Корреспондент: Расскажите, о вашем отношении ко всем нашим церков-ным событиям и разделениям, с которыми мы пришли на Собор. Каким вы видите путь к урегулированию, выходу их это трудной ситуации?

Леонид Якушев: Во-первых, существуют каноны, по которым следует действовать в любой ситуации.


Особенность ситуация в РПСЦ после Собора 2007 года в том, что после Собора возникла необходимость канонического суждения уже не только по отношении к действиям митрополита, как первосвятителя, а к решению Собора. Если христиане приостановили общение с РПСЦ по 31 правилу, то здесь может применить два смысла. Можно было приостановить общение, и добиваться отмены спорного пункта, а можно было не приостанавливать общение, и тоже добиваться отмены его. И то, и другое канонично. Поэтому, в данной ситуации, если, на сегодняшний день христиане, приостановив общение и лишив себя многих благ церковных (многие не ходили в храмы, не исповедовались и т. д.), увидев такую реакцию Собора 2008 года, могут сейчас восстановить общение, но продолжать апеллировать, по отношению к пересмотру этого пункта, к вышестоящей инстанции – к Всестарообрядческому Собору или митрополиту Леонтию.

Корреспондент: Вы имеете в виду п. 4.1 Собора РПСЦ 2007 года, что Собор не нашёл в деяниях митрополита действий, подлежащих каноническим прещениям?

Леонид Якушев: Да, конечно. Поскольку в этом пункте есть ссылка на письма христиан «исследовав письма, поступившие на Собор», а в этих письмах были указаны факты общего, обыкновенного общения с еретиками, то есть дружества, обмен подарками, встречи, общение при которых абсолютно не было догматических, канонических моментов, а просто дружба, дружба первосвятителя с еретиками. Он просто дружеские совершал визиты. Это запрещается. Более того, пусть он даже это сделал непроизвольно, по неведению, случайно, спонтанно поцеловался в щёку с никонианским первоиерархом. Всё это имеет значение. И утверждать соборным определением, что в этих действиях нет оснований для канонических прещений – это не канонично.

Корреспондент: Каково ваше отношение к ДЦХ?

Леонид Якушев: Мы, то есть еп. Герман, инок Даниил, Леонид Якушев и другие христиане, которые их поддерживают, осознали ошибочность формулировок Алтуфьевского «собора» ДЦХ 2007 года. Почему? Потому, что получилось, что создана новая конфессия, а это запрещено святыми отцами, до разбора ситуации на Соборе. Прежде троекратного призыва, рассмотрения претензий никто не имеет право никого именовать ни раздорниками, ни еретиками. Вопрос не решён. А ДЦХ на своём «соборе» в 2007 году сделала очень серьёзную ошибку тем, что уже определила РПСЦ ересью третьего чина, объявила себя правопреемницей, объявила, что РПСЦ отпала от Церкви Христовой, это криминальные вещи. Такие действия попадают под анафемы св. Отец: 6-го и 10-го правил Карфагенского Собора, то есть такие вещи делать нельзя. Осознав это, мы тут же, в лице владыки Германа, объявили о своём отложении от всех этих деяний, и призвали всех остальных христиан последовать за нами. Но пока этого не получилось.

Корреспондент: Какую возможность конструктивного выхода из ситуации вы видели? Оправдал ли ваши ожидания Собор РПСЦ 2008 года?

Леонид Якушев: Имеет очень большое принципиальное значение, когда Собор тенденциозно утверждает какое-то каноническое нарушение, можно его обвинить в тенденции к еретическому мышлению. Это одно, а другое можно сказать, что люди думали одно, а решениях Собора было написано другое. Это тоже играет роль. Потому что, вполне очевидно, что не считал Собор РПСЦ 2007 года, и сейчас не считают люди, что такие деяния первосвятителя не подлежат прещениям. Но так получилось в формулировке. Поэтому Собору РПСЦ 2008 года следовало бы сделать сноску, хотя бы какое-то определение, что допущена фразеологическая ошибка. Что бы не было оснований для двусмысленных понятий. Тогда вопрос был бы закрыт.

Собор рассмотрел действия митрополита, и он имел право его простить, даже если бы он заслуживал серьёзных прещений. Это Собор, он имеет право по закону любви. Дать ему возможность, учитывая покаяние святителя, даже в случае ошибки, в будущем положительно проявить себя. Это прекрасно. Но надо было бы и написать соответственно. Что собор счёл возможным не накладывать прещения. А написали совсем другое.

Корреспондент: Можно простить человека, но, несомненно, надо было осудить соблазнительную практику. Причём, простить человека при его обещании в дальнейшем этой практике не следовать.

Леонид Якушев: Несомненно.

Корреспондент: Но пошли другим путём. И можно понять, что соборно оправдана была практика, а это уже соблазн.

Хотя пока и нет определений Собора, о. Евгений Чунин в телефонном разговоре довёл до вас позицию Собора. Как вы её прокомментируете?

Леонид Якушев: О. Евгений Чунин подтвердил мысль, что формулировка п.4.1 двусмысленна, и каждый может понимать её по-своему. Он сказал, что мы поняли её неправильно. А вот Собор 2007 года понимал её правильно. И вместе с тем о. Евгений и Собор официально продолжают утверждать, что формулировка не имеет никаких недостатков, она сформулирована конкретно, чётко и отмене или переформулировке не подлежит.

Корреспондент: Считаете ли вы себя раздорником? Как к вам относится о. Евгений?

Леонид Якушев: Безусловно, до того, как мы не заявили об отложении от деяний ДЦХ, мы были раздорниками. За это я каюсь. Лично я готов принести в этом покаяние в любой форме. Но теперь мы от ДЦХ отложились, сделав письменное заявление, и в этом плане уже есть покаяние. Если надо, мы и другое понесём, пожалуйста. Но мы не можем каяться, что мы отстаивали отмену пункта 4.1, в этом каяться я не могу.

Корреспондент: Что вы можете сказать о позиции ДЦХ, и какой ответ был на их обращение?

Леонид Якушев: К сожалению, инок Алимпий и те, кто находится в единомыслии с ним, так и не смогли осознать канонической ошибки ДЦХ. То, что они определяют ситуацию после Собора 2007 года РПСЦ по 15 правилу Двукратного Собора, то есть, они считают, что Собор РПСЦ принял в канон ересь. Это глубокая ошибка, и она элементарно доказывается. Пункт 4.1 не содержит ересь.

Корреспондент: Это именно то, что вас разделяет?

Леонид Якушев: Безусловно. А это уже принципиально разные позиции. Или мы по 31 правилу св. Апостол поступаем или по 15 правилу Двукратного Собора, а это две большие разницы.

Инок Даниил (Барановский): Как я понял о. Евгения, в решениях Собора будет ответ всем, кто прервал общение, независимо от разделения. То есть, все оцениваются совершенно одинаково, и условие единственное – кайтесь во всём. Рассматривать по существу обращения ни с той, ни с другой стороны Собор не собирается. Более того, покаяние должно подаваться Совету митрополии, не Собору, а Совету митрополии. Но Совет митрополии не может решать вопросы, подлежащие решению Собора.

Леонид Якушев: Практически, это означает переадресация рассмотрения ситуации от Собора к Архиерейскому суду. То есть, изначально считается, что эти действия подлежат Архиерейскому суду.

Корреспондент: Какой вы видите для себя канонически правильный выход из ситуации?

Леонид Якушев: Мы, приостановившие общение с первосвятителем, но не совсем религиозным обществом, по 31 правилу св. Апостол должны трижды обратиться к Собору о необходимости пересмотреть п. 4.1. В данной ситуации можно сказать, что первый этап пройден, на первый призыв не отреагировала РПСЦ. Теперь у нас ещё остаются две попытки. Мы уже будем делать это с братской митрополией Белокриницкой. В решениях их Собора есть пункт, что вернуться к этому вопросу в будущем. На основе встречи двух митрополитов в Белой Кринице и их договорённости, что Собор РПСЦ примет наш вопрос на рассмотрение, мы обратились на Собор 2008 года.

Инок Даниил (Барановский): По существу наш вопрос не рассматривался.

Леонид Якушев: Он был рассмотрен таким образом, каким они посчитали нужным. Теперь мы подготовим соответствующее обращение Белокриницкой митрополии с просьбой рассмотреть наш вопрос. У нас ещё две попытки обратиться к Соборам РПСЦ. Но, в принципе, на любовь нет закона, можно призывать долго, больше трёх раз, хоть тридцать три. Вопрос в том, как дальше будет ситуация разворачиваться.

16 октября 2008 г.