Митрополит Алимпий (Гусев). Фото 1999 г.

Вступление

31 декабря 2023 года исполняется 20 лет со дня смерти митрополита Московского и всея Руси Алимпия (в миру Александра Капитоновича Гусева).

Он был поставлен на Московскую старообрядческую кафедру в 1986 году и умер 31 декабря 2003 году в возрасте 75 лет.

За время его жизни сменилось несколько исторических эпох.

Детство пришлось на эпоху раскулачивания, закрытия храмов, репрессий против священства и тайной домашней молитвы немногих верных христиан, испытаний Великой Отечественной войны.

Время юности – послевоенное открытие храмов, оживление церковной жизни и попытки угасить её во время хрущёвской антирелигиозной кампании.

Время зрелости и дьяконского служения пришлось на эпоху брежневского «застоя», когда прямых гонений не было, но Церковь была вытеснена на обочину жизни и постепенно угасала.

Завершающий период жизни начинается в последние годы «застоя», когда хиротония сравнительно молодого епископа Алимпия предотвращает прекращение белокриницкой иерархии. 

Начавшаяся потом «перестройка», которая в итоге привела к возникновению новой, современной России, открыла новые, немыслимые ранее возможности для восстановления и роста Церкви.

Однако новая эпоха несла с собой так же и непривычные соблазны, вызовы, на которые пришлось отвечать всей Церкви и её первосвятителю – митрополиту Алимпию.

Двадцать лет с момента его смерти – повод вспомнить слова апостола Павла: «поминайте наста́вники ва́ша, и́же глаго́лаша ва́м сло́во Бо́жие: и́хже взира́юще на сконча́ние жи́тельства, подража́йте вере [и́хъ]» (Зач. 334).

 

Семья. Детство. Домашняя церковь

Александр Гусев родился 1 (14) августа 1929 года в Сормове, годом ранее вошедшем в состав города Нижнего Новгорода, носившего с 1932 по 1990 годы в название Горький [47].

Город Лысково

Это был день памяти девяти святых мучеников, в Сиде Памфилийской пострадавших. Эти святые были простыми людьми, ремесленниками и крестьянами, крещёнными в детстве и имевшими простую веру. Во время гонений Диоклетиана они решили пострадать за Христа, разорили языческий храм, чудесно укрепляемые Богом перенесли мучения и были казнены.

Во имя одного из них, Александра, и был крещён родившийся в семье Гусевых мальчик. Как сказано в службе святителя Николы, «по имени твоему тако и житие твое». Простой глубоко верующий человек из крестьян, митрополит Алимпий, служение которого пришлось на эпоху разрушения безбожия, в духовном отношении явно был похож на святого, имя которого получил при крещении. 

Его родителями были благочестивые коренные старообрядцы Капитон Иванович и Александра Ивановна Гусевы.

Макарьевский монастырь на Волге

«О своих родителях Митрополит рассказывал: "Отец с матерью познакомились в Лыскове в храме, а поженились примерно в 1925 году. Всего в семье было шестеро детей. Когда родители поженились, начал перестраиваться Сормовский судостроительный завод, отца как квалифицированного кузнеца взяли туда на работу. 

В семье уже было двое детей, старший брат и я, а квартиры не было, вот и пришлось через три года возвращаться в Лысково"» [46].

Вскоре после рождения Александра Гусева семья переехала и основалась на многие годы в тихом городе Лысково, стоящем у великой русской реки Волги, на противоположном берегу которого стоит старинный знаменитый Макарьевский Желтоводский монастырь и впадала в Волгу река Керженец.

Это были места, со времён церковного раскола населённые старообрядцами, родина протопопа Аввакума, епископа Павла Коломенского, патриарха Никона, место подвигов древнерусского подвижника преподобного Макария Желтоводского.

При этом сам митрополит всегда считал себя лысковским уроженцем, так как именно там был его родной дом, прошли детство и юность [47].

В семье было шестеро детей, Александр, Леонид, Евгений, Зоя, Софья, Евстолия. Отец был кузнецом, мать занималась домашним хозяйством. Семья все эти трудные годы сохраняла живую веру.

Во время переезда семьи в Лысково действовала старообрядческая церковь, младенца Александра крестил её настоятель о. Иерофей Горшков.  

В 1936 году церковь в Лысково закрыли, священника Иерофея арестовали и он погиб в тюрьме. Прихожане смогли спасти часть икон, книг и церковной утвари.

Родной дом Гусевых в Лысково

Семья Гусевых приютила в своем доме жену о. Иерофея, матушку Марфу, хотя в то время это было опасно, можно было попасть в число «врагов народа».

Виктор Дмитриевич Бармин, сосед и родственник Гусевых, собирал в свой дом на тайную молитву небольшой круг надёжных людей до тех пор, пока в 1941 году его дом вместе с моленной не сгорел [46].

Гусевы поддерживали связь со священником Стефаном Хапугиным, который, «по воспоминаниям, в 1930-х гг. служил священником в Нижнем Новгороде, окормляя старообрядцев Черной Мазы. Ребенком ему прислуживал будущий митрополит Московский Алимпий (Гусев)» [48].

С началом Великой Отечественной войны посетивший Лысково старообрядческий священник Стефан Хапугин, который служил в с. Красный Яр Горьковской области, посоветовал Гусевым устроить в своём доме домовую церковь, в которой можно было бы служить литургию.

Это было очень опасно, но родители шести несовершеннолетних детей согласились. Церковь обустраивала вся семья, в доме сделали алтарь и клироса.

По одним сведениям, тайно проживающий в Лысково о. Кирилл Бушуев малым чином освятил домовой храм во имя св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова и начал совершать в ней литургию [4].

По другим сведениям, «незадолго до своего ареста 23 июля 1944 г., о. Стефан Хапугин успел освятить домовую церковь в доме родителей будущего владыки митрополита Алимпия. 

В этой тайной церкви несколько раз служили литургию священники, вынужденные постоянно перемещаться по причине гонений» [48]. 

Сам священник Стефан Хапугин был «приговорен Особым совещанием 27 января 1945 г. по обвинению в контрреволюционной агитации к пяти годам заключения. Жена и дети были выселены. Из заключения не вернулся: по неподтвержденным устным свидетельствам, погиб в Костроме» [48].

Как бы там не было, домашний храм у Гусевых был освящен и служба в нём совершалась.

Пока Капитон Иванович был на трудовом фронте, работал на военном заводе в городе Дзержинске Горьковской области, его семья в те трудные годы войны стала в прямом смысле домашней церковью. Жена и дети молились и трудились в поте лица  своего для пропитания. Они, как и многие другие люди в военное и послевоенное время, сильно нуждались [47].

Впоследствии для митрополита Алимпия «будет характерно особенно положительное отношение к деятелям старообрядчества, вышедшим из народной среды, сохранявшим веру и благочестие в условиях, близких к тем, в которых находилась семья Гусевых в предвоенные годы» [1], [4], [5].

 

Юность. Храм в Горьком

Хотя в Нижнем Новгороде и проживало много старообрядцев, до начала XX века они не имели разрешённого властями храма, а молились в домашних моленных, устроенных в домах богатых купцов.

Большой вклад в строительство храма внес нижегородец, видный деятель старообрядчества купец-пароходчик Дмитрий Васильевич Сироткин. Для этого ему пришлось преодолеть большие препятствия и пожертвовать немало средств. Помогали своими пожертвованиями и другие христиане. Храм был достроен в 1915 году и освящен во имя Успения Пресвятыя Богородицы [23].

Настоятелями этого вновь открытого храма так же стали видные деятели старообрядческой Церкви, оставившие след в её истории.

Первым настоятелем храма был протоиерей Иоанн Моржаков, впоследствии архиепископ Московский и всея Руси [23].

Старый храм в Горьком

«Вторым настоятелем храма был священник о. Григорий Спирин, впоследствии епископ Гурий, Нижегородский и Костромской, который в течение 50-ти лет пребывал в сане священнослужителя» [23]. «В 1933 году арестован по статье 58-10 (антисоветская пропаганда), приговорён к заключению на 5 месяцев» [45]. После освобождения епископ Гурий «до самой смерти служил при горьковском храме» [23]. «Умер 10 мая 1937 года» [45]. 

Из современной публикации следует, что «в 1938 году храм отобрали из-за отсутствия священника» [44]. По-видимому, после смерти еп. Гурия возможности назначить нового настоятеля в церковь города Горького в то время не было, а служивший в Горьком священник Стефан Хапугин в конце 30-х был на какое-то время арестован [48]. 

Храм закрыли, однако само здание при этом разрушено не было.

Во время войны произошло некоторое «потепление» в отношении властей к верующим. Поэтому «(старообрядческий) храм, стоявший на берегу Волги, передали верующим в августе 1944 г. и уже в январе 1945 г. он был подготовлен к богослужениям» [16]. 

«По благословению Архиепископа Иринарха Московского и всея Руси в 1945 году настоятелем храма и духовным отцом горьковских христиан-старообрядцев был определен протоиерей о. Петр Селин» [23]. 

Богослужения в храме начались в марте 1945 года [16], возможно, вначале без совершения литургии.  

Протоиерей о. Петр Селин

«В том же году храм был с особым усердием и старанием отремонтирован и оборудован на средства, собранные путем добровольных пожертвований самих христиан-старообрядцев. Вся эта работа выполнена была под руководством протоиерея о. Петра Селина при участии всего церковного совета и всех верующих.

С большим торжеством при огромном стечении молящихся в воскресение 21 октября 1945 года было совершено освящение храма во имя Успения Пресвятыя Богородицы» [23]. По-видимому, вначале храм был освящен малым чином, священником без участия архиерея, так как по сведениям из «Церковного календаря за 1947 год» первый визит старообрядческого архиерея, архиепископа Иринарха, в город Горький состоялся только в следующем году.

Во вновь открытый старообрядческий храм в городе Горьком «со всей округи потянулись христиане, хранящие древлее благочестие» [5].

Можно предположить, что на освящении храма были представители семьи Гусевых из Лыскова, так как именно тогда состоялось знакомство молодого Леонида Гусева со столь же молодым Леонтием Пименовым, которое переросло в дружбу на всю жизнь.

В связи с открытием старообрядческой церкви в Горьком власти домашний храм Гусевых закрыли. Поэтому христианам из Лыскова для того, чтобы в большие церковные праздники попасть в церковь в Горький приходилось преодолевать путь в сто километров.

Летом до Горького ходили по Волге два парохода, но билеты на них достать было нелегко. А зимой транспорт в областной центр ходил только из Кстова, пятьдесят километров до которого приходилось преодолевать иногда на попутках, а иногда пешком [4] [5].

Тем не менее Гусевы и молодой Александр стали активными прихожанами Успенского старообрядческого храма в г. Горьком [4]. 

Митрополит Алимпий его хорошо помнил и впоследствии рассказывал «о прежнем храме в Горьком, который сломали. Там была хорошая роспись и прекрасный резонанс...» [17].

 

Возведение в чтецы

Высокопреосвященный Иринарх, Архиепископ Московский и всея Руси

В связи с тем, что «уже в 1946 г. ревность о Бозе молодого человека была замечена нижегородскими христианами, в том же году Александр был возведен архиепископом Иринархом в первую духовную степень — в стихарные чтецы». [5]

В «Церковном календаре за 1947 год» упоминается только одно посещение архиереем города Горького в это время.

«13 и 14 октября 1946 года Горьковскую старообрядческую общину посетил Высокопреосвященный Иринарх, Архиепископ Московский и всея Руси. 

Им было совершено торжественное богослужение при участии духовенства протоиерея о. Петра Селина, протодиакона Федора Кондратьева, диакона Михаила Голубева». [23]

Судя по всему, именно на этой службе и совершилось возведение Александра Гусева в чтецы.

 

Работа. Служба в армии.

«Первые собственные рабочие места юноши были отнюдь не из лёгких» [4]. 

Александр Гусев устроился работать бакенщиком, то есть обслуживать бакены, плавучие сигнальные устройства, которые на якоре устанавливаются на реках для указания безопасного пути судам. Ночью на них зажигаются сигнальные фонари, в наше время электрические, а в то время керосиновые, которые надо было зажигать вечером и гасить утром вручную. Для этого бакенщикам, среди которых был молодой Александр Гусев, на лодке на веслах  приходилось проходить до 20 километров. Как потом вспоминал митрополит Алимпий,  «работа была тяжелая, постоянно в воде. Ночью пройдет плот, два-три бакена собьет. Какие мы найдем - ставим обратно, какие не найдем - ставим новые» [27].

Ещё одним недостатком работы была её сезонность, только во время речной навигации.

Поэтому Александр устроился в пожарную команду Лыскова, откуда и был по достижении 18 лет призван на срочную службу.

Александр Гусев

Александр Гусев, как не состоящий в комсомоле, был направлен в морской стройбат, служба в котором в то время продолжалась четыре года. Венные строители восстанавливали разрушенный во время войны Кронштадт. 

Но и в этой обстановке, среди нецерковного окружения и в условиях государственного атеизма, который являлся частью идейного воспитания военнослужащих, Александр Гусев с Божьей помощью получил разрешение от начальников по утрам, не привлекая к себе внимание, вместо зарядки молиться на чердаке.

Военная дисциплина «во многом перекликалась с воспринятыми с детства ценностями, такими, например, как трудолюбие и приверженность к порядку. 

Любопытно, что потом Владыка тем мужчинам, которые не желали носить бороды, приводил в пример одного из своих флотских начальников. Данный офицер, как ни нехарактерно это для сталинских времён, не брился, и, соответственно, имел прозвище "борода". Его строгость, по словам Митрополита, наводила на подчинённых особый страх.

Как примерный матрос, Гусев был демобилизован несколько ранее сослуживцев. Это произошло в 1953-м году» [4].

Впоследствии, во время одного из посещений прихода в Петербурге 25 июня 2000 года, после службы митрополита Алимпия отвезли на экскурсию в Кронштадт, которая вызвала у него особый интерес, вызвав воспоминания о днях своей молодости [43].

А в 1953 году, после увольнения из армии, Александр Гусев вернулся домой с серьёзно подорванным здоровьем, но «с еще более утвердившимся намерением - послужить Церкви Христовой. 

Но не сразу исполнилось его желание: пришлось еще несколько лет поработать и в городской пожарной охране» [26]. «Парторг команды сочувствовал верующему юноше: "Александр, ну куда ты пришел? Что ты здесь делаешь? Не место тебе здесь, тебе в храме где-нибудь служить надо!"» [27].

 

Служение в с. Дурасово

с. Дурасово

Желание Александра Гусева посвятить себя церковному служению исполнилось через шесть лет после армии, в 1959 году, когда он по благословению своего духовного отца про¬тоиерея Петра Селина начал служить уставщиком в храме во имя Рожества Богородицы в с. Дурасово Костромской области.

Настоятелем был опытный священник, протоиерей Алексей Сергеев, который стал духовным наставником и учителем для молодого служителя.

Александр Гусев

Работа в церкви для молодого человека во время хрущёвских гонений на Церковь считалась «тунеядством». Поэтому Александру Гусеву пришлось устроиться на работу в колхоз, в бригаду косцов-заготовщиков сена, участвовать в тяжелой, но в то же время знакомой и привычной с детства работе.  

Но Господь помогал ему – бригадир был верующим, и сам отпускал молодого уставщика в храм на службу вечером накануне и в дни церковных праздников.

Александр помогал настоятелю о. Алексею совершать требы. Автомобилей в личном пользовании в костромской глубинке тогда не было, поэтому священнику и уставщику для совершения треб по окрестным деревням приходилось далеко ходить пешком, иногда за двадцать километров.

Александр Гусев тогда ещё рассматривал возможность служения в качестве священника и поэтому подумывал жениться. Как он сам рассказывал, в то время в храме села Дурасова среди прихожанок была одна молодая девица, по его словам, очень красивая. Александр Гусев посматривал на неё, но отношения не сложились, она не отвечала взаимностью.

В 1961 году, после полёта Гагарина в космос, который широко использовался для атеистической пропаганды в духе "Гагарин в космосе был, Бога не видел", начался очередной виток хрущёвской антирелигиозной кампании.

В это время местные власти потребовали, чтобы Александр Гусев покинул село. Формальным поводом, вероятно, послужило то, что он имел прописку в Горьковской области и поэтому не мог постоянно проживать в Костромской.

В действительности они желали, «чтобы небольшой сельский храм, настоятелю которого было уже 85, лишился будущего и мог быть вскоре закрыт. 

Однако отъезд Александра этому не поспособствовал, церковь в Дурасове продолжала действовать, существует, как известно, и в наши дни» [4].

По-видимому, впервые после отъезда из села Дурасова архиепископ Алимпий посетил его и совершил службу в храме 6 (19) июля 1997 года, во время поездки по Костромской и Ярославской области.

Впоследствии митрополит Алимпий рассказывал, что, уже став архиереем, в храме с. Дурасова снова увидел свою знакомую, к которой в молодости был неравнодушен, конечно, к тому времени уже постаревшую. Замуж она так и не вышла.

 

Возвращение в г. Горький.

Дьякон Евгений Бобков, дьякон Леонид Гусев, чтец Александр Гусев (слева направо).

После отъезда из Дурасова Александр Гусев и его духовник о. Петр Селин помолились и бросили жребий из шести приходов – куда молодому уставщику дальше идти. Как сказано в Псалтири: «Скажи мне, Господи, путь воньже пойду, яко к Тебе взях душу мою. Изми мя от враг моих, Господи, к Тебе прибегох. Научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой. Дух Твой Благий наставит мя на землю праву» (Пс. 142:8-10). 

Жребий указал на родные места, на город Горький [38].

«Следующие три года пришлось послужить уставщиком в г. Горьком - при настоятельстве протоиерея Петра Селина» [26].

Однако налаженная, размеренная церковная жизнь была нарушена следующими событиями. 

Успенский старообрядческий храм был построен в центральной части города, хорошо был виден с разных сторон и с моста через Волгу. Это привело к тому, что во время посещения города Горький «в августе 1964 года Н. Хрущев, проезжая по набережной, обратил внимание на этот храм: мы, мол, строим коммунизм, а у вас тут церкви возвышаются. Генсек потребовал разрушить храм».

Разрушенный храм

Городскими властями «31 июля 1964 было принято решение о сносе старообрядческой церкви, через год оно было приведено в исполнение» [44]. 

Вскоре, 14 октября 1964 года, Н. Хрущев «был снят с должности, и новое руководство вняло жалобе верующих и отменило прежнее решение, но было уже поздно, храм был разрушен (на этом месте сейчас располагается дом быта).

Старообрядцам было предложено несколько вариантов в центральной части города в качестве компенсации. Архиепископ Иосиф благословил не рисковать, беря эти храмы, боясь хулиганских выходок молодежи и других неудобств (например, близость жилых домов). Он посоветовал взять храм на кладбище (как на Рогожском)» [16].

«Общине было передано меньшее по площади, почти полуразрушенное здание одной из кладбищенских церквей» [4]. Это был Успенский храм на Бугровском кладбище, который «начали строить в 1915 г. Первоначально храм был новообрядческим». После 1934 года «власти храм закрыли. В самый канун войны, в апреле 1941 г., его помещения были переданы трикотажной фабрике и мастерским» [16]. 

«Александр Гусев активно участвовал в восстановлении и благоустройстве храма, в том числе и как рабочий - маляр, благо опыт стройбата имелся» [4].

«Иконостас в свое время не успели соорудить - его перенесли из разрушенного старообрядческого храма. Удивительно, что он точно подошел по размеру. Внутри храма множество древних икон» [16].

«На освящение нового храма в Горький прибыл архиепископ Иосиф (Моржаков)»[1], оно было совершено 31 января 1965 г. [23]. 

«В 1966-м, Александр Гусев стал уставщиком этого новоосвящённого (также Успенского) храма» [4]. 

 

Рукоположение в дьяконы

«Нижегородская община, помня и любя своего стихарного чтеца, пригласила Александра на церковное служение» [5]. 

Во время очередного приезда архиепископа Иосифа (Моржакова) в Успенский храм г. Горького о. Петр Селин, духовный отец Александра Гусева, ходатайствует о его рукоположении в сан дьякона при этом храме [26]. 

«Митрополит Алимпий рассказывал: "Когда владыка Иосиф предложил мне стать дьяконом, то сказал: или женись, или давай обет безбрачия. 

 

Я отца Петра Селина спросил, он и посоветовал принять безбрачие, чтобы каждый день молитвенное правило читать по монастырскому уставу. Так с тех пор я и жил"» [27].

Хотя «еще в молодые годы Александра настоятель нижегородского Успенского храма о. Петр Селин советовал ему тайно придерживаться иноческого молитвенного правила» [5], окончательное решение о безбрачии было не легким. Сам митрополит Алимпий впоследствии рассказывал, что он попросил время подумать, и только после этого согласился на обет безбрачия.

А затем в 1967 г. Архиепископ Московский и всея Руси Иосиф (Моржаков) возвёл 39-летнего чтеца в сан диакона к Успенскому храму г. Горького [4], [26].  

 

Жизнь при храме в Горьком

Будущий владыка Алимпий прослужил в Успенском храме г. Горького в сане диакона 18 лет. 

В те годы, несмотря на эпоху атеистических преследований, община Успенского старообрядческого храма в г. Горьком жила по-своему насыщенной жизнью.

Прежде всего, это был один из крупнейших старообрядческих приходов в России, возможно, по численности второй после Рогожской в Москве. Нижегородский край традиционно был одним из оплотов староверия, а в советское время все старообрядческие храмы в Горьковской области, за исключению храмов в селах Чернуха и Непряхино, были закрыты, и верующие ездили в единственную церковь в областном центре.

В отличие от большинства других храмов, в приходе Горького в 70-х - начале 80-х годов были не только старушки, но и заметное количество семей с детьми и молодежи. Как говорили об этом то ли в шутку, то ли всерьёз, в Горьком, в отличие от многих других мест, бабушки просто брали своих внуков и постоянно водили их в церковь, и это в конечном счёте давало результат.

В храме было хорошее пение, один из клиросов возглавлял бывший тогда ещё мирянином энтузиаст Леонтий Пименов. 

Какие-либо официальные внебогослужебные мероприятия по условиям времени не допускались, но в приходе была возможность церковного общения, по домам устраивались спевки. 

Во многом это было вызвано тем, что в храме были деятельные и грамотные священники. «Из настоятелей храма особо примечательны о. Пётр Селин (о нем очень тепло отзывался владыка Алимпий) и о. Фёдор Моржаков [16]». 

О. Пётр Селин умер 23 (10) ноября 1967 года, вскоре после дьяконской хиротонии Александра Гусева. В некрологе сказано, что «отец Петр был членом Совета Архиепископии, благочинным по Горьковской области, обладал большой начитанностью, был очень знающим канонистом и полемистом. С 1925 года о. Петр участвует в заседаниях Освященных Соборов, а с 1927 года и до конца своих дней бессменно избирается секретарем соборных заседаний» [50].

«О. Фёдор был сыном архиепископа Иосифа (Моржакова). В годы войны он служил в разведке» [16].

Как потом вспоминал митрополит Алимпий, отец Федор Моржаков, приходя в храм на службу или на требу, приветствовал его шуточными словами: «Дьякон, рубль на кон!»

Дьякон Александр Гусев постоянно жил «в уединенной келье на коло¬кольне храма, где по благословению о. Петра ежедневно исполняет иноческое правило», читает духовные книги на церковно-славянском языке [26].

Сам дьякон Александр называл свою комнату на втором этаже колокольни с одним окном, выходящим на кладбище «голубятней».

Наш современник, посетивший это помещение, писал: «С трепетным чувством, поднимаясь на колокольню, я вошел в его келию. «Здесь, наверное, и стены пропитаны усердными молитвами этого большого подвижника, напоминающего древнерусских святых», - подумал я. <…> Сейчас идет ремонт, практически все новое, кроме небольшого окна с видом на кладбище, что весьма способствует развитию памяти смертной» [16]. 

По рассказам митрополита Алимпия, в храме была кухня, в воскресные и праздничные дни там готовили женщины для служителей храма, а в будни дьякон Александр готовил себе пищу сам. Живя в храме, он выполнял обязанности сторожа. По словам митрополита Алимпия однажды в храм залез вор, «здоровый бугай», набрал в мешок икон и направился к выходу. «Хотя он был здоровый, а я его меньше и худенький, мне стало так обидно за святыню, что я смог затолкать его в комнату и закрыть снаружи дверь, а потом вызвал милицию». Впоследствии подобный случай произойдет в Москве, на Рогожской. 

Священник Иоанн Думнов так описывает свою первую встречу с горьковским дьяконом Александром Гусевым в свои детские годы.

«Первый раз я его увидел в Рождественский пост 1972 г. В тот год мне исполнилось семь лет, я пошел в первый класс и впервые приехал из Чернухи в «горьковский» храм на испо¬ведь. 

Заканчивалось вечернее богослужение, священники и при¬хожане спешили по домам, а мы, приезжие, устраивались на ночлег в храме. Часто случалось, что все места для ночлега были заняты, и тогда мы поднимались на колокольню. Там одну из комнат зани¬мал дедушка Иван Евдокимович, который продавал в храме свечи, а в другой комнате жил диакон Александр Гусев. Эти два человека всегда нас выручали с ночлегом. 

Утром вставали рано, в 4 часа, и всегда причастные часы с нами молился диакон Александр. 

После литургии он нас поздравлял с принятием Святых Тайн и в дорогу всегда нас чем-нибудь одаривал, рыбой, конфетами или деньга¬ми. 

На фоне строгих священников и протодиакона диакон Алек¬сандр отличался необыкновенной простотой. К нему можно было обратиться с любой просьбой или вопросом даже нам, детям» [12].

Надо отметить, что всё свое время до архиерейства Александр Гусев был дьяконом, то есть находился в подчинённой должности, всегда следовал за каким-то лидером. 

У будущего митрополита не было опыта служения на приходе, необходимости самостоятельного принятия решений и общения с большим количеством разных людей, какой, например, был у его брата Леонида, ставшего священником, и это сказалось впоследствии.

 

Избрание кандидатом в епископы

«О "горьковском дьяконе" как кандидате в епископы стали говорить уже в начале 1970-х. 

Это было связано с двумя обстоятельствами. 

Во-первых, благодаря крайне строгому образу жизни (домом будущего Митрополита тогда преимущественно была келья под колокольней, где он истово исполнял, ещё, не будучи постриженным, полное иноческое правило) диакон Александр приобрёл среди старообрядцев значительный духовный авторитет.

Во-вторых, политика государства в отношении Церкви вновь переменилась, став "брежневской" вместо "хрущёвской". Хотя сохранялись многие ограничения, верующих уже не преследовали столь массово и непримиримо. 

Органы, контролировавшие деятельность религиозных организаций (в том числе спецслужбы), препятствовали в основном распространению веры, и особенно среди городской интеллигенции, ещё при Хрущёве давшей первых диссидентов. 

Выходцы именно из названного социального слоя были тогда особенно нежелательны в качестве служителей Церкви, тем более высшего ранга. 

Диакон же Александр имел совершенно иное происхождение, поэтому особых проблем при абсолютно неизбежном в те годы "утверждении наверху" возникнуть было не должно» [4].

Поэтому благочестивый безбрачный дьякон естественным образом становился кандидатом в архиереи. «В 1969 году на Освя¬щенном Соборе диакон Александр Гу¬сев был избран кандидатом в еписко¬пы» [1].  

В «Старообрядческом церковном календаре за 1970 год» упоминается Освященный собор в Москве 17 июня 1969 года. Вероятно, именно на нём обсуждалась кандидатура дьякона Александра Гусева. 

Однако его епископская хиротония состоялась, по Божьему промыслу, только через 18 лет, в начале 1986 года.

Все эти годы продолжалось его дьяконское служение в нижегородском храме, лишённое каких-либо выдающихся внешних событий.  

Шишкин Алексей Васильевич

 

(Продолжение следует)

 

Иллюстрации:

1. м. Алимпий 1999 г. К 70-летию высокопреосвященнейшего Алимпия митрополита Московского и всея Руси». М. 1999 г. Издание Старообрядческой Митрополии Московской и всея Руси. Стр. 2. 

2. Лысково. Журнал «Церковь» выпуск 6, 2004. Стр. 6.

3. Родной дом в Лысково. Журнал «Церковь» выпуск 6, 2004. Стр. 17.

4. Макарьев монастырь. «К 70-летию высокопреосвященнейшего Алимпия митрополита Московского и всея Руси». М. 1999 г. Издание Старообрядческой Митрополии Московской и всея Руси. Стр. 13 

5. старый храм в Горьком. Фото из интернета.

6. храм внутри. Фото из интернета.

7. о. Петр Селин. «Старообрядческая община гор. Горького». Старообрядческий церковный календарь на 1947 год. Стр. 57-58.

8. арх. Иринарх (Парфенов). «Старообрядческий церковный календарь».

9. 1952 Кронштадт. Журнал «Церковь» выпуск 6, 2004. Стр. 6.

10. Дурасово Храм Рожества Богородицы. Фото из интернета.

11. Александр Гусев в Дурасово.

12. Хрущев в Горьком. Фото из интернета.

13. Храм взорван. Фото из интернета.

14. Успенский храм в 1988. «Старообрядческий церковный календарь 1989 год».

15. Успенский храм внутри.  «Старообрядческий церковный календарь 1989 год».

16. Евгений Бобков, д.Леонид Гусев, чт. Александр Гусев (слева направо). Журнал «Церковь» выпуск 6. 2004 год. Стр. 8

17. арх. Иосиф (Моржаков). «Старообрядческий церковный календарь».

18. дьякон Александр Гусев. Фильм, посвященный памяти митрополита Алимпия и протоиерея Леонида Гусева. Остоженская старообрядческая община. 2012 г.

19. окна кельи. «Старообрядческий церковный календарь на 1999 год». Стр. 113.

20. келья. Фильм, посвященный памяти митрополита Алимпия и протоиерея Леонида Гусева. Остоженская старообрядческая община. 2012 г.

21. Собор 17 июня 1969. «Старообрядческий церковный календарь на 1970 год. Стр. 103.

 

Литература:

[1].  «20 лет со дня упокоения митрополита Алимпия (Гусева)». Православный старообрядческий церковный календарь 2023 г. Издание Митрополии Московской и всея Руси. Стр. 207.

[4]. «Прощание с долгожителем». Панкратов Александр, иерей РПСЦ. Сайт «Самарское староверие» 17 ноября 2007 г. Статья 2004 г.

https://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/63-1-0-896

Журнальный вариант. «Жизненный путь митрополита Алимпия». Александр Панкратов. Журнал «Церковь» выпуск №6 2004 г. стр. 16-18

[5].  «К 70-летию высокопреосвященнейшего Алимпия митрополита Московского и всея Руси». М. 1999 г. Издание Старообрядческой Митрополии Московской и всея Руси 

[12]. «Терпения ему желайте!» Иерей Иоанн Думнов. Журнал «Церковь» выпуск 6, 2004 г. Стр. 28

[16]. «На родине Кузьмы Минина. Святыни Нижнего Новгорода». Игумен Кирилл (Сахаров). Сайт «Русская народная линия»

https://ruskline.ru/analitika/2018/01/17/na_rodine_kuzmy_minina/ 

Книжная версия: «Воспоминания. Книга седьмая». Игумен Кирилл (Сахаров) М. 2018. Стр. 245-247.

[17]. «Беседа со старообрядческим архиепископом Алимпием». Игумен Кирилл (Сахаров). Сайт храма святителя Николы на Берсеневке. 

https://www.bersenevka.info/oldbelievers/oldbelievers-beseda_s_alimpiem.html

Книжная версия: «Воспоминания» Игумен Кирилл (Сахаров) М. 2008.                 

Стр. 272-275. 

[23]. «Старообрядческая община гор. Горького». Старообрядческий церковный календарь на 1947 год. Стр. 57-58.

[26]. «Русская Православная Старообрядческая Церковь. Церковный календарь на 2005 г.» Стр. 93-95.

[27]. «Из колена Аввакумова» Дмитрий Урушев «Независимая газета» 18.01.2006 https://www.ng.ru/society/2006-01-18/4_koleno.html

[43]. «Церковный календарь на 2001 год» Русской Православной старообрядческой Церкви. «Визит первосвятителя в Великий Новгород и Петербург». Стр. 125.

[44]. «Церковь на Суетинской (История Нижнего Новгорода)». 29 ноября 2022 г.     https://ipbatman.blogspot.com/2022/11/cerkov-na-suetinskoj.html 

[45]. «Гурий (Спирин)». Википедия.     https://ru.wikipedia.org/wiki/Гурий_(Спирин)

[46]. «Из колена Аввакумова». Дмитрий Урушев.

https://ruskline.ru/monitoring_smi/2006/01/18/iz_kolena_avvakumova/

[47]. ««Алимпий (Гусев)» Википедия.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Алимпий_(Гусев)

[48]. «Стефан Павлович Хапугин, иерей». Сайт «Русская вера», раздел «Пострадавшие в годы политических репрессий.

https://ruvera.ru/people/iereiy_stefan_hapugin

[50]. «Протоиерей Петр Александрович Селин». Старообрядческий церковный календарь на 1959 год. Стр. 95.