешних церковных сношений Московской Патриархии отнюдь не намерен просвещаться, их цели лежат совсем в иной сфере. Посредством всевозможных сделок и компромиссов они заставят вас надругаться над собственной Верой, и притом так, что даже и не заметите.

Не будем голословны: во Втором послании апостола Иоанна Богослова читаем: «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его». (2 Иоан. 1,10) , что в Благовестном Евангелии толкуется следующим образом: «Тех, кому пишет послание, апостол предостерегает, чтобы они приходящего к ним без исповедания учения Христова не только не принимали под кров свой, но и не удостаивали приветствия, потому что приветствие от нас должно быть делаемо только тем, кои единонравны и единоверны с нами. Ибо кому мы должны молить благополучия, как не единонравным и единоверным с нами? Если же будем приветствовать нечестивых, что прилично только в отношении к единонравным и единоверным, то этим показываем, что мы в общении с ними, и что они уже увлекли нас в свое нечестие».

Необходимо заметить, что Господь наш Исус Христос, утвердивший Свою Церковь, не может вероломно попирать Собственное учение и благословлять союз со Своими врагами. Как читаем и у апостола Павла: «Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? (2 Кор.6:14)» . Наша Вера должна оставаться незапятнанной. Диалог мог бы быть уместен только в виде богословского диспута для обращения заблудших, а никак не в плане братания, исподволь подразумевающего взаимное признание. Мы не можем быть лояльны к соблазнителям и лжеучителям, которые, по словам священномученика Киприана, «возвещают ночь вместо дня, погибель вместо спасения, отчаяние под покровом надежды, вероломство под предлогом веры, антихриста под именем Христа и, прикрывая ложь правдоподобием, тонкой хитростью уничтожают истину». Поэтому слышать от нас они должны только увещание и обличение. Тогда все признают, что мы — наследники великих отцов и исповедников Православия. Отнюдь не заигрывания с МП (на фоне старинных декораций) но только принципиальная святоотеческая позиция может оградить чистоту нашей Церкви и принести реальный апостольский плод, чтобы для всех стало очевидным, что мы не участвуем в делах тьмы.

Напоминаем, что преступления бывают против буквы и против духа. Если преступления против буквы заметны на глаз и легко различимы, то преступления против духа, как правило, становятся явны лишь только тогда, когда Христа уже распнут. И теперь, на наших глазах совершается преступление против духа, — нашего, свято хранимого Православия.

Надо ли бить тревогу сегодня? Да, надо! Мы знаем, что по словам святых отцов, отпадение от веры и расколы случаются не сразу. Преподобный Никон Черногорец, в книге Тактикой, в 20-м слове пишет: «Вначале делают что-либо под видом добра, в чём разделяются с предшествующими писаниями и с теми, кто их придерживается, последуя собственной воле и собственным своим измышлениям, после чего образуется учение, которое не имеет подтверждения и не засвидетельствовано писаным законом и словами богоносных отцов, и вне этого составляется отдельное сонмище. Таким образом, окончательно образуется ересь...». И следующее: «По моему мнению, ересь содержится в том, когда предпочитают что-нибудь собственное, к чему более расположены, вместо того, чтобы следовать и придерживаться предания Божественного писания и закона, и того, что изложено через Отцов Святым Духом».

Обрати внимание, православный, что считает преподобный отец самочинным сборищем: не по отношению к вышестоящему иерарху оно является самочинным, и даже не по отношению к церковному собору, а в отношении к Православному Преданию, засвидетельствованному «писаным законом и словами богоносных отцов» и по отношению к тем, кто этого Предания придерживается. Ведь в прошлом от истины часто отпадали не только первоиерархи и их сторонники, но даже и целые соборы: история Церкви помнит: 1) шестьсот епископов в Аримине, которые исключили из Никейского символа веры слово «Единосущный»; 2) так называемый разбойничий собор в Ефесе, под председательством Диоскора, патр. Александрийского, когда епископы этого собора впали в монофизитство; 3) впадение в ересь монофелитскую всех четырех патриархов востока с подведомственными им церквами; 4) 336 епископов, соборно отвергших и назвавших идолами святые иконы при царе Константине Копрониме, и другие подобные события. Из этого следует, что ни епископ, ни митрополит не гарантирован от отступничества, если презираются каноны Церкви.

Не стоит думать, что опасения преждевременны, когда нарушения ещё не перешли грань, за которой начинается ересь. Неужели мы станем дожидаться, когда наши иерархи окончательно превратятся в экуменистов и совершенно разделятся с паствой, наподобие того, как это имеет место в Московской Патриархии? Между тем, последствия современного курса Митрополии заметны уже сейчас: скажем, в Костромской епархии неоднократно наблюдались не только дружественные, но даже и молитвенные контакты с представителями Московской Патриархии, причём, в ответ на справедливый протест местных клириков, Митрополит не только не принял соответствующих мер, но даже высказался в поддержку нарушителей. Вследствие вышеизложенного, мы заявляем, что возмущены экуменической деятельностью администрации Митрополии и выражаем протест против участия представителей нашей Церкви во всевозможных межконфессиональных собраниях.

Мы не желаем, чтобы нашу Церковь вовлекали в нечестие и требуем прекратить так называемый «диалог».

Мы требуем упразднить комиссию по взаимоотношению с Московской Патриархией.

Необходимо полностью прекратить все взаимодействия с инославием, кроме контактов по узкоадминистративным и хозяйственным вопросам, которые не должны перерастать в беспринципное сближение и размывать грань между истиной и заблуждением. Люди Божий! Неужели вы хотите стать молчаливыми предателями Веры наших Отцов? И неужели представители нашего священноначалия от нашего же имени и с нашего молчаливого согласия будут приветствовать врагов Церкви Христовой — губителей человеческих душ?!

Настоящее письмо 13 июня 2007 года (н. ст.) подписали:

инок Алимпий (Вербицкий)

священноинок Агапий (Кукушкин)

иконописец Димитрий Барановский

член церковного совета Тверской общины С.Вургафт

епископ Зосима

протоиерей Никола Косарев



От редакции: вскоре после написания этого письма под ним поставили подписи ещё 240 христиан РПСЦ – священников, иноков, мирян. Правда, под давлением маститых протоиереев и своих духовных отцов многие потом свои подписи сняли.

Дальнейшая судьба тех, кто первыми подписали это письмо, сложилась по-разному.

Дмитрий Барановский (ныне инок Даниил) был отлучен от Церкви, инок Алимпий стал одним из основателей ДЦХ БИ.

А епископ Зосима и протоиерей Никола Косарев присоединились к «новому курсу» митрополита Корнилия и у них всё хорошо.

Однако вопросы, поставленные этим открытым письмом, остались без ответа и до сих пор ждут своего решения.