15 декабря 2017 года умерла один из авторов сайта «Современное Древлеправославие», церковный педагог Шишкина Лидия Афанасьевна.

Редакция предлагает биографическую статью о ней.


Работница «последнего часа»

Светлой памяти педагога Шишкиной Лидии Афанасьевны

Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.
Мф.20:16.

В Евангелии от Матфея есть притча о работниках в винограднике (Мф.20:1-16). Хозяин виноградника нанимал несколько раз в течение дня работников, причем последних призвал всего за час до конца работы, но награду все получили одинаковую. Когда нанятые с утра начали роптать, то хозяин виноградника в ответ сказал ставшую знаменитой фразу о последних, которые стали первыми.

Когда вспоминаешь жизнь Шишкиной Лидии Афанасьевны, то на ум невольно приходит эта притча. Лидия Афанасьевна пришла к вере и крестилась после выхода на пенсию, в возрасте 55 лет, когда для многих людей основные события жизни уже в прошлом. Однако её вторая, христианская жизнь продолжалась 28 лет и оказалась очень содержательной, была наполнена многими событиями и делами.

При этом, оглядываясь на прожитую ею жизнь, становится понятным, что Господь и в годы, предшествующие крещению, готовил Лидию Афанасьевну к приходу в Церковь.


Родом из Смоленщины

В начале улицы Арбат находится станция метро «Смоленская», а в конце - станция «Арбатская». Эти названия созвучны жизненному пути родителей Лидии Афанасьевны, которые были родом из Смоленщины, а 20-40 годы XX века переселились в Москву, в окрестности улицы Арбат.

Родители Лидии Афанасьевны - Афанасий Осипович Носов и Пелагея Николаевна Логинова происходили из бедных крестьян Смоленской губернии и были воспитаны в традициях общинного коллективизма. По рассказам Пелагеи Николаевны, когда в деревне объявлялась общественная, мирская работа, все оставляли свои личные дела, и шли её выполнять.

Предки Лидии Афанасьевны так же стремились к грамоте и к книжному чтению. У деда Лидии Афанасьевны, бедного крестьянина, дома был сундук с книгами, вечерами к нему приходили односельчане, и он им читал книги вслух. Особенно им нравилась книга «Робинзон Крузо», про человека, который и на острове сумел завести хозяйство.

По вероисповеданию родители Лидии Афанасьевны были «православными», то есть принадлежали к господствующему новообрядческому исповеданию. По соседству были и старообрядческие села, они общались с молодежью оттуда. Мать Лидии Афанасьевны, Пелагея Николаевна, училась в церковно-приходской школе, была воспитана в обычаях народного православного быта, однако после революции и переселения в город если и сохраняла веру, то, как говорится, «в душе». Во всяком случае, своих дочерей она в детстве не крестила.

Октябрьскую революцию родители Лидии Афанасьевны поддержали, видя в ней осуществление народных представлений о правде и справедливости, возможность людям из народа приобщиться к образованию и культуре.
Отец окончил военные курсы и был командиром Красной Армии, мать была служащей.

Детство и юность Лидии Афанасьевны прошли в коммунальной квартире в Москве, в Трубниковском переулке, который соединял улицы Арбат и Поварскую и изображен на знаменитой картине художника Поленова «Московский дворик».
Кроме Лидии, у родителей было ещё две дочки, Валентина и Галина.

Стремление к правде и справедливости было у Лидии Афанасьевны с детства. Так, по её воспоминаниям, ещё в детском саду она не позволила одной девочке отбирать у других красивую куклу и настояла, чтобы с этой куклой играли все дети.


Военное детство

Летом 1941 года, когда ей исполнилось семь лет, началась Великая Отечественная война. Она оставила глубочайший отпечаток в её памяти и всей жизни. Лидия Афанасьевна была характерным представителем поколения, которое потом стали называть «дети войны».

Она вспоминала, как в первый же день войны в их доме исчезли все мужчины. Был отправлен на фронт и её отец, командир Красной Армии. Лидия Афанасьевна помнила и рассказывала о суровой осени и зиме 1941-42 годов, затемнении, ночных бомбежках и лучах прожекторов, обшаривающих небо.

Осенью 1941-го года, когда казалось, что Москва вот-вот падёт, её матери, Пелагеи Николаевне, предлагали эвакуироваться с детьми, так как их, как членов семьи советского командира, в случае прихода немцев ждала смерть. Но она отказалась, и это им спасло жизнь, так как эшелон с эвакуированными, место в котором им предлагали, в пути разбомбили немецкие самолеты.

Лидия Афанасьевна рассказывала, как зимой этого первого страшного года войны немцев отогнали от Москвы, как стал известен подвиг Зои Космодемьянской.

Заехавший домой на побывку отец рассказывал о прибывших к Москве сибирских дивизиях, которые погнали немца, о страшных картинах, которые открылись бойцам Красной Армии на освобожденных от немцев территориях. Сожженные дома, заваленные трупами колодцы. Но больше всего запомнилась ему повешенная на площади одного из подмосковных городов маленькая девочка с двумя большими бантами, наверное, дочь советского командира или коммуниста.

«После этого бойцы озверели», - рассказывал Афанасий Осипович. «Если раньше мы относились к немецким солдатам как к порабощенным пролетариям, то после этого стали относиться к ним как зверям, нелюдям, которых хотелось грызть зубами».

После освобождения Смоленщины пришли письма о том, что родные сражались в партизанских отрядах, одну молодую родственницу, учительницу, фашисты повесили как партизанскую связную.

Хотя немцев отогнали от Москвы, жизнь оставалась суровой. Отопления в домах не было, окна забили фанерой, днём и ночью жили при свете электрической лампы, отапливались печью-буржуйкой. Спали не раздеваясь, в зимней одежде.

В Москве люди выживали только за счёт продовольственных карточек, чтобы получить скудную норму хлеба, детям приходилось на морозе выстаивать огромные очереди. В течение всех военных лет и первых лет после войны голод был постоянным фоном существования.

Ученицы средней женской школы №93 Краснопресненского р-на Москвы. Лида Носова в верхнем ряду вторая справа.

Веной 1942 года в Москве открылись школы, и маленькая Лида смогла пойти в первый класс. Школа, в которой она училась, была женской, учителя были из старой интеллигенции. Образование давали хорошее, всё воспитание военных лет было проникнуто духом патриотизма, любви к Родине, к России.

Лозунг «Всё для фронта, всё для победы» не был пустым звуком. Школьница Лида вместе со своими сестрами вязала носки и варежки для бойцов Красной Армии, её сестра Валя помогала в военном госпитале, и бойцы нередко после выписки заходили к ним домой, благодарили мать.

Трудности военного времени усугубила семейная трагедия. Отец, командир Красной Армии, сошелся с женщиной-военным врачом из своей части, и после войны в семью не вернулся. Для школьницы Лиды это было огромным потрясением.

Во время войны Советское правительство изменило отношение к религии, люди пошли в немногие действующие храмы. Мать Лиды, Пелагея Николаевна, отправилась как-то в действующую церковь апостола Филиппа, которая была неподалеку от них, в арбатских переулках, и взяла дочь с собой. Однако тогда Лиде в церкви не понравилось, её оттолкнуло принятое у новообрядцев партесное пение. Интересно, что когда, через полвека, Лидия Афанасьевна пришла в старообрядчество, древнерусский знаменный распев ей сразу показался родным, своим.

Прошла война, настал день Победы. Лидия Афанасьевна помнила всеобщее ликование, как они всей семьей пошли на Красную площадь, видели салют, а кругом люди пели, плясали, играли на гармонях, гитарах.

Наступила мирная жизнь, но следующий, 1946 год был очень тяжелым, голод был больше, чем во время войны. Все три дочери Пелагеи Николаевны пухли от голода, и она взмолилась: «Господи, если ты есть, пошли моим детям манну небесную!» Через несколько минут в дверь постучала соседка: «Полюшка, у тебя детки, вот тебе для них немного манной крупы».

Постепенно жизнь улучшалась, нормы по карточкам росли, а потом продовольственные карточки отменили. Лидия Афанасьевна вспоминает, что это был один из самых счастливых дней в её жизни, когда они пошли в магазин, спокойно купили буханку хлеба и, не ограничивая себя, ели его с чаем.


Годы студенческие

1956 год. Студентка Лида Носова на биологической практике в Подмосковье.

С 1953 по 1958 год Лидия Афанасьевна училась в Московском Государственном Педагогическом институте им.Ленина (ныне МПГУ) и окончила его, получив специальность учителя биологии, химии и основ сельского хозяйства.

Когда она поступила, это вызвала большую радость у её матери, Пелагеи Николаевны, сохранявшей народное, уважительное отношение к учебе и учителям: «Как хорошо, что наша Лидочка станет учителкой!»

В педвузе учились, конечно, преимущественно девушки. Послевоенная студенческая молодежь была особым, окрыленным поколением. Они умели трудиться, дружить и мечтать.

Годы учебы в этом институте были интересными, дали очень много и запомнились на всю жизнь.

МГПИ им.Ленина был создан на основе Московских Высших Женских Курсов, называемых современниками вторым Московским Университетом. Во время учебы Лидии Афанасьевны институт во многом продолжал сохранять старые, дореволюционные университетские традиции.

Здание главного корпуса института на Малой Пироговке, построенное в 1913 году в стиле неоклассицизма, имело оригинальный, запоминающийся облик. Снаружи обращала на себя внимание угловая круглая ротонда с колоннами, внутри была полукруглая рекреация так же с колоннами и застекленным потолком, от которой веером расходились аудитории. В аудиториях, в библиотеке сохранялась старая мебель, изготовленная в свое время специально по заказу для Высших Женских Курсов. В коридорах стояли красивые застекленные дубовые шкафы, в которых хранились коллекции минералов, гербарии, чучела животных и птиц.

Среди преподавателей были старые, дореволюционные профессора, представители академической науки.

1957 год. Геологическая практика в Подмосковье. Студентка Лида Носова в середине с молотком.

Факультет, на котором училась Лидия Афанасьевна, назывался «факультетом естествознания». В соответствии с традициями университетского образования, изучался очень широкий круг предметов и учебных дисциплин: химия неорганическая и органическая, минералогия, геология, палеонтология, микробиология, ботаника, зоология, основы сельского хозяйства. Во время учебы Лидия Афанасьевна неоднократно посещала московские естественнонаучные музеи: минералогический, зоологический и палеонтологический.

 
Логинова Пелагея Николаевна, мать Лидии Афанасьевны.

Рисунок сделан во время обучения студентки Лиды Носовой на курсах рисования МГПИ им.Ленина.

Особо студентка Лида Носова увлекалась геологией и палеонтологией, однокурсницы были уверены, что она посвятит себя науке.

В летнее время студенты проходили практику по ботанике, зоологии, орнитологии в Подмосковье, на агробиостанции в Павловской слободе. В те годы это было место удаленное и малопосещаемое. Студенты жили в полевых условиях среди девственной природы, собирали гербарии, учились определять дикорастущие растения и травы, по голосам узнавать лесных птиц, работали на опытных делянках, выращивали сельскохозяйственные растения.

Конечно, на первом месте в студенческие годы у Лидии Афанасьевны стояла учеба. Это было вызвано как свойственным той эпохе ответственным отношением к делу, так и необходимостью получать стипендию, без чего содержать студентку её мать была не в состоянии.

Однако находилось время и силы на увлечения.

Студентка Лида Носова рисует учебный плакат – изображение рака.

Кроме обязательной учебной программы, Лидия Афанасьевна в свободное время посещала курсы рисования в своем институте, училась рисовать карандашом, акварелью и маслом. По окончании курсов она получила свидетельство, что может работать учителем рисования.

Хотя Лидия Афанасьевна и не стала художником, навыки рисования ей очень помогли в её дальнейшей педагогической деятельности, она всегда, и в светской школе, и впоследствии в церковных воскресных школах, сама рисовала многочисленные таблицы, пособия, иллюстрации к изучаемым предметам, широко используя метод наглядности.

Так же она окончила музыкальные курсы и получила свидетельство, что может работать учителем пения. Кроме этого, она стремилась научиться играть на музыкальных инструментах – на скрипке и мандолине.

Туристический клуб МГПИ им.Ленина.
Лида Носова крайняя слева, лежит на земле.

Студентка Лидия Носова принимала участие в мероприятиях VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходящего в Москве летом 1957 года.

Однако главным её увлечением в студенческие годы стал туризм.

У походного костра.

После поступления в институт осенью 1953 года первокурсница Лида Носова ради интереса поехала на туристический слет МГПИ, проходивший на берегу Плещеева озера около города Перяславль-Залесского. Там со своими песнями выступил студент филологического факультета, создатель и исполнитель популярных самодеятельных песен Юрий Визбор, «красивый, как Аполлон», как вспоминала Лидия Афанасьевна. Вместе с ним выступала его жена, Ада Якушева, так же автор известных песен.



Впечатления от этого турслета оказались такими сильными, что Лида Носова «заболела» туризмом и занималась в туристическом клубе МГПИ все время обучения в институте. Привлекала романтика, возможность соприкоснуться с природой, ночевки в палатке, песни у костра, проверенная испытаниями дружба.

Гимном турклуба МГПИ была популярная в то время песня:

Я не знаю, где встретиться
Нам придется с тобой.
Глобус крутится, вертится,
Словно шар голубой,
И мелькают города и страны,
Параллели и меридианы,
Но нигде таких пунктиров нету,
По которым нам бродить по свету.

Знаю, есть неизвестная
Широта из широт,
Где нас дружба чудесная
Непременно сведет.
И узнаем мы тогда, что смело
Каждый брался за большое дело,
И места, в которых мы бывали,
Люди в картах мира отмечали.

Туристический клуб МПГИ им.Ленина.
Руководитель группы Лида Носова крайняя справа.

Студентка Лида Носова скоро стала возглавлять туристические группы, состоящие в педагогическом вузе, в основном, из девушек. Во время летних походов ночевали в палатках, во зимнее время - в сельских школах.

Спортивный туризм только зарождался, в тяжелое послевоенное время специального туристического снаряжения почти не было. В походы ходили в лыжных шароварах, в телогрейках и шапках-ушанках. После войны даже в Подмосковье, а тем более в соседних областях средней России было немало малонаселённых и труднопроходимых мест, походы по которым были непростым делом.

Иногда походы становились турагитпоходами, во время которых выступали перед колхозниками в клубах, устраивали концерты и беседы.

Так, в напряженной учебе и в путешествиях прошли пять лет. Институт был закончен. Наступило время распределения.


На дальний Восток. Остров Сахалин

1958 год. Лидия Носова после окончания института.

Но тут возникли новые и непредвиденные трудности.

Это была эпоха Никиты Хрущева, которому пришла в голову мысль направлять после учебы выпускников московских вузов на дальние окраины страны. Так Лидия Афанасьевна Носова в 1958 году по распределению была направлена на Дальний Восток, на остров Сахалин, в школу села Лесное Корсаковского района.

Дальневосточной экзотики юной учительнице более чем хватало. Вместе с девушкой Вандой, попавшей сюда по распределению после ленинградского педвуза, Лидия Афанасьевна жила в глинобитной корейской фанзе на берегу Охотского моря. Вдали поднимались покрытые тайгой сопки. Топились печкой, зимой фанзу заметало снегом по самую крышу, приходилось раскапывать проход. Летом из моря заходила в реки на нерест горбуша, и тогда из-за огромной массы движущейся рыбы воды было не видно. В Южно-Сахалинск можно было добраться только на военном грузовике повышенной проходимости, который вброд преодолевал многочисленные речки и ручьи.

Молодой учитель Лидия Афанасьевна Носова (крайняя слева) с учителями Лесной семилетней школы №1 Корсаковского р-на Сахалинской области.

Школа №1 рыболовецкого колхоза в селе Лесное, в которой начала свою работу Лидия Афанасьевна, была малокомплектной, то есть всех учеников разного возраста было не более двадцати человек. Занятия в разных классах приходилось вести одновременно и в одном помещении, давая задания одним и проверяя выполнение его у других. Лидия Афанасьевна вела уроки химии и биологии, рисования и пения, а вскоре стала и директором этой школы.

В 1959 году, находясь в отпуске в Москве, Лидия Афанасьевна вышла замуж за молодого специалиста, инженера Шишкина Василия Степановича, с которым была знакома ещё со студенческих времен. Через год, после рождения сына Алексея, она опять отправилась на Дальний Восток, на этот раз к месту распределения свого мужа, сначала в город Хабаровск, а потом в город Николаевск-на Амуре.

В 1962 году Лидия Афанасьевна вместе с мужем и ребенком вернулась в Москву. Юношеские мечты о путешествиях в дальние края осуществились с избытком, и в дальнейшем она жила и работала на родине, в столице.


Героизм будней

Внешне жизнь не была богата событиями. Росли двое детей, в конце 60-х годов семья переехала из центра Москвы, из комнаты в коммуналке в отдельную квартиру в панельном доме на окраине.

Однако в профессиональном, духовном отношении это было время роста.

В силу житейских обстоятельств посвятить себя науке, палеонтологии не удалось. Всю последующую трудовую жизнь до пенсии Лидия Афанасьевна работала учителем химии и биологии в школах рабочей молодежи. В них учились так называемые лимитчики - юноши и девушки, приехавшие в Москву и устроившиеся работать на стройки и промышленные предприятия и часто не имеющие законченного среднего образования. Это был своеобразный и сложный контингент, но Лидия Афанасьевна умела находить с ними общий язык, и ей эта работа нравилась.

Учитель Шишкина Лидия Афанасьевна
(в середине) с учениками школы рабочей молодежи.

Уроки часто проходили в вечернее время, после работы. Чтобы уставшие ученики могли воспринять материал, необходимо было тщательно продумывать методику проведения занятий, разрабатывать множество наглядных пособий, плакатов, иллюстраций, моделей химических соединений и т.д. Вот где пригодились навыки художника-оформителя. «Я люблю красиво работать», - часто говорила Лидия Афанасьевна.

За успехи в профессиональной деятельности она неоднократно награждалась почетными грамотами, ей объявлялась благодарность с занесением в трудовую книжку, было присвоено звание «Ударник коммунистического труда».

При этом надо отметить, что она, так же как и её муж, никогда не состояла в КПСС.

Более того, у Лидии Афанасьевны были острые конфликты с руководством школы, где она работала. Это была эпоха так называемого «застоя». В школе процветали приписки, хищения средств. Директриса пыталась связать учителей круговой порукой и тоже втянуть в финансовые злоупотребления.

Лидия Афанасьевна категорически отказывалась в этом участвовать, заступалась за учителей, которых директриса публично оскорбляла.

В этих условиях, по словам Лидии Афанасьевны, ей приходилось работать в два раза лучше обычного, чтобы быть совершенно неуязвимой в профессиональном отношении. Она постоянно повышала свои знания, неоднократно проходила обучение в институте усовершенствования учителей.


«Во Христа крестистеся, во Христа облекостеся»

Кроме работы, Лидия Афанасьевна любила классическую художественную литературу, музыку, живопись.

Однако душа чувствовала, что этого не достаточно. К середине 80-х годов многие люди стали ощущать духовную пустоту, которую не могли заполнить светское образование и культура. Повторяя слова Пушкина, многие могли сказать: «Духовной жаждою томим, в пустыни мрачной я влачился».

В это время в моду стали входить занятия оздоровительной йогой. Лидия Афанасьевна начала осваивать эти упражнения и вскоре от них отказалась, поняв, по её словам, «что йога – это не гимнастика, это религия, причём чуждая нам. А зачем нам чужая религия, когда у нас есть своя, православие?»

Так её сердца коснулся призыв Бога, который «всем человеком хочет спастися и в разум истины прийти» (1-е Тимофею 2: 4).

Весной 1989 года Лидия Афанасьевна вышла на пенсию, а осенью этого же года, в возрасте 55 лет, она приняла крещение в Русской Православной Старообрядческой Церкви.

Со старообрядчеством она познакомилась после того, как на Рогожской крестился её сын, Алексей.

Выбор Лидии Афанасьевны был сознательным, она знакомилась со старообрядчеством, читала литературу и пришла в нашу Церковь, убедившись в том, что только в ней сохраняется истинное православие.

Крестил её в речке Гуслице о.Александр Ежуков, настоятель храма в с. Слободищи.

Надо отметить, что в детстве Лидия Афанасьевна не была крещена из-за условий того времени. И крещение, и всё церковное воспитание она получила в РПСЦ, и в никакой другой вере никогда не была.

По её словам, после крещения она совершенно реально почувствовала, что стала новым, другим человеком, родилась заново. На ней воистину исполнились слова из молитвы 9-го часа: «да ветхаго отложивше человека, и в новаго облецемся и Тебе поживем, нашему Владыце и Благодетелю».

В 1993 году принял крещение её муж, Шишкин Василий Степанович. Вскоре после этого они обвенчались в храме РПСЦ в г.Верее Московской обл. Венчал их о.Евгений Михеев (ныне епископ Евгений).


Время общественной деятельности

Началась так называемая «перестройка», и в жизни Лидии Афанасьевны начался период общественной деятельности.
И она, и её муж Василий Степанович были беспартийными, критически относились к официальной коммунистической пропаганде, но поддерживали реальные достижения советского общества: социальную справедливость, доступность для трудящихся образования, культуры, здравоохранения, жилья. В начале 90-х они поняли, что «перестройка» в действительности направлена против страны, народа, является исторической катастрофой. В ту эпоху умопомрачения и массового предательства супруги Шишкины примкнули к тем немногим активистам, которые пытались разъяснить народу смысл происходящего. В 1992 и 1993 году они были общественными распространителями оппозиционных газет «Советская Россия», «Правда», «День» и «Русский вестник».

Активная гражданская позиция сохранялась у Лидии Афанасьевны Шишкиной и впоследствии. Так она, например, была наблюдателем на выборах 4 марта 2012 года.

Однако основным делом, в котором Лидия Афанасьевна проявила свою гражданскую позицию, стала многолетняя работа в Курильском комитете в 1990-х - 2000-х годах. Она в молодости жила и работала на Сахалине, от которого до Японии и Курильских островов рукой подать, и сразу поняла всю важность той общественной работы, которую осуществлял комитет.


Комитет защиты Курил

Курильские острова были открыты русскими первопроходцами в XVII веке, в XVIII веке считались российскими владениями, но были фактически захвачены Японией во второй половине XIX века.

После разгрома империалистической Японии во Второй мировой войне Курильские острова были возвращены России и Япония отказалась от всех прав и претензий на них. Впоследствии японские реваншисты развернули широкую кампанию за возврат Курильских островов.

В начале и середине 90-х годов прошлого века правительство сначала Горбачева, а потом Ельцина начало готовить передачу Курильских островов, по их словам, «не нужных бесплодных скал», Японии. Это объяснялось необходимостью установить добрососедские отношения с Японией и получить от неё инвестиции.

В действительности Курильские острова и прилегающая к ним морская акватория располагают богатейшими природными ресурсами. Острова имеют стратегическое значение, их потеря может привести к блокированию российского дальневосточного флота. Передача островов только раззадорит японских реваншистов, приведёт к фактическому пересмотру итогов Второй мировой войны и к цепной реакции территориальных претензий к России со стороны окружающих стран.

Лидия Афанасьевна Шишкина (слева) с активистами Курильского комитета.
Фото середины 1990-х годов.

Московский общественный комитет в защиту Курил образовался в 1991 году из двух инициативных групп по сбору подписей против передачи Японии Курильских островов. В его состав видные российские ученые-японоведы И.А.Латышев и А.А.Кошкин, учителя, преподаватели вузов, пенсионеры, ветераны боевых действий на Дальнем Востоке. Деятельность комитета поддерживали некоторые депутаты Государственной Думы, журналисты, представители дальневосточной администрации и деловых кругов, которые хорошо понимали, к каким последствиям приведет передача Курильских островов Японии.

Комитет устраивал пикеты у посольства Японии в Москве, организовывал конференции по Курильской тематики, публиковал в СМИ материалы и издавал книги, в которых правдиво рассказывал об истории Курильского вопроса, о важности для России Курильских островов и о тех последствиях, к которым может привести их передача Японии.

Лидия Афанасьевна принимала в деятельности Курильского комитета самое активное участие, ходила на митинги и пикеты у посольства Японии, принимала участие в организации других мероприятий. В одной из газет была опубликована фотография, на которой она стоит у японского посольства рядом с его сотрудником и держит в руках самодельный плакат со словами: «На чужой каравай рот не разевай».

Лидия Афанасьевна Шишкина на пикете у посольства Японии в Москве, рядом с ней сотрудник посольства.
Фото середины 1990-х годов.

Несмотря на малочисленность, Курильскому комитету удалось предотвратить передачу Курильских островов Японии, во всяком случае, в 90-х и 2000-х годах.

Надо отметить, что для Лидии Афанасьевны не было противоречия между церковным служением и гражданской, общественной активностью, так как воспринимались ею как проявления евангельской заповеди о любви к Богу и любви к ближнему (Мф. 22: 34).


Возрождение Остоженской общины

Храм Покрова Богородицы в первые годы после передачи Остоженской общине. Кирпичные сараи вокруг храма уже снесены, от них остался след на фасаде храма. Во дворе лежат кучи не вывезенного мусора.

В эти же годы Лидия Афанасьевна принимала активное участие в очень важном церковном начинании – возрождении Остоженской старообрядческой общины.

Храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы располагается в самом центре Москвы, в тихом Турчаниновом переулке. Он был построен в 1908 году на средства известных старообрядческих предпринимателей Рябушинских архитекторами В.Д.Адамовичем и В.М.Маятом в стиле древних псковских храмов и был в этом же году освящен старообрядческим архиепископом Иоанном Картушиным. Иконостас храма состоял из подлинных древних икон, собранных С.П.Рябушинским, своды храма были расписаны известными иконописцами А.В. и А.А.Тюлиными.

Храм был закрыт в 1932 году, иконы из его иконостаса были переданы в Третьяковскую галерею. В здании храма с 1966 года размещался ВНИИ «Биотехника».

16 августа 1991 года Остоженская старообрядческая община была зарегистрирована, а 15 мая 1992 года распоряжением Правительства Москвы здание храма было передано общине в безвозмездное пользование.

При этом постоянный священник в храм Остоженской старообрядческой общины, о. Сергий Лисуренко, был назначен определением митрополита Алимпия (Гусева) только 17 ноября 1997 года.

В течение первых и самых трудных пяти с половиною лет возрождения Остоженской общины основная тяжесть этого легла всего на шесть человек, мирян: Лаврентева Г.Г., Родионова Б.Н., Черепневу Г.М., Щеголеву В.И., Шишкина А.В., Шишкину Л.А.

Активисты возрождения Остоженской общины. Шишкина Лидия Афанасьевна в центре.
Весна 1997 года.

Остоженской общине досталось здание храма, находящееся в плачевном состоянии. Глава храма и главка звонницы была сломаны, росписи утрачены, храм внутри был перегорожен на этажи и отдельные помещения, снаружи обстроен кирпичными сараями, двор храма и подвал были завалены мусором.

Людей не было, денег не было, начиналась инфляция и стремительный рост цен, в том числе и за коммунальные услуги.

Надо сказать, что в эти годы ни материальной помощи, ни моральной поддержки Остоженской общине со стороны митрополии и большинства прихожан Покровского собора на Рогожском не было. Митрополит Алимпий был уверен, что скоро придет антихрист, и поэтому открывать новые храмы бессмысленно. Рогожские прихожане говорили: «Вы всё на Остоженке сделайте, а мы потом начнем ходить».

С Остоженской общиной были связаны и трагические обстоятельства в жизни Лидии Афанасьевны.

После крещения муж Лидии Афанасьевны, Шишкин Василий Степанович вместе с ней принимал участие в возрождении Остоженской общины, однако через некоторое время у него обнаружилось онкологическое заболевание. 22 сентября 1994 года Шишкин Василий Степанович умер. В недавно переданном храме Остоженской старообрядческой общины состоялось его отпевание, которое совершил о.Евгений Михеев (ныне епископ Евмений).

В молитвенной комнате церковного дома. Шишкина Лидия Афанасьевна вторая справа. Весна 1997 года.

Община решила, что начинать возрождение храма надо с постоянной молитвы. Сначала в Никольском приделе, а потом в молитвенной комнате церковного дома с 1992 по 1997 годы было проведено около 370 церковных служб. Молились полностью, по уставу, службы Страстной седмицы, Пасхи и Светлой седмицы, все воскресения и двунадесятые праздники, службы некоторым святым.

В каждой из этих служб принимала участие и Шишкина Лидия Афанасьевна, она читала и пела на клиросе, продавала свечи, убиралась в храме.

Она рассказывала, как однажды перед началом всенощного бдения службы храмового праздника, перенесения чудотворной Великорецкой иконы Николы из Вятки в Москву, обнаружила, что весь пол загажен голубями, залетающими в храм через разбитые стекла окон барабана. Она быстро, за час одна вымыла пол в храме. Посредине поставили аналой с иконой святителя Николы и начали службу. Голуби продолжали залетать под своды храма и гадить, однако на икону ничто не попадало, вокруг образовался явно видимый круг, в котором пол был чистый...

Для обеспечения повседневной жизни общины и реставрации храма пришлось решать множество сложных вопросов, связанных с хождением по инстанциям и написанием множества писем. Заниматься этим приходилось чаще всего Шишкиной Лидии Афанасьевне. Надо сказать, что её, пожилую женщину, одетую по-православному, в белом платочке, в учреждениях обычно встречали хорошо. Помогал в переговорах и её большой педагогический опыт, умение общаться с разными людьми.

На перевыборном собрании Остоженской общины 26 января 1998 года Лидия Афанасьевна рассказала о своей работе в общине: «По инстанциям в основном ходила я, так как другие члены Церковного Совета работали, а я тогда была на пенсии. В этом был положительный момент, так как меня везде встречали приветливо, и мне удалось многое.

Первое финансирование было получено благодаря моей деятельности и деятельности Родионова Б.Н. на реставрацию 1994-1995 годов. <…> После вторичного хождения и обращения в несколько инстанций одновременно, на что ушло полгода работы, храм опять попал в списки на реставрацию, и были выделены деньги на восстановление купола и креста.

Много времени, больше года хождений, занял землеотвод. В работе помогал Родионов Б.Н. <…> Борьба была за каждый метр.

Большую работу я проводила с бывшим арендатором – институтом «Биотехника» по освобождению храма.

До января 1996 года ездила в «Водоканал» и оплачивала счета.<…> Проводила переговоры по снижению оплаты водопользования и добилась успеха.

По поручению Церковного Совета ходила по инстанциям, в результате чего был произведён ремонт теплотрассы в церкви, полностью заменён элеваторный узел. На это ушло 2 года.

С 1995 года являюсь кассиром общины. Вся финансовая деятельность была строго по расходным и приходным ордерам.

Постоянно принимала участие в субботниках, реставрировала книги для общины, шила чехлы и покрывала на аналои, столы, скатерти, занавески, убирала дом и церковь, занималась вопросами вывоза мусора, вывоза мебели для общины из гостиницы «Россия» и т.д.»

На перевыборном собрании Остоженской общины 26 января 1998 года Управляющий делами Митрополии о.Леонид Гусев и вновь назначенный настоятель о.Сергий Лисуренко поблагодарили членов старого Церковного Совета за проделанную работу и предложили избрать новый.

Остоженский период в жизни Лидии Афанасьевны закончился.


Работа в МПГУ

В 1996 году Лидии Афанасьевне предложили работать в институте, который она в свое время закончила и который теперь называется МПГУ. Здесь она проработала лаборантом 19 лет. Лидия Афанасьевна организовывала и проводила лабораторные работы по химии, нередко выполняя при этом обязанности преподавателя и разъясняя студентам теорию к лабораторным работам. В разные годы так же Лидия Афанасьевна работала в приемной комиссии, в комиссии по выдаче дипломов.

Студенты Лидию Афанасьевну любили, а она хорошо знала настроения и запросы современной молодежи. Иногда возникали и споры, когда, например, среди студентов встречались «родноверы»-язычники.

Своих религиозных взглядов Лидия Афанасьевна не скрывала, но считала, что наиболее убедительным для окружающих являются не слова, а добросовестное отношение христианина к своему делу.


Участие в возрождении храма в г. Козьмодемьянске

После ухода из Остоженской общины Борис Николаевич Родионов, трудившийся раньше вместе с Лидией Афанасьевной в Церковном Совете Остоженской Общины, попросил её помочь возрождению старообрядческого храма во имя Преображения Господня в городе Козьмодемьянске.

Козьмодемьянск – старинный купеческий городок на Волге, ныне находящийся на территории республики Марий-Эл. Каменный молитвенный дом старообрядцев белокриницкого согласия был построен в 1823 году. В начале XX века в Козьмодемьянске существовал крепкий старообрядческий приход, имеющий своего священника. В середине 30-х годов храм был закрыт, священник репрессирован. В помещении храма располагалась мастерская, здание было в очень плохом состоянии.

Возрождение храма и прихода началось в 1997 году, когда Б.Н.Родионов, видный ученый в области аэрофотосъемки, предки которого были козьмодемьянскими купцами-старообрядцами, стал инициатором возрождения на своей малой родине старообрядческой общины и начал оказывать финансовую помощь для восстановления храма.

Его помощником в этом стала Шишкина Лидия Афанасьевна.

Она ежемесячно почтовыми переводами высылала председателю общины Козьмодемьянска Пахмутовой Милитине Михайловне деньги, выделяемые Б.Н.Родионовым для возрождения храма.

Очень часто Милитина Михайловна просила Лидию Афанасьевну на эти деньги купить в Москве церковные товары, утварь, ткани и выслать их почтовой посылкой. Таким образом, Лидия Афанасьевна была московским снабженцем козьмодемьянской общины. Когда ремонт храма вчерне был завершен, началась подготовка к его освящению. По просьбе Милитины Михайловны Лидия Афанасьевна узнавала на Рогожском, как надо делать престол для храма, как шьются облачения для престола, аналоев, как делается завеса за царскими вратами. Лидия Афанасьевна делала подробные эскизы для всех этих храмовых принадлежностей, и высылала их в Козьмодемьянск.

Из-за большого расстояния Лидия Афанасьевна не могла часто приезжать в ту общину, которой она помогала, но в течение двух лет, в 1998, в 1999 годах она приезжала в Козьмодемьянск на праздник Преображения Господня.

Храм в Козьмодемьянске был освящен 1 октября 2000 года митрополитом Алимпием, в 2003 году к храму был назначен священник Сергий Махнёв.

Наряду со многими другими христианами Шишкина Лидия Афанасьевна тоже потрудилась для того, чтобы этот храм возродился к жизни.


Духовная школа в селе Волое

Село Волое находится в Кировском районе Калужской области, жители всегда являлись старообрядцами-поповцами белокриницкого согласия. В селе в XIX веке был деревянный молитвенный дом, в начале XX века был построен большой каменный храм, закрытый перед Великой Отечественной войной и в годы войны разрушенный. Однако сельские женщины продолжали молиться в воскресенья и церковные праздники по домам, были среди них знающие устав и пение.

В 60-80 годы XX века село прославилось тем, что в нём было много многодетных семей.

Шишкина Лидия Афанасьевна (крайняя справа) с учениками духовной школы Родник. Фото 2007 года.

В 1999 году первосвятитель РПСЦ митрополит Алимпий (Гусев) освятил возрожденный храм в селе Волое. На освящение местные жители привели множество детей, и митрополит Алимпий благословил бывшего на освящении храма уставщика из Москвы Алексея Шишкина организовать с детьми духовные занятия в летнее время.

Так возникла духовная школа «Родник», действующая до сих пор.

В силу обстоятельств школу вела и ведет немногочисленная семья Шишкиных из Москвы. Лидия Афанасьевна подключилась к работе в школе «Родник» в 2001 году и трудилась до 2016 года включительно, приняла участие в 16 летних и 5 зимних сменах. В течение этого времени она была фактическим руководителем духовной школы и её ведущим учителем.

Школа размещается в частном доме, дети занимаются и обедают за длинным столом, вдоль которого стоят лавки. В помещении есть доска, книжные полки, иконы и аналои. Летняя смена проводится в июле месяце продолжается от трех до четырех недель.

Дети, ученики духовной школы, в большинстве своем живут в городах: Москве, Санкт-Петербурге, Калуге, Кирове и в деревню приезжают на летние каникулы. Прихожанками храма в Волое являются их бабушки, а родители детей обычно люди крещёные, но нецерковные. Поэтому, хотя большинство из детей крещено в РПСЦ, но в храме они не бывают и о православной вере ничего не знают.

Вот типичный день Шишкиной Лидии Афанасьевны в те годы, когда она трудилась в духовной школе «Родник».

Она вставала в 6 часов утра, молилась и начинала варить обед для учеников школы. Дети начинали подходить к 9 часам, Лидия Афанасьевна их встречала. Ученики играли в настольные игры, качались на качелях, общались между собою и с учителями духовной школы.

В 10 часов ученики и учителя молились утренние молитвы и молитвы перед учением. Для большинства детей это единственная возможность привыкнуть к домашней молитве, так как в семьях её нет. Лидия Афанасьевна следила за порядком, показывала, как надо креститься, кланяться и т.д.

Начинаются занятия, два урока по 50 минут. Лидия Афанасьевна проводила одно занятие со старшими учениками, а одно занятие в другой комнате с дошкольниками и младшими школьниками.

После уроков дежурные накрывали стол, дети с учителями молились перед обедом, Лидия Афанасьевна разливала еду, дежурные её разносили. Лидия Афанасьевна в который раз напоминала детям, что если нет тишины, то за такой трапезой нет ангела. Читалась молитва после еды, дети с удовольствием молились о здравии и за упокой своих родных, в семьях этого, как правило, не было.

После обеда Лидия Афанасьевна проводила дополнительные занятия, кружки рукоделия. Дети рисовали, занимались поделками, мальчики делали аналои, девочки вышивали накидки для них.

Одновременно Лидия Афанасьевна мыла посуду после обеда.

Потом, в хорошую погоду, Лидия Афанасьевна иногда водила детей купаться на реку.

Вечером она готовилась к занятиям на завтра, подбирала наглядные пособия, и только после этого отдыхала.

Кроме учебных занятий каждый год, если позволяла погода, организовывался поход на святой источник с привалом, костром и обедом на природе. Лидия Афанасьевна, как бывалый турист, принимала в этом самое активное участие.

В конце смены Лидия Афанасьевна проводила экзамены, организовывала весёлые спортивные игры и торжественное закрытие смены с награждением лучших учеников.

Конечно, большинство детей не становились сразу после занятий в духовной школе ревностными прихожанами храма. Духовная школа, которая работает один месяц в году, не может полностью восполнить отсутствие церковного воспитания в семье. Но дети в духовной школе получают представление о том, что является грехом и, вырастая, обычно избегают курения, пьянства, блуда.

Многие уже повзрослевшие выпускники духовной школы «Родник» приходили к Лидии Афанасьевне и с большой теплотой вспоминали время учебы в духовной школе.

Для полноценного вхождения в церковную жизнь им, возможно, предстоит ещё долгий путь, на котором должны потрудиться и священники в тех городах, где они живут. А учителя духовной школы утешаются словами апостола Павла: «Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог» (1 Кор. 3, 6).


Четырехлетний курс для воскресных школ

Хотя Шишкина Лидия Афанасьевна имела большой педагогический опыт, программу занятий для духовной школы ей пришлось разрабатывать заново, самой очень много и усердно учиться.

Лидия Афанасьевна не была профессиональным богословом и историком Церкви, но она, как опытный учитель, стремилась изучить основы церковных наук и методически грамотно подготовить и провести занятия.

Ею был разработан четырехлетний курс для воскресных школ, который включал в себя изучение Ветхого Завета, Нового Завета, Истории Церкви и иконографии. Причем, в зависимости от обстоятельств, на основе этого курса можно было организовывать и краткие курсы, просто проводить отдельные занятия по ключевым темам. Иногда занятия строились на основе праздников годового богослужебного круга, и включали в себя знакомство с Писанием, церковной историей и иконографией одновременно.


«От незнания Писания – всякое зло»

Лидия Афанасьевна, руководствуясь словами святителя Иоанна Златоуста: «От незнания Писания – всякое зло», основой всей церковной учебы считала изучение Библии, Священного Писания Ветхого и Нового Завета.

В течение многих лет она старательно изучала Ветхий и Новый Завет, толкования Святых Отцов, библейские словари и пособия, книги по библейской истории и археологии. «Какую премудрость Господь открыл мне под конец жизни!» - с восторгом говорила она. На ней исполнились слова из 50-го псалма: «Се бо истину возлюбил еси, безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси».

Можно смело сказать, что она стала одним из глубочайших знатоков Библии в нашей Церкви, хотя знали об этом только те, кто бывал на её занятиях.

Вспоминается случай, когда одна из женщин, ходивших во взрослую воскресную школу, спросила Лидию Афанасьевну о непонятном для неё месте в Псалтыри, и Лидия Афанасьевна с ходу подробно и исчерпывающе ответила на вопрос.

Для занятий в детской школе Лидия Афанасиевна подготовила множество красочных наглядных пособий, таблиц и карт. На небе во время творения появлялись Солнце и Луна, игрушечные звери садились в ковчег, Моисей стоял перед горящим кустом, на карте Римской империи крестиками отмечались места, где проповедовали апостолы и т.д.

Использовались таблицы и иллюстрации и в занятиях со взрослыми.

При изучения Ветхого Завета Лидия Афанасьевна обращала особое внимание на многочисленные пророчества о Мессии, исполнившиеся на Исусе Христе, которые встречаются во всех ветхозаветных книгах: повествованиях о праотцах, патриархах, судиях, царях, в исторических и пророческих книгах.


Наука не противоречит Библии

Занятия, посвященные Шестодневу, сотворению Богом мира и человека за шесть дней, Лидия Афанасьевна проводила с использованием книг научных креацианистов, в которых подтверждалось, что новейшие научные открытия не опровергают, а полностью подтверждают истинность Библии.

Дарвинизм и учение о происхождении человека от обезьяны несовместимы с основами христианской веры – с учением о сотворении и грехопадении первого человека, необходимости для его спасения искупительной жертвы Христа. Если люди произошли не от первых людей Адама и Евы, сотворенных в шестой день, а возникли за миллиарды лет и в ходе эволюции от обезьян, то тогда надо считать всё Писание «аллегорией», «иносказанием», мифом. Поэтому дарвинизм лежал в основе всех антихристианских учений XIX и XX веков и будет мировоззренческой основой строящегося «нового мирового порядка».

Раньше христиане критиковали дарвинизм и теорию о происхождения человека от обезьяны на основании одной лишь Библии, но для ученых это было неубедительно.

Креационисты представили весомые доказательства с точки зрения, например, генетики, молекулярной биологии, что теория Дарвина ошибочна и с научной точки зрения.

Для Лидии Афанасьевны, изучавшей в вузе обязательный в советское время дарвинизм, знакомство с материалами креацианистов было откровением.

С большой радостью она поняла, что её любимые науки - химия, биология, геология и палеонтология - не противоречат христианской вере, а, наоборот, подтверждают, что «все Писание богодухновенно» (2Тим.3:16).

Мир действительно был сотворен за шесть дней, все люди происходят от Адама и Евы, а известные палеонтологам и геологам кладбища ископаемых животных и отложения осадочных пород являются зримым подтверждением описанного в Библии всемирного потопа.

В качестве учителя воскресной школы, она рассказывала об этом своим ученикам, взрослым и детям.


История Церкви

После изучения Библии Лидией Афанасьевной был разработан курс по истории Церкви: эпоха гонений, Вселенские соборы, разделение Церкви на Западную и Восточную, Флорентийская уния, реформация и появление протестантизма.

Так же был разработан курс истории Русской Церкви: Крещение Руси и Церковь времен Киевской Руси, татарское нашествие и иго, Сергий Радонежский и Куликовская битва, Стоглавый Собор, патриарх Гермоген и Смутное время, церковный раскол в середине XVII века и страдальцы за веру, разделение старообрядчества на согласия и основные сочинения в защиту старой веры, современное состояние старообрядчества и отношения с РПЦ.


Иконография

Лидия Афанасьевна так же разработала курс по иконографии. Во время его подготовки она проработала множество книг по богословию и символике иконы, иконографии, альбомы с репродукциями. Во время изучения этого курса проводились занятия по иконографии двунадесятых праздников и праздников, к ним причтенных, происходило знакомство с иконами Спасителя, Богородицы, ангелов, пророков, апостолов, мучеников, святителей и преподобных. Подробно рассматривалась иконография наиболее почитаемых икон Богородицы. Особое внимание Лидия Афанасьевна обращала на различие традиционной византийской и древнерусской иконописи от религиозных изображений римо-католиков и живописных икон новообрядческой церкви. Каждое занятие сопровождалось иллюстрациями: прописями икон, цветными репродукциями.

Во время работы в воскресной школе на Рогожской Лидия Афанасьевна проводила экскурсии для учеников, во время которых знакомила с собранием икон Покровского кафедрального собора.


Туринская плащаница

Фрагмент Туринской плащаницы. Негативное изображение отпечатавшегося на ней лика.

Лидию Афанасьевну очень интересовала тема, лежащая на стыке иконографии и естественных наук - вызывающая споры о её подлинности Туринская плащаница. Длинное льняное полотно, хранящееся в храме итальянского города Турина, сохранило изображение умершего мужчины, мучения и смерть которого совпадает с описанными в Евангелиях страданиями и крестной смертью Христа. Само изображение является негативом, появилось на ткани неизвестным способом, судмедэксперты обнаружили множество невидимых глазом отпечатков, подтверждающих описанные в Евангелии крестные муки и смерть. На основании радиоуглеродного анализа плащаницу датируют средневековьем, но этот результат анализа может быть вызван, например, загрязнением плащаницы.

Лидия Афанасьевна тщательно изучала все доступные материалы по Туринской плащанице и была убеждена в её подлинности. Она неоднократно проводила и с детьми, и со взрослыми уроки, посвященные Туринской плащанице, сопровождаемые показом фотографий и иллюстраций.


Занятия с малышами

Очень любила Лидия Афанасьевна проводить занятия с малышами детсадовского и младшего школьного возраста. Духовные занятия с маленькими детьми - дело непростое, обычные методы преподавания Закона Божьего к ним неприменимы. Лидия Афанасьевна внимательно изучала доступные методические пособия и книги для духовных занятий с малышами.

Занятия с маленькими детьми были короткими, не более 20 минут, и включали в себя изучение русских и славянских букв, письмо, рисование и лепку из пластилина, чтение нравоучительных рассказов, разучивание стихов.

Малыши очень любили Лидию Афанасьевну. Впрочем, её любили и более старшие дети, и взрослые ученики.


Воскресная школа для детей на Рогожском

Начало учебного года в детской воскресной школе Рогожской общины. Лидия Афанасьевна третья справа. Фото 2005 года.

Осенью 2004 года Лидии Афанасьевне предложили организовать детскую воскресную школу на Рогожском.

Для того, чтобы собрать первую группу, Лидия Афанасьевна после воскресной службы стояла у дверей Покровского храма на Рогожской с объявлением и лично приглашала родителей с детьми в воскресную школу.

На первое занятие был приглашен священник, который прочитал молитву «на обучение отрочат». И в последующие годы воскресная школа начинала свои занятия со священнической молитвы и благословения.

Лидия Афанасьевна на фоне сделанных ею учебных пособий.

Занятия основывались на тех учебных программах, которые Лидия Афанасьевна разработала для духовной школы в Волое. Так как детей приводят в воскресную школу родители, то школа была организована, как детско-взрослая. Присутствие родителей на занятиях и их активное участие в жизни воскресной школы приветствовалось, школа стала семейной, а родители с огромным интересом слушали уроки Лидии Афанасьевны.

Народная мудрость гласит: «Пустое брюхо к ученью глухо». И детей, и родителей надо было кормить, и Лидия Афанасьевна организовала при воскресной школе кухню с плитой, набором посуды и холодильником. Обед готовила она сама, после занятий мыла посуду.

Такая школа требовала больших усилий от Лидии Афанасьевны, но в результате дети, родители и учителя школы подружились, школа жила, как одна семья. Со временем регулярно стали ходить 20-30 человек, детей и родителей. Кроме занятий, отмечались праздники, организовывались экскурсии в Кремль, на выставки и музеи. Зимой 2007 года детская воскресная школа вместе с Лидией Афанасьевной организовала поездку в общину города Санкт-Петербурга. Их радушно встретили настоятель, о.Геннадий Чунин, и прихожане. Состоялось знакомство с воскресной школой Петербурга и увлекательные экскурсии по городу на Неве.

Лидия Афанасьевна вела детскую воскресную школу на Рогожском с 2004 года по осень 2007, всего три с половиной года, после чего стала трудиться во взрослой воскресной школе.


Съезды церковных педагогов на Рогожском

С 2001 по 2005 годы на Рогожском проводились ежегодные съезды православных педагогов и воспитателей, одним из организаторов которых стала Шишкина Лидия Афанасьевна.

Пятая встреча церковных педагогов 13 мая 2005 года. Лидия Афанасьевна крайняя справа.

С 2001 по 2004 годы съезды проводились зимой, после Рожества Христова. Лидия Афанасьевна встречала приезжающих учителей, помогала размещать их на Рогожском, договаривалась о питании участников съездов и т.д.

На съездах представители различных приходов из Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода, Казани, Томска, Барнаула, Ярославля и других городов рассказывали о деятельности своих воскресных школ и детских лагерей, показывали фотографии, видеозаписи, демонстрировали пособия, обсуждали методику проведения занятий и возникающие при этом проблемы.

Лидия Афанасьевна рассказывала о духовной школе в Волое, воскресной школе на Рогожском, её сообщения слушали с большим интересом.

Последняя, пятая встреча церковных педагогов прошла в мае 2005 года, во время празднования 100-летия распечатывания алтарей храмов на Рогожском.

Несмотря на то, что все участники встреч педагогов считали их полезными и нужными, после смерти митрополита Андриана в силу ряда обстоятельств их проведение прекратилось.

Во время встреч педагогов выявилось общая тенденция – все церковно-педагогические инициативы в РПСЦ держались на энтузиазме отдельных людей. Если они по каким-то причинам не могли продолжать свою деятельность, то зачастую работа с детьми на приходах вообще прекращалась.


Воскресная школа для взрослых на Рогожском

В 2006 году Лидия Афанасьевна начала, одновременно с детской воскресной школой, проводить занятия и во взрослой воскресной школе, а с 2009 по 2017 год, то есть последние восемь лет, воскресная школа для взрослых стала основным местом, где она преподавала.

Занятия строились на основе разработанных ею курсов Священного Писания, Церковной истории и иконографии.

Надо сказать, что взрослые прихожане нуждаются в знакомстве с основами православной веры не меньше детей. Обычно взрослый прихожанин за какое-то время может освоить, как надо вести себя в храме на службе, как надо молиться дома и соблюдать правила христианского благочестия.

От священников, которые на больших приходах очень заняты, можно получить советы нравственного и житейского порядка.

Но какого-либо обучения взрослых прихожан основам православной веры в большинстве приходов нет. Именно этим и занялась Лидия Афанасьевна на Рогожском.

Кроме того, в современной жизни возникает много вопросов вероисповедных, идеологических, на которые прихожанину старообрядческого храма иногда бывает трудно получить ответ. К сожалению, в старообрядческую среду сейчас проникают и «никонианские» идеи, и «учения странна и различна» (Евр.13:9).

Нередко на Рогожском взрослая воскресная школа, в которой преподавала Лидия Афанасьевна, оставалась единственным местом, где алчущие и жаждущие правды (Мф.5:6) могли получить ответ на своё вопрошание (1 Пет. 3:15).

В случае, если вопрос, с которым к ней обращались, был ей незнаком, она говорила, что изучит его и ответит позже. Лидия Афанасьевна начинала изучать литературу, посещала библиотеки. Нередко ответ на каверзные вопросы становился темой отдельного занятия.

Лидия Афанасьевна любила сложные вопросы, которые задавали ученики, поскольку они давали возможность изучить какую-то новую тему и способствовали тому, что воскресная школа давала людям ответы на вызовы времени.


Отменена ли Флорентийская Уния?

Один из таких вопросов возник после того, как на Рогожской среди прихожан стали распространяться идеи экстравагантного предпринимателя Германа Серлигова. Он учил, что Флорентийская Уния 1439 года, объединившая греческую церковь с римо-католической, якобы не была впоследствии официально отменена греческой Церковью. Поэтому, по мнению Серлигова, когда в России в конце XVI века, при царе греки поставили для Русской церкви патриарха, русская Церковь тоже стала униатской и истинное священство на Руси, да и во всем мире, погибло.

По существу, Герман Стерлигов стал основателем нового беспоповского согласия, только в отличие от прежде бывших беспоповцев, он утверждал, что истинное священство было утрачено не во время реформ патриарха Никона, а с поставления на Русь патриарха Иова греками в 1589 году.

К сожалению, эти нелепые идеи сильно смутили некоторых ревностных прихожан на Рогожской. Высказывались даже мнения, что истинная вера осталась только у Германа Стерлигова, и надо к нему присоединяться.

Когда у Лидии Афанасьевны спросили, что она думает по этому поводу, то она попросила время для изучения вопроса.

В большинстве доступных книг по русской церковной истории написано о Флорентийской унии, о том, что после неё была фактически провозглашена самостоятельность русской Церкви, но не говорится, когда она была отменена у греков. Сведения об этом Лидия Афанасьевна нашла в книге английского византолога Стивена Рансимена «Великая церковь в пленении». Флорентийская уния официально была отменена в 1484 году на Соборе в Константинополе с участием представителей патриархов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Утверждение, на котором основывалось учение Германа Стерлигова, было ложным.

На эту тему Лидия Афанасьевна провела занятие во взрослой воскресной школе, на которое пригласила и тех христиан, которых смутили идеи Германа Стерлигова, а так же написала статью на эту тему.


Были ли старообрядцы творцами революции в России?

В 2013 году вышла книга историка А.В.Пыжикова «Грани русского раскола», в которой утверждалось, что старообрядцы были ведущей силой русской революции начала XX века. Это вызвало смущение у некоторых Рогожских прихожан, и они обратились с вопросами к учителю воскресной школы для взрослых Шишкиной Лидии Афанасьевне.

Она сразу очень серьёзно отнеслась к этим заявлениям. Ещё до революции духовенство господствующей церкви, чтобы оправдать преследования старообрядцев, обвиняли их в неблагонадежности, бунтарстве, подрывной деятельности. Современный историк А.В.Пыжиков, по существу, повторяет эти обвинения. Кроме того, в наше время распространены взгляды, что причиной всех наших бед является революция, которая произошла в России в начале XX века. Причиной же революции Пыжиков считает старообрядцев. Если общество в это поверит, то положение старообрядчества может ухудшиться.

Лидия Афанасьевна внимательно изучила книги историка Пыжикова, сочинения по истории старообрядчества и России начала XX века.

Свои выводы она изложила в нескольких статьях. Вот выдержки из них: «Утверждать, что старообрядцы делали революцию в принципе неверно. Старообрядцы являлись монархистами и их идеалом была дониконовская Русь во главе с православным царём, охранителем государства и старой веры. К началу ХХ века они обладали промышленно-торговым потенциалом, но не имели ни политических, ни религиозных прав. Все их усилия были направлены на то, чтобы снять с себя это бесправие. Менять как-либо государственный строй они не хотели. В основной массе старообрядцы не поддержали Октябрьской революции. Для советской власти старообрядцы также были врагами».

На эту тему Лидия Афанасьевна так же проводила занятия во взрослой воскресной школе, на котором разбирались утверждения Пыжикова и показывалась их несостоятельность.


Экскурсии по Москве

Иногда в теплое время года Лидия Афанасьевна проводила выездные занятия, экскурсии по Москве. Ученикам взрослой воскресной школы запомнилась её экскурсия вокруг Кремля, по Варварке, Красной площади, Китай-городу и Моховой улице, во время которой посетили места в Москве, связанные с жизнью и подвигом страдальцев за благочестие – протопопа Аввакума и боярыни Морозовой.

Занятия с прихожанам г. Боровска и Тулы

Кроме Москвы, Лидия Афанасьевна в течение 2-х лет ездила и преподавала взрослым и детям в воскресной школе города Боровска.

Выезжала для отдельных занятий и в приход города Тулы.

Прихожане этих храмов вспоминали её с большой благодарностью и любовью.


Церковная публицистика

Шишкина Лидия Афанасьевна является так же автором многих статей на актуальные церковно-общественные темы, которые публиковались, в основном, на сайте «Современное древлеправославие». Некоторые из них опубликованы под псевдонимом «Пелагея».

Материал, собранный для обличения лжеучения Стерлигова, лег в основу статьи «Отменена ли Флорентийская уния?».
Статьи «В старообрядческой России революция была бы невозможна», «Изучайте документы!» и «Новые «открытия» А.В. Пыжикова» полемизируют с исторической концепцией Пыжикова, согласно которой революцию в России сделали старообрядцы.

После выставки, посвященной 400-летию династии Романовых, Лидия Афанасьевна поделилась своими впечатлениями в статье «О чем нам не рассказала выставка». Она так подытожила свои впечатления: «Вот небольшой стенд «Раскол». Такое впечатление, что создатели этого стенда, поставили цель – скрыть правду от посетителей выставки. <…> Ностальгия Русской Православной церкви по романовским временам хорошо видна. А обо всех неприятных событиях, бывших при правлении династии Романовых, лучше не вспоминать или, на худой конец, представить «яко не бывша». А ещё лучше обвинить во всём кучку врагов, заговорщиков, бунтарей».

Несколько статей посвящено проблемам старообрядческой церковной жизни.

Так, статья «Жены ваши в церкви да молчат...» полемизирует с мнением, что апостол Павел в первом послании к коринфянам запретил всегда и во всех случаях женщинам быть церковными учителями и приводит пример женщин-христианок первых веков, внесших огромный вклад в распространение христианства и святую великомученицу Екатерину.

Статьи «Начало всякого раскола – гордыня» и «Посторонним вход воспрещён!» опровергают распространенное среди некоторых верующих РПСЦ мнение, что истинным старовером может быть только тот, кто происходит из старообрядческой семьи. Лидия Афанасьевна считала, что такие взгляды близки к ереси и призывала вспомнить евангельскую притчу о блудном сыне.


Участие в работе Рогожской старообрядческой общины

Лидия Афанасьевна была членом Рогожской старообрядческой общины, регулярно принимала участие в общих собраниях, всегда переживала за дела в общине и очень любила Покровский кафедральный собор, который считала своим храмом.


Личное благочестие

Стоит так же сказать, что Лидия Афанасьевна с момента своего прихода в Церковь соблюдала церковные правила, посещала храм, соблюдала посты, исповедовалась у своего духовного отца и причащалась. Дома в свободные дни она молилась по два часа утром каждый день, читала Псалтырь и каноны, записки о здравии и за упокой, в течение многих лет не ела мясо.

Была доброжелательна и внимательна к людям, старалась всегда помочь.

За работу в духовной школе «Родник» Лидия Афанасьевна не получала деньги, наоборот, от своей пенсии и зарплаты лаборанта откладывала средства для проведения очередной смены.

Когда она уже была учителем воскресной школы, к ней неоднократно обращались ученики воскресной школы и в Москве, и в Волое с просьбой помочь им разобраться в школьных заданиях по химии. Лидия Афанасьевна всегда помогала, подтягивала их по этому предмету и не брала за это деньги.


Завершение земной жизни

С середины 2017 года Лидия Афанасьевна начала серьезно болеть.

Последний раз она была на Рогожской в октябре, на Покров, храмовый праздник старообрядческого кафедрального собора, который она очень любила.

За полтора месяца до смерти, находясь в больнице, Лидия Афанасьевна высказывала намерение написать ещё статью против идей Пыжикова.

Так же говорила женщинам, с которыми была в больничной палате, о необходимости сознавать свою греховность, и что безгрешен только Бог.

После возвращения из больницы, за месяц до смерти, её соборовал, исповедовал и причастил духовный отец.

Незадолго до смерти, когда медсестра дома ей ставила капельницу, Лидия Афанасьевна рассказывала ей о старой вере.

Умерла она 15 декабря по новому стилю, в день памяти почитаемого ею священномученика и исповедника Аввакума, о жизни и подвиге которого она неоднократно рассказывала своим ученикам.

Отпевал её на Рогожском настоятель Покровского кафедрального собора протоиерей Виктор Жельцов. На отпевании присутствовали ученики взрослой воскресной школы, её родные, друзья.

За неё молились и те, кто не смог лично присутствовать на отпевании: верующие из Боровска и Тулы, те, кто с ней трудился в первой общине на Остоженке.

Прихожанки храма в Волое, внуки которых ходили в духовную школу «Родник», отмолились в храме заупокойную панихиду.

Похоронили её на Хованском кладбище, рядом с местом упокоения супруга Шишкина В.С.


«И дела их идут вслед за ними»

Лидия Афанасьевна Шишкина прожила 83 года, 28 из которых было посвящено служению Церкви.

Лидия Афанасьевна не зарывала в землю полученные таланты и жизненный опыт, а отдала на служение Господу и Церкви свое правдолюбие, добросовестное отношение к делу, весь свой педагогический опыт работы с детьми и взрослыми, любовь к ученикам. За это Бог дал ей ещё таланты: познания Слова Божьего, истории Церкви и иконографии.

В Откровении Иоанна Богослова сказано: «Блаженны мертвые, умирающие в Господе, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними» (Отк.14:13).

Покой Господи душу усопшия рабы Твоея Лидии!

Шишкин Алексей Васильевич




Приложение:

Статьи Шишкиной Лидии Афанасьевны:

Отменена ли Флорентийская уния?

«Жены ваши в церкви да молчат...»

В старообрядческой России революция была бы невозможна
эта статья под названием «Версии Пыжикова»
опубликована в газете «Старообрядец» №55 декабрь 2013 года

Мои впечатления об экскурсии на Рогожский поселок

Изучайте документы!

Новые «открытия» А.В. Пыжикова

Начало всякого раскола – гордыня

О чём нам не рассказала выставка

Может ли культура объединить людей?

Посторонним вход воспрещён!

«Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди»

Посеешь ветер, пожнёшь бурю