Тревожные события накануне Собора

Прошедший в Москве на Рогожской 16-19 октября 2007 года Освященный Собор Русской Православной старообрядческой Церкви прошёл очень бурно и выявил глубокое расхождение, существующее в отношении ряда вопросов.

Причиной разногласий стали действия и высказывания первоиерарха РПСЦ митрополита Корнилия во время межконфессиональных встреч, в первую очередь с представителями Русской Православной Церкви Московской Патриархии.



Во время интервью различным СМИ митрополит Корнилий сравнивал РПЦ и старообрядчество с каютами на одном корабле[1], заявлял о начале «диалога старообрядцев с РПЦ», о «спасении душ православных», совершаемых новообрядческим исповеданием, о «необходимости засвидетельствовать миру православное единство перед лицом инославной экспансии»[2]. Так же он высказывался в интервью, что «в целом положительно оценил итоги встреч с представителями Московского Патриархата», так как «они помогают устранить вековые средостения непонимания, настороженности и отчужденности в отношениях между нашими конфессиями»[3].

«Полагаю, что нам необходимо вести диалог с Московской патриархией» - говорил митрополит Корнилий, оговариваясь при этом: «но не для того, чтобы достичь компромисса в вероучении, а чтобы начать поиск путей противления надвигающейся глобализации, для возрождения в России культурных и духовных традиций нашего народа, осмысления причин и отрицательных последствий раскола XVII века»[4].

Первоиерарх РПСЦ заявил, что «оценивает положительно» «сближение старообрядцев с РПЦ», в частности, посредством обучение старообрядцев в семинариях РПЦ. «Это мостик, который прокладывает путь к началу нашего диалога», сказал он, который «будет приносить пользу и будут благие результаты»[5].

В то же время м. Корнилий перед журналистами и аудиторией СМИ высказывал сожаление, что его паства (то есть старообрядцы) «воспринимают такие встречи» с представителями РПЦ «насторожено». Митрополит Корнилий объяснял это «генетической памятью о недоброжелательном отношении к старообрядцам со стороны церковной и светской власти в прошлом»[6].

СМИ восприняли эти интервью и высказывания м. Корнилия «на ура», запестрели заголовками и лозунгами типа: «Старообрядческий митрополит Корнилий выступает за диалог с РПЦ»[7], «РПЦ и старообрядцы находят новые точки соприкосновения»[8], и даже «Единая Церковь – сильная Церковь, сильная Церковь – сильная Россия»[9].

Эти заявления были подкреплены видимым образом в виде фотографий, на которых м. Корнилий обнимался и лобызался с первоиерархом РПЦ патриархом Алексием II[10], хотя издревле лобызание архиереев и вообще христиан было знаком, символизирующим единомыслие, единство исповедания.

На заседаниях международной общественной организации «Всемирный Русский Народный Собор» митрополит Корнилий восседал в президиуме рядом с патриархом Алексием II и митрополитом Кириллом (Гундяевым)[11]. Согласно Устава ВРНС «главой Собора является Святейший Патриарх Московский и всея Руси», «Собор состоит из членов Собора — общественных объединений — юридических лиц» и имеет своей целью «усиление роли Православной Церкви в жизни общества»[12].

Если представители РПЦ, патриарх и митрополит были в положенных их сану белых клобуках, то старообрядческий митрополит Корнилий был без него, что выглядело как принижение достоинства своего святительского сана и своей Церкви перед иноверными.

Выступления митрополита Корнилия на общественно-политические темы, например, высокая оценка значения Бориса Ельцина в истории России[13], предложение о создании общественно-надзорного комитета по нравственному содержанию СМИ[14] полностью совпадали с позицией по этим вопросам Отдела внешних церковных связей МП, его главы митрополита Кирилла (Гундяева). Идеология эта была выражена в представленном на слушаниях ВРНС 20 августа 2007 года документе «Русская доктрина», вызвавшем неоднозначные оценки в обществе[15]. Речи митрополита Корнилия, произносимые в таком контексте, создавали впечатление, что старообрядческая Митрополия, во всяком случае, в плане идеологии стала филиалом ОВЦС МП.

Все эти события вызвали тревогу старообрядческой общественности. Известно, что никого действительного сближения позиций между староверием и РПЦ не произошло. Сам митрополит Корнилий признает, что со стороны РПЦ «конструктивный диалог об исторической оценке раскола и конкретных шагах по возвращению к каноническому дораскольному строю Церкви» даже не начат[16]. Со своей стороны, представитель РПЦ митрополит Кирилл (Гундяев) говорит: «путь сближения Русской Православной Церкви со старообрядцами исключительно труден[17]».

Но это становится объяснимым, если мы вспомним, что государство, в духе своей политики укрупнения субъектов управления и выстраивания властной вертикали, проявило заинтересованность в объединении всех относящих себя к православию религиозных объединений и юрисдикций.

Первым «объединительный проект» был осуществлён с 2003[18] по 2007[19] годы по отношению к РПЦЗ. Это объединение было осуществлено при полном игнорировании существующих богословских и вероучительных разногласий, путём сговора и капитуляции верхушки РПЦЗ. «Отвечая на недоумения духовенства, Митрополит Лавр дал понять, что церковная интеграция является "делом государственным", а также твердо заверил клириков: "Не беспокойтесь, мы делаем все по воле Божией на пользу Церкви и русского народа"»[20].

В ходе подготовки объединения истинные цели скрывались от паствы РПЦЗ, во всяком случае, в начале. Звучали заявления «ни о каком объединении речь не идет и в ближайшие годы идти не может»[21]. В качестве «дымовой завесы» использовались утверждения о «диалоге», «взаимопонимании», «национальных интересах».

«Объединительные» намерения государства не ограничивались одной Зарубежной Церковью.

Митрополит Лавр в июле 2004 года заявил, что Владимир Путин призвал РПЦ МП и РПЦЗ к объединению со старообрядцами[22]. В том же духе высказался посол РФ в Украине В. С. Черномырдин во время официальной встречи с митрополитом Корнилием в Киеве 6 июня 2006 года: «Виктор Степанович Черномырдин» призвал старообрядцев к большему сближению с новообрядческой русской церковью: “Всем нам надо объединяться для противодействия экспансии западных обычаев. Липоване Украины должны иметь более дружеские, более тесные отношения с украинскими православными Московского Патриархата, тогда общественным структурам, которые имеют такую возможность, будет легче оказывать финансовую помощь старообрядческим общинам”»[23].

Не только у представителей власти, но и у высших иерархов МП успехи в деле объединения с Зарубежной Церковью породили надежду и желание решить «старообрядческий вопрос».

На Архиерейском Соборе РПЦ 3-8 октября 2004 года глава ОВЦС митрополит Кирилл (Гундяев) выступил с докладом, который так и назывался: «О взаимоотношениях с Русской Зарубежной Церковью и старообрядчеством»[24]. В нём он, выразив надежду на успешное завершение идущего объединения с РПЦЗ, сказал: «Настало время вновь обратить внимание соборного разума Церкви к труднейшей и многовековой общецерковной задаче – уврачеванию последствий русского церковного раскола XVII века. <…> Убежден, что у нас есть реальные основания для надежды и на коренное изменение взаимоотношений со старообрядцами».

Митрополит Кирилл считает, что нас разделяет только «тяжкий исторический груз жестоких преследований старообрядчества, между нами – память о пролитой крови, невинной и напрасной». Но времена гонений на несогласных со стороны государства и «ведомства православного исповедания», по словам м. Кирилла, ушли в прошлое[25]. Кроме того, РПЦ со старообрядцами может теперь сближать общий опыт гонений в годы безбожной власти.

Из этих доводов видно, что м. Кирилл, в соответствии с традиционным для новообрядцев мнением, считает, что причины разделения вызваны лишь причинами субъективными, психологическими. «Мы и старообрядцы разделяем одну и ту же веру не только в догматическом, но и в жизненном выражении: у нас одна система ценностей». Опасную тенденцию «создавать видимость доктринального расхождения с РПЦ», по его словам, создают "младостарообрядцы"[26], которые «не являются выходцами из исконно старообрядческой среды, а находятся в перманентном поиске чего-то радикального и оппозиционного»[27].

О необходимости для РПЦ отказа от укоренившихся в послениконовский и синодальный период времени многочисленных искажений церковной жизни и о возврате к дораскольным нормам бытия Церкви: соборности, уставам, благочестию, правильному трехпогружательному крещению канонической иконе, знаменному пению и т. д. нет ни слова.

Объединение со старообрядчеством м. Кириллу видится только как традиционное единоверие, «возможность полноценного существования двух обрядов в лоне Русской Православной Церкви, что представляется важнейшим условием для восстановления единства со старообрядцами в будущем».

В докладе м. Кирилл подвергает критике недостаточное внимание, уделяемое развитию единоверия в РПЦ, отсутствии реальной равночестности старых и новых обрядов, продолжение «ненаучной» противостарообрядческой полемики. Всё это, по его мнению, препятствует объединению со старообрядцами.

В своём докладе м. Кирилл считает первым шагом на пути к единению между РПЦ и старообрядчеством «установление добрых и доверительных взаимоотношений. Лучшим путем для установления таких отношений является вовлечение представителей старообрядчества в осуществление национально-консолидирующих церковных и общественных проектов», «при решении задач в области духовного воспитания, в развитии церковно-государственных отношений, в сфере благотворительной, культурной, образовательной деятельности».

В частности, он одним из таких проектов считает ВРНС и приглашает старообрядцев принять в его работе участие[28].

Если честно взглянуть на события, то видно, что с 2004 по 2007 год программа «сближения», предложенная м. Кириллом, воплощалась с точностью и последовательностью, а многие высказывания старообрядческого первоиерарха м. Корнилия были созвучны с высказанными в докладе 2004 года положениями.

«Основание этого "курса Митрополита Корнилия" было положено ещё во время служения предыдущего Митрополита Андриана (Четвергова), но тогда его трактовали как курс на большую открытость старообрядчества навстречу обществу. После кончины Митрополита Андриана новый Митрополит Корнилий (Титов) открытость обществу трансформировал в курс на сближения с никонианской Церковью в лице иерархии централизованной религиозной организации "Русская Православная Церковь" Московского патриархата (РПЦ МП)»[29].

Серьезнейшее решение о сближении с новообрядчеством принималось митрополитом Корнилием единолично или в узким кругу советников, безо всякого соборного рассмотрения[30].

По-видимому, это вызвало в Московской Патриархии эйфорию (не знаю, насколько обоснованную), и представитель ОВЦС МП диакон Иоанн Миролюбов в 2007 г. высказал восторженный комплимент в адрес главы РПСЦ: "Митрополит Корнилий - лучший старообрядческий Митрополит в истории, и надо его беречь"[31]..

Всё это не могло не вызывать тревогу у многих представителей старообрядческой общественности.

О том, что это беспокойство, хотя бы отчасти, было обоснованным, подтверждает то, что на Соборе РПСЦ 2007 г. «митрополит в своих выступлениях не раз признавал допущенные им по неопытности ошибки во время межконфессиональных контактов и так называемого "диалога" с РПЦ МП»[32].

После Собора состоялась встреча митрополита Корнилия с руководителем отдела по свободе совести при уполномоченном по правам человека в РФ Михаилом Одинцовым.. На ней представителями митрополии был признан факт давления на м. Корнилия со стороны ОВЦС в лице его руководителя м. Кирилла (Гундяева) и сотрудника иерея Иоанна Миролюбова[33].

Если бы до Собора митрополит Корнилий вступил в диалог со старообрядческой церковной интеллигенцией, объяснил бы, что действовал, исходя из интересов Церкви, и принял бы меры к исправлению признанных им впоследствии ошибок, то не было бы ни открытых писем, ни бурного конфликта на Соборе, ни последующего церковного раздора. Именно такое поведение соответствовало бы идеалу мудрости, данному нам Священным Писанием: «Обличай премудра, и возлюбит тя. Дай мудру вину, и премудрее будет. Сказай праведному, и приложит приимати» (Притчи 9:8-9).

Но, к сожалению, митрополит Корнилий не отнёсся тогда к критике своего «диалога» с РПЦ со стороны старообрядцев всерьез, воспринял это как личные нападки. Возможно, виноваты в этом безответственные советники. За неделю до начала Собора, 10 октября, после всех «открытых писем», как будто не замечая их, м. Корнилий даёт очередное интервью агентству «РИА-Новости»: «РПЦ и старообрядцы находят новые точки соприкосновения»[34].

Крупной ошибкой была попытка демонстративно проигнорировать мнение сравнительно немногочисленной, но очень важной для выработки старообрядческого самосознания церковной интеллигенции, отмахнуться от них как от «неофитов», «младостарообрядцев», «неокружников». Но ещё в начале XX века русский философ С. Булгаков писал: «Церковная интеллигенция, которая подлинное христианство соединяла бы с просвещением и ясным пониманием культурных и исторических задач (чего часто так недостаёт современным церковным деятелям), если бы таковая народилась, ответила бы насущной исторической и национальной необходимости»
[35]..

Каково было слышать христианам-старообрядцам от своего первосвятителя пренебрежительные и издевательские прозвища «кучка жалких неофитов», «они вышли от нас, но не были наши»[36], которые впервые озвучил в 2004 году никонианский митрополит Кирилл[37]?

Так была упущена первая возможность мирного разрешения накопившихся вопросов ещё до Собора.

Открытые письма.

Впоследствии сам факт распространения накануне Собора открытых писем стали объяснять намерением нарушить церковный мир, создать «напряженную обстановку», «информационную шумиху»[38].. Однако это не первый случай рассылки открытых писем в Церкви за последние годы.

В 2000 году, накануне Собора РПСЦ, о. Леонид Гусев распространял брошюру с текстом его предполагаемого доклада на Соборе, посвященную проблеме ИНН[39]. В ней он объявлял ИНН печатью антихриста, призывал верующих не принимать новых документов и «пострадать от карательно-репрессивного аппарата»[40].. Принятие его рекомендаций церковными общинами привело бы к закрытию старообрядческих храмов.

Соборы РПСЦ 2000 и 2001 года это мнение о. Леонида не поддержали[41]. Однако, хотя его призывы носили провокационный и опасный для Церкви характер, он не только не был подвергнут каким-то прещениям, но его поблагодарили за инициативу обсуждения важного вопроса.

В августе 2004 года широко распространял своё открытое письмо священноинок Симеон (Дурасов)[42].

Однако, хотя Собор РПСЦ 4-6 августа 2004 г. признал содержащиеся в нём понятия о Церкви Христовой еретическими и осудил их, как противоречащие святоотеческому учению, никакого прещения на него наложено не было[43].

В 2003-2004 годах о. Евгений Чунин делал рассылку т. н. «Старообрядческих вестей», в которых вёл критику тогдашнего руководства митрополии. Информация эта будоражила общественное мнение и попадала в СМИ.

Общее в этих случаях то, что необходимость в распространении открытых писем возникала в моменты кризисных ситуаций в жизни Церкви, когда возникает необходимостью начать обсуждение каких-то острых проблем.

Дело в том, что в современной жизни РПСЦ отсутствует регулярно выходящая и доступная на приходах периодика, на страницах которой обсуждались бы действительно острые и животрепещущие вопросы церковной жизни. Та, что есть, выходит редко и нерегулярно, малодоступна и совсем «беззубая», ничего не содержит, кроме публикации официальных документов и описаний праздников и торжеств.

Отсутствуют неофициальные христианские объединения, подобные дореволюционным братствам, съездам мирян и т. д., которые тоже могли бы стать местом обсуждения важных для Церкви проблем.

В этих условиях единственной возможностью начать дособорное общецерковное обсуждение каких-либо вопросов оставались открытые письма.

Алексей Рябцев, собиравшийся выступать на Соборе с докладом о результатах своих исследований по истории иерархии Русской Древлеправославной Церкви, для предварительного ознакомления издал текст доклада в виде брошюры и распространял лично и через церковные книжные лавки[44].

Первым из числа рассмотренных на Соборе стало написанное в июне 2007 года письмо инока Алимпия (Вербицкого)[45]. Оно выражало тревогу по поводу участившихся в последние годы необоснованных контактов нашей Церкви с инославными и иноверными. В письме содержатся призывы к верности святоотеческому стоянию в православной вере, отказу от экуменической практики. Личных обвинений м. Корнилию в письме нет, речь идёт только о тревожной, по мнению автора, тенденции в церковной жизни.

Вскоре появился ответ на это письмо протоиерея Евгения Чунина[46]. Сформулированный в нём подход ко всем «открытым письмам» в последствии был положен в основу официальных документов: «Постановления Собора РПСЦ 2007 год» и разосланное по приходом «Извещение» об этом Соборе. Заключается этот подход в том, что полностью замалчиваются те причины, которые вызвали написание «открытых писем», а их авторы обвиняются в «выискивании и нагнетании негатива», «чёрном пиаре», «призывам к ниспровергательству», «возмущению и скрытой злобе» и т. д.

Дмитрием Барановским распространялось несколько писем. Два из них было посвящено тем соблазнам для старообрядцев, которыми послужили целование митрополита Корнилия с патриархом Алексием II[47] и участие нашего первосвятителя в работе ВРНС[48]. Но собственно «открытое письмо» Д. Барановского[49] обращает внимание на то, что, согласно церковным правилам[50] крещёные люди, отрекшиеся от веры, не могут впоследствии производиться в священные степени. Поскольку м. Корнилий был крещён в старообрядческой вере в детстве, а во взрослом возрасте вступил в КПСС, то, по мнению Д. Барановского, этот случай как раз попадает под действие упомянутых правил. Именно в этом нарушении правил Д. Барановский видит причину того, что деятельность м. Корнилия приводит к стольким соблазнам и нестроениям. Это письмо не носит характер личного обвинения митрополиту, а ставит вопрос о соответствии существующей ситуации каноническим правилам Церкви. Поскольку богословской оценки коммунистического учения в нашей Церкви до сих пор не было, Д. Барановский в качестве начала обсуждения предложил свой доклад «Коммунизм и атеизм как оккультно-мистическое учение сатанинского толка»[51].

«Открытое письмо» о. Александра Черногора[52] было эмоциональным, содержало в себе мало конкретных фактов, но отражало искреннюю скорбь автора по поводу экуменических искушений, возникших в старообрядчестве в наше время. В письме содержался призыв к м. Корнилию придерживаться Кормчей и не иметь сочувствие и общение с еретиками. Для того, что бы митрополит мог ознакомиться с его содержанием, оно было официально направленно ему через секретариат Митрополии[53]..

«Открытое письмо» бывшего келейника м. Корнилия Дмитрия Козлова[54] приводит ряд фактов для рассмотрения на Соборе, в которых, по мнению Д. Козлова, проявляется отступление м. Корнилий от православной веры. В письме так же приводится личное свидетельство Д. Козлова, что м. Корнилий в частных беседах доказывал ему спасительность никониан и даже католиков. Письмо написано в корректном духе, все мысли подтверждены ссылками на Св. Писание, высказывания св. Отцов и церковные правила. Оно не содержит никаких личных оскорблений.

Статья Алексея Шишкина «Диалог митрополита Корнилия с РПЦ»[55] была именно статьей, публицистическим произведением, а не обращением в церковный суд. Она обращала внимание на неубедительность обоснований «диалога» с РПЦ, двусмысленностью допускаемых во время него высказываниями. В конце статьи А. Шишкин приводит прогноз развития событий по худшему сценарию, скорое «верхушечное» объединение РПСЦ и РПЦ по схеме объединения «зарубежников». Этот прогноз носил утрированный характер именно с целью обратить внимание на пагубность тенденции «сближения» и, тем самым, сделать невозможным подобное развитие событий.

На Соборе 2007 года авторов писем обвиняли в заговоре, в том, что они всё это затеяли ради прихода к власти епископа Зосимы, что за ними стояли какие-то внешние антицерковные силы, на чьи деньги и издавалась брошюра «Набат» и т. д.

В действительности внешние силы стояли как раз за процессом «сближения». И авторы писем всего лишь хотели обратить внимание Церкви на эти тревожные события. Письма писались независимо друг от друга, безо всякой предварительной сговорённости. Епископ Зосима был знаком с некоторыми письмами лишь как один из читателей. Священник Александр Черногор, служащий на бедном сельском приходе, издавал брошюры «Набат» за свой счет, отрывая средства от многодетной семьи.

В «открытых письмах» встречались фактические неточности, эмоциональные перегибы. Но не было сознательной, заведомой лжи и клеветы.

И мне искренне жалко тех людей, которые не допускают возможности действия христиан исходя только из идейных соображений, за церковными спорами, за ссылками на правила видят лишь обоснование для интриг и борьбу за власть.

То, что авторы «открытых писем» были не одиноки в своих опасениях, говорят следующие факты.

Под «открытым письмом» инока Алимпия поставили подписи около 200 мирян и несколько священников, выражая тем свое согласие с его содержанием.

Одновременно распространялись ещё несколько «открытых писем» на эту же тему, которые не рассматривались на Соборе. Например, «Как старообрядцы в никонианский храм ходили», «Предсоборное увещание», «Письмо боровских инокинь А. Шишкину» и другие.

Более года назад инокини Покровского Боровского монастыря официально направили в митрополию письмо по адресам: управляющему делами митрополии протоиерею Евгению Чунину, в комиссию по взаимоотношению с РПЦ, в каноническую комиссию. В письме они обращали внимание на прямую связь между решениями архиерейского собора РПЦ 2004 года о действиях по «преодолению раскола» и встречными действиями РПСЦ: создании комиссии по взаимодействию с РПЦ, заявлениями м. Корнилия о необходимости «православного единства», взаимодействии и единстве с РПЦ в социальной и культурной сфере и т. д. Они считали такую политику не соответствующей святоотеческому учению, крайне опасной для старообрядчества. Письмо осталось без ответа[56]..

«Диалог» с РПЦ подвергался критике в статьях, публиковавшихся старообрядцами. В статье Евграфа Никишина, написанной ещё во времена митрополита Андриана, в июле 2005 года, приводится основательный анализ истории контактов с РПЦ, их современное состояние. Автор ставит под сомнение их пользу и обращает внимание на те негативные моменты и опасности, которыми сопровождается этот «диалог». «И негоже нам приобщаться "делам неплодным тьмы" и заводить какие-то переговоры допреж того, как никониане явно исповедуют свой отказ от самой основы повреждения – западного, относительного отношения к церковному благочестию»[57].

Похожего содержания публикации появлялись и накануне Собора.

В статье Т. Широкова и А. Езерова «Конец “Диалога”»[58] ставится под сомнение польза для Церкви контактов с РПЦ, предлагается развитие прямых отношений с представителями гражданской администрации, развитие собственных гуманитарных и благотворительных программ, богословское осмысление окружающей религиозной и общественной действительности.

В статье С. Г. Вургафта «Диалог во имя единства» высказывается сомнение, что внешнецерковные отношения должны занимать такое большое внимание в то время, когда в Церкви острейшая нехватка епископов, священников, уставщиков, богословов и управленцев, когда почти исчезло иночество и стремительно падает уровень старообрядческой культуры и благочестия.

Кроме того, предсоборная ситуация и внешнецерковные контакты РПСЦ активно комментировались и осмыслялись на Интернет-форуме «НЕЗАВИСИМЫЙ СТАРООБРЯДЧЕСКИЙ ФОРУМ»[59].

Обстановка на Соборе.

На Соборе можно было, при наличии доброй воли, достигнуть мир и согласие. Ведь подавляющее большинство соборян проголосовало за осуждение экуменизма и никонианской ереси, то есть, по существу, разделяло мнение «ревнителей». Митрополитом Корнилием так же был признан факт допущенных ошибок во время межконфессиональных контактов.

Если бы Собор признал критику «ревнителей» обоснованной по существу, но попросил бы их принести извинение за допущенные фактические неточности и эмоциональные перегибы, они сразу бы это сделали. Обе стороны попросили бы у Собора и друг у друга прощение, и воцарились бы мир и спокойствие. Но этого, к сожалению не произошло.

Во время первого же дня работы Освященный Собор РПСЦ 2007 года стало ясно, что действительные намерения авторов «открытых писем» и их единомышленников, так называемых «ревнителей», большинством присутствующих на Соборе делегатов были поняты неправильно, а отношение к ним со стороны соборного большинства было откровенно враждебное. Почему так произошло?

К сожалению, большинство делегатов-мирян из провинции не знали о действительной причине идущих споров и разногласий. На местах церковная жизнь, во многом, как и в советские времена, воспринималась во внешних её проявлениях, сводилась к богослужениям и требам. А отсутствие гонений породило иллюзию благополучия.

Большая часть материалов о событиях, вызвавших разногласия перед Собором, была в Интернете, пользователей которого за пределами крупных городов немного. «Однако, поскольку основные бои старообрядцы вели в Интернете, обличительная информация не была заранее доведена до сведения провинциальных старообрядческих общин и на соборе их делегаты не поддержали волю протестной группы»[60].

За время с июля по сентябрь 2007 года митрополит Корнилий совершил поездки по Уральской, Санкт-Петербургской и Тверской, Московской, Костромской и Ярославской и Сибирской епархиям. Совершаемые всюду торжественные богослужения производили большое впечатления на прихожан в отдалённых приходах, многие из которых и простого священника видели не часто.

Внешние контакты и заявления митрополита воспринимались так же, как и в советские времена: как официальная формальность где-то там, далеко, в Москве, которая церковную жизнь «внизу» никак не затрагивает. А брошюры с критикой действий митрополита-это козни московских «умников», которые мутят воду, сбивают с толку порядочных людей.

Не могу сказать, жаловался ли он старообрядцам на местах на то, что подвергается необоснованным нападкам и клевете через Интернет. Во всяком случае, в Москве, на Рогожской, во время торжественной трапезы в честь семидесятипятилетия о. Виктора Жельцова[61] митрополит Корнилий, обращаясь к прихожанам Покровского собора, об этом говорил.

Поэтому очень многие делегаты с мест считали изложенные в материалах «ревнителей» сведения клеветническими, и ехали на Собор с решительным намерением защищать от «нападок» митрополита. Они были убеждены, что тем самым они защищают Церковь.

К открытым письмам отрицательно отнеслась группа влиятельных священников, которые в таком же духе и настраивали мирян. В критике внешнеполитического курса м. Корнилия они увидели лишь повод для попытки какой-то группы людей сместить и привести к власти епископа Зосиму. Такой вариант был для них нежелателен и рассматривался как нарушение сложившегося в Церкви равновесия.

Рассказывают, что один из священников по дороге на Собор говорил ехавшему с ним мирянину: «Мы должны оправдать митрополита Корнилия любой ценой».

И священники, и миряне с мест были единомыслены в том, что «умники», церковные интеллигенты слишком много стали на себя брать и должны быть примерно наказаны.

Эти настроения отчетливо выражены в документе, озаглавленном «Освященному Собору РПСЦ от мирян и клириков Новосибирской и всея Сибири епархии» от 24 сентября 2007 года. По-видимому, он выражает мнение участников состоявшегося под руководством митрополита Корнилия в Новосибирске 4 сентября 2007 года Епархиального совещания[62].

В этом обращении критика действий и высказываний м. Корнилия названа «компанией по дискредитации», «провокационными действиями», желанием «посадить м. Корнилия на скамью подсудимых». «В Церкви Христовой появились члены, превозносящиеся своей мудростию, склонные к раздорам, возвысившие свой голос на Первоиерарха, чуждые христианской любви». В обращении м. Корнилий называется «Ангелом Церкви». «В чём же обвиняют митрополита Корнилия? Как ни странно, в ереси, в искажении учения об истинной Церкви, отступлении от предания Святых отец». Это объявляется плодом «больного воображения». Авторы открытых писем обвиняются в «духовной слепоте, <..>чуждой христианской любви прокурорской надменности.<…>Удивляет, как ловко уловил их враг.<…>Это что? Человеческое недомыслие? Высокое самомнение? Или бесовская гордыня? Не плоть ли восстала на Церковь?». В документе говорится: «Письма явно анонимные, ибо были без подписи». Это даёт повод усомниться в том, что составители обращения в действительности знакомы с содержанием «открытых писем», потому что все они подписаны именами авторов.

В обращении клириков и мирян Сибирской епархии указана действительная причина, по которой у них возникло неприятие критики м. Корнилия: противоречие между приводимыми фактами и тем положительным образом первосвятителя, который сложился у них после посещения им Сибирской епархии. «На фоне слабой проповеди в храмах, инертности, равнодушия, а порой и малодушия, выступления м. Корнилия на светских мероприятиях, проповеди в храмах, интервью в СМИ, являются той живой струёй, живительным словом, которого так не хватает в нашей Церкви. Наглядно об этом свидетельствует его недавняя первосвятительская поездка по приходам Сибири: многочасовые службы, общение с христианами, встречи со властями, со СМИ, горяча проповедь, всё это вызывало слёзы молящихся, уважение со стороны властей, и в итоге подняло авторитет нашей Церкви». Поэтому после знакомства с какими-то критическими материалами в адрес м. Корнилия «многие старообрядцы пришли в недоумение и смущение» и постарались решить для себя эту психологическую проблему тем, что объявили «открытые письма», не вникая в их содержание, лживыми и клеветническими.

Во время Собора складывалось впечатление, что некоторые влиятельные лица не только не стремились к миру и взаимопониманию, но сознательно так обостряли ситуацию, чтобы спровоцировать «ревнителей» на отделение от Церкви. Вероятно, они думали, что после этого оставшимся станет легче и спокойней жить, и некому станет задавать «неудобные» вопросы. В соответствии с этой линией ведущие Собора о. Никола Думнов, о. Геннадий Чунин, активно им помогающие о. Леонтий Пименов и о. Валерий Шабашов вели себя откровенно предвзято, провоцировали «ревнителей» на эмоциональную реакцию. Им ограничивали возможность выступления, по малейшему поводу и без повода выносили предупреждение об удалении с собора.. Настроенному же против них большинству давали высказываться свободно, вне всякого регламента, не по теме. В адрес «ревнителей» с мест неслись возгласы: «провокаторы», «банда», «враги Церкви», «платные агенты». Ведущие не только не пресекали эти выкрика, но, казалось, поощряли такое поведение, во всяком случае, не разу не вынесли за это предупреждения..

Вот мнение одного из участников Собора, Алексея Рябцева, об остановке на Соборе. «Бросался в глаза воинствующий антиинтеллектуализм многих выступавших (и простых делегатов, и самых высокопоставленных).. В такой <…>атмосфере было чрезвычайно сложно обсуждать принципиальные вопросы по существу. Любая проблема сразу выливалась в обсуждение персоналий с неизбежными "а ты кто такой?", "а я про него самого вот что знаю", "да он сам агент и провокатор" и т.д. Отнюдь не всех волновало содержание выступлений. Многие старались прежде всего вычислить, к какой группировке принадлежит выступающий. Лидеры же "вычисленных" группировок часто оценивались исключительно по критериям "нравится – не нравится", "люблю – не люблю".<…> Напоминания о самых простых вероучительных положениях (например, о таинстве священства и важности апостольской преемственности) и общеизвестных канонических правилах нередко вызывали гул недовольных голосов, показывающий в том числе и то, что некоторые из присутствующих обо всем этом слышат впервые. Некоторые делегаты оказались слишком "просты", оказались наиболее податливы на всякого рода манипуляции, сопровождавшие соборные заседания»[63].

И невозможно отделаться от ощущения, что кроме «простых» мирян и озабоченных сохранением «равновесия» священников Собором негласно пытались управлять сторонники «православного единства». Поражает цинизм и одновременно гениальность их плана: разгромить тех, кто понял, что происходит, опираясь на тех, кто этого пока ещё не понял.

Теперь поговорим о тех соборных решениях, которые, безусловно, имеют положительное значение.

Осуждение экуменизма.

Вопросы, предложенные первоначально к обсуждению на Соборе, не затрагивали вероучительных моментов. Среди них были такие удивительные, как «О праздновании 100-летия Успенского Собора в Белой Кринице и 600-летия со дня основания г. Черновцы», «О перспективах использования земельного участка церковно-исторического духовного центра – Рогожского поселка», «О ношении священством наперсных крестов»[64].

4 сентября 2007 года А. Езеров и Д. Барановский официально подали в митрополию письмо с предложением поставить на соборное рассмотрение и обсуждение вопрос об отношении к экуменизму (см. Приложение I). Только поэтому стали возможны те серьезные и важные решения Собора РПСЦ 2007 года, которые имеют исторический характер. Однако те, кто выступил с этой важной инициативой, не только не удостоились какой-то благодарности, но один из них (А. Езеров) был на год отлучён от святыни, а другой (Д. Барановский) отлучён от Церкви.

В окружающем нас мире, наряду с политической глобализацией, прилагаются огромные усилия по религиозному объединению человечества. Конечно, это объединение ведется не на основе истинного исповедания. Началась эта деятельность в начале XX века, а в наши дни достигла такой степени, что всеобщее религиозное смешение, совместные моления различных христианских и даже нехристианских исповеданий охватили весь мир. Церковные правила повсеместно объявляются устаревшими, а тех, кто убеждён в истинности своего исповедания, объявляют не имеющими христианской любви.

Для РПЦ МП экуменические контакты, совместные моления с инославными в течении уже нескольких десятилетий являются обычной практикой.

Инициатор нынешнего «сближения» РПЦ со старообрядчеством глава ОВЦС митрополит Кирилл (Гундяев) является экуменистом со стажем. Да и сам ОВЦС в первую очередь создавался для международной деятельности.

Митрополит Кирилл возглавлял делегации РПЦ на скандально известных Ассамблеях Всемирного Совета Церквей VI в Ванкувере (1983) и VII в Каннабере (1991). Эти мероприятия прославились тем, что на них происходило широкое молитвенное смешение не только с христианскими ересями (что было уже привычно), но и с язычниками-идолопоклонниками. «Снимок, напечатанный на первой странице бюллетеня VI ассамблеи ВСЦ в Ванкувере<…>запечатлел воздвижение участниками Ассамблеи огромного 15-метрового идола-тотема индейского племени, подаренного канадскими идолопоклонниками экуменистам. Известно, что среди воздвигавших идола был и непременный участник экуменических встреч архиепископ (ныне митрополит) Кирилл (Гундяев)[65]». «Участниками этой Ассамблеи была отслужена экуменическая литургия.<…>Главным совершителем этой литургии был англиканский архиепископ Ранси в сослужении с шестью протестантами, из которых две женщины-«священницы»: реформатка из Индонезии Каролина Патиазани-Торч и лютеранка из Дании Элизабет Лидел. Кроме названных «предстоятелей» в чтении Свящ. Писания и произнесении ектений приняли участие так же «православные», дохалкидонцы и римо-католики. Так, римо-католический епископ Пауль Вернер из Германии прочитал Евангелие, а «православный» архиепископ Кирилл (ныне митрополит Смоленский, председатель Отдела Высших Церковных Сношений Московской Патриархии) произнёс следующие слова прошения: «Помолимся, что бы вскоре достигнуть видимого общения в теле Христовом путём преломления хлеба и благословения чаши вокруг одного Стола!». Явный кощунственный цинизм этих слов «православного архиерея» не требует никаких комментариев!»[66].. «На пресс-конференции в Каннабере митрополит Кирилл (Гундяев) сказал<…>: «Всемирный Совет Церквей – это колыбель будущей единой церкви(…), наш общий дом, мы несём особую ответственность за его судьбу»[67].

Эти пространные цитаты приведены для того, что бы показать нашим церковным деятелям, кто являются партнёрами старообрядцев в переговорах о «православном единстве», насколько их можно считать «православными» и какие перспективы имеет процесс «сближения».

Нельзя сказать, что эта практика РПЦ МП осталась в прошлом. Во время визита патриарха Алексия II во Францию в Париже, в соборе Парижской Богоматери состоялась совместная молитва делегации РПЦ во главе с патриархом и католического духовенства Парижа[68].. Это вызвало волну возмущения среди верующих РПЦ[69].

Долгое время казалось, что экуменизм не затрагивает старообрядчество. Это было связанно с традиционной установкой староверия на уникальность своего исповедания. Кроме того, государство не имело особой заинтересованности по-настоящему вовлекать старообрядческие согласия в международную экуменическую деятельность в связи с их малочисленностью и неизвестность для внешнего мира.

Это создавало у староверов иллюзию, что никаких особых решений по экуменизму не нужно.

Но от духа времени укрыться невозможно. Постепенно он начал проникать и в старообрядческую Церковь. А отсутствие богословского осмысления и соборных решений по этому вопросу стали причиной многих спорных поступков и высказываний. Постепенно в нашу церковную жизнь стали входить такие явления, как частые и не всегда обоснованные встречи наших архиереев с никонианскими (митрополит Андриан, митрополит Корнилий, архиепископ Иоанн, епископ Герман), совместное посещение святынь нашими и никонианскими архиереями и духовенством (архиепископ Иоанн, Костромская и Ярославская епархия)[70]. Стали совершаться молебны нашего духовенства и мирян в никонианских храмах в ситуации, когда трудно определить, имела место совместная с никонианами молитва или нет (епископ Корнилий (ныне митрополит) и духовенство и миряне подмосковных приходов в Егорьевске[71], епископ Герман и духовенство в Дальневосточной епархии[72]). Нижегородский хор во время службы в никонианском храме поет Пасху во время целования Креста[73]. Официальный представитель митрополии чтец Ромил Хрусталёв присутствует на Мусульманском празднике Куйран-Байрам[74] и на мессе в католическом соборе в годовщину смерти папы Иоанна Павла II[75]. Во Всемирном саммите религиозных лидеров в Москве 2-5 июля 2007 года[76] участвует представитель РПСЦ о. Евгений Чунин.

Нетрудно увидеть, что наша Церковь начала делать первые шаги по тому пространному и широкому пути (Матф.7:13), по которому давно идёт РПЦ. Именно это и послужило причиной написания «открытых писем».

По вопросу об экуменизме на Соборе не было принципиальных разногласий. После доклада А. Езерова «О ереси экуменизма и её апокалиптическом значении» было зачитано несколько проектов соборного решения по этому вопросу и принята единогласно одна из формулировок (см. Приложение I).

Принципиально это очень важное и историческое решение. РПСЦ вошла в число немногих общественно признанных конфессий, которые осудили экуменизм. Но нынешняя формулировка вряд ли может считаться окончательной, носит слишком отвлечённый, декларативный характер и нуждается в дополнении.

Непонятно, почему в неё не вошли определения конкретных проявлений экуменизма и экуменических высказываний из проектов, представленных редакцией «Современного древлеправославия». Так же неясно, почему из проекта, составленного на Соборе, опущены ссылки на церковные правила, возбраняющие молитву с иноверными.

Кроме того, слово «анафема» означает отлучение от сообщества церковного не покаявшихся еретиков, бывших прежде членами Церкви[77]. Экуменизм не является какой-то единой конфессией, а определённым умонастроением, представители которого есть в разных вероисповеданиях. Большинство из них никогда не были членами Церкви, принадлежат к разным еретическим сообществам и уже находятся под клятвами прежде бывших Соборов. Анафематствовать можно только членов нашей Церкви, заразившихся экуменическими идеями.

Современное новообрядчество принимает активное участие в экуменического процессе. Как повлияло наше осуждение экуменизма на богословское осмысление вероучения РПЦ и на наше отношение к нему? В принятом Собором определении «Об отношении с РПЦ МП» экуменизм не упоминается. Будет ли продолжаться «диалог» и «сближение» с РПЦ?

Будет ли после осуждения экуменизма продолжаться участие представителей нашей Церкви в мероприятиях вроде Всемирного саммита религиозных лидеров?

Будут ли анафематствованны члены нашей Церкви, которые распространяют откровенно экуменические взгляды?

В нынешних соборных решениях ответов на эти вопросы нет.

Но я не сомневаюсь, что работа по совершенствованию решений об экуменизме будет продолжена.

О никонианской ереси.

Очень важным решением Собора является подтверждение решений прежде бывших Соборов нашей Церкви о новообрядчестве (никонианстве) как ереси.

Необходимость этого возникла сразу после начала гонений на древлеправославие со стороны никонианской церкви в XVII веке.

«Однако со стороны староверов определиться в отношении никонианства тогда было невозможно. Прежде всего, причиной было жесткое преследование, а, кроме того, из-за отсутствия в среде старообрядцев епископов. Последнее делало невозможным существования регулярной церковной иерархии, а соответственно и проведения Освященных Соборов, которые были бы полномочны сформулировать отношение Церкви к никонианскому расколу. Указанная неопределенность порождала и различную практику принятия в Церковь приходящих от никонианского раскола, что впоследствии породило разделение в старообрядчестве на поповцев и беспоповцев.

Поповское сообщество все же вынуждено было провести Соборы мирян и клириков». В XVIII и XIX веке «на них было выражено мнение Церкви о никонианской ереси. Однако принятые тогда определения не обладали обязывающей силой, пока эти определения не подтвердил бы полномочный Собор во главе с церковными иерархами»[78].

Разъяснить отношение Церкви к новообрядчеству в наши дни необходимо потому, что решения Соборов нашей Церкви XVII, XVIII и XIX веков не изданы, малодоступны и неизвестны большинству священников и мирян.

В XX веке в новообрядчестве появилось много изменений..

Кроме того, необходимость этого вызвана ещё тем, что началась активная «объединительная» политика, появилась угроза быть задушенными в «братских объятьях» ОВЦС МП.

Неясностью ситуации пытались воспользоваться представители РПЦ. Митрополит Кирилл (Гундяев) на Международных Рождественских чтениях 24 января 2005 года в своём выступлении сказал, что считает опасной тенденцию «создавать видимость доктринального расхождения с РПЦ» и приписал распространение этой идеи неким «младостарообрядцам». "Они называют себя староверами, а не старообрядцами и пытаются убедить общество, что различность РПЦ не только в обрядах, но и в самой вере. Потому что они понимают, что одних различий в обрядах мало, чтобы современный человек признавал необходимость сохранения разделения", - отметил митрополит.

Заметим, что отношение к никонианству как к другой вере не изобретено «младостарообрядцами», а традиционно для староверия.

Разрабатывать новый чин приёма от новообрядчества начала комиссия, созданная ещё во времена митрополита Алимпия, на Освященном Соборе 16 октября 2001 года. «В первый день Собора, 16 октября, решался вопрос о чине приёма от инославных. Для этого соборне было вынесено решение создать комиссию для подготовки современной редакции "Чина отречения от ересей" с учётом современного отношения РПЦ МП к древним обрядам и возникновением в ХХ веке новых сект и нетрадиционных религий. Председателем комиссии был назначен иконом Казанско-Вятской епархии, настоятель старообрядческого храма города Казани протоиерей Геннадий Четвергов. В своём докладе о. Геннадий осветил основные аспекты требуемых изменений. Во-первых, современный "Чин отречения от ересей", составленный в позапрошлом веке Епископом Арсением Уральским устарел в том, что требует от переходящих отречения "от хулы на восьмиконечный крест", который сегодня повсеместно признаётся православными новообрядцами. Во-вторых, именно в прошлом веке появился ряд новых ересей таких, как экуменизм и младостарчество»[79].

Комиссия подготовила проект чина отречения от никонианской ереси. Его достоинством можно считать попытку дать подробную богословскую оценку современного состояния РПЦ, её обрядовых и вероучительных заблуждений. Они приведены в виде разъяснений к пунктам отречения. Это очень важно, так как в дореволюционных полемических сочинениях, в условиях прямых гонений, целостная богословская оценка новообрядчества отсутствует. Обличению подвергались отдельные стороны церковного обряда и практики.

Несмотря на то, что этот чин очень востребован жизнью, его принятие стало сталкиваться с какими-то препятствиями.

На Соборе 2002 года комиссии выразили благодарность и предложили продолжить работу по совершенствованию «Чина приёма»[80]..

Совет Митрополии 28 февраля - 1 марта 2006 года утвердил новый состав комиссии. То есть в течении пяти лет полностью подготовленный новый чин так и не был принят под предлогом необходимости его совершенствования.

Не был он принят и на Соборе 2007 года, хотя отношение к РПЦ было основным вопросом этого Собора.

Во время чтения проекта «Чина приёма» докладчика А. Шишкина в попросил предоставить ещё несколько минут для завершения чтения. Большинством делегатов ему было отказано в грубой форме. У докладчика это вызвало недоумение. Если люди считают богословскую оценку современного никонианства маловажной, то зачем они собрались на Собор?

Многие прозвучавшие потом выступления свидетельствовали, что наши отношения с никонианством начинают принимать какой-то ненормальный характер.

Так, о. Леонтий Пименов предложил послать проект соборного решения на рассмотрение в Московскую Патриархию, а только после получения их замечаний продолжить работу над документом.

Седобородый депутат говорил, что среди его знакомых-никониан есть «хорошие люди» и что те, кто считает нужным четко определить своё отношение к новообрядчеству, на самом деле призывают этих «хороших людей» ненавидеть. Другой делегат спрашивал, что если в автобусе большинство пассажиров – никониане, то что, разве в автобусе не ездить?

В ответ на эти высказывания прозвучала здравая реплика, что в приведённых примерах речь идёт о социальных контактах, которые неизбежны. Церковными же правилами возбраняются контакты религиозные. Печально, что многие уважаемые депутаты запутались в таких простых вещах как в трёх соснах.

Руководитель издательского отдела Московской митрополии РПСЦ, директор издательства "Церковь" Александр Антонов напомнил соборянам, что 10 августа 1937 года новообрядческий Буковинский митрополит Виссарион, облачённый в соборную мантию, посетил Белую Криницу, где был встречен старообрядческим митрополитом Пафнутием со св. Крестом. Монастырская братия встречала его хлебом и вином. Пели стихеру «Бог Господь и явися нам». «Митрополит Пафнутий сказал в приветственном слове, что он встречает дорогого гостя, как в библейские времена встречал патриарха Авраама священник Мелхиседек, с хлебом и вином.<…>Оба митрополита вошли в церковь со всем народом. Иеродиакон монастырский, о. Ипполит, взойдя на амвон, сказал многолетия королю, митрополиту Пафнутию, митрополиту Виссариону. На каждое многолетие пелось по 9 раз “многая лета”»[81]..

Не очень понятно, что хотел сказать этим примером уважаемый Александр Васильевич. Что надо на Рогожской с пением «Бог Господь» и «многая лета» встречать патриарха Алексия II или митрополита Кирилла (Гундяева)?

По человечески действия митрополита Пафнутия можно объяснить. Накануне вторжения в Буковину Красной Армии ему казалось, что если он окажет такой приём Буковинскому митрополиту как представителю румынского государства, то они защитят его от большевиков. Но беззаконное пресмыкательство перед новообрядческим митрополитом не помогло. Через три года Красная Армия всё равно вошла в Белую Криницу, начавшееся тогда запустение продолжается до сих пор. Возможно, между торжественной встречей новообрядческого иерарха и оскудением прежде святого места есть прямая связь.

Архиепископ Костромской и Ярославский Иоанн сказал, что считает свои тесные отношения с местными епархиями РПЦ успешными, так как никонианские епископы оказывают помощь, выделяют транспорт и к праздникам дарят подарки.

Конечно, надо со снисхождением относиться к старцу, начавшему свою жизнь и служение в сталинские времена. Но всё-таки такие высказывания архиерея РПСЦ оставляли тяжёлое впечатление.

Вообще, на Соборе проявилась одна тревожная тенденция. Её выразил словами один делегат: «Поскольку РПЦ МП фактически срастилась с государством, то соборное подтверждение её еретичности может привести к государственным гонениям на старообрядчество, поэтому "для спокойствия церковного" лучше этого не делать».

То есть, многие негласно согласились потихоньку «сдавать» старообрядчество, что бы за это купить себе тихое, комфортное существование. С этой точки зрения поступки и высказывания м. Корнилия, вызывающие недоумение «ревнителей», наоборот, воспринимаются как правильные, ведущие к миру и спокойствию.

Но нужно понимать, что всякая «сдача», пусть даже поэтапная и растянутая во времени, в конце концов всё равно приведёт к капитуляции и поглощению старообрядчества.

Да, мы не можем сравниться с подвижниками и страдальцами времён гонений. Но сейчас для того, что бы отстаивать древлеправославие, не надо идти на пытки и казнь. При всех недостатках нашего времени, оно даёт такую религиозную свободу, какой не было за всю историю России.

Вполне возможно, не идя на прямой конфликт с РПЦ, грамотно и мудро защищать интересы староверия. Для этого надо активно выстраивать отношения с обществом и государством, вести информационную работу, привлекать, а не отталкивать людей и т. д.

А уходить от проблем путём сдачи своих позиций есть самое неудачное и бесперспективное решение.

Обсуждение стало конкретным после напоминания о. Алексея Лопатина, что никонианство уже было определено как ересь второго чина. Он по памяти назвал Собор 1832 года (на котором было принято решение о поиске архиерея) и 1846 года (когда решали, каким чином принимать митрополита Амвросия)..

Это предложение было поставлено на голосование и подавляющим большинством голосов (165-за, 8-против, 2-воздержались) было принято.

Решение это, безусловно, носит исторический характер, так как оно в наши дни принципиально подтверждает определение новообрядчества как ереси. Очень важно, что впервые такое определение вынесено всей церковной полнотой, Собором с участием епископов. Но оно вряд ли может считаться окончательным, так как вызывает ряд вопросов.

Знакомство с историей Соборов староверов-поповцев (см. Приложение II) приводит к выводу, что ни Московский Собор 1832 года, ни Собор в Белой Кринице 1846 года не дают богословскую оценку никонианству и не решают, каким чином от него принимать. Богословская оценка великороссийской церкви была дана в докладе инока Павла на Соборе 1846 года, который был, как бы мы теперь сказали, «принят к сведению», но в соборных решениях её нет.

Поэтому ссылки Собора 2007 года на Соборы 1832 и 1846 годов являются ошибочными.

Правильно было бы сказать: «Исходя из решений Собора 1779-1780 года («перемазанского») и Иргизских соборов 1782, 1783, 1782, 1805 годов). Сохранившиеся решения Иргизского Собора 1805 года[82] очень подробно расписывают, как присоединять духовных лиц и мирян в разных случаях и во многом соответствуют чину Арсения Уральского и современной практике.

Неясно, почему Собор 2007 года признал новообрядчество ересью второго чина. И в XVIII, и в XIX
веках в господствующей церкви, наряду с погружательным, имело место обливательное крещение. Староверские Соборы 1779-1780, и 1805 считали великороссийскую церковь ересью второго чина, а в случае поливательного крещения ересью первого чина. В наше время обливательное крещение в РПЦ стало преобладающим, а погружательное встречается в виде исключения.

На эту тему есть интересная публикация в журнале «Родина» № 9 за 1990 г. (он же журнал «Церковь» № 0). Грамотный, благочестивый мирянин РПЦ со скорбью пишет: «В наше время почти повсеместно распространилось одно очень тревожное, а может, даже страшное явление: вместо<…> правильного трехпогружательного крещения происходит обливательное, как у католиков»[83].

Поэтому правильно было бы определить РПЦ как ересь первого чина, а в отдельных случаях как ересь второго чина.

Соборное решение не содержит целостной богословской оценки современного состояния РПЦ, тех нарушений в области вероучения и практики, которые и дают основание признавать это сообщество еретическим. Оно оказалось никак не связанным с соборным осуждение экуменизма, хотя РПЦ МП активно участвует в экуменическом движении.

Собор подтвердил еретичность РПЦ. Остается неясным, какие из этого должны следовать практические выводы. Как можно оценить делавшиеся недавно заявления о «спасительном деле», которые совершают новообрядцы, о необходимости «православного единства»? Какие взаимоотношения должны быть с РПЦ в будущем?

Так что, при принципиальной важности соборного решения 2007 года оно нуждается в доработке.

Отношение к РДЦ («беглопоповцам»)

Очень важным было обсуждение на Соборе 2007 года вопроса об иерархии Русской Древлеправославной Церкви (РДЦ), хотя оно и не окончилось принятием какого-то решения.

РДЦ ведёт своё происхождение от тех староверов-поповцев, которые в середине XIX века не признали митрополита Амвросия и идущую от него иерархия, продолжали принимать переходящих из господствующей церкви священников, отчего это согласие и стало называться «беглопоповцы».

Современная их иерархия возводится к перешедшим в это согласие из новообрядчества через миропомазание в 1923 году архиепископу Николе (Поздневу) и в 1929 году епископу Стефану (Расторгуеву)[84].

Хотя архиепископ Никола (Познев) с 1922 по 1923 был в очень сомнительном и еретическом даже с точки зрения никониан сообществе «обновленцев», наша Церковь признавала истинность этой иерархии. Признание это основывалось только на доверии к тем сведениям, которые содержались в изданных РДЦ книгах и календарях. Собственного исследования канонического достоинства «беглопоповской» иерархии до недавнего времени не проводилось.

Исходя из этого, переходящие от РДЦ в нашу Церковь принимались третьим чином, как от раздора. Кроме мирян, были приняты в сущем сане получившие хиротонию в РДЦ священники о. Леонтий Скачков, о. Моисей Семихин, о. Александр Чукаленко.

В 2004 году митрополит Андриан единоличным решением присоединил третьим чином от РДЦ епископа Германа (Савельева).

Это был первый случай присоединения к нашей Церкви епископа из другого вероисповедания после присоединения митрополита Амвросия. Уже в силу одного этого обстоятельства такое решение должно приниматься на Соборе. После этого, а на самом деле даже после принятия священников из РДЦ, наша иерархия из «белокриницкой» стала смешанной, «белокриницко - беглопоповской». Вопрос о каноническом достоинстве «беглопоповской» иерархии стал для нас из отвлечённого и теоретического жизненным и практическим..

Это обстоятельство побудило мирянина РПСЦ Алексея Рябцева самостоятельно исследовать этот вопрос на основании документов из архивов Совета по делам религиозных культов СССР. Надо сказать, что А. Рябцев прежде был юрисконсультом митрополита Алимпия, а так же является знатоком церковных правил.

Во время исследования документов он пришёл к выводу, что, возможно, иерархия, идущая от арх. Николы (Позднева) и еп. Стефана (Расторгуева) в конце 30-х годов XX
века пресеклась. Есть достаточно серьезные основания считать, что нынешняя иерархия РДЦ, называемая А. Рябцевым «иоанновской», восходит к обманщикам и авантюристам, не имеет апостольского преемства, является недействительной и «самосвятской».

А. Рябцев называет свои выводы предварительными, считает необходимым дальнейшее исследование этого вопроса, в том числе и с участием заинтересованной стороны, самих «беглопоповцев». Но, в любом случае, от приведённых фактов нельзя отмахнуться. Принимая в РПСЦ от РДЦ священников и епископа в сущем сане, мы берём ответственность за вечную участь душ тех наших христиан, которые будут принимать от них церковные таинства. Не получат ли они вместо хлеба камень (Мф.7:9)? Надеясь спасти душу, не погубят ли её? Поэтому, при возникновении сомнений, необходимо отнестись к вопросу о каноническом достоинстве иерархии РДЦ очень серьезно.

А. Рябцев по материалам своего исследования подготовил доклад на Собор 2007 года и издал его в виде брошюры «О так называемой «Русской Древлеправославной Церкви (К вопросу о законности иерархии, происходящей от семьи Калининых)[85]». Для предварительного ознакомления верующих РПСЦ и делегатов Собора с вопросом он начал распространять это своё издание, в том числе и через церковные книжные лавки.

Однако неожиданно митрополит Корнилий заявил, что он не благословляет распространение этой брошюры. Более того, на Соборе 2007 года он предложил вынести порицание А. Рябцеву за то, что он самовольно начал исследовать этот вопрос и своими материалами может препятствовать развитию диалога с РДЦ.

Предложение вынести порицание А. Рябцеву дважды ставилось на голосование, и в результате не было принято. Но сама постановка вопроса вызывает недоумение.

Ведь диалог и должен состоять в обсуждении имеющихся у сторон вопросов друг к другу по существу. Традиционным отношением РДЦ к нашей Церкви является непризнание белокриницкой иерархии, и совсем недавно ими выпускались книги с обоснованием этого мнения[86].. Теперь и у нашей стороны появились вопросы относительно канонического достоинства их иерархии.

Устранить имеющиеся друг к другу вопросы и недоумения могут только встречи, во время которых обе стороны на основании документов и исторических фактов подтвердили бы свою позицию.

После исследования, проведённого А. Рябцевым, когда под большое и далеко не безосновательное сомнение попадает сама «беглопоповская» иерархия, любое «сближение» становится ненужным и вредным. Во всяком случае, до тех пор, пока в этом вопросе не появится ясность..

Стремление ради дипломатических успехов закрыть глаза на существующие между нами разногласия и даже наказать тех, кто обращает на них внимание, является неверным по существу и не приведёт к желаемому результату.

Тем более что никакого действительного стремления к диалогу со стороны РДЦ не было и нет (см. Приложение III)..

«Молчать и не пущать!»

Хочется сказать ещё о двух решениях Собора 2007 года, касающихся внутрицерковной жизни.

Было принято, что делегатом на Собор от мирян может быть только член той общины, к которой он принадлежит.. До этого отдалённые и бедные общины могли дать право представлять свой приход тем христианам, которым они доверяли, которые были больше осведомлены и жили поближе к Москве.

Раньше этому не препятствовали, так как понимали, что стремиться нужно не к формальному, механическому представительству от общин. Считалось полезным, что бы на Соборе было больше энергичных и грамотных людей, понимающих обсуждаемые проблемы и способных принять по ним правильное решение.

На Соборе 2007 года именно эти энергичные и грамотные люди, многие из которых были направлены отдалёнными общинами, стали критиками митрополита Корнилия и его окруженя.

Большинство делегатов голосовало за изменение порядка направления на Собор, исходя из сиюминутной ситуации, что в будущем затруднить избрание этих «беспокойных» людей. Об отдалённых последствиях для Церкви своего решения они не задумывались.

Не очень ясен пункт, запрещающий избрание на Собор лиц явно порочного поведения. Какое поведение считать явно порочным и кто это будет решать? Появляется возможность для произвольных толкований, что бы не допустить на Собор или удалить с него неугодных лиц.

Если решать о том, кто «достоин», а кто «не достоин» избираться от общины будет принимать приходской священник, то делегаты от мирян практически будут назначаться. Голосование на Соборе будет носить характер формального одобрения предложений «президиума». Обсуждение каких-либо «неудобных» вопросов будет исключено.

Другим важным решением Собора был запрет на использование псевдонимов и разглашение персональных обвинений в адрес священноначалия при выступлении в СМИ и Интернете.. Вопросы на Собор разрешено вносит только через секретариат митрополии.

Но всякому, знакомому с практикой наших Соборов известны случаи, когда «неудобные» вопросы почему-то не попадали в повестку дня или ставились в конец списка, и на рассмотрение их не хватало времени. За это никто никогда персональной ответственности не несёт.

Вопросы ответственности за публикации в СМИ поднимался и раньше.

Так, Освященный Собор, проходивший в Москве в августе 1911 года, принял специальное «Отеческое увещание». В нём говорится, что в условиях «дарованной нам свободы печати» некоторыми старообрядцами печатаются статьи, «носящие дух сопротивления церковным пастырям, дух осуждения и поношения». «Цель их клонится не к исправлению негующих, а что бы посеять прю и раздоры, осмеять брата, духовного отца и вообще пастырей церковных». «Увещание» предлагает «не разглашать на страницах журналов и газет» «церковно-общественного зла», а «обращаться к своим епископом, к совету епархиальных съездов и, наконец, к суду Освященного Собора»[87].

Чрезвычайный Архиерейский Собор РПСЦ, состоявшегося в Москве 18-19 февраля 2003 г. принял решение: «Правящим архиереям изучить проблемы распространения информации нашими старообрядцами как в печатных изданиях, так и в компьютерных сетях. Поручить организацию контроля информации, распространяемой нашими старообрядцами в компьютерных сетях, епископу Андриану. Поручить организацию цензурного комитета протоиерею Леониду Гусеву».

Представляются справедливыми решения Соборов 1911 и 2007 годов о недопустимости разглашения в СМИ персональных обвинений в адрес клириков, до их рассмотрения на церковном суде, в вопросах, касающихся душевных грехов, личной нравственности.

Сейчас трудно сказать, какие факты побудили принять «Увещание» 1911 года. Возможно, там действительно имели места такие факты.

«Открытые письма» 2007 года обсуждали публичные действия и высказывания м. Корнилия, касающиеся вопросов веры.

Видна попытка осуществить подмену понятий и воспрепятствовать любой критике священноначалия, в том числе и в вопросах, грозящих отступлением от веры.

Это противоречит всей традиции древлеправославия.

Персональные обвинения патриарху Никону разглашал в тогдашних СМИ - рассылаемых грамотах - посредством открытых писем священномученик и исповедник Аввакум.

В журнале «Церковь» начала XX
века открыто обсуждались острые церковные проблемы, и подписаться на него могли все желающие, в том числе и нестарообрядцы.

В условиях гонений среди староверов широко были распространены как псевдонимы, так и анонимные издания. Псевдонимами «Фита», «Шалаев» подписывался Ф. Е. Мельников, «Ксенос» И. Г. Кабанов и т. д.

Сегодня мы не ощущаем жесткого давления со стороны государства, но трудно сказать, что будет завтра. В случае изменения ситуации запрет на псевдонимы может оказаться неуместен.

Вот некоторые комментарии на это решение.

«В постановлении Собора можно ещё отметить и ещё одну тревожную тенденцию. Пунктом пятым "всем православным христианам, верным чадам нашей Церкви, при выступлениях в Интернете и иных СМИ по церковным вопросам запрещается пользоваться псевдонимами ("никами"). При выступлениях в Интернете и иных СМИ по церковным вопросам православные христиане должны полностью указывать свое духовное звание, имя и фамилию".

Решение это было вызвано к жизни стремлением криптоникониан блокировать старообрядцев в Интернете. Однако указанный пункт спорен с канонической и юридической сторон. Дело в том, что церковные соборы выражают мнение Церкви о ней самой как о сообществе, а тут Собор вмешался в частную жизнь христиан.

<…>Исходя из сказанного следует, что поскольку п. 5. 1 постановления Собора нарушает гражданские права староверов и противоречит действующему законодательству, участники форумов не обязаны ему следовать»[88].

«Определенная группа лиц от лица Собора или прикрываясь им собирается ввести духовную диктатуру, в результате чего есть угроза превращения РПСЦ в организацию наподобие самых жестких тоталитарных сект.

Идут по стопам китайских коммунистов. Они вроде первыми додумались запретили «ники»..

«Китайская государственная организация, отвечающая за Интернет запретила<…>предоставлять услуги пользователям, не оставившим при регистрации свои полные персональные данные<…>"кабы чего не вышло" - чтобы не обсуждали Всекитайский съезд народных Представителей, например»[89]..

Достойные ученики у достойных учителей»[90].

Соборные решения об изменении порядка делегирования и об ограничениях на выступления в СМИ и Интернете приняты на эмоциональной волне, но последствия их окажут очень значительными. Новая практика приведёт к серьезному свертыванию соборного начала в жизни Церкви.

Хочется верить, что со временем появиться понимание ошибочности этих решений, и они будут отменены. Ведь было признано не соответствующим интересам Церкви и отменено решением Освященного Собора РПСЦ, состоявшегося в граде Москве 9-11 февраля 2004 года[91] решение Чрезвычайного Архиерейского Собора 2003 года о контроле над информацией и организации цензурного комитета.

Отношение к коммунизму.

Письмо Дмитрия Барановского обращает внимание на важную и до сих пор не осознанную каноническую проблему.

Согласно 9-му и 10-му правилу Первого Вселенского Собора, отвергшиеся от веры после крещения, если по неведению произведены в клир, по дознанию должны быть извергнуты из священного сана. Правила 11-е Первого Вселенского Собора и 73-е св. Василия Великого особо строгую епитимию возлагают на тех, кто отрёкся от веры добровольно, без принуждения.

К сожалению, важнейший, имеющий большое практическое значение вопрос о богословской и канонической оценке КПСС и членства в ней до сих пор в нашей Церкви оставался нерешённым. Осмысление его должно было начаться сразу же после падения коммунистического строя и решаться он должен был в принципе, без отношения к какому-то конкретному лицу. Но этого своевременно сделано не было.

Когда вопрос о членстве в КПСС был поднят, митрополит Корнилий уже два года был первосвятителем РПСЦ, а в клире пребывал уже десять лет, после поставления в 1997 году в дьяконы[92]. К сожалению, это сделало беспристрастное рассмотрение вопроса невозможным.

Приведённые правила непосредственно имеют в виду участие христиан в языческих церемониях и идольских жертвах. Можно ли распространить их на членство в КПСС?

Д. Барановским для обсуждения на Соборе был подготовлен доклад «Коммунизм и атеизм как оккультно-мистическое учение», в котором он обосновывал мысль, что членство в компартии было участием не только в политической организации, но и в оккультно-мистическом обществе (см. Приложение IV)..

Во время чтения на Соборе этого доклада реакция присутствующих была очень негативной и эмоциональной, она явно носила какой-то ненормальный характер. Многие участники Собора вскакивали, с мест неслись возмущённые выкрики вроде «прекратить доклад», «не давайте ему говорить». Д. Барановский приостановил чтение, обвёл взглядом зал и сказал: «Я не думал, что среди участников Собора так много бывших партбилетчиков».

Ход Собора незримо определялся лозунгом «Оправдать митрополита любой ценой».. Поэтому выступающие в обсуждениях после доклада решили отрицать оккультно-мистический, богоборческий характер коммунистического учения.

О. Леонтий Пименов и другие докладчики много говорили о том, что членство в КПСС не связано с отречением от веры и не препятствует принятию священного сана, так как коммунизм был просто государственной идеологией. Вспоминали о том, что большинство детей было октябрятами, пионерами и комсомольцами, о красных звездах на солдатских пилотках, о надписях в профсоюзных билетах «Профсоюз - школа коммунизма».

Было больно и горько слышать от древлеправославных христиан - старообрядцев эти абсурдные и кощунственные оправдания кровавого и безбожного учения.

Существует немало материалов о том, что коммунизм, выдавая себя за политическое движение, на самом деле является оккультно-мистическим сообществом. Ему присуща своя вера (коммунизм, атеизм, эволюция), свои святыни (мавзолей Ленина, вечный огонь), свои обряды (например, принятие в пионеры у мавзолея или вечного огня). Были в коммунизме обильные человеческие жертвоприношения (уничтожение несогласных, в первую очередь христиан).

Интересные материалы на эту тему появились к 90-летию Октябрьской революции, например: «О советской символике. Атеистическая символика советской эпохи изобилует библейскими, друидическими, масонскими символами»[93].

Нельзя забывать, что воплощение коммунистического учения в России привело к таким гонениям на христиан, перед которыми меркнут гонения от язычников в Римской империи. Достаточно посетить полигон в Бутово[94]..

Даже новообрядцы понимали, что коммунизм – это не просто коммунистическое учение. Патриарх Тихон (Белавин) в 1918 году издал послание, в котором анафематствовал, отлучал от церковного общения тех, кто принял коммунистическое учение и участвовал в революционных делах. Он называл их «извергами», «безумцами рода человеческого»[95].

Старообрядческим богословом и писателем Ф. Е. Мельниковым написано больше книг против атеистических учений, чем против никонианства. Причём Ф. Мельников неоднократно обращал внимание, что атеизм и коммунизм принимают характер псевдо-религии. Современное издание одной из книг Ф. Мельникова так и озаглавлено: «О безбожнических и христианских догматах, таинствах и обрядах»[96]..

То, что в 60-70 годы XX века коммунизм для большинства перестал быть предметом напряжённой веры и воспринимался, как знак политической лояльности, способом сделать карьеру, не меняет дело по существу. Ведь и жертвоприношение идолам во времена первых христиан не рассматривалось большинством населения Римской империи как акт веры в языческих богов, а просто как подтверждение гражданской благонадёжности. «Отказаться от участия в языческом культе императора было не просто религиозным деянием – это был гражданский, политический акт.<…>От всех подданных империи требовалось лишь внешнее участие в этом государственном культе. А подлинной веры или вечного смысла жизни римский гражданин был волен искать где угодно.<…>По существу, христиане своим отказом показывают, что они – почти одни во всём тогдашнем чрезвычайно религиозном мире – верили в реальность идолов»[97].. Но, тем не менее, христиане готовы были пострадать до крови, но не принести жертву идолам языческих богов, в которых сами язычники уже не верили. Принесших же жертву христиан считали падшими, и именно о них говорят упоминающиеся выше правила.

Попытки оправдания коммунизма как учения есть оскорбление памяти миллионов погибших за веру христиан. Тот, кто пытается это делать, теряет всякое моральное право осуждать безбожные гонения верующих в XX веке. Становится понятным, почему в нашей старообрядческой среде такое пренебрежение к памяти наших христиан - епископов, священников, монахов, мирян, которые в 20-50 годы XX века были репрессированы за веру. Никониане ведут активный сбор сведений о своих пострадавших, называемых новомучениками, многие из них причисляются к лику святых, Выпускаются книги памяти, на местах массовых репрессий ставят памятные кресты и т. д. У старообрядцев же царит полное безразличие к своим пострадавшим отцам и братьям, хотя сейчас ещё встречаются живые свидетели тех событий.

Что же касается личной ответственности, то нельзя равнять не отвечающих за свои поступки детей, принудительно принимаемых в детские коммунистические организации, подневольных солдат, на форме которых была красная звезда, членов профсоюза, не дающих никаких клятв, и тех, кто во взрослом возрасте добровольно и сознательно вступал в КПСС.

Удивительно, что надо говорить о вещах, очевидных для заставших то время людей (а таких на Соборе было большинство). О том, что Устав и Программа КПСС требовали борьбы с религиозными предрассудками, что вступающие в партию в течении года проходили кандидатский стаж, что существовали постановления КПСС об исключении из партии «за связь с религиозным культом» и т. д. (Некоторые выписки из партийных документов того времени приведены в Приложение IV).

На Соборе высказывалось мнение о том, что нельзя лишать бывших членов партии возможности вернуться в Церковь и покаяться. Да, конечно, очень хорошо, если они с покаянием возвращаются, но только, в соответствии с правилами, их нельзя ставить в священные степени.

Высказывалось мнение, что Константин Титов, как и большинство его сверстников, не получил в детстве после крещения религиозного воспитания и поэтому его вступление в партию не было сознательным вероотступничеством. На это можно возразить, что после крещения человек считается христианином. В таких же обстоятельствах люди, впадшие в блудные грехи, после возвращения в Церковь никогда не ставятся в священные степени, и это никого не удивляет.

Собор не нашёл действий, подлежащих прещениям.

Теперь стоит сказать несколько слов о церковном суде, состоявшемся на Соборе 2007 года.

В решениях написано, что Собор не нашёл в деяниях митрополита действий, подлежащих каноническим прещениям. Эта формулировка должна создать впечатление необоснованности содержащейся в «Открытых письмах» критики сложившейся ситуации, действий и высказываний м. Корнилия. После неё остаётся неясно, в нарушении каких церковных правил он обвинялся, и на основании каких фактов оправдан.

Ни в одном из открытых писем не ставился вопрос о том, что бы подвергнуть митрополита Корнилия каноническим прещениям. Этого не предлагал даже Д. Барановский. Начиная обсуждение вопроса о применимости к бывшим членам КПСС 9, 10 и 11-го правил Первого Вселенского Собора и 73 правила Василия Великого, он делал предметом обсуждения лишь данную каноническую ситуацию. Он не ставил вопрос об извержении м. Корнилия за личную вину, а лишь предлагал ему добровольно, во избежании соблазна, принять схиму.

Когда стала ясна неубедительность попытки отрицания богоборческого характера коммунистического учения, было зачитано толкование, названное толкованием Вальсамона на 12 правило Анкирского Собора. Смысл этого толкования в том, что поставление в епископский сан упраздняет наказание за душевные скверны, соделанные до архиерейства. Поскольку это утверждение соответствовало тому, что большинство участников Собора желали услышать, они его с радостью приняли, и на основании этого толкования заявили, что м. Корнилий оправдан.

Ясного соборного решения, можно ли канонически уравнять членство в КПСС с отпадением в язычество, так и не было. Вопрос остался открытым.

Ссылка на приведённое толкование дает основание считать, что греховность для христианина вступления в КПСС все-таки признаётся.

При внимательном прочтении указанного правила и толкования на него появляются вопросы. Само правило говорит совсем о другой ситуации, о том, что после крещения можно ставить в священные степени тех, кто хотел принять крещение, но ещё не принял, и во время гонения принёс жертвы. В том же смысле толкуют это правило Зонара, Аристин, Вальсамон и Славянская Кормчая. Прочитанное же на Соборе толкование приведено по синодальному изданию книги правил, приведено без имени автора и подписано «другое толкование». В дониконовской Кормчей оно отсутствует. В «другом толковании» на основании византийского прецедента, когда Патриарх Полевкт заявил, что помазание на царство изглаживает все грехи, совершенные до этого, утверждается, что архиерейская хиротония подобна помазанию на царство и тоже упраздняет все бывшие до неё грехи. Оба утверждения спорны, аналогия между ними не является очевидной.

Во всяком случае, это сомнительное толкование, несоответствующее по смыслу истолковываемому правилу поместного Анкирского Собора, нельзя ставить выше прямых указаний правил Первого Вселенского Собора.

Формулировку «Собор не нашёл в деяниях митрополита действий, подлежащих каноническим прещениям» по-видимому, надо понимать так же в смысле, что лобзание с никонианским патриархом не попадает под прямое действие церковных правил.

Но существуют разные истолкования самого события.

«21 сентября, после праздничного богослужения в кафедральном соборе во имя Рожества Пресвятой Богородицы в городе Новосибирске Митрополит Корнилий охарактеризовал Патриарха Московского и всея Руси Алексия II как "провокатора". Поводом к этому заявлению стало обсуждение недавно опубликованных фотографий лобзания старообрядческого Митрополита с Патриархом РПЦ МП в храме Христа Спасителя. Митрополит Корнилий пояснил, что это была "хорошо продуманная провокация". Глава РПЦ МП "бросился" к нему настолько неожиданно, что он не успел уклониться от неуместных объятий и поцелуев. По словам Митрополита, это его "застало врасплох". В этот момент и были сделаны "провокационные снимки", которые "враги Церкви" теперь распространяют в Интернете и СМИ»[98].

По другому описывает это событие секретарь комиссии Московского патриархата по делам старообрядных приходов и взаимодействию со старообрядчеством священник Иоанн Миролюбов. «Митрополиту Корнилию ревнителями благочестия вменялось в вину участие во Всемирном русском народном соборе и - о ужас! - приветствие целованием патриарха Московского и всея Руси Алексия. Как свидетель события могу заявить: это была одна из самых, быть может, трогательных минут Народного собора, хотя и произошло все невидимо для большинства его участников. Появившийся в комнате для членов президиума Собора Святейший Патриарх приветствовал гостей своим благословением. Увидев старообрядческого митрополита, он тепло и радушно улыбнулся, главы двух русских религиозных конфессий непроизвольно сделали взаимные шаги навстречу и поприветствовали друг друга лобызанием, по древнему христианскому обычаю. Происшедшее никаким протоколом не предусматривалось, произошло для присутствующих неожиданно, причем совершилось настолько искренне, что в сердце верующего человека не могло вызвать ничего, кроме самого доброго чувства, а возможно, и слез»[99].

Существующие правила: 10,45 и 65 Святых Апостол, 33 правило поместного Собора Лаодикийского, 9-й канонический ответ Тимофея епископа Александрийского возбраняют под угрозой отлучения мирян и извержения клириков совместную молитву с еретиками или иудеями (иноверными). Причем 9-й ответ еп. Тимофея Александрийского возбраняет совершать молитву священнослужителю в присутствии еретиков, а у нас уже неоднократно имели место случаи молитвы наших епископов в никонианских храмах и в присутствии никонианских священнослужителей.

Любовные объятия и лобзания православного епископа с еретическим не возбраняются никакими правилами.. Но не потому, что в таком действии нет ничего плохого, а потому, что во времена написания правил никому и в голову не приходило, что возможна такая ситуация.

Но это не значит, что такое действие не несёт в себе соблазн, не нарушает мир церковный.

Совершенно справедливо пишет об этом в своём Открытом письме инок Алимпий: «Напоминаем, что преступления бывают против буквы и против духа. Если преступления против буквы заметны на глаз и легко различимы, то преступления против духа, как правило, становятся явны лишь только тогда, когда Христа уже распнут. И теперь, на наших глазах совершается преступление против духа, - нашего, свято хранимого Православия».

То, что эти не попадающие под канонические прещения действия осуждаются Церковью, мы видим из следующего.

Лобзание обозначает единство веры. Симеон Солунский в своем толковании на Божественную Литургию пишет: «По возглашении исповедания и произнесения всеми символа Веры, совершается и открывается между Ангелами и людьми свидетельство любви и единения через целование: ибо и тогда будет единомыслие, и все будут другами и возлюбленными друг для друга»[100].

Феофилакт Болгарский в толковании на второе Послание апостола Иоанна Богослова. «(10) аще кто приходит к вам, и сего учения не приносит, не приемлите его в дом, и радоватися ему не глаголите. (11) Глаголяй бо ему радоватися, сообщается дело его злым.. Апостол предостерегает, что бы они приходящего к ним без сего исповедания (учения Христова) не только не принимали под кров свой, но и не удостаивали приветствия, потому что приветствие от нас должно быть делаемо только тем, кои единонравны и единоверны с нами.<…> Если же будем приветствовать нечестивых,<…>то этим самым показываем, что мы в общении с ним, и что они уже увлекли нас в своё нечестие»[101]..

Вальсамон, толкование на 45 правило Святых Апостол. «Еретиков, как достойных отвращения, следует гнушаться, а не общение иметь с ними».

Зонара, толкование на 46 правило Святых Апостол. «Еретиков и их служений православные должны удаляться, а епископы и пресвитеры должны более обличать и вразумлять их, не сознают ли своих заблуждений и не обратятся ли».. Епископ и пресвитер не должны «давать подозрение, что мудрствуют подобно им, или же дотоле не спешил исправить их зломыслие»..

Аристен, толкование на 46 правило Святых Апостол. «Не может быть согласия у Христа с Велиаром, и никакой части у верного с неверным».

А вот какая была на это событие непосредственная реакция христиан-старообрядцев.

«Конечно, легкий поцелуй с мужчиной трудно подвести под каноны, но патриарх это не просто мужчина, а личность символическая, знаковая фигура, глава еретической конфессии. Объятия с ним ставят все заявления "о сближении" в совсем новую плоскость. Ну, а действительно представьте такой же поцелуй с Мао, Сталиным, Кастро, Рейганом, Пиночетом, папой Римским пр.?

Этот жест означает признание, духовную близость, расположение к носителю идей, согласие с предлагаемой игрой, системой ценностей. Поцеловавшись, скажем с Зюгановым, можно сколько угодно говорить, что вы не член партии и не разделяете ее устав. Но этот невербальный акт все демонстрирует и без формального членства».

«"Патриарх" Алексей Ридигер - глава еретической деноминации. Чего ради с ним лобызаться, чтобы что - показать, что мы "белые и пушистые" (с)? Или что мы "встраиваемся в вертикаль" и хотим немного нефтедолларов?»

«Поцелуй между архиереями есть признание братских отношений. Это признано с первых веков христианство. Интересно, а как еще можно толковать поцелуй и объятия? Как знак неприязни? Как символ обличения еретического первосвятителя? Как исповедь стояния в вере?»[102]

«Почему так больно смотреть на эту фотографию? Почему десятки, сотни старообрядцев как будто почувствовали какой-то удар, какой-то душевный ожог, когда увидели этот снимок.<…> Но есть ещё одно обстоятельство, которое делает для меня вопрос о поцелуях с Алексием II просто невыносимо болезненным.

Митрополит, видимо, не хочет помнить о тысячах наших благочестивых предков, которые были сожжены, уморены голодом, умучены, скончались под пытками, которые заживо гнили в монастырских тюрьмах. Тысячи, десятки тысяч убиенных христиан…

Не в силах продолжать гонения, Московская патриархия утвердила положение о «равноспасительности обрядов», так и не принеся покаяния за трехвековое преступление.

На патриархе, как и на других архиереях РПЦ, с которыми целуется и обнимается старообрядческий Митрополит, по-прежнему лежит и ответственность, и грех за зверства гонений. Грех нераскаянный, старательно запрятанный и намеренно забытый, но, тем не менее, смердящий.

«Давать братское целование» в таких условиях означает – предавать память безвинных мучеников за веру. Пепел протопопа Аввакума не стучит в сердце митрополита Корнилия. После других фотографий его сердечных целований с архиереями РПЦ, это уже понятно.

Стучит ли он в сердца моих братьев- старообрядцев? Вот в чем сегодня вопрос»[103].

Под прямое действие правил не попадают высказывания митрополита Корнилия о том, «что пришло время засвидетельствовать миру православное единство», о «спасительном деле, совершаемом новообрядцами». Хотя, например, преп. Феодосий Печерский говорил: «Поверившему в другую веру, никогда не увидеть Жизни Вечной! Если кто хвалит чужую веру, тем самым он свою хулит... Таковый оказывается двоеверцем ходит около ереси. Ты же чадо сторонись их и свою веру непрестанно хвали. Не приближайся к ним, но беги от них!»[104]

Митрополит Корнилий признал факт допущенных им ошибок в межконфессиональных отношениях, но в чём именно они заключались, осталось неясно. Соборное большинство, настроенное «оправдать любой ценой», постаралось «проскочить» этот вопрос поскорее, потому что его подробный разбор мог сделать «оправдание» не таким простым, а обвинение «ревнителей» в клевете не столь убедительным.

Но, поскольку осталось неясным, в чём заключались ошибки в прошлом, не понятно, как избегать их в будущем.

В качестве ответа на «фотографический» скандал было лишь заявлено о недопустимости совместной молитвы, лобзания, благословения инославных клириков. Создана комиссия по выработки протокола встреч с инославными, хотя ещё в 2005 году был готов проект «Протокола встреч с инославными священнослужителями» (смотри Приложение V). Пример комиссии по чиноприёму от инославных показывает, что работа над «Протоколом» может затянуться на годы.

На соборе не рассматривались принципы, в соответствии с которыми должны строиться отношение нашей Церкви с РПЦ, цели возможных контактов и их допустимые формы.

По существу вопрос о межконфессиональных отношениях остался не решён. В будущем, по-прежнему, его будет определять в соответствии со своими взглядами и пристрастиями один человек или узкий круг людей.

«Виновны в укорении архиерея и клевете»

Решения церковного суда, состоявшегося во время Собора 2007 года, тоже вызывают некоторые вопросы, как по существу, так и по процедуре.

Начнём с того, что авторы «Открытых писем» не выступали в качестве заявителей о проведении церковного суда над митрополитом Корнилием и в качестве обвинителей против него в нарушении конкретных церковных правил. Своей задачей они считали не персональные обвинения, но обсуждение сложившейся ситуации в межконфессиональных отношениях, разъяснений относительно двусмысленных высказываний м. Корнилия и подтверждения им своей православной веры, а так же канонического суждения о членстве в КПСС.

Именно с этой целью они и приготовились зачитывать на Соборе свои «Открытые письма». Однако перед рассмотрением письма инока Алимпия выступил протоиерей Евгений Чунин и сказал (расшифровка стенограммы): «Прежде доклада инока Алимпия, я хотел бы сделать одно замечание. Поскольку его письмо было распространено и опубликовано <…>, и оно, в общем-то содержит в себе определенные обвинения. Хотя они там скрыты как бы. Но они там, тем не менее есть. Я хочу предварительно известить о таком правиле Вселенского собора, где говорится о том, что обвинения в отношении клирика не прежде может быть представляемо, как обвинители письменно удостоверят, что подлежат одинаковой опасности, что в случае по расследованию дела будут обличены в клевете на епископа. То есть они готовы понести наказания соответственные по тяжести тем санкциям, которые они выдвигали сами. Я знаю, что письмо подписали клирика, я знаю, что его подписали миряне. И я знаю, что сейчас прозвучал призыв отозвать эти письма. Но подписей там много, и одному иноку Алимпию, не под силу отозвать это письмо свое. Не свое только, так как оно было инициировано группой. Поэтому я хочу предложить собору сделать так. Мы очевидно дальше должны будем подойти к разбору конкретных обвинений. Я думаю, что без этого не удастся. Но прежде предложить: кто лично не готов утверждать эти обвинения, снимайте свои подписи сейчас, пожалуйста. А в противном случае, ваши подписи под этим письмом будут свидетельством того, что соглашаетесь с этим правилом Шестого вселенского собора»[105].

Вот комментарии с «Независимого старообрядческого форума»: «Интересно, что в письме инока Алимпия имя митрополита не упоминается ни разу. Это письмо вообще не обвинение, а обращение к христианам об имеющихся в Церкви проблемах. Прот. Евгений Чунин выдает желаемое за действительное. Поэтому в этом случае, правила приведенные Чуниным не действительны.. С другой стороны эта инициатива Чунина, как ее еще на соборе назвали "жаждой крови", послужила причиной раздора. Фактически протоиерей Чунин один из главных виновников раздора поразившего РПСЦ. Вместо обсуждения проблемы он перевел собор в русло расправы и раздора. Бог ему судья». «Типичный пример шантажа на подтасовке… о. Евгений Чунин приступил к угрозам правилом, которое применимо к случаям душевных грехов митрополита, в данном случае речь шла о его неправославных поступках и митрополиту следовало подтвердить своё православие.[106]»

По-видимому, о. Евгений имел в виду 34 правило Шестого Вселенского Собора и 18 правило Четвёртого Вселенского Собора, которые за составляемые монашествующими и клириками тайные общества и заговоры против епископа подлежат извержению из сана. То есть он ещё до начала рассмотрения признал их преступниками, хотя прежде необходимо было доказать, что действия авторов писем имели целью принесения вреда митрополиту и что они состояли в заговоре с этой целью.

Намерение о. Евгения Чунина о превращении Собора в суд над авторами писем организационно поддержал ведущий Собора, о. Геннадий Чунин.

Член канонической комиссии протодиакон Виктор Савельев оповестил участников Собора, что 145 правило поместного Собора Карфагенского даёт право, при неподтверждённости хотя бы одного из представляемых на клирика обвинений, не рассматривать прочие. Хотя в этом правиле имелось в виду свидетельство по поводу душевных, нравственных грехов, им воспользовались как поводом, что бы уйти от рассмотрения поднимаемых «Открытыми письмами» вопросов веры и внешнецерковных отношений.

Таким образом, разбор «Открытых писем» писем по существу излагаемых в них вопросов незаметно превратился в суд над «писателями», причём, минуя суд над м. Корнилием, которого вообще не было.

Но всё же, с точки зрения процедуры, это заслушивание Собором «Открытых писем» судом назвать нельзя, так как судебное решение было вынесено на другой день Архиерейским Судом.

Теперь о тех его решениях, которые вызывают сомнения.

Авторы открытых писем осуждены на разные прещения (отлучение от святыни, отлучение от церковного общения, запрещение в священнослужении) на основании 55 правила Святых апостол и 121 и 126 правила Номоканона, которые говорят об укорении и клевете на епископа и клириков.

За что отлучён от святыни А. Езеров, который он не входил в число авторов «Открытых писем»? Более того, его доклад об экуменизме был одобрен, и на основе его было вынесено положительное соборное решение. На Соборе он вёл себя очень сдержанно и тихо.

За что отлучён от Церкви инок Алимпий? В его «Открытом письме» персонально не упоминается и не обвиняется ни один архиерей или священник, а только обсуждаются вызывающие тревогу экуменические контакты и мероприятия, участившиеся в нашей Церкви.

Письмо на Соборе было объявлено недостоверным на основании одного неподтвердившегося утверждения, что в Барнауле община Зарубежной Церкви хотела перейти к нам, но воздержалась от этого из опасения, что мы скоро объединимся с РПЦ. На самом деле такой эпизод имел место, только не Барнауле, а в приходе с. Дворищи Костромской и Ярославской епархии. Об этом пишет в интернет-издании «Осколки» Михаил Хлебников, бывший издатель газеты «Костромской старообрядец»: «Однажды в с. Дворищи я послал делегацию РПЦЗ, так они в ужасе уехали из Дворищ. Выслушав речи о дружбе с РПЦ, которая до сих пор исповедует экуменизм и сергианство»[107].. Инок Алимпий привел этот эпизод не для обвинения конкретного лица или прихода, а что бы проиллюстрировать тенденцию, и я считаю неправомерно обвинять его за эту неточность в клевете.

За что отлучён от Церкви Дмитрий Барановский? Он не привёл ни одного недостоверного факта. Независимо от того, какое решение принял Собор по поводу применимости в данной ситуации цитируемых Д. Барановским правил, это не дает основание обвинять его в клевете. Кого он оклеветал, КПСС что ли?

Дмитрий Козлов в подтверждение своих личных свидетельств выразил согласие присягнуть на св.. Кресте и св. Евангелии. Митрополит Корнилий это свидетельство отверг. Справедливым решение вопроса было бы дать им возможность каждому присягнуть на св. Кресте и св. Евангелии в подтверждении своих слов, и на этом считать вопрос закрытым, представив лжеца на суд Божий. Но вопрос замяли, необоснованно обвинив Козлова в клевете и отлучив от Церкви до покаяния. Сам Дмитрий в личной беседе говорил, что, возможно, отлучение будет пожизненным, так как он не может оклеветать сам себя и объявить бывшее небывшим.

При заслушивании статьи А. Шишкина «Диалог митрополита Корнилия с РПЦ» отец Геннадий Чунин попытался отклонить обсуждение изложенных в ней фактов, высказав абсурдное мнение, что интервью митрополита во внешних СМИ не могут быть предметом соборного рассмотрения, так как являются свидетельством от неверных (144 правило поместного Собора Карфагенского). А. Шишкин возразил, что нельзя на интервью для СМИ распространять правило, касающееся личного свидетельства в церковном суде. Мы живём в информационном обществе, и интервью первоиерарха Церкви становятся фактом общественного сознания. Кроме того, согласно гражданскому законодательству, журналисты несут ответственность за достоверность сообщаемых сведений. Если митрополия интервью официально не опровергла или не оспорила в гражданском суде, то оно должно считаться действительным.

В статье Шишкина приводились сведения о личных неофициальных встречах м. Корнилия с иереем РПЦ, сотрудником ОВЦС Иоанном Миролюбовым. Эта ситуация обсуждалась на «Независимом старообрядческом форуме»: «Чем ближе к собору, тем активнее работает Иван Иванович Миролюбов. Рассказывают, что августовскими ночами он приходит в здание бывшей покойницкой и собеседует там с владыкой. По крайней мере, его видели вчера поздним вечером, когда он озираясь, в короткой рубашонке заходил в приемный кабинет. Очевидно, вопреки заявлениям М. Тюренкова, ОВЦС не утратило интерес к диалогу с РПСЦ. Плоды консультаций мы сможем увидеть в ближайшем будущем. Кажется, что Иван Иванович не боится ни Бога, ни Открытого письма»[108]. На эту же тему была статья «Советник митрополита?»[109]. «Сегодня о существовании о. И. Миролюбова знают многие христиане. Он появляется рядом с митрополитом Корнилием почти на всех никонианских мероприятиях. Сидит с митрополитом в президиуме, в залах приема, позирует на фотографиях. Он частый гость в приемной митрополита. От новообрядцев можно услышать, что именно он, а не митрополит, и тем более не Освященный собор сегодня руководит внешней политикой Русской Православной старообрядческой Церкви».

Однако Шишкин не мог подтвердить это свидетельскими показаниями, и был обвинён в клевете, а его статья снята с рассмотрения по существу. Это, однако, не отменяет справедливости изложенных в ней фактов.

По вопросу о досаждении надо согласиться, что в письмах Д. Барановского, А Шишкина, о. Александра Черногора есть эмоциональные высказывания, которые формально можно объявить досаждением. А. Шишкин, понимая это, принял прещения как справедливые, хотя, конечно, сознательно ни на кого не клеветал. Однако эти эмоции вызваны не дерзостью и бесчинством, а скорбью и болью в связи с той угрозой, которая возникла для Церкви и православной веры.

Что же касается самого заседания Архиерейского Суда 19 октября 2007 года, на котором были вынесены эти прещения, то на нёго не вызывались ни обвиняемые, ни свидетели. Обвинения выносились заочно, и это одно ставит под сомнение правомочность вынесенных решений.

Несколько слов надо сказать о соборном извержении о. Елисея Елисеева из священного сана. Я не являюсь его сторонником и согласен, что вокруг него всегда возникают какие-то конфликтные ситуации. Но в данном случае, на основании эмоциональной реплики Собор проголосовал за извержение его из сана на основании 55 правила Святых Апостол, где говорится о досаждении епископу. Ни одного досадительного слова в адрес м. Корнилия или другого архиерея он не говорил. Собор, в адрес которого о. Елисей сказал «Иудейское сонмище», конечно, таковым не был. Но необъективности, предвзятости на нём хватало.

И я думаю: неужели два дерзких слова перетянули, например, издаваемую с 1996 по 2002 газету «Русь православная», которая в те годы стала общецерковной газетой, подобной которой сегодня нет? Труды по открытию приходов, воссоздании Дальневосточной епархии, находящейся на огромном расстоянии от центров старообрядчества? Многие ли из тех, кто голосовал за его извержение, потрудились для Церкви столько, сколько сделал в своё время о. Елисей Елисеев?

В то же время решение собора относительно священноинока Симеона Дурасова поражает своим всепрощением. В 2004 году он активно распространял «Открытое письмо», в которых откровенно пропагандировал экуменические взгляды, анафематствованные нынешним Собором. «Итак, аз, недостойный священноинок Симеон, исповедую сице: Старообрядческая Церковь Белокриницкой иерархии, к которой я принадлежу, а также Древлеправославная Церковь (так называемая у нас "беглопоповская" или "новозыбковская"), Русская Православная Церковь Московского патриархата, с православными Патриархиями Востока, Балкан и Грузии, Русской Зарубежной Церковью и греческими старостильными синодами, - все это суть части одной и той же греко-восточной Церкви. Хотя некоторые из этих частей разделены вековыми спорными вопросами, разницей отдельных обычаев, различным отношением к инославию (прежде всего к римо-католичеству), к идеям обновленческих реформ, но их объединяет общая догматика, общая иерархическая преемственность, общие исторические судьбы, общий канонический и литургический строй, общая византийская культурная основа.
Эти Церкви по отношению друг к другу – поместные общины, это части, члены единого Тела Христова; ни одна из них не может объявлять себя Телом Христовым во всей его полноте и, как таковая, приписывать себе непогрешимость и самодостаточность. Это мистическое единство — не умозрительное построение, не мечтательное переживание, а реальность надмирная, бесконечно большая, чем видимые разделения. Впрочем, оно - проявляется и зримо — в причастии Святых и Животворящих Таинств»[110]. Будучи, в конце концов, Собором 2005 запрещён за такую пропаганду, он пренебрёг запрещением. Он сам признался: «я нарушал наложенное на меня собором 2005 года запрещение и дерзал служить литургию и совершать требы»[111] за что, согласно правилам (например, 31 правила Святых Апостол) однозначно должен быть извержен из сана. На Собор 2007 года он подал покаянное письмо[112], но действительного раскаяния в экуменических высказываниях в нём нет.

«Я глубоко раскаиваюсь в написании мною зимой 2003-2004 года так называемого «Открытого письма». Хотя в самое последнее время, когда оно уже было закончено и напечатано, я отказался от мысли распространять его, и послал как свои размышления нескольким людям, далее оно получило известность уже без моего ведома.<…> «Открытое письмо», написанное зимой 2003 года, я прошу всех считать яко не бывшим. Оно было стихийным и поспешным изложением непродуманных и незрелых мыслей самочинного ума, не подкрепленных свидетельствами Священного Писания и предания церковного.<…> И впредь обещаю руководствоваться в своих размышлениях, суждениях и письменных работах только тем, чему учит Святая Церковь устами евангелистов, апостолов и свв. отцов».

«Если оставить только содержательную часть письма, то оказывается, что автор сожалеет лишь о том, что письмо содержит непродуманные мысли, и что он допустил его распространение. А о самих мыслях, точнее богословских идеях их породивших там абсолютно ничего не сказано. Там нет ни одного слова раскаяния в экуменическом богословии. Только сожаления в его некачественном изложении.

А далее автор даже заверяет получателей письма, что в дальнейшем он будет более качественно излагать эти идеи, так сказать, на более высоком идейно-политическом уровне»[113].

Проявившаяся предвзятость в этих двух решениях Собора оставляет тяжёлое впечатление.

«Кучка жалких неофитов»

Собор завершился выступлением Митрополита Корнилия, из которого соборяне узнали, что из Церкви ушла "кучка жалких неофитов", "они вышли от нас, но не были наши".

О «неофитах» в отрицательном смысле м.. Корнилий упоминает в своём докладе на Соборе «Отношение к еретикам согласно Евангелию»: «В основном духом нетерпимости к отпавшим заражены неофиты. Они, придя в Церковь, несут с собой дух атеистического метода борьбы с «оппозиционерами». Их «миссионерская» деятельность сводится к тому, чтобы собрать компромат на еретиков и общающихся с ними и организовать их травлю в СМИ».

Не будем здесь много говорить о том, что, по странному стечению обстоятельств, похожим образом отзываются о пришедших за последние 10-15 лет в старообрядческую Церковь людях и митрополит Кирилл (Гундяев), и священник РПЦ Иоанн Миролюбов. Эти деятели недовольны тем, что «неофиты» принципиально настроены против никонианства.

Надо разобраться в том, что значит термин «неофит». В древнерусском языке этого слова нет. Оно появилась, видимо, после раскола Русской Церкви, когда верующие были разделены на староверов и нововеров. С. И. Ожегов определяет это понятие так: «Неофит – новый последователь какой-нибудь религии (спец.), а так же (перен.; книжн.) новый сторонник какого-нибудь учения)[114].

Оказывается, под это определение попадают многие люди. Одним из первых неофитов был святой славный верховный апостол Павел, а так же св. великомученица Варвара, мученик Иустин Философ, христианский писатель Тертуллиан, великий учитель западной Церкви блаженный Августин и многие другие.

Неофитом были основатель династии Рябушинских Михаил Яковлевич, старообрядческий архиепископ Московский Антоний (Шутов), епископ Арсений Уральский (Швецов), епископ Канадский Михаил (Семёнов) и другие.

Нигде в Священном Писание вы не найдете определение, позволяющее членов одной Церкви разделить на основных и второстепенных. Ещё в Ветхом Завете сказано: «Один закон да будет и для природного жителя и для пришельца, поселившегося между вами» (Исх.12:49). Так же сказано: «Пришельца не притесняй и не угнетай его, ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской» (Исх.22:21). И Исус Христос не учил разделять верующих в Него на потомственных израильтян и на вновь уверовавших, но, напротив, часто ставил их веру в пример: «Истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры». (Матф.8:10). «И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием» (Лук.13:29). И апостолы не учили разделению христиан.

Все русские люди до раскола были староверами. И не вина новокрещённых, что их предки последовали за никонианскими священниками. Они вернулись к истинной православной вере.

И не заслуга современных «потомственных», что их предки никонианские новины не признали.

К сожалению, на Соборе 2007 года очень многими выступающими проводилось противопоставление «потомственных» «пришедшим». Говорили, каждый выступавший сначала должен сказать, сколько лет он в Церкви, что по-настоящему заслуживает доверия только тот, кто был крещён на восьмой день по рождению и т. д. Один делегат не выдержал и сказал: «Если вы «коренные», то мы что, «пристяжные»?»

Если митрополит Корнилий в своей статье считает, что любовь к еретикам должна проявляться в привлечении их к истинной Церкви, то после такого прихода кем он станут? Правильно, «неофитами». И будут выслушивать в свой адрес от «потомственных»: «кучка жалких», «не были нашими», намёки «поскорее бы вы от нас вышли».

Справедливо мнение старообрядца из Н.. Новгорода М.Ф. Никонова: «Как можно укорять неофитов? На то они и вновь обращенные. Неофитами были ученики Христовы, все первые христиане из язычников и евреев. Затем до совершенства их доводили апостолы посланиями и изустно в беседах и проповедях. А апостол Павел не был ли сначала неофитом?

Как нам сейчас убеждать других в истинности старообрядчества и принимать новых неофитов? Не об этом ли говорил Христос?: «Горе вам книжницы и фарисеи, лицемерии, яко приходите море и сушу, сотворите единаго пришельца, и егда будет, творите его сына геены, сугубейша вас» (Мат.23,15)»[115].

Подобное мнение есть на старообрядческом форуме: «И вообще, уже тошно от этого клеймения всех подряд "неофитами". Что ж теперь, никому не приходить в истинную Церковь, или, приходя, не требовать от нее истинности? Сами не входят, и другим двери затворяют. А откуда бы нам (говорю про себя и моих знакомых) атеистического духа набраться, если мы СССР застали только детьми? Как раз наше поколение в Бога верило с детства, хотя тогда все еще было весьма смутно - а вот другие люди в это время состояли в партии»[116].

Впрочем, вряд ли путь в Церковь самого митрополита Корнилия сильно отличается от пути тех же «неофитов». Хотя его и крестили в детстве, к осознанной вере он пришел много лет спустя, во взрослом возрасте. «Мой духовный путь начался в обычной семье старообрядцев и во многом был определен крещением в Старообрядческой церкви. Мой путь к вере в какой-то мере был связан с чтением русской литературы, и вслед за Гоголем я бы мог сказать, что литература для меня была ступенью ко Христу<…> Так что в русской литературе эта проповедь любви, веры, чистоты духа, неколебимой нравственной народной основы очень слышна. Важно только, чтобы литература приводила читателей к Евангелию, к святым отцам»[117].

Но это и есть типичный «неофитский» путь к вере! Да и церковный стаж у некоторых из тех, кого называют «неофитами», на несколько лет больше, чем у м. Корнилия.

Я лично знаком с многими из этих людей. Уверяю, что среди мне неизвестны люди, которые бы с враждебностью относились к тем, кто, пока ещё, не пришел к истинной вере.

Приходится сожалеть, что Собор 2007 года породивший такие разногласия и разделения, не смог окончиться призывами к примирению, попытками взаимного понимания.

Где вы, миротворцы?

Шишкин Алексей Васильевич

Декабрь 2007 года



Приложения к статье А. В. Шишкина «Где вы, миротворцы?»

Приложение I.

Письмо в Секретариат Освященного Собора.

Г. I. X. С. п. н.

На Освященный Собор Русской Православной старообрядческой Церкви 2007 г.

В наше лукавое и смутное время християнин должен отвечать на многочисленные духовные вопросы связанные с «вызовами времени». Один из таких животрепещущих вопросов- вопрос об экуменическом учении и движении. По сей день Святая Церковь Христова публично не высказала своего отношения к этому важному явлению современного мира. Хотя многие другие християнские конфессии, последняя из них по времени, Русская Древлеправославная церковь (РДЦ), вынесли на сей счёт определенные суждения.

Митрополит Московский и всея Руси Корнилий в своём интервью журналу «Общий дом» так же отвечая на вопрос об его отношении к экуменизму отметил, что этот вопрос подлежит рассмотрению и обсуждению на Освященном Соборе нашей Церкви.

Предлагаем внести данный вопрос в повестку дня Освященного Собора.

22 августа/4 сентября лета 7515/2007г.


Озеров А.В.

Барановский Д.Е.



Проекты соборного решения по экуменизму, предложенные сайтом «Современное древлеправославие» 11/10/2007.

Русская Православная Старообрядческая Церковь об экуменизме

Тема экуменизма является одной из важнейших тем современного религиозного медиапространства. Протестанты, католики, новообрядцы самых разных толков почти столетие ломают головы над смыслом и содержанием этого понятия. Вопрос экуменизма вынесен на предстоящий Освященный Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви.

Предполагается, что понятию «экуменизм» наконец-то будет вынесено серьезное богословское и соборное определение. В редакцию сайта «Современное Древлеправославие» уже поступают богословские сочинения, статьи, заметки и проекты, посвященные этой теме. Из них мы выбрали несколько сочинений, по нашему мнению, наиболее точно и богословски выверено отражающих позицию Староверия. Их мы, и предлагаем для ознакомления и рассуждения посетителям нашего информационного портала.

Проект 1

Экуменизм - это неправославное, противоречащее святоотеческому преданию учение, касающееся определения границ Церкви и спасительности инославных сообществ. Оно выражается:

1. В проповеди спасительности всех или нескольких религий.

2. В представлениях хранении полноты истины Христовой в разных вероисповеданиях. (В отказе от именования еретиков, еретиками и применении к ним необходимых канонических норм).

3. Оправдание религиозного разделения, не вероисповедальными причинами, а историческими обстоятельствами, культурными и политическими особенностями. (В допущение возможности светских путей уврачевания религиозных разделений).

4. В утверждении, что таинства и священнодействия, совершаемых Св. Церковию, равночестны и равноспасительны новым, искаженным обрядам, а также действиям еретиков.

5. В допущении или оправдании молитвенных и других литургических действий с инославными и нехристианами, в оправдании участия христиан в таинствах и молитвах еретиков.

6. В учении о том, что якобы апостольское преемство является исключительным и главным признаком церковности, что ереси второго и третьего чина не вполне отторгают от Церкви.

7. Утверждение, что спасение возможно без исповедания правой веры благодаря лишь личному моральному совершенству.

Таким образом, вышеизложенное учение и практические выводы из него являются разновидностью и развитием как языческого философского представления «множественности путей к истине», так и древней ересью о всеобщем спасении. Такое учение и выводы из него нельзя признать совместимым с православием.

Проект 2

В чем состоит ересь экуменизма?

1. В исповедании еретиков православными христианами, а их сообществ частями Церкви. (Св. Киприан Карфагенский «О единстве Церкви» говорит о невозможности назвать еретиков Христианами. То же в Кормчей: Василий Великий).

2. В учении о равночестности обливательного и вообще еретического крещения православному. (Это обличают «Поморские ответы» и греческая «Кормчая» [«Пидалион»]).

3. В учении о равночестности нововводных обрядов и чинов древлецерковным.

4. В учении об исчезновении еретиков. (Патриарх Афинагор (Спиру) в 1962 г. высказал учение, что сейчас нет уже еретиков, а есть отдельные «заблуждающиеся люди». Обличает его вся Кормчая, пользующаяся словом «еретик», св. Киприян, св. Васили Великий [2 кан. послание])..

5. В признании догматов и канонов «устаревшими и не соответствующими нашему времени». (См. Кормчую).

6. В оправдании религиозного разделения не вероисповедальными причинами, а историческими обстоятельствами, культурными и политическими особенностями. (Святой Киприян пишет, что ереси происходят по козням диявольским, а не от «ошибок отдельных людей»).

7. В допущении возможности светских путей уврачевания религиозных разделений. (Каноны препятствуют даже участию светских властей в выборе епископов, а уврачевание раздоров и ересей возможно только в соборной церковной истине)..

8. В допущении или оправдании «любовью» молитвенных и других литургических действий с еретиками и нехристианами, в оправдании участия христиан в таинствах и молитвах еретиков. (Кормчая, правило апост. 34 запрещает мирянина за молитвы с еретиками, а попа и епископа извергает)..

9. В учении о том, что апостольское преемство механически передается и служит признаком церквовности. (Святой Коммодиан говорит, что лишь целокупное хранение предания есть признак церковности. Сам же факт апостольского преемства без этого хранения ничего не значит, но при присоединении еретиков к церкви может быть при условии правильного крещения послужить основанием признан).

10. В утверждении, что священномученик Аввакум и первые страдальцы высказывали взгляды на никониан, от которых Церковь потом отказалась в «Окружном послании».

http://staroobrad.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=219


Разработанный непосредственно на Соборе и поданный в каноническую комиссию

Проект постановления об экуменизме.

1. Экуменизм есть еретическое учение, утверждающее мнимую равноспасительность всех существующих вероисповеданий.

2. Экуменизм является разновидностью языческого представления о «множественности путей к истине» и ереси Оригена о всеобщем спасении.

3. Согласно правилам Церкви учение экуменизма есть канонически преступное, уничтожающее границы Церкви Христовой.

4. При внешних церковных контактах необходимо воздерживаться от совместных молений с лицами, не принадлежащими к Церкви Христовой, согласно 10, 45 и 65 правилам Святых Апостол, 33 правилу Лаодикийского собора, 9 (8) правилу Тимофея Александрийского, и ограничиваться по отношению к ним светскими формами приветствий.

Решение, принятое на Соборе РПСЦ 2007 года<[118].

2. Об определении понятия «экуменизм» и об отношении Церкви к экуменизму

2.1. Экуменизм является совокупностью еретических учений и утверждает возможность спасения в других вероисповеданиях, размывает границы Церкви и разоряет ее канонический и литургический строй.

2.2. Современный экуменизм стремится к созданию некой «общей религии» на основе существующих вероисповеданий и, являясь инструментом глобализации, ведет к уничтожению истинных духовных ценностей.

2.3. Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь отвергает экуменизм и анафематствует его.

Приложение II.

Общее отношение староверов при приёме из новообрядчества основывалось на положении, изложенном в книге «Кормчая», глава 70 «Тимофея пресвитера Великой Церкви»: «Три чины обретают приходящих ко Святей божьей Церкви. Первый чин требующих крещения. Второй чин не крещаемых, но помазуемых миром. Третий чин не крещаемых, ни помазуемым, но проклинающих свою ересь»[119].

Уточняло его «Соборное уложение патриарха Филарета о крещении латынь и их ересях при Большом Потребнике»[120], принятое на Соборе 1620 года. В нём предписывается принимать «от белорусцев», то есть из Польско-Литовского государства через крещение крещенных обливательно и через покаяние крещённых в три погружение (кроме униатов).

На этом основывались последующие соборы староверов.

Собор 5 августа 1667 года проходил в Москве, «в доме некоего христианина, гонения лютого ради». На нём присутствовали протопоп Аввакум, игумен Досифей, иерей Лазарь, инок Корнилий и др. На этом Соборе отвергли утверждение об истинности никоновых таинств «ради отступления веры христианския»[121].

В конце XVII – начале XVIII вв. священноиноками дониконовского рукоположения Дионисием Шуйским и Трифилием Вологодским, с согласия всех поповцев, проживающих на Керженце, было принято решение о приёме через миропомазание (вторым чином) священников, переходящих из господствующей Церкви, с оставлением их в сущих санах.

Собор 1779-1780 гг. («перемазанский») открылся 1 ноября в Москве в доме купца Ямщикова. На нём присутствовали представители общин поповцев из Москвы, Стародубья, Керженца, Иргиза и других мест. Большинством голосов была подтверждена законность приёма священнослужителей от господствующей Церкви через миропомазание[122].

Сохранившееся «Сказание о перемазанском Соборе 1779-1780 гг.», хотя и написано с точки зрения оказавшихся на соборе в меньшинстве сторонников приёма третьим чином «диаконовцев», является ценным источником об этом Соборе[123].

Иргизские Соборы 2 августа 1782 г. и 5 марта 1783 г. приняли и утвердили решения Московского Собора 1779-1780 гг. о принятии из господствующей Церкви через миропомазание («иргизская исправа»)..

Иргизские Соборы 1792 и 1805 гг. утвердили чин отречения от никонианства для присоединяющихся священников и мирян. Он несколько отличался от того чина, который был прежде. В обоих, новом и старом чине, никонианство называется ересью.

Сохранившиеся решения Иргизского Собора 1805 г. очень подробно расписывают, как присоединять духовных лиц и мирян в разных случаях и во многом соответствуют современной практике[124].

Московский Собор 1832 г. состоялся на Рогожском, в комнатах конторы. Присутствовали представители Москвы, Ветки, Стародубья, Керженца, Иргиза, Саратова, Перми, Екатеринбурга, Казани, Ржева, Торжка, Твери, Тулы, Боровска, от донских и уральских казаков. Собор отверг единоверие и принял решение искать благочестивого архиерея для присоединения и восстановления трёхчинной иерархии, организации архиерейской кафедры за границей[125]. В доступных материалах об этом Соборе нет упоминаний, что обсуждался чин, которым будет принят архиерей.

Задунайский Собор 23 июня 1846 г. Собравшиеся в Задунайском скиту представители задунайских староверческих обществ приняли решение принимать митрополита Амвросия третьим чином. При этом подчёркивалось, что принятие от великороссийской церкви священников и простецов остается в силе. Настоятель Макарий высказал особое мнение, что для того, что бы не смущать «некоторых не весьма сведующих в Писании и не имеющих довольное рассуждение» принимать митрополита Амвросия вторым чином.

Собор в Белой Кринице 28 октября 1846 г.. собрался в Белокриницком монастыре. На нём присутствовали представители Белокриницкого и Мануйловского монастырей, общин Белой Криницы, Климоуц, других соседних сёл и Молдавии. На Соборе был заслушан доклад, на котором инок Павел давал богословскую оценку современного состояния великороссийской и греческой церкви. Собор большинством голосов, что бы не согрешить и не вызвать смущение у не присутствующих на Соборе христиан, принял решение предложить митрополиту Амвросию присоединиться вторым чином, а в случае его отказа присоединиться третьим чином. Митрополит Амвросий изволил присоединиться вторым чином[126].

Приложение III.

История отношения «беглопоповцев» к белокриницкой иерархии.

Вольские съезды «беглопоповцев» 1890, 1901 и 1912 годов мотивировали непризнание митрополита Амвросия и идущей от него иерархии якобы его обливательным крещением и запрещением в служении накануне перехода[127].

На Соборе РДЦ 1924 года Г. Е. Лысяков, на основании доклада которого была признана правомочность присоединения архиепископа Николы (Познева), сделал так же сообщение об отношении к белокриницкой иерархии. Он сказал, что делегация, посланная Нижегородским съездом «беглопоповцев» в Грецию нашла там повсеместно обливательное крещение. Это, по его мнению, полностью закрывает вопрос о белокриницкой иерархии и оснований для пересмотра отношений к м. Амвросию нет.

В своё время Ф. Е. Мельников метко подметил, что отношение «беглопоповцев» к митрополиту Амвросию не носит характер твердой уверенности и ясного убеждения, но всё состоит из колебаний и сомнений[128].

Поэтому Собор РДЦ 1924 года, несмотря на бодрые заявления Г. Лысякова, признал всё-таки желательным пересмотр вопроса о чиноприёме митрополита Амвросия[129].

Собор РДЦ 1997 года постановил создать комиссию для расширения информации по белокриницкому вопросу[130]..

На Соборе РДЦ 2001 года обсуждалась первая попытка епископа Германа (Савельева) перейти в РПСЦ. Поэтому на Соборе был сделан ряд резких заявлений против «белокриницких». В частности, участники Собора пригрозили, «в ответ на их клевету против Архиепископа Николы начать будоражить умы их верующих всеми теми доводами, которые приводились в книгах, издаваемых во множестве в дореволюционной России против чиноприема митрополита Амвросия, с чьим именем связано восстановление белокриницкой иерархии»[131]..

Собор РДЦ 2003 года сделал заявление, «<…>что не имеет предубеждения по отношению к белокриницким христианам. Церковь наша тяготится их отделением от ее спасительной ограды, и участники Собора искренне сожалеют, что те материалы по вопросу происхождения Белокриницкой иерархии, которые на данный момент находятся в распоряжении Освященного Собора, недостаточны для того, чтобы признать Белокриницкую иерархию законной. Тем не менее, Собор не имеет желания возводить на белокриницких христиан какую-либо клевету и готов пересмотреть свое решение, в случае открытия каких-либо фактов недвусмысленно свидетельствующих о законности Белокриницкой иерархии. Однако пока такие факты не открыты, Церковь наша продолжает считать белокриницких христиан раздорниками, и принимает их в общение согласно с решением I Вольского Собора 1890 года»[132].

Чиноприём в РДЦ от «белокриницких» был установлен на I Вольском съезде «через довершение всех таинств, как от крещеных мирянином»[133], «через довершение и перевенчивание»[134].. Эту практику подтвердили последующие Соборы РДЦ 1966, 1997, 2003, 2007 годов.

В 2004 году миссионерский отдел РДЦ, исполняя решения Собора РДЦ 2001 года о необходимости «будоражить умы верующих РПСЦ» издал две брошюры под общим заголовком «Белокриницкая иерархия: наша позиция». В них приведены две новые, не упоминавшиеся прежде на Съездах и Соборах «беглопоповцев» причины непризнания митрополита Амвросия. В одной из них, называющейся «Константинопольский договор», митрополит Амвросий на основании договора о содержании его в Белокриницком монастыре обвиняется в симонии. В другой, называющейся «Белокриницкий устав», рассматривается составленном иноком Павлом для австрийских властей устав белокриницкого монастыря. Содержащиеся в нём богословские неточности объявлены «поводом к соблазну».

На Соборе РДЦ 25 февраля-3 марта 2005 г. «<…>сотрудник Миссионерского отдела о. Андрей Марченко<…>зачитал участникам Собора доклад относительно исследования обстоятельств учреждения Белокриницкой иерархии. Участники Собора единодушно выразили свое согласие с докладчиком. Все были едины во мнении, что мы должны беспристрастно, объективно, непредвзято подойти к решению вопроса о белокриницких, не боятся того, что при исследовании могут быть получены материалы о митрополите Амвросии, которые не укладываются в наше сегодняшнее о нем представление. Наша позиция по белокриницкому вопросу должна быть очищена от досужих вымыслов и несправедливых обвинений.. Относительно Белокриницкой иерархии необходимо указать лишь то, что является явным и неоспоримым, а беспочвенные предположения должны быть оставлены.<…>участники Собора приняли решение учредить новую комиссию по исследованию вопроса происхождения Белокриницкой иерархии под эгидой Миссионерского отдела»[135]..

Это заявление вызвало у некоторых представителей РПСЦ надежду на возможность достижения между РПСЦ и РДЦ взаимопонимания и сближения.

На Соборе РПСЦ 18-22 октября 2005 года было принято решение:

«3. О новых отношениях с Древлеправославной Церковью в свете постановления Собора РДЦ 2005 года.

3.1. Принять к сведению доклад С. Вургафта о желательности и своевременности установления добрососедских отношений с РДЦ.

3.2. Приветствовать стремление Собора РДЦ к новому беспристрастному, объективному и непредвзятому исследованию канонической законности Белокриницкой иерархии с надеждой на положительный результат.

3.3. Поручить иерею Алексею Лопатину организацию контактов и диалога с РДЦ»[136].

На Соборе РДЦ 29 июня - 2 июля 2006 года «Пятый вопрос Повестки дня был посвящён вопросу диалога с Белокриницкой иерархией. В связи с решением Освященного Собора 2005 года о создании комиссии по исследованию обстоятельств учреждения Белокриницкой иерархии, к Русской Древлеправославной Церкви с призывом «соединить усилия и приступить к реальному сотрудничеству ради торжества старой веры» обратились епископы Русской Православной Старообрядческой Церкви. В данном Обращении архиереи РПСЦ изложили свой взгляд на события, связанные с присоединением к Старообрядчеству в 1846 году митр. Амвросия, пересмотрели официальную позицию РПСЦ по отношению к Русской Древлеправославной Церкви, а также указали свои пожелания относительно дальнейших взаимоотношений между нашими христианами и христианами РПСЦ. В частности, в Обращении сказано «Мы служим по одним книгам, молимся одними молитвами и почитаем святую древность. В основах православия мы по-прежнему едины. У нас одна древлеправославная вера, но две иерархии»; «Ныне мы по-прежнему всей душой желаем восстановления любви и единомыслия с вами, однако не можем не видеть, что путь к благой цели предстоит великотрудный и он не терпит торопливости. Поэтому сегодня мы обращаемся к вам, не обольщая себя мечтой о скором соединении, но, прежде всего, желая создания атмосферы доверия и сотрудничества между нами. «Время разбрасывать камни, и время собирать камни» - сказал Екклезиаст. Ныне, как мы надеемся, настало время благоприятно, чтобы развивать между двумя ближайшими старообрядческими направлениями братский диалог»; «Мы хотим заверить Вас, что все обиды и прискорбные ошибки прошлых лет мы могли бы обсудить и уврачевать в духе братской любви»; «Отложим распри прошлых лет. А имеющиеся вопросы обсудим в атмосфере доверительного, доброжелательного диалога»..

Участники Освященного Собора Древлеправославной Церкви, рассмотрев данное Обращение архиереев РПСЦ, единодушно выразили свое согласие с желанием белокриницких христиан развивать диалог между нашими Церквями в атмосфере доброжелательности и доверия. Также Собор выразил свое удовлетворение готовностью белокриницких христиан обсудить и уврачевать в духе братской любви все обиды и прискорбные ошибки прошлых лет. С большим одобрением Освященный Собор отнесся и к тому, что архипастыри РПСЦ официально признали и засвидетельствовали, в том числе и перед своими христианами, тот факт, что Русская Древлеправославная Церковь неуклонно следует истине Древлеправославной веры и неповрежденно хранит древлее благочестие. Данное свидетельство Архиерейского Собора РПСЦ о Русской Древлеправославной Церкви особенно важно в настоящее время, когда по причине недостатка объективной информации друг о друге в среде как наших, так и белокриницких христиан распространилось немало всевозможных слухов и кривотолков относительно внутреннего состояния наших Церквей, их канонической и литургической жизни»..

Несмотря на обилие благих призывов, реальным результатом было лишь то, что РДЦ с большим одобрением истолковала обращение епископов РПСЦ как подтверждение истинности «беглопоповского» исповедания. В отношении же к белокриницкой иерархии никаких изменений не произошло.

«Особо соборяне остановились на вопросе, относящемся к происхождению Белокриницкой иерархии. В новой редакции Чинопоследования христиан приемлющих Белокриницкую иерархию, как и ранее, решено принимать через довершение всех таинств как от крещеных мирянином. При этом Собор свидетельствует, что не имеет предубеждения по отношению к белокриницким христианам. Церковь наша тяготится их отделением от ее спасительной ограды, и участники Собора искренне сожалеют, что те материалы по вопросу происхождения Белокриницкой иерархии, которые на данный момент находятся в распоряжении Освященного Собора, недостаточны для того, чтобы признать Белокриницкую иерархию законной. Тем не менее, Собор не имеет желания возводить на белокриницких христиан какую-либо клевету и готов пересмотреть свое решение, в случае открытия каких-либо фактов недвусмысленно свидетельствующих о законности Белокриницкой иерархии. Однако пока такие факты не открыты, Церковь наша продолжает считать белокриницких христиан раздорниками, и принимает их в общение согласно с решением I Вольского Собора 1890 года»[137].

На Совете Митрополии РПСЦ 22-24 августа была создана комиссия по взаимодействию с РДЦ[138]. Она делала отчёты на Соборе РПСЦ 2006 года, на Советах митрополии 6-7 февраля и 24-25 апреля 2007 года. О каких-то успехах в деле достижения взаимопонимания с РДЦ неизвестно.

На Соборе РДЦ 4-9 мая 2007 года было заслушано два очень важных доклада протоиерея Александра Марченко.

В первом он доказал, что Вольские съезды, на решениях которых основывается отвержение белокриницкой иерархии, в силу ряда обстоятельств должны быть признаны не имеющими канонической силы[139]..

Во втором докладе он убедительно показал, что суждения Вольских съездов 1890, 1901, 1912 годов о том, что митрополит Амвросий на момент присоединения к старообрядчеству был под запрещением, не имеют под собой оснований. Они основываются только на распространяемой никонианами клевете и должны быть отвергнуты[140].

Доклады были настолько обоснованными и убедительными, что Собор РДЦ вынужден был с изложенными в них доводами согласиться.

Впрочем, за этим не последовало какое-либо изменение отношения к РПСЦ. «В тоже время Собор свидетельствует, что данное обстоятельство само по себе не является достаточным для признания законности хиротоний совершенных митр. Амвросием в старообрядчестве, поскольку их законность находится в прямой зависимости от целого ряда других вызывающих недоумение вопросов, напрямую связанных с обстоятельствами учреждения Белокриницкой иерархии, в частности, с вопросом крещения митр. Амвросия и мотивацией его присоединения к старообрядчеству. Таким образом, чинопоследование присоединения к Древлеправославной Церкви лиц крещеных духовенством Белокриницкой иерархии остается прежним»[141].

Причина этого в том, что на самом деле у руководителей РДЦ отсутствует действительное стремление к взаимопониманию и сближению с РПСЦ.. Те «вызывающие недоумение вопросы», на которые они ссылаются, подробно разобраны в книгах Ф. Е. Мельникова[142] и на них даны исчерпывающие ответы. Все необходимые факты приведены. Но те, кто не желает признавать белокриницкую иерархию, будут говорить, например, что «сомневаются» в отсутствии у митрополита Амвросия корыстных мотивов во время присоединения. Поскольку это вопрос оценки его сердечного состояния, которое невозможно сейчас доказать, «сомневаться» можно бесконечно, и любые доводы разума будут тут бессильны.

Приложение IV.

Коммунизм и атеизм как оккультно-мистическое учение сатанинского толка.

Отгремел кровавый XX век. Настал век новый. После ночной тьмы коммунистической тирании и поголовного атеизма Господь даровал возможность вернуться к вере отцов тысячам обманутых и оболваненных марксизмом-ленинизмом людей. Но мало кто из вернувшихся отдает себе отчёт в том, что он был членом не только политической организации, стоящей у руля власти в России, но и членом оккультно-мистического общества. Это общество имело учение сатанинского толка, особые обряды, священные предметы поклонения (идолы), ритуальный гимн, жертвоприношения, имеющие своей целью подготовление своих членов к принятию лжемиссии – антихриста. Причём отдельные «вожди» мирового пролетариата так глубоко переживали эту мистическую причастность к сокровенной сущности коммунистического учения, что помышляли в себе быть антихристом. Так, например, Бухарин не раз допытывал у своей матери, не от блудодеяния ли он рождён, так как, будучи преисполнен духа антихриста, хотел видеть в себе мессианские признаки.

Большая Советская Энциклопедия (БСЭ), издание 3-е, том 2-й, стр. 370 гласит: «Освобождение от религиозных предрассудков является составной частью коммунистического воспитания народа, осуществляемого партией на всех этапах социалистического строительства».

Во 2-ом издании БСЭ, т. 3 на стр. 351-353 читаем: «Основоположники марксизма-ленинизма рассматривают борьбу с религией как один из участков классовой борьбы пролетариата против капитала<…>. Только в коммунистическом обществе могут быть полностью и окончательно преодолены религиозные предрассудки». В качестве орудия в борьбе с религией используется атеизм (безбожие, отрицающее существование Бога как создателя – творца всего видимого и невидимого мира). «Марксистко-ленинский атеизм <…> открывает новую эру в борьбе против религиозных верований. Основанный Марксом и Энгельсом пролетарский атеизм <…> окончательно разоблачает религию, не оставляя никаких лазеек поповщине <…>. Атеизм – идейное оружие рабочего класса в борьбе за новый мир – коммунизм».

Теперь перейдем непосредственно к заявленной теме. В чём конкретно проявлялась мистическая составляющая марксистко-ленинского учения?

Все партийные сходки непременно предварялись пением партийного гимна «Интернационала». Напомним его слова: «Вставай, проклятьем заклеймённый <…>. Кто был заклеймён проклятьем и низринут в бездну? Естественно, что сатана! С призыва к сатане, как своему верховному божеству начинались все партсходки. Читаем далее <…> весь мир голодных и рабов <…>» - с сатаной призывается к восстанию весь мир падших духов, ибо они есть вечно терзаемые ненасытным гладом безумных неугасимых страстей и злобы. Призывание сих падших духов естественно вызывает в призывавших следующее действие: «<…> кипит наш разум возмущённый <…>». Кипение разума порождает гнев и безумную злобу в призывающем и производит то, что он «<…> и в смертный бой идти готов<…>». Против кого? Против Бога и против самих себя, ибо всякий восстающий на Бога убивает и поражает самого себя, так как человек есть образ и подобие Божие.

Далее: «<…> Это есть наш последний и решительный бой, с Интернационалом восстанет род людской» - соединение во всемирное человечество без религиозного и национального разнообразия объявляется конечной спасительной общностью, которая говорит о себе: «<…>Мы наш, мы новый мир построим, кто был никем, тот станет всем<…>». Поскольку главной идейной и духовной доминантой старого мира был Христос и Св. Евангелие и мир был Христоцентричным, то новый мир Интернационала естественно противоположен ему. Это мир антихриста, мир, в котором тот, «кто был никем» в старом христоцентричном мире, становится «всем» в новом, то есть сатана, бог «нового» мира. Таким образом с несомненной очевидностью доказаны истинная сущность партийного гимна, как молитвенного призывания сатаны в собрания его «верных».

Где призывы, там и ответ, там и святилища-капища, идолы, талисманы – терафимы, обильные кровавые жертвоприношения.

«Пламенный» революционер, один из ближайших соратников В. И. Ленина, Луначарский, возглавлявший Наркомат народного образования, одним из первых декретов своего ведомства постановил воздвигнуть памятник Люциферу как первому революционеру. Однако, помыслив, что Люцифер есть бесплотный дух, решили остановиться на Иуде Искариотском, коему и воздвигнули памятник в городе Елабуге. Ильич всегда ласково называл Луначарского «наш чародей, маг и волшебник».

Людям, знакомым с историей архитектуры, известно, что мавзолей В. И. Ленина на Красной площади является точной копией Пергамского капища сатаны, и был возведён в таком виде архитектором Щусевым по заказу советского правительства.

Там, где храм, там и святилище, а где святилище, там и главная святыня. Для КПСС и нашей страны на многие годы таковой становится труп вождя мирового пролетариата. Многие наши соотечественники считали своим долгом при посещении столицы непременно отстоять в многочасовой очереди в Мавзолей и лицезреть новоявленную святыню. Поклонение мёртвому телу почти на целое столетие подменяло для множества людей приобщение к Жизни Вечной, Телу и Крови Христовой!

Результат у всех нас перед глазами. Разрушена великая страна, произошло сакральное умерщвление народа-богоносца. Воскресению и жизни вечной предпочли смерть и тление.

Главная святыня: мумия вождя и терафим изготовлялась по всем правилам тайного кабалистического знания каббалистом и талмудистом, иудеем-сионистом Б. И. Зборским, который одновременно возглавлял спецотдел-лабораторию по хранению «святыни» при институте Маркса-Энгельса-Ленина. (Впоследствии был расстрелян Сталиным по делу евреев-врачей).

Кровавые жертвоприношения: заклание христиан, особенно священнослужителей. Гонения на Церковь и верующих всех культов вообще, превзошедшие по своей длительности и жестокости гонения Нерона и Диоклетиана. Чего стоит знаменитое письмо-указание от «самого человечного человека» (как называл Ленина Маяковский) во время компании по изъятию церковных ценностей к всесоюзному старосте «дедушке» Калинину «<…>чем больше представителей реакционного духовенства мы расстреляем, тем лучше».

Построение КПСС по принципу тайных обществ. Разные степени посвящения, строжайшая дисциплина, подчинение строго по вертикали, принцип «телефонного права», каста «неприкасаемых посвященных», физическое устранение всех инакомыслящих и конкурентов как внутри партии, так и внешних политических противников.

Воинствующий атеизм и искоренение религиозного мировоззрения как окончательная цель в построении коммунистического общества. Все партсъезды, за исключением 19 (послевоенного) четвёртым обязательным вопросом имели вопрос об атеистической пропаганде и борьбе с «религиозным дурманом».

На основании вышеизложенных тезисов мы имеем полное право установить следующее правило при принятии в Церковь бывших членов КПСС:

Приходящих через Святое Крещение принимать как верных к участию во всех церковных таинствах. В зависимости от их активности в период членства в КПСС (рядовые члены или партийные функционеры) рассматривать возможность их возведения в священные саны по достаточно длительному испытанию, помятуя, что они мистически приобщались миру падших духов и сопричастны через членство в партии к пролитию христианской крови. (Вспомним знаменитое возглашение иудейского народа перед Пилатом: «Кровь его на нас и на детях наших! (Матф.27:25)).

В отношении же христиан, предавших веру и сменивших крест на партбилет неукоснительно применять правило 73 Василия Великого с возможностью снисхождения, по мере их искреннего покаяния сокращения срока отлучения от Церкви. Но исключить категорически для таковых возможность возведения в священные степени (I Всел. Собор. прав. 9,10, Григория Нисского прав. 2). Возведённых же в таковое низложить, как незаконно носящих сан. Впрочем, следует учесть время и обстоятельства их возвращения в Церковь. Те из них, которые имели мужество отказаться от членства в партии во время безраздельного господства коммунистической идеологии, достойны снисхождения. В отношении же оставивших КПСС по причине её самоуничтожения никакого снисхождения быть не может, в частности, таковым является нынешний первосвятитель, митрополит Корнилий (Константин Титов).

С любовью о Господе раб Божий Димитрий Барановский.

Некоторые выписки из партийных документов того времени.

Из устава КПСС, утвержденного XXII съездом партии (1961):

"I. Члены партии, их обязанности и права .... 2. Член партии обязан:

... г) овладевать марксистско-ленинской теорией, повышать свой идейный уровень, способствовать формированию и воспитанию человека коммунистического общества, вести решительную борьбу с любыми проявлениями буржуазной идеологии, с остатками частнособственнической психологии, религиозными предрассудками и другими пережитками прошлого, соблюдать принципы коммунистической морали, ставить общественные интересы выше личных ...".

Устав - документ, ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ для исполнения членом партии. За нарушение Устава жестко лишали партбилета. Более того, любой Устав следует понимать БУКВАЛЬНО, слово в слово как написано; любые домысливания не допускаются, иначе это уже не Устав


Из программы КПСС, принятой XXII съездом партии (1961):

...е) Преодоление пережитков капитализма в сознании и поведении людей. Партия рассматривает борьбу с проявлениями буржуазной идеологии и морали, с остатками частнособственнической психологии, суеверий и предрассудков как составную часть работы по коммунистическому воспитанию ...

Партия использует средства идейного воздействия для воспитания людей в духе научно-материалистического миропонимания, для преодоления религиозных предрассудков, не допуская оскорбления чувств верующих. Необходимо систематически вести широкую научно-атеистическую пропаганду, терпеливо разъяснять несостоятельность религиозных верований, возникших в прошлом на почве придавленности людей стихийными силами природы и социальным гнетом, из-за незнания истинных причин природных и общественных явлений ...".


Что такое членство в КПСС в 60-80 годы?

1. это не случайное неряшливое вступление, а серьезный процесс: «14. Вступающие в партию проходят кандидатский стаж, необходимый для того, чтобы глубже ознакомиться с Программой и Уставом КПСС и подготовиться к вступлению в члены партии. Партийная организация должна помочь кандидату подготовиться к вступлению в члены КПСС и проверить его личные качества.

Кандидатский стаж устанавливается сроком в один год.

16. По истечении кандидатского стажа первичная партийная организация рассматривает и решает вопрос о приеме кандидата в члены партии. Если за время прохождения кандидатского стажа кандидат не проявил себя и по своим личным качествам не может быть принят в члены КПСС, то партийная организация выносит решение об отказе ему в приеме в члены партии, и после утверждения данного решения райкомом или горкомом партии он считается выбывшим из кандидатов в члены КПСС.

2. Это признание марксистко-ленинского учения: «Во всей деятельности КПСС руководствуется марксистско-ленинским учением, разработанной на его основе Программой, в которой определены основные задачи партии на период построения коммунистического общества».

3. Это обязательное признание устава и программы: «1. Членом КПСС может быть любой гражданин Советского Союза, признающий Программу и Устав партии, активно участвующий в строительстве коммунизма, работающий в одной из партийных организаций, выполняющий решения партии и уплачивающий членские взносы».

4. Это борьба с религией: «Вести решительную борьбу с любыми проявлениями буржуазной идеологии, с остатками частнособственнической психологии, религиозными предрассудками и другими пережитками прошлого» (Устав КПСС); «Партия рассматривает борьбу с проявлениями буржуазной идеологии и морали.., суеверий и предрассудков как составную часть работы по коммунистическому воспитанию» (Программа КПСС) Из постановления КПСС: «1. Не принимать в партию, даже в кандидаты, тех, кто выполняет какие-либо обязанности священнослужителей любого из культов, как бы незначительны ни были эти обязанности. Перед членами партии, исполняющими такие обязанности в настоящее время, поставить ультимативное требование прекратить связь с церковью какого бы то ни было вероисповедания и исключить их из партии, если они эту связь не прекращают»; «4. Члены партии, занимающие ответственные посты, ведущие активную советскую или партийную работу, за нарушение партийной программы в области религиозной, за связь с тем или иным религиозным культом, исключаются из партии. В кандидаты переводятся лишь в исключительных случаях, принимая во внимание недостаточное развитие, отсталость среды, в которой приходится существовать и работать члену партии, а также и самую степень соответственности занимаемого им поста.

5. Это брадобритие, нехождение в церковь и не держание постов. (или вы думаете что партийные староверы ходили на партсобрания с лестовками, бородами, а по воскресеньям вместо дежурства в народной дружине молились за службой?).

http://starover.fastbb.ru/?1-1-0-00001061-000-10001-0-1196241813


Приложение V.

В 2005 году в Московской митрополии была сделана попытка разработать правила поведения для старообрядческого епископа (митрополита) при встречах с инославными священнослужителями. Этот документ, нельзя назвать вполне совершенным, но и он мог предотвратить некоторые скандальные ситуации, связанные с внешними контактами предстоятеля РПСЦ. Однако этому протоколу не было дано хода, и он оказался, что называется, «под сукном» митрополичьего стола.

Публикуется в связи с предложением разработать и принять на предстоящем Освященном Соборе документ, регламентирующий поведение старообрядческого иерарха или полномочного представителя Московской Митрополии на встречах с инославными клириками.

ПРОТОКОЛ ВСТРЕЧ ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНОГО МИТРОПОЛИТА (ЕПИСКОПА) С ИНОСЛАВНЫМИ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЯМИ

I. Формат встреч

A. Любые встречи должны носить практический характер (прежде всего возвращение церковных зданий)

B. На встречах желательно одновременное присутствие светских чиновников

C. На встречах допускается присутствие только тех журналистов и фотографов, которые разрешены обеими сторонами.

D. Встречи не должны проходить в храмах и молитвенных зданиях РПЦ МП, католической церкви и иных религиозных организаций.

II. Этикет

A. При встрече Митрополит или епископ РПСЦ здороваются с архиереем инославной конфессии за руку без «ликования» и «поцелуев».

B. При встрече Митрополит с иереями РПЦ МП, католической церкви протокол таков: иереи кланяются «в пояс», а Митрополит отвечает полупоклоном

C. На встречах не произносятся богослужебные формулы приветствия и величания («Христос посреде нас» и т.п.). Рекомендуется пользоваться формулами «Доброго здоровия», «Добрыи день» и т.д.

III. Трапезы

A. Если случится трапезовать, то перед трапезой не читаются гласно молитвы. Митрополит в тай творит молитву и три поклона

B. После трапезы порядок тот же

C. Спиртные напитки и скоромные блюда Митрополиту не поставляются

IV. Посещение церквей и монастырей

A. Если новообрядный, католический или иной инославный архиерей посещает старообрядческую церковь, он должен сделать это во внебогослужебное время.

B. Новообрядческий архиерей должен быть без специфического новообрядческого облачения (черного или белого клобука «ведра», мантии и пр.) допускается либо скромная светская одежда, либо ряса и камилавка)

C. При входе в церковь поклоны таковой архиерей совершает скромно, помня, что его перстосложение смущает старообрядцев (вариант: либо совершает двоеперстно, либо ограничивается поклоном)

D. При посещении новообрядной церкви Митрополит НЕ СОВЕРШАЕТ крестного знамения и триех поклонов на входе, но вежливо наклоняет голову.

V. Поклонение мощам и иконам

A. При поклонении Митрополита мощам святых или чтимым иконам, находящимся в новообрядных, католических или иных инославных храмах, духовенство должно спокойно стоять поодаль, не совершая никаких молитвенных действий, не крестясь, не кланяясь и без пения или чтения.

B. Не допускается фотосъемка поклонения без разрешения Митрополита


VI. Недопустимые действия и ситуации

A. Совместное молитвословие

B. Взаимные поцелуи лица или рук.

C. Присутствие Митрополита на богослужениях в новообрядных, католических и прочих инославных храмах.

D. Дарение инославным богослужебных книг, бывших до того в молитвенном употреблении старообрядцев или икон, а также прием подобных даров.

E. Благословение новообрядных и католических клириков.

F. Присутствие на обедах, пирах и других подобных мероприятиях организованных инославными религиозными объединениями.

VII. Допустимые действия

A. Экскурсии по старообрядческим храмам для новообряцев, католиков и членов других конфессий.

B. Присутствие на вечерах знаменного пения.

C. Дарение книг, фотографий, видеофильмов и звукозаписей.

VIII. Формы обращения.

A. К новообрядному или католическому епископу следует обращаться «владыка», к священнику «отче».

B. Формы «Ваше преосвященство», «Ваше преподобие» допускаются только в эпистолярном жанре.

C. Новообрядные или католические священнослужители должны обращаться к старообрядческому митрополиту, епископу «владыка», священнику «отче».

http://www.sobor.cbg.ru/page.php?dir=full_news&id=15


[1] Интервью телеканалу НТВ 18 октября 2005 года.

[2] Встреча с Управляющим делами УПЦ архиепископом Митрофаном в Киеве 08.06.2006 г.

http://www.pravoslavye.org.ua/index.php?action=fullinfo&r_type=news&id=11476

Похожие высказывания в интервью порталу «Религия и СМИ» 22 февраля 2007 г.

http://www.sfi.ru/rubrs.asp?art_id=8323&rubr_id=186&print=1

[3] Сайт Московской Патриархии 27 марта 2007 г.

http://www.patriarchia.ru/db/text/100078.html

[5] Встреча с Управляющим делами УПЦ архиепископом Митрофаном в Киеве 08.06.2006 г.

http://www.pravoslavye.org.ua/index.php?action=fullinfo&r_type=news&id=11476

[6] Интервью агентству «Интерфакс». 27 марта 2006 г.

http://www.patriarchia.ru/db/text/100078.html

[18] 24 сентября 2003 года состоялась первая встреча первоиерарха РПЦЗ митрополита Лавра и Президента России В. Путина

http://www..russianorthodoxchurch..ws/Iz%20Synoda/mlaurus-vputin2003.html

[19] 17 мая 2005 года в Москве в храме Христа Спасителя был подписан Акт о каноническом общении между патриархом Алексием II и митрополитом Лавром

http://www.gzt.ru/society/2007/05/17/220012.html

[23] Газета «Святые истоки» № 3 июнь 2006 года, издание Киевского городского национально-культурного общества старообрядцев-липован.

[25] Преследование альтернативных религиозных групп (общин «катакомбников», «зарубежников» и т. д.) в годы Ельцина, лишение их храмов с помощью ОМОНА и резиновых дубинок заставляет в этом усомниться.

[30] К сожалению, этого рассмотрения не было и на Соборе РПСЦ 2007 года. Вопрос, по существу, остался открытым.

[35] С.Н. Булгаков.. «Героизм и подвижничество». Сборник статей. М. 1992 г., стр. 169.

[39] «Об отношении православной (старообрядческой) церкви к электронным документам: ИНН, смарт-карте и микросхеме». М. 2000 г.

[40] Указ. сочинение, стр. 36.

[44] Рябцев А. Ю. «О так называемой “Русской Древлеправославной Церкви”. (К вопросу о законности иерархии, происходящей от семьи Калининых)». М. 2007 г.

[50] 9-е и 10-е и 11-е правило Первого Вселенского Собора, 73 правило св. Василия Великого.

[51]«Набат», выпуск второй, издательство «Финеес», 2007 г. Стр. 38.

[52] Брошюра «Набат», издательство «Финеес», 2007 г. Стр.45.

[53] Зарегистрировано в Митрополии: вх. № 258за 13 сентября 2007 г. Брошюра «Набат», выпуск второй, издательство «Финеес», 2007 г. Стр. 37.

[54] Брошюра «Набат», выпуск второй, издательство «Финеес», 2007 г. Стр.17.

[56] Брошюра «Набат», выпуск второй, издательство «Финеес», 2007 г. Стр. 61.

[63] "НГ-РЕЛИГИИ", 7 ноября 2007 г.

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=58195&topic=540

[65] Л. Перепелкина. «Экуменизм - путь ведущий в погибель». С.-Пб. 1992 г., стр. 32.

[66] Л. Перепелкина. «Экуменизм - путь ведущий в погибель». С.-Пб. 1992 г., стр. 8.

[67] Л. Перепелкина. «Экуменизм - путь ведущий в погибель». С.-Пб. 1992 г., стр. 30.

[73] Журнал «общий дом» № 3(13), 2007 год.

[74] «Открытое письмо» инока Алимпия. http://www.filofei.ru/doc/pismooo.html

[75] Брошюра «Набат» выпуск второй, стр. 19.

[77] «Полный церковно-славянский словарь». Составил священник Григорий Дьяченко». Репринт 1993 года. Стр.16.

[81] Ф. Е. Мельников «Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви». Барнаул 1999 год, стр. 308.

[83] Журнал «Родина» №9-1990 («Церковь» №0-1990), стр. 88-91.

[84] «60 лет восстановления Древлеправославной Архиепископии». Без выходных данных.

http://ancient-orthodoxy.narod.ru/istor.htm

http://ancient-orthodoxy.narod.ru/memory/nikola.htm

http://ancient-orthodoxy.narod.ru/memory/stefan.htm

[85] «О так называемой «Русской Древлеправославной Церкви (К вопросу о законности иерархии, происходящей от семьи Калининых)». М. 2007 г.

[86] «Белокриницкая иерархия: наша позиция. Константинопольский договор». Издатель: Миссионерский отдел Русской Древлеправославной Церкви. М. 2004 г.

«Белокриницкая иерархия: наша позиция. Белокриницкий устав». Издатель: Миссионерский отдел Русской Древлеправославной Церкви. М. 2004 г.

[87] «Постановления Освященных Соборов старообрядческих епископов 1898-1912 гг.». М. 1913 г., стр. 132.

[92] «Вестник митрополии». №1. 2006 г. стр. 2

[95] «Анафема. История и XX век. Составитель Петр Паламарчук. М. 1998 год. Стр. 311.

[96] Ф. Е. Мельников «О безбожнических и христианских догматах, таинствах и обрядах». Барнаул 2000 год.

[97] Александр Дворкин. «Очерки по истории вселенской православной Церкви». Нижний Новгород.. 2005 год. Стр. 78-81.

[99] секретарь комиссии Московского патриархата по делам старообрядных приходов и взаимодействию со старообрядчеством священник Иоанн Миролюбов

[100] «Сочинения блаженного Симеона, архиепископа Фессалоникийского» С.-Пб. 1856 г., репринт. Стр. 140.

[101] Блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. «Толкование на деяния и Соборные Послания святых апостолов». М. 1993 год. стр. 272, 273.

[114] «Словарь русского языка» С. И. Ожигов, М. «Русский язык» 1990 г.

[119] «Кормчая (Номоканон)». С подлинника патриарха Иосифа. С.-Пб. 1997 год. Стр. 1383.

[120] «Соборное изложение патриарха Филарета о крещении латинь и их ересях при Большом потребнике». М. 2005 год, стр.22-24.

[121] Словарь «Старообрядчество» под ред. С. Г. Вургафта , И. А. Ушакова. М. 1996 год, стр. 263.

[122] П. И. Мельников (Печерский). «Очерки поповщины». Собр. Соч. в 8-ми томах. М. 1976, т. 7, стр. 337.

Словарь «Старообрядчество» под ред. С. Г. Вургафта , И. А. Ушакова. М. 1996 год, стр. 263.

[125] П. И.. Мельников (Печерский). «Очерки поповщины». Собр. Соч. в 8-ми томах. М. 1976, т. 7, стр.. 465-467.

Словарь «Старообрядчество» под ред. С. Г. Вургафта , И. А. Ушакова. М. 1996 год, стр. 263.

[126] «Старообрядческий церковный календарь» за 1996 г., стр. 86-91.

«Из истории белокриницкой иерархии». Сборник. М. стр. 58.

[128] Ф. Е. Мельников. «Конец сомнениям в законности старообрядческой иерархии». Барнаул, 2003 год, стр. 15.

[142]Ф. Е. Мельников.. «Конец сомнениям в законности старообрядческой иерархии». Барнаул, 2003 год, стр. 15.