В последнее время все чаще говорят о возможности восстановления в России монархии. Уже не только ультраконсервативные царебожники, но и официальные представители Московской Патриархии говорят о необходимости покаяния за убиения бывшего российского императора Николая II. Этим летом в центральных СМИ появился ряд интервью представителей дома Романовых, которые, не скрывая претензий на власть, рассуждали на тему «как они обустроят Россию».


Часть 2

Редактор и ведущий программы «Посолонь» ТВ-канала «Евразия» (tv.evrazia.org) Андрей Езеров:

Нам пытаются, и пытались навязать «новую монархию», то более прикровенно и менее навязчиво в лице принца Майкла (Виндзора) Кентского, то более открыто и навязчиво в лице Георгия Гогенцоллерна, молодого чиновника Евросоюза нам впаривают т.н. Государя.

О том, что эти лица по Основному закону Российской империи не имеют никаких прав занять престол, мы говорить не будем- это очевидно всем. Но, поскольку эти законы давно уже не действуют, может быть поставлен вопрос о династических правах Гогенцоллернов или Виндзоров на Российский престол.

Сразу оговоримся: мы не считаем монархическое устройство государство необходимым в современной России. «Мы живём в свободной стране», поэтому мнение республиканцев для меня что-то значит, хотя сам я отнюдь не республиканец.

Предание Святоцерковное знает только одну форму, пусть, если и не идеального, то, по крайней мере, желательного для християн гос. устройства: монархия - державство благоверных великих князей и царей, и князей… Но не Православие и Св. Предание Церкви для монархии, а, наоборот, монархия для Православия…

Вернемся к династическим проблемам: если в т. н. Византии - Ромейском царстве, феномен «солдатского императора» был характерен, хотя и там, особенно под конец, были династии (Флавиев, Феодосидов, Ираклидов, Исаврийская, Македонская, Комнинов, Ласкарей, Палелогов), то великий князь, просто удельный князь и, наконец, царь на Св. Руси мог быть только из Рюриковичей. Кстати, родовитость, происхождение от древней аристократии, среди староверов чтилась: всегда подчёркивалось происхождение братьев Андрея и Симеона Денисовых от князей Мышецких, кстати, Рюриковичей, а Феодосия Васильева от князей Юсуповых (происхождение от тюркского рода Мангыт, из которого происходили и эмиры Бухары).

Мало того, что Романовы не имели никаких династических прав на престол и фактически узурпировали царскую власть, но они достаточно быстро выродились. Как известно, последней из Романовых на русском престоле была императрица Елизавета Петровна. Петр III стал первым императором из династии Готторп-Гольштейнов правящей в России до 1917 года. Скажем прямо Готторп-Гольштейны почти не имевшие в себе романовской крови (гораздо ближе к Романовым, происходя с ними из одного корня, были бояре, а затем графы Шереметьевы и бояре Шеины) были куда более благородны по происхождению, чем, Романовы вместе с родственными им Шереметьевыми, Морозовыми и Шеиными.

В разное время Готторп-Гольштейны и их ближайшие родственники Глюксбурги правили не только в России, но и в Дании, Шлезвиг-Гольштейне, Норвегии и Греции, а одно время и в Швеции.

Но… Есть много древних родов. Например, самый древней династией в истории человечества является японская императорская фамилия, которая существует свыше 2000 лет. Эфиопские Соломониды заявляют, что ведут свое происхождение от царя Соломона. Но на этом основании мы же не будем требовать, чтобы на Руси воцарились благородные японцы или смуглоликие абиссинцы. К тому же Рюриковичи, происходя по преданию от древнескандинавского рода конунгов Скельгундов или по другой «научно» рыбаковской версии от древних славянских королей Руяна (Рюгена) все равно, по любому, гораздо древнее и благородней даже тех же Глюксбургов-Готторпов. Скорее, на одной доске, в одном ряду с Глюксбургами-Готторпами-Гольштейнами можно поставить относительно древнюю западно-русскую и литовскую династию Гедиминовичей. Из нее происходили не только великие князья Литовские, но и ряд польских королей, но и многие русские аристократы. Один из них воевода князь Хованский чуть было не стал и русским царем.

Таким образом не меньшее или даже едва ли не большие династические права на престол имеют Гедиминовичи и Мещерские (потомки князей древнего мордовского племени Мещера обрусевшие и слившиеся с Рюриковичами). И конечно, несравненно больше династических прав на российский престол у самих Рюриковичей, потомков святого великого князя Владимира.

Некоторые скажут, что на русском престоле последним царем из Рюриковичей был Василий Шуйский, но ведь на императорском престоле никого не было из Готторпов с 1917 года. Между тем, до революции 1917 года дожило много сотен если даже не тысяч князей и дворян из Рюриковичей. И до сего дня живы легитимные представители княжеских фамилий Оболенских, Ухтомских, Шаховских и т. д. Есть светлейшие князья Юрьевские - потомки и Готторпа Александра II и княжны Екатерины Долгорукой (Долгорукие-Рюриковичи), тем не менее, кое-кому постоянно хочется даставать из нафталина не самых прямых и сомнительных для самих Готторп-Гольштейнов-Романовых наследников. Складывается впечатление, что кому-то нужна говорящая и малолегитимная кукла, которую можно будет посадить на российский престол и творить в его тени любые безобразия.

В последние годы российским верующим и даже неверующим пытаются внушить необходимость покаяния за так называемое «цареубийство». Во-первых, гражданин Романов (Готторп) на момент своей кончины уже не был Государем императором и царем. Так как по своему малодушию за полтора года до этого добровольно отрекся от престола. Еще убийства Александра II можно назвать цареубийством, поскольку тот был действующим венценосцем. Но никак ни Николая Александровича. Во-вторых, это довольно странная идея, что мы должны каяться в грехах, которые не совершали сами и возможно не совершали и наши предки. Например, мои предки по обоим линиям не были ни профессиональным революционерами, ни завсегдатаями светских салонов, а по отцовской линии были разночинцами, наверняка крестьянского и, быть может, однодворского происхождения. А по другой, так и просто крестьянского.

Я понимаю, что предки многих из тех, кто требует всенародного покаяния выходцы из зоны оседлости нашей империи и успели так или иначе поучаствовать в революционных событиях 1917-18 гг. Но почто мы должны каяться в грехах их предков?

Потом, если обязательно надо каяться в цареубийствах, то почему тогда мы не каемся в убийствах того же Петра III, Ивана Антоновича (малолетнего законного императора российского, заключенного в тюрьму по настоянию Елизаветы), императора Павла или того же Александра II Освободителя?

Важно сказать о том, что иногда от имени монарха выступают талантливые политики, уполномоченные, которые опираясь на законную династию реализуют в полной мере государственные интересы. Это можно сказать о Бисмарке, графе Кавуре, Сайго в 1868-73, Метаксе при Георге Втором и даже Борисе Годунове при царе Феодоре Иоанновиче.

Монархическая власть сильна, когда опирается на этнос в целом. А на чернь или на элиту по отдельности нельзя опираться.

Могут сказать, что разве возможны реставрации, если не считать реставрации монархии Бурбонов во Франции после поражения её в наполеоновских войнах, реставрации на русских, прусских, британских и португальских штыках и саблях.

На самом-то деле реставраций было немало: Стюартов после Кромвелевской диктатуры, революция Мейдзи в Японии в 1860-е г., в Греции в 1934 г., в Испании в 1975 г.. Царь Болгарии Симеон II не только вернулся в страну, но и в течении некоторого времени был премьер-министром. Хотя в Болгарии монархия на государственном уровне не восстановлена, но царь имеет весьма значительное влияние на общественную жизнь.

Это не к тому, что бы немедленно реставрировать монархию в России, это была бы авантюра, причём довольно опасная.

Во многих странах Европы, например, в Скандинавских государствах, Нидерландах существуют номинальные монархии, но что от них толку?

Христианам нужна христианская монархия, православное царство, пусть и не со слишком сильной властью самого Государя, а не фикция.

Монархии могут быть естественны: например, власть «Белого царя» была естественна не только для русских, но и для множества азиатских и кавказских народов народов Российской империи. А могут быть «инспирированными», как например существующая с ХIХ века Бельгийская монархия (собственно, до этого не было и Бельгии как страны).

Иногда и парамасонские общества, и настоящая оперативная масонерия выступали против монархии, как, например, во Франции конца ХVIII – ХIХ веков, в Перу конца ХVIII в. (против индейского императора Тупак-Амару II), а иногда за (оранжизм в Великобритании, Саудиты в Аравии, современные, см. опус Д. Брауна «Код Давинчи», «меровингские» проекты в Европе и т.п.).

Таким образом, важна не только монархия как таковая, но и то содержание, коим эта форма государственности наполняется. Если православный государь будет не только сохранять в себе образ Божий, но и являть его своим подданным и всему миру, то в православной монархии есть очевидный исторический и духовный смысл.


Секретарь Союза старообрядческих начетчиков Тимофей Широков:

Что касается вопроса монархии, то хотелось бы поделиться следующими соображениями.

С одной стороны, исторически государственность христианских государств, (как, впрочем, и нехристианских) в подавляющем числе случаев была монархической. Но не всегда, о чем говорят примеры Новгородской и Псковской республик. Кроме государств, задолго до Раскола сформировались самоуправляемые казацкие общества племенного типа - Запорожская сечь, терское казачество. После раскола, как во времена языческого Рима, староверы оказались без православных правителей. Меньшая часть из них встала на анархические позиции, подобно бегунам или филипповцам, а большая была вынуждена подчиниться существующей власти. При этом многие, как казаки-некрасовцы, жизни под угрозой принуждения к смене веры и обращения в крепостническое рабство, предпочли иметь свободу вероисповедания и личную свободу, пусть и под руководством мусульманского государя.

Нельзя забывать и о том, что древнее теократическое еврейское общество также не было монархическим, а управлялось духовной аристократией - судьями. Цари были даны евреям скорее в качестве наказания или послабления, когда последние пожелали быть управляемы так же, как окружающие языческие народы, с помощью единоличных деспотических лидеров.

Поэтому я не стал бы абсолютизировать идею монархии, считая ее единственно христианским методом правления. Скорее, это самая распространенная из возможных исторических вариаций форм правления, имеющая свои минусы и плюсы. С одной стороны, благочестивые христианские государи имели возможность более эффективно защищать православие и подданных своей самодержавной властью. Но с другой стороны, то же самодержавие превращалось в тиранию, а государи – в насильников и убийц, как это показали примеры Иоанна Васильевича, Алексея Михайловича или Петра Алексеевича.

Поэтому к идее монархии, на мой взгляд, стоит относиться сдержанно, помня, что Царствие Божие – не от мира сего. Монархия же в насаждаемом никонианами цезарепапистском понимании, при котором император по сути является рексом, верховным жрецом новообрядческой религии, для нас является и вовсе неприемлема, ибо будет означать только одно – возвышение чуждой нам веры и наше очередное унижение.


Алексей Шишкин, уставщик:

Отношение к монархии, к личности последнего царя Николая II, и возможности восстановления монархии – одна из важнейших тем, которая волнует наше общество. В СМИ регулярно делают центром общественного внимания обнаружение действительных или мнимых останков царской семьи.

Здесь переплелись вопросы религиозные (царь никонианами считается святым), отношение к прошлому, в том числе к эпохе перед революцией, к самой революции и советской эпохе. С оценкой роли Николая II в истории так же связана оценка таких исторических деятелей, как Ленин и Сталин.

Совершившееся почти мгновенное падение великой Российской империи Романовых, подобное неожиданному сокрушению великих царств древности, описанному в Библии, носит загадочный и мистический характер, и до сих пор продолжает привлекать к себе внимание и в России, и за рубежом.

Многие доказывают, что дореволюционная Россия была почти раем на земле, царь Николай II – почти идеальным монархом, а постигшая страну катастрофа вызвана лишь роковым стечением случайностей, которыми воспользовались заговорщики и тёмные силы.

Но одновременно многие понимают, что событие такого мирового масштаба как крушение православного царства, подобное, например, завоевания Константинополя турками, не может быть случайным. Оно является вмешательством Господа в историю, следствием каких-то великих согрешений, и аналогия с библейскими событиями здесь самая прямая.

Необходимо отнестись к этой проблеме с духовным трезвением, честностью и объективностью, иметь мужество признать прегрешения перед Господом, совершённые и царями, и русским народом.

К сожалению, монархическая тема обросла множеством мифов, исторических легенд и даже еретических учений.

Причём ошибки и заблуждения в этом вопросе могут привести к трагическим последствиям. Можно вместо возвращения к православию погрязнуть в старых и новых ересях. Можно начать каяться в каких-то своих измышлениях, а настоящие, прогневавшие Бога грехи, оставить неосознанными, нераскаянными и не исцелёнными.

Миф первый – монархия есть установленная Богом форма правления для верующих в Него. Но в Ветхом Завете мы видим, что первоначально народ Божий управлялся через избираемых Богом вождей – пророков и судей. И сам Господь считал такую форму предпочтительной. Стремление иметь царя было вызвано подражанием другим, языческим народам. Господь, хотя и дозволил иметь царей в Израиле, но предупреждал, что это может привести к соблазну подражать им и в других, бытовых и религиозных вопросах. Это стало осуществляться уже на первых царях – Давыде (многоженство) и Соломоне (многоженство и идолослужение), а в последующем привело к тому, что большинство царей, как Иудеи, так и Израиля были царями нечестивыми. Последствием было: разгром царств и пленение народа Божьего ассирийцами и вавилонянами, а так же к то, что по возвращении из плена царство уже не восстанавливалось.

Не надо забывать, что распявшие Господа Исуса Христа иудеи были политическими монархистами, и отказались признать Его мессией, поскольку Он утверждал: «Царство Мое не от мира сего» (Иоан.18:36).

Миф второй – нормальное существование Церкви Христовой и осуществление Ею своей спасительной миссии возможно только в православном царстве, под державой православного царя. Но Церковь распространилась по всей вселенной, украсилась сонмом прославленных апостолов, мучеников и церковных учителей во времена гонителей, языческих императоров. Да, после царя Константина Церковь стала государственной, ограждённой законами, получающая огромные денежные и земельные пожертвования. Но обратной стороной этой «симфонии» стало вмешательство императоров в жизнь Церкви как в жизнь одного из своих департаментов, и взгляд на клириков, как на своих чиновников. История как Византии, так и России дает немало отрицательных примеров такой «симфонии». В лучшем случае это было, при обличения царских прегрешений, таких, например, как беззаконные браки царствующих особ, смещение неугодных епископов и замена их более покладистыми. В худшем – навязывание Церкви ересей и гонения на исповедников Истины, иногда напоминающие гонения императоров - язычников. В любом случае, представляется хульным мнение, что Церковь, с которой всегда пребывает Христос, не способна осуществлять свою спасительную миссию без помощи земного царя.

Миф третий – в империи Романовых православие благоденствовало. Нам, староверам, хорошо известно, что именно Романовы провели в середине XVII века неоправданную и кровавую церковную реформу, прельстившись «византийским соблазном». Староверы считают, что именно эти события вызвали повреждение веры в господствующем исповедании, полное и раболепное подчинение официальной церкви государству, и стали причиной распространения безбожия сначала в высших слоях, а потом и в простом народе. У новообрядцев существуют разные мнения относительно состояния своей церкви в период времени от реформ Никона до коммунистической революции XX века.

Одни считают это время, особенно с середины XIX до начала XX века, «золотым веком» благочестия и почти идеальных взаимоотношений церкви и монархии. При этом процветанием, по-видимому, считается земное богатство архиереев и монастырей, строительство храмовых зданий за счёт государства, возможность преследовать несогласных с помощью государственного репрессивного аппарата.

Другие, более реалистично воспринимающие историю, признают, что синодальный период был временем упадка, превращение церкви в «ведомство православного исповедания». Это проявлялось в утрате соборности на всех уровнях церковной жизни, влиянием неправославных, католических и протестантских заимствований на богословие, богослужение, общий дух церковной жизни. К революции, признают они, господствующая церковь подошла в состоянии почти полного разложения, утраты нравственного авторитета. Что и стало одной из основных причин революции и последующих атеистических гонений.

Миф четвертый – о личности последнего царя Николая II. Интересно следующее обстоятельство. В начале XX века подавляющее число современников, в том числе и убеждённые монархисты, критически относились к личности царя Николая II. Самые разные люди воспринимали его как хотя лично и достойного человеком, хорошего семьянина, но как правителя недалёкого, ограниченного и слабовольного (хотя и упрямого) совершенно не осознающего характер надвигающихся на Россию исторических вызовов и их опасность.

А вызовы эти были очень серьёзными.

Внутри России шло бурное развитие капитализма. Правящая верхушка вырождалась, огромные масштабы приняло казнокрадство и коррупция, что проявилось, в частности, во время русско-японской войны. Начавшаяся урбанизация привела к разрушению патриархального сознания и простой, наивной веры у десятков миллионов людей. Это совпало с кризисом и даже полным разложением господствующего никонианского исповедания. Россия погружалась в безбожие, безудержное стяжание, пьянство, нравственное разложение. Реакцией на это и на социальные язвы «дикого» капитализма стало стремительное распространение социалистических учений.

Не менее серьёзными были угрозы внешние. Мировые империалистические державы готовили передел мира. Начиналась эпоха броненосцев, аэропланов, пулемётов, танков и отравляющих газов. Во время русско-японской войной грозно заявил о своём пробуждение Восток.

Вообще, мир в принципе менялся. По улицам Вены бродил молодой безработный Адольф Гитлер. Сибирскую ссылку отбывал революционер Иосиф Сталин. Уже создавали свои теории Альберт Эйнштейн и Зигмунд Фрейд. Появился кинематограф, и по его экранам забегал смешной человечек с усиками, в котелке и с тросточкой – Чарли Чаплин.

А царь Николай II морально пребывал в статичном и рациональном мире XIX века. Условиями своего воспитания и положения он был лишён возможности соприкасаться с реальной жизнью России, и видел жизнь страны только с одной стороны: официальные мероприятия, верноподданнические манифестации, множество восторженных богомольцев во время церковных торжеств. Царь совершенно не осознавал, что события начинают приобретать катастрофический характер. Более того, в последние годы жизни он сознательно не желал слушать тех, кто пытался его предупредить о надвигающейся опасности.

Фатальной ошибкой, приведшей к революции, стало вступление России в мировую войну. Германия и страны Антанты вели борьбу за передел мировой колониальной системы. Россию привлекли как поставщика пушечного мяса обещаниями Константинополя и проливов, которые заведомо не собирались выполнять.

Поэтому понятно, почему почти все очевидцы тех событий считали, что личные качества Николая II и его отношение к происходящему способствовали свершившейся катастрофе.

Так же отрицательно относились современники к тому огромному влиянию, которое оказывала на политику государства царица Александра Федоровна, и, тем более, Григорий Распутин. Последний вообще для общества был сильнейшим раздражающим фактором.

Да и с личной святостью, как говорится, есть вопросы. Можно вспомнить балерину Матильду Кшесинскую. Староверам много говорят фото, на которых Николай II закуривает сигаретку. То, что в течении многих лет не рождался мальчик – наследник, а родившись, оказался смертельно болен, то же ведь можно осознать как знак свыше. Но царская чета, вместо этого, стала обращаться к услугам чудотворцев и нетрадиционных целителей. И знак свастики, нарисованный царицей на стене Ипатьевского дома, тоже о многом говорит.

Прошло 70 лет. Объявились новые монархисты, которых в то время и на свете не было. Они стали заявлять, что современники тех событий всё неправильно понимали. А они, знакомые с событиями лишь по книгам, понимают всё правильно, и знают, что и сам царь Николай II, И его супруга, и Григорий Распутин на самом деле были святыми, пострадавшими от мирового зла.

Канонизация Николая II и членов его семьи, и связанная с ней логической необходимостью попытка канонизировать Григория Распутина, есть следствие нескольких неосознаваемых психологических комплексов.

Это укоренившаяся в господствующей новообрядческой церкви подмена, при которой на первое место выходит служение царям земным (основные законы империи считали монарха «главою церкви»). Отсюда и рождается ересь царебожия, когда личности царя Николая II приписываются свойства «искупителя», взявшего на себя грехи всех. А у христиан только один искупитель - Христос Бог.

За канонизацией последнего царя стоит попытка объявить святым и непорочным весь синодальный период церковной жизни, государственный строй того времени и существующие тогда церковно-государственные отношения. За этим стоит нежелание осознать, что падение царства и гонения на церковь были Божим судом и вызваны какими-то большими прегрешениями церкви, монархии и народа.

Нежелание признать, что советский период истории был Божьим наказанием и одновременно вразумлением, важным историческим уроком для русского народа, приводит к тому, что пороки дореволюционной синодальной церкви не осознаются. В наши дни они возрождаются, как некое священное предание, и дело православного возрождения губится на корню. А отсюда и до новых антирелигиозных гонений недалеко.

Поэтому необходимо осмысление русской истории с точки зрения староверия. Это надо потому, что немало вчерашних никониан – «царебожников» становятся чадами нашей Церкви. Но, главное, это необходимо для того, что бы русский народ мог осознать свои действительные ошибки и согрешения перед Богом, главным из которых является церковная реформа середины XVII века, и на деле их исправить. Только при этом станет возможным настоящее возрождение России.

Что же касается возможности восстановления монархии, то, в данных условиях, это может быть только псевдоисторическая декорация в стиле «а-ля рюсс» для реализации каких-то эгоистических, антинародных проектов. Например, для демонтажа остатков советского социального государства и узаконивания дикого капитализма, как «исторической традиции».

Разумеется, эта монархия будет на деле так же глубоко встроена в «новый мировой порядок», как и существующие современные монархии Запада. Вряд ли это то, что нужно русскому народу.

Но возможно и необходимо существования народных вождей и лидеров, подобных ветхозаветным судьям и пророкам. Если они будут делать угодное Господу, то и Господь будет с ними. И если начнётся стремление к обретению истинного православия и возрождению русского мира, то, возможно, Господь и восстановит и православную монархию. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Матф.6:33).