28-30 октября в Санкт-Петербурге в музее истории религии прошла международная научно-практическая конференция "Старообрядчество: история и современность". Организаторами конференции выступили Государственный Музей Истории Религии и отдел по связям с религиозными объединениями администрации губернатора Санкт-Петербурга.


В конференции приняли участие учёные из разных регионов России и Украины, представители различных согласий старообрядчества и единоверия. Прозвучало много интересных докладов не только сугубо научного, но и прикладного характера. Одна из секций конференции была посвящена современному состоянию старообрядчества, которое было представлено как многогранное явление в современной культуре не только постсоветских республик, но и дальнего зарубежья, в частности Южной Америки.

Первый день конференции заканчивался концертом знаменного пения, в котором приняли участие Санкт-Петербурский старообрядческий хор РПСЦ (руководитель В. Синельникова) и ансамбль древнерусской музыки Санкт-Петербургской государственной консерватории «Знамение» (руководитель Т. Швец).

В третий день состоялся круглый стол "Снятие клятв поместным собором РПЦ в 1971 г. и их восприятие старообрядцами" в котором, помимо представителей церквей, приняли участие чиновники администрации Санкт-Петербурга. Главным итогом состоявшегося оживлённого обмена мнениями можно считать прозвучавшую лейтмотивом идею о том, что снятие клятв хоть и стало шагом навстречу примирению церквей и уврачеванию незаживающей раны в судьбе России, но шагом очень робким, явно недостаточным и неподкреплённым на практике чем-то более существенным, чем декларации. Слово "покаяние" хоть и произносилось участниками круглого стола, но как-то очень робко, с излишней стеснительностью...

Во второй половине дня 30 октября в Александро-Невской Лавре прошло чтение докладов на тему "РАСКОЛ: ДОГМАТ И ОБРЯД". Организовано это мероприятие было миссионерским отделом Санкт-Петербургской епархии РПЦ и оставило двойственное впечатление. С одной стороны, прозвучали довольно интересные доклады представителей РПЦ и РПСЦ посвящённые различным аспектам догматического учения, обрядового характера и практического взаимодействия. (так, например, сравнивая старый и новый "Символ Веры", автор доклада приходит к выводу об отсутствии в них каких-либо существенных различий, но признаёт старый вариант более глубоким по смыслу и догматическому наполнению, а новый - более точным по отношению к греческому оригиналу). А с другой стороны, организаторы почему-то отказались от обмена мнениями по поводу прозвучавших докладов и ситуации раскола в целом. Складывается впечатление, что представители РПЦ ещё не готовы в полном объёме услышать мнение старообрядцев и сделать диалог более конструктивным. И, кроме того, цитирование таких фраз, обращённых к старообрядцам, как: "Мы ждём, когда они вернутся ко Христу", произнесённых даже с самыми добрыми намерениями, способно подавить в зародыше стремление к диалогу даже у самых ярых сторонников сближения.

Прослушать выступления, прозвучавшие в Александро-Невской лавре, в формате аудиозаписи можно по адресу:

http://vkontakte.ru/audio.php?gid=1303533

По материалам сайта Лиговской старообрядческой общины г. Санкт-Петербурга: http://rpsc.spb.ru/content.php?page=full_news&id=22

* * *

От редакции. Итак, 28-30 октября, в рамках прошедших 28-30 октября дней старообрядчества в Санкт-Петербурге прошли три взаимосвязанных мероприятия: научная конференция «Старообрядчество: история и современность» в Музее Истории Религии, круглый стол «Снятие клятв поместным Собором РПЦ в 1971 г. и их восприятие старообрядцами», и конференция в С.-Пб. Духовной Академии «Раскол: догма и обряд».

В числе организаторов, кроме научного учреждения, Государственного Музея Истории Религии г. Санкт-Петербурга, был Отдел по связям с религиозными объединениями Санкт-Петербурга, а так же миссионерский отдел СПб Епархии РПЦ.

Предыдущие конференции «Старообрядчество: история и современность» проходили в формате чисто научных мероприятий, и организовывались только научными учреждениями.

То, что на этот раз предметом рассмотрения являлись не только вопросы истории, но и актуальные проблемы современности, видно из названия конференции – не просто «научная», как раньше, а «научно – практическая». Какие же насущные вопросы, раньше остающиеся за рамками конференций, стали предметом обсуждения? В приглашениях на конференцию она обозначена так: «Старообрядчество и РПЦ – проблема диалога». А единоверческий сайт «Православное старообрядчество» сформулировал тему так «От диалога – к единству». А вокруг этой, главной, темы, выстраивались и другие – «Догмат и обряд в истории старообрядчества», «История и современное состояние старообрядчества», «Старообрядчество и современное российское общество», «История и современное состояние единоверия».

Наибольший интерес представляют доклады на конференции в Духовной академии, так как выявляют отношение к «старообрядческому вопросу» со стороны представителей РПЦ МП.

Отмечая высокий уровень докладов, очевидцы с сожалением отмечают, что конференция проходила в полупустом зале. Это видно и на фотографиях.


Конференция «Раскол: догмат и обряд»

Дата: 30 октября 2008, 14:00-18:00
Место проведения: Свято-Духовский корпус Александро-Невской лавры
Организатор: Миссионерский отдел СПб Епархии РПЦ
Ответственный: прот. Георгий Иоффе, зам. Председателя миссионерского отдела СПб Епархии.

Аудиозаписи докладов: http://sobornoedelo.ru/browseAudio.php?albumID=373

Конференция началась с пения новообрядческим духовенством молитвы «Царю небесныи…».

Приводим наиболее интересные высказывания из выступлений участников конференции.


1. Прот. Александр Будников.

Надо благодарить Бога, что стали возможны такие встречи и диалог. Трагедия раскола продолжается уже 300 лет. Исцелить раскол нелегко, это невозможно без любви. Я думаю, что польза от таких встреч будет. Надо найти общее, а оно у нас есть. Говоря словами апостола Павла, у нас «один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (1Кор.8:6). Речь идёт не о том, что бы кто-то к кому-то присоединился. Мы должны найти общий язык, понять друг друга, а в перспективе возобновит всю полноту молитвенного и евхаристического общения. Собор РПЦ 1971 года признал спасительность старых обрядов и снял клятвы. Мы теперь можем, от лица всей Церкви, трудится в этом направлении. Приступим с Божьей помощью.


2. Иеромонах Мефодий (Зинковский).

Основной докладчик со стороны РПЦ МП. Кандидат богословия, ассистент профессора по кафедре догматического богословия.

«Г.Флоровский пишет, что ересью является присвоение догматического значения тому, что заведомо не является таковым.

Всякая схизма, раскол в зачаточном виде несёт ересь против догмата о Церкви, а он вхо-дит в Символ Веры. Ещё раз повторю, раскол есть ересь.

В вопросах церковной дисциплины св. отцы учили подчиняться предстоятелям поместной церкви, предоставляя суд о делах епископа Господу.

Любое разделение, кроме причин догматических, кроме нарушения догматов о Троице и о воплощении Господа Исуса Христа, ставит людей вне Церкви.

Есть надежда, что после Собора РПЦ 1971 года состоится возвращение в лоно матери-Церкви отпавших от неё в раскол XVII века. Как сказал Серафим Саровский, «мы ждём, когда они вернутся ко Христу»».


3. Священноиерей Евгений Саранча,

единоверческий храм Архистратига Михаила, с. Михайлова слобода Московской обл.

Тема доклада: « Первый всероссийский съезд единоверцев в С.-Пб в 1912 году».


4. Белякова Е. В.

Старший научный Е.В. Белякова, кандидат исторических наук. Институт российской истории РАН, преподаватель истории Русской Православной Церкви в МГУ.

Тема доклада: «Старообрядческий вопрос на поместном Соборе 1917-1918 годов». Приводим отрывок из доклада:

«Идея соединения со старообрядцами казалась еп. Андрею Ухтомскому вполне осуществимой, и он, по поручению Синода, вел переговоры с белокриницкими епископами о возможности объединения. Одним из главных препятствий к объединению были клятвы соборов 1656-1667 годов. <…>Беглопоповцы, по свидетельству протоиерея, а потом епископа Симона Шлеева, неоднократно заявляли о готовности присоединится к Православной Церкви при условии снятия клятв, произнесённых собором 1667 года на привержен-цев старого обряда и дарования им единоверческого епископа.

В старообрядческой печати немало говорилось о гонениях, перенесённых старообрядцами. Однако вопрос о необходимости раскаяния за гонения не поднимался ни со стороны властей, ни со стороны государственной церкви. В телеграмме Николая II о распечатании алтарей Рогожского кладбища этот акт подавался как выражение монаршей милости, и высказывалась надежда на преодоление раскола со стороны старообрядцев. Таким образом, вопрос о путях единства сводился практически к дискуссиям об отмене клятв и к созданию епископа для единоверцев.

Сложность и представлял вопрос о белокриницкой иерархии, в официальных документах её именовали «австрийской», о её статусе и о возможности объединения.

Церковное сознание в Православной Российской Церкви раздваивалось. С одной стороны, ценность старообрядческой традиции для многих становилась очевидной. С другой стороны, старообрядчество по-прежнему понималось как раскол, болезнь, которую необходимо излечить присоединением к Православной Церкви. Собственно, такое состояние мы видим во многом и сегодня.

Позиции участников дискуссий о староверах можно определить следующим образом: миссионерская, историческая, и эклезиологическая.

Сторонники миссионерской точки зрения стремились присоединить «раскольников» к господствующей церкви. Миссионеры отличались радикальностью. По этому поводу высказывались такие мнения, что миссионерство превратилось в опричнину, когда оно должно быть исповедничеством.

Историческая точка зрения принимала во внимания те факты реальной церковной истории, которые уже были осмысленны историками Голубинским, Каптеревым. Церковный раскол объяснялся особенностями церковного сознания той эпохи. Сторонники такого взгляда видели необходимость учитывать требования старообрядцев и единоверцев и искать сближения с ними.

Эклисиологическая позиция, то есть взгляд на старообрядчество как на особую церковь и тенденция сохранить старообрядчество как особую церковь в рамках единоверия, была характерна для немногих».


5. Иерей Константин Костромин.

Тема доклада: «Догматическое значение разночтений у старообрядцев и новообрядцев в тексте Символа Веры».

Для подробного изучения истории изменения Символа Веры на Руси мало данных.

Знаменитое решение Третьего Вселенского Собора на самом деле запрещает введение новых Символов Веры, а не внесение изменений как таковых.

Дораскольный текст «рождена А не сотворена» - хотя в греческом языке нет соответствующего союза, но на славянском он хорошо выражает догматический смысл противопоставления учению Ария. Об этом хорошо писал старообрядческий автор, диакон Феодор. Кроме того, современный старообрядческий автор, диакон Валерий Тимофеев, пишет, что в подобных случаях ставится «а» при переводе с греческого на русский многих других текстов, как классических, так и святоотеческих.

Старый вариант «Его же царствию НЕСТЬ конца», новый «НЕ БУДЕТ». В греческом языке стоит будущее время, но в XI веке, по мнению специалистов, допускали переводы в настоящем времени. Догматически старый вариант более правильный, вспомним, что Божественная литургия начинается с возгласа «Благословенно царство», то есть царство уже сейчас, здесь присутствует, в таинстве литургии.

Самое сложное и часто упоминаемое различие. В старом варианте «И в Духа Святаго, Господа ИСТИННОГО и животворящего». Текстологическая традиция здесь сложна. И греческий текст даёт достаточно разночтений, и славянский текст в различных рукописях с XI по XVII вв. дают два варианта: «Господа Животворящего» и «Господа Истинного». Слова «Истинного» и «Животворящего» в греческом тексте соответствуют одному слову «Кириос», которое имеет два варианта перевода «Господь» и «Законный, Узаконенный, Действующий» (по авторитетному словарю Дворецкого. И если речь идёт об узаконенно-сти, то это и есть «Истинный». Греческий текст XI в. написан в одну строчку без разделе-ния какими – либо знаками, без разделения на слова. Мы не видим в тексте никакого ука-зания ни на существительное, ни на прилагательное, и слово можно читать и понимать и так, и так. В современном греческом тексте слова, относящиеся к Святому Духу звучат с артиклем, и опять нет никакой разницы между существительным и прилагательным. Всё зависит от того, какую букву поставить заглавную в слове «Кирион». В XVI в. пытались этот вопрос решить. В «Кирилловой книге» оба варианта встречались одинаково. Один из учеников Максима Грека, Зиновий мних, писал, что возможны два варианта, но желательно со словом «Господа». Этот вопрос он считает не принципиальным. К XVII веку русские люди решили, что раз существует такое расхождение, лучше упомянуть все три слова, поставить через «и» «Господа истинного и животворящего». Греки, увидев три слова вместо одного, сказали, что лишнее надо убрать, не задумываясь, убрали первое попавшееся, это было слово «истинный». Старообрядцы отреагировали на это болезненно. Протопоп Аввакум писал, что слово «истинный» важнее даже слова «Господь», поскольку, по Дионисию Ареопагиту, Господь есть по сути Истина. Психологически это, может быть, связано с тем, что в молитве «Царю небесныи» в старом её варианте о Святом Духе говорится «Душе истиныи», как и стоит в старом Символе Веры. И в евангелии от Иоанна, в трех местах, идущих подряд, Господь обещает послать ученикам Духа Истины (Иоанн 14:17, 15:26, 16:13). Хотя здесь в греческом тексте стоит слово «алефтинос». Словарь Дворецкого дает 14 вариантов слова «истинный», но среди них нет слова «Кириос». Казалось бы, тогда нельзя проводить аналогию между переводом Евангелия, молитвой «Царю небесныи» и Символом Веры. Но Василий Великий в исповедании Святого Духа Господом использует слово «Кириос», исповедует его славимым Господом и Богом.

То есть, ни текст старообрядческий, ни текст новообрядческий не являются различными принципиально. Текстологически более близок к греческому тексту текст новообрядче-ский. Более глубинно, с точки зрения догматической, прав новообрядческий.

И эта даёт нам новый повод объединиться вокруг этих формулировок, которые дали бы нам и глубину, и точность нашего святоотеского православного богословия.


6. Священноиерей Геннадий Чунин.

Докладчик со стороны РПСЦ. Тема доклада: «Старый и новый обряд в русском православии»,


7. Майоров Р. А.

Тема доклада: «Раскол русской Церкви XVII в. и категории народности в творчестве единоверческого священника о. Иоанна Верховского».


8. Священноиерей Петр Чубаров,

настоятель Никольской единоверческой церкви в С.-Пб.

Тема доклада: «Взаимодействие между единоверческими приходами и Русской Право-славной Церковью».


9. Священноиерей Иоанн Миролюбов,

доктор теологии, консультант ОВЦС, секретарь комиссии по делам старообрядных приходов и взаимодействии со старообрядчеством.

Тема доклада: «Некоторые вопросы по истории и сегодняшнем дне единоверия».

Приводим отрывок из доклада:

«В XX веке произошло самое главное событие, которое готовилось весь двадцатый век – в 1971 году были отменены клятвы на старый обряд. Признание равночестности старого и нового обряда приводит к иному пониманию самого смысла единоверческого движения. Всё, что было связанно с миссионерским периодом, уходит в прошлое.

Комиссия по старообрядным приходам РПЦ и по взаимодействию со старообрядчеством была создана в 2004 году. Она была создана на архиерейском соборе, имеет статус сино-дальной и состоит из 14 членов, из которых 8 архиереев РПЦ.

Мы опрашивали архиереев о наличии у них единоверческих приходов, и большинство из них ответило нам. На сегодня собраны данные о 23 единоверческих приходах, а ведь было время, когда их было только 2. Динамика сейчас такая – ежегодно открываются один, два или три новых единоверческих прихода. Определённое возрождение есть.

Единоверческие приходы делятся на три категории.

Есть приходы исторически единоверческие, например, Никольский приход С.-Пб., здание которого до сих пор занято музеем Арктики и Антарктики, или приход в Михайловской Слободе.

Есть новообразованные приходы, которые образовали старообрядцы, когда они присоединялись целыми общинами. Например, в этом году присоединилась община в Магадане вместе со священником, о. Сергием Галановым. Правда, он довольно экстравагантный человек, и я не знаю, как там дальше будет, принесёт ли он пользу единоверию, время покажет. Были так же присоединения в Прибалтике, были присоединения на Урале, такая тенденция сохраняется. Кстати, такие приходы, как правило, не хотят называться единоверческими, потому что историческая память двояка. Их прихожане помнят, что раньше присоединение к единоверию сопровождалось насилием. Вот, например Минский приход из бывших старообрядцев – поморцев никак не хочет называться единоверческим, но и старообрядным не хочет. Хочет называться «старообрядческий приход Московского Патриархата». Приход в Ири (США), очень богатый, где находится канонический единоверческий епископ Даниил, где четыре диакона и скоро будут три священника, тоже не хочет называться единоверческим. И у них память об этом есть.

Есть третья категория приходов, в частности, на таком я служу. Мы никак не можем на-зывать себя единоверческими, потому что в них выходцев из старообрядцев немного. Во основном прихожане – это те, кто из изучения истории, эстетических каких-то представ-лений, после встречи со старым обрядом полюбили его. Это, как правило, хорошо церковно образованные люди. Знаете, кто встречается со знаменным пением, то не очень хочет с ним расставаться. Кто встречается с древнем благочестием, понимает, какой в нем содержится дух, это несводимо к тому, два или три раза петь «аллилуия», или к двум перстам.

В Приходе в Ири, а я там гостил неоднократно, я не раз видел, как священники обычных новообрядческих приходов на автобусе привозили своих прихожан посмотреть, как молились в Древней Руси. Не для того, что бы у себя на приходах это вводить. Ведь, бывает, и в музее мы увидим древнюю икону, и отойти от неё не можем. Тяга к этому есть.

Когда рукополагали епископа для Латинской Америки, это был епископ Каракаский Ио-анн, рукополагали его в Ири, по старому чину, и он сам этот желал. Он всегда интересо-вался старообрядчеством, латыш по происхождению, между прочем.

Я считаю, что старообрядные приходы надо открывать во все крупных городах, а сущест-вующим структурироваться. Тем более, что это залог единения со старообрядцами. Если не будет таких приходов в лоне Русской Православной Церкви, то все разговоры о едине-нии со старообрядцами будут ложны. Задача теперь ставится другая, и прямого миссио-нерского значения они не имеют.

Мы понимаем эти приходы, как важнейший мост между старообрядчеством, и они необ-ходимы для реабилитации старого обряда внутри Русской Церкви. Представления XIX века об ущербности старого обряда пока у многих сохранилось, надо дать людям возмож-ность почувствовать красоту старого обряда. К старообрядцам не так просто сходить, они могут просто не пустить. Это сокровище, которое мы должны хранить, и любой человек, который уважает свою культуру, свою традицию, должен иметь возможность прикоснуть-ся к ней».


10. Протоиерей Георгий Иоффе.

Заключительное слово.

«Мы завершаем очень интересную конференцию. Разрешите мне, как заместителю пред-седателя миссионерского отдела поблагодарить всех организаторов, всех участников и подвести некоторый итог.

Сегодня слово «миссионерство» неоднократно употреблялось в отрицательном смысле, как насильственное приведение старообрядцев к господствующей Церкви. В действительности смысл миссионерства – эклезиологический, в приведении ко Христу. И проблема расколов, которая была в Церкви с первых веков, продолжает быть, потому что люди несовершенные.

Обрядовая разница не мешает быть православными, не мешает православно верить во Христа и во Святую Троицу. И уврачевать каждый раскол очень и очень трудно. Не так давно, всего полтора года назад был уврачёван раскол с русским зарубежьем, который продолжался 80 лет. 350 лет раскола со старообрядчеством, и попыток его того или иного решения. Конечно, гораздо больше времени требует его уврачевание и принятие взаим-ных решения. Я думаю, что этот процесс уже начался, потому что Зарубежная Церковь на Архиерейском Соборе 2000 года принесла покаяние за те деяния, которые были соверше-ны иерархами и их окружением по отношении к старообрядцем. И я думаю, что соборне это будет когда-то и Русской Православной Церкви провозглашено. И это будет ещё од-ним шагом, что бы уврачевать эти раны, потому что раскол – это всегда рана на теле Хри-стовом.

Надеюсь, что будет то время, когда единство в разнообразии будет и в Русской Церкви присутствовать, когда мы сможем сказать друг другу: «Христос посреди нас» и услышать в ответ «Есть и будет, аминь».

Аплодисменты участников конференции.

От редакции. Священноиереем Геннадием Чуниным, настоятелем СПб Покровского храма РПСЦ, 28 октября 2008 г. на конференции «Старообрядчество: история и современность» и 30 октября 2008 года на конференции «Раскол: догмат и обряд» был прочитан доклад «Старый и новый обряд в русском православии».

Необходимо подчеркнуть неоспоримые достоинства доклада. О. Геннадий не боится, во-преки принятой по умолчанию в наше время «политкорректности», прямо говорить о том, что нас разделяет с новообрядчеством. Он говорит о древности старого обряда, о том, что он, с точки зрения выражения православных догматов, является более правильным. Прямо и открыто говорит о. Геннадий о том, о чём говорить не принято – о кровавых го-нениях на старообрядцев со стороны господствующей церкви.

Но, в то же время, и само мероприятие, и доклад оставляют какое-то двойственно впечат-ление. Что это: религиозный диспут или неофициальные обсуждения того, на каких усло-виях РПСЦ будет присоединяться к РПЦ МП?

Поскольку организатором конференции является миссионерский отдел СПб Епархии РПЦ МП, то это неизбежно задаёт тон всему, что видно уже из того, как именуется староверие в самом названии конференции: «Раскол».

Кроме того, с некоторыми положениями доклада о. Геннадия согласиться трудно.

Всюду новообрядческая церковь называется «Русская Православная Церковь», и создаётся впечатление, что автор использует эти слова не как самоназвание новообрядцев в Рос-сии, а согласен с этим по существу. Один из читателей сайта Лиговкой общины так выразил своё впечатление: «Они "Русская Православная Церковь", а мы "приверженцы старо-го православного обряда". Им надо всего лишь принять старый обряд, и мы все станем Русской Православной Церковью».

Но есть и другие спорные моменты в докладе.

Так, о. Геннадий пишет об отмене поместным собором РПЦ МП 1971 г. клятв на старые обряды: «Этим решением дезавуирована часть наших разногласий». Но формулировки собора 1971 года имеют двусмысленность. Ведь, на новообрядческом соборе в Москве 1667 года утверждалось, что двуперстие выражает исповедание «во Святей Троице нера-венство, яко ариане, и несториане, и духоборцы, и аполинаряне, и прочии проклятии ере-тицы». В решениях собора РПЦ МП 1971 года об отвержении и вменении яко не бывших клятв на старые обряды и на их придерживающихся не уточнено, почему они отменяют-ся. Из-за того, что клятвы на старые обряды были неправы по существу, или они были справедливы, а отменяются из снисхождения к «заблуждшим» староверам, из «любви, которая выше закона» и «икономии». Ведь если заявить, что определения Московских соборов 1656 и 1667 о еретичности старых обрядов и самих староверов ошибочные, ложные и не соответствовали действительности, то тогда следует выводы, что эти соборы были движимы не Духом святым, это - лжесоборы. На это Собор РПЦ 1971 года не пошёл, и принял решения об отмене «яко не бывшие» без объяснения причины этой отмены, оставляя возможность разных толкований. И неудивительно, что и после собора 1971 года новообрядческие публицисты Наталья Михайлова и о. Даниил Сысоев называют двуперстие несторианским исповеданием. Они лишь следуют собору 1667 года, решения которого в РПЦ МП никогда не были объявлены ошибочными по существу.

О. Геннадий пишет: «В случае возвращения Русской Православной Церкви к служению по старому обряду<…> исчезнут все основания для разделения на старообрядцев и новообрядцев, и мы все вместе снова станем единой Русской Православной Церковью». Такое заявление представляется неоправданно оптимистичным.

Во-первых, в РПЦ МП у очень многих сохраняется отрицательное отношение к старому обряду и дониконовскому благочестию как к «раскольничьему» и неправославному. Вот что пишет религиовед Борис Кнорре: «Меньшинство среди консерваторов составляют сторонники традиций дониконианского времени - единоверцы: игумен Кирилл Сахаров, настоятель храма свт. Николая на Берсеневской наб., игумен Иринарх (Денисов), (храм Михаила Архангела в с. Михайловская слобода Раменского р-на Московской области) Необходимо отметить, что московское церковное руководство в принципе недолюбливает единоверцев и атрибутику их литургической практики, не поощряет знаменный распев. В этой связи не редкость случаи, когда не только настоятели приходов, пытавшиеся возрождать единоверие, но и просто поклонники знаменного пения из-за давления "сверху" были вынуждены от этого или отказываться или искать компромисс, "не увлекаться" старообрядческими изысками».

Во-вторых, трудно согласиться с утверждением, что «все основания для разделения на старообрядцев и новообрядцев» заключаются только в обряде.

О. Геннадий пишет: «После принятия этих решений (собора РПЦ 1971 года – ред.) стало возможным то, что Русская Православная старообрядческая церковь со своей стороны приняла решение пересмотреть ныне действующий чиноприем от новообрядческой церк-ви, составленный еще в 19 веке. У нас создана соответствующая комиссия, которой по-ставлена задача переработать этот чин с учетом современной действительности и всех тех перемен в отношении к старообрядцам, которые произошли в 20 веке». При прочтении складывается впечатление, что отмена клятв со стороны РПЦ устранила почти все проти-воречия, и задача комиссии Русской Православной Старообрядческой Церкви состоит в шагах навстречу, том, что бы со своей стороны отменить клятвы на новообрядческие за-блуждения в староверческом чине приёма от никонианства. В действительности, задача комиссии, созданной ещё в 2001 году, состояла в том, что бы внести в чин приёма от но-вообрядчества те многочисленные ереси, которых не было в XIX – начале XX веков, но которые появились за последние десятилетия. Среди них такие, как экуменизм, младо-старчество, царебожество и другие. Вопреки оптимистичным высказываниям о. Геннадия, в отношениях между РПЦ МП и РПСЦ нет не только какого-то прогресса во взглядах на церковный обряд и богослужебный чин, но неуклонно возрастают расхождения и по вероучительным вопросам.

Хотя в докладе о. Геннадия есть некоторые спорные моменты, он, тем не менее, является вкладом в современное осмысление отношение между РПЦ МП и староверами и ставит важные вопросы, обсуждение которых старообрядческой общественностью, несомненно, будет продолжено.


«Старый и новый обряд в русском православии»

(священноиерей Геннадий Чунин)

1. Вступление.

Последние годы не только у нас в Санкт-Петербурге, но и других городах России участи-лись случаи обменов мнениями между представителями Русской Православной Церкви и приверженцами старого православного обряда. Сегодняшняя наша встреча, я очень наде-юсь, также будет являться очередным шагом в этом непростом диалоге. Существование многочисленных разногласий между старообрядцами и новообрядцами делает невозмож-ным их быстрое преодоление. В то же время, именно осознание колоссального объема и огромной важности разделяющих нас факторов заставляет нас не завтра, а прямо сейчас начинать искать пути их преодоления.

2. Отношение к обрядам.

Я надеюсь, что мы все понимаем необходимость обрядов в принципе. Невозможно пред-ставить себе православного христианина никогда не совершающего, например, крестного знамения. Но ведь крестное знамение это один из основополагающих православных обря-дов. При молитве мы совершаем поклоны, а это другой из множества христианских обря-дов. Так что вопрос о том, нужны ли вообще обряды, для нас не стоит, вопрос в другом, какими должны быть эти обряды.

Отношение к обрядам у русских и европейцев исторически было различным. Греки, кре-стившие Русь в 10 веке, принесли к нам свой современный богослужебный обряд. Этот обряд формировался у них в течение тысячи лет. На протяжении этого времени, догматы христианства оставались непоколебимыми, и медленно, но верно «обрастали» обрядами. Греки, формируя православный обряд, воплощали в нем свое видение и понимание веры. Обряды менялись и эволюционировали не только во времени, но и в пространстве. Нередко бывало, что в одно и то же время в разных поместных церквах существовали существенно различающиеся обряды. Различия в обрядах часто являлись темой для обсуждения и не служили основанием для разрыва евхаристического общения. Греки сами создавали свои обряды и считали себя в праве изменять и реформировать их.

Совсем другая ситуация сложилась в России. Русь приняла крещение от духовно опытных православных греков. Русские не участвовали в формировании обрядов и не знали о возможности существования каких-либо других обрядовых форм. Относясь с огромным благоговением к христианскому учению греков, наши предки, как правило, не видели принципиальной разницы между обрядами и догматами, так как и те и другие пришли на Русь в одно время и из одного источника, и те и другие являлись составными частями православного учения и были чрезвычайно важны. Поэтому, отношение русских к обрядам было гораздо более трепетным, нежели у самих греков. Известный историк Ключевский говорил об этом: «В первую и долгую пору христианской жизни Руси церковный обряд оставался для новопросвещенной паствы наиболее доступным источником религиозных впечатлений. … Он становился как бы рядом с основными источниками вероучения» (В.О. Ключевский Западное влияние и церковный раскол в России 17 века Пг. 1918 г.). По меткому высказыванию современного историка А.В. Крамера, «для греков обряд был, как любимый сын, для русских - как любимый отец». (А.В. Крамер «Причины, начала и последствия раскола русской церкви в 17 веке» С-Пб. 2005 г.).

Несмотря на свое трепетное отношение к древним обрядам, наши предки не были фанати-ками или буквоедами, в чем до сих пор любят упрекать старообрядцев. В 1647 году на втором году правления царя Алексея Михайловича стал широко известен так называемый «кружок боголюбцев». В него вошли авторитетнейшие в русской церкви протопопы: цар-ский духовник Стефан Вонифантьев и настоятель Казанского собора на Красной площади Иван Неронов. Кроме них участвовали другие протопопы: из Юрьевца Нижегородской губернии Аввакум, из Мурома Лонгин, из Косторомы Даниил, из Борисоглебска Лазарь. Своей главной задачей боголюбцы считали улучшение церковной службы и вообще всей приходской жизни. Занимались они, в том числе редактированием потребников, боролись за повсеместную отмену многоголосия в церковной службе. Именно в это время осуществлялось переиздание проверенных и исправленных богослужебных книг. Эта кропотливая работа проводилась в точном соответствии с 27 главой знаменитого Стоглавого собора постановившего: «Евангелия и Апостолы и Псалтыри и прочия книги в кииждо церкви суть обрящете неправлении, описливы, и вы все те святыя книги с добрых переводов исправили бы соборне, зане же священныя правила о том запрещают и не повелевают неправедных книг в церковь вносити и ничтоже по них пети» (Стоглав С-Пб. 1997 г.).

Все без исключения боголюбцы впоследствии выступили против реформ патриарха Ни-кона и стали основоположниками старообрядчества. Их активное участие в реформирова-нии церковной служб всегда осуществлялось в строгом соответствии с русской богослу-жебной традицией. Эта их деятельность наглядно говорит о том, что будущие вожди ста-рообрядчества никогда не были противниками любых церковных реформ. Они единодушно выступили против деятельности патриарха Никона не потому, что тот проводил реформы, а потому что в ходе этих реформ искажалась вера и разрушалась богослужебная традиция.

3. Искажение обрядов.

Случаев искажения обрядов в ходе реформ было множество. Для примера давайте рас-смотрим практику совершения обряда крестного знамения.

С апостольских времен существует обычай креститься двоеперстно. Первоначальное дву-перстное перстосложение было близко, но не было полностью идентично современному старообрядческому двуперстию. Христиане первых веков изображали двумя простертыми пальцами (указательным и средним) два Христова естества, остальные три пальца у них не несли никакой смысловой нагрузки. Это подтверждают иконы и фрески первых веков, на которых изображение сложения двух основных перстов везде одинаково, а вот три второстепенных перста изображаются по-разному. Обычай совершать крестное знамение, поднимая руку на лоб, опуская ее на живот и перенося сначала на правое и потом на левое плечо, также относится к апостольским временам.

По мнению некоторых историков, в том числе профессора Е.Е. Голубинского, у христиан первого и второго веков наряду с двуперстием существовал обычай изображать крест на лбу (челе) одним пальцем. Смысловое значение изображения крестного знамения только на лбу было простым символичным изображение креста. Значение же креста изображен-ного не только на лбу, но также на животе и плечах было гораздо более догматически на-сыщенным. Таким крестным знамением изображается не только сам крест, но и иные са-кральные понятия. Движением руки со лба на живот обозначается сошествие Господа на землю. Нахождением руки на животе (чреве) изображается вочеловечение Христово. Подъем руки с живота на правое плечо обозначает вознесение Господне на небо. Возседе-ние Христа одесную Бога изображается нахождением руки на правом плече.

Обычай изображать на себе крест не только на лбу, но и на животе и плечах, был более наглядный, более символичный и более выразительный. Поэтому одноперстное крестное знамение не получило широкого распространения. В третьем веке и первоначальное дву-перстие, и существовавшее местами одноперстие не вызывали никаких противоречий среди сторонников обоих обрядов. Впоследствии эта ситуация изменилась. В 4 веке, в 325 году на Первом вселенском соборе была обличена арианская ересь, а в 5 веке в 448 году на Четвертом вселенском соборе было осуждено учение монофизитов. После этих соборов трактование единоперстия изменилось. Крестящиеся двуперстно христиане наглядно показывали исповедание во Христе двух естеств, в полном соответствии с решениями вселенских соборов. Но если два пальца это два естества, то тогда получается, что один палец вроде как одно естество, то есть осужденная собором ересь. И в скором времени, уже к 6 веку одноперстие полностью вытесняется двуперстием.

Но и это древнее двуперстие постепенно развивалось и преобразовывалось в знакомое нам двуперстие. За период с третьего по шестой век древнее двуперстие дополнилось обычаем немного пригибать средний палец до уровня указательного пальца (Христос, приклонив небеса сниде), а три ранее праздных перста собирать вместе и изображать ими Святую Троицу. К 9 веку обычай креститься именно так, получил повсевместное распространение в Греции. Именно такое перстосложение для крестного знамения пришло на Русь в 10 веке.

Таким образом, за первую 1000 лет истории христианства обычай совершения крестного знамения и обычай перстосложения претерпели существенные изменения. Но всегда каж-дая последующая форма этого обряда была более совершенной, более полной, более на-сыщенной догматической символикой. Происходила естественная эволюция обряда. Сме-на формы обряда всегда была плавной и занимала целые столетия. Зачастую и старая и новая формы обряда одновременно сосуществовали вместе, при этом ни одна из них не запрещалась и не предавалась анафеме. Отказ от устаревших форм совершения крестного знамения осуществлялся добровольным выбором каждого христианина. И при таком вы-боре всегда побеждало православное сознание.

К сожалению, уже в 11 веке расцвет православия в Греции начинает заканчиваться. После разделения церкви на православную и католическую в 1054 году, грекам приходится отбиваться как от нашествия внешних врагов, так и от духовных происков иезуитов. В 13 веке крестоносцы захватывают Константинополь. Именно в это время у греков на смену древнему выверенному двуперстию приходит и распространяется принесенное с запада троеперстие. Греческие храмы, службы, также как и обряды приходят в упадок. Духовное ослабление Византии приводит к ее полному падению в 1453 году.

По своей символико-догматической насыщенности троеперстие значительно уступает двуперстию. Ведь совершая крестное знамение, мы изображаем на себе крест. Тот самый Голгофский крест, на котором за нас пострадал Христос. При совершении крестного зна-мения двуперстным перстосложением мы показываем пальцами – вот Христос, движени-ем руки показываем – вот крест, значит, Христос за нас распят на кресте. Получается ло-гически законченная картина. Все предельно просто и понятно. Троеперстным же пер-стосложением обозначается Святая Троица. При совершении крестного знамения трое-перстным перстосложением, изображается как бы распятие Святой Троицы, чего на самом деле никогда не было.

На Руси в 17 веке троеперстие не могло трактоваться иначе, потому что в Никоновской «Скрижали» предписывалось креститься «первыми тремя пальцами десной руки, прочия же персты иметь праздными». Трактование троеперстия как изображения первыми тремя пальцами Святой Троицы, а двумя остальными двух естеств Христовых является значи-тельно более поздним и относится к 18-19 векам.

Переход греков на троеперстие был шагом назад в православии и явился следствием об-щего духовного и государственного ослабления Византии. По моему мнению, изменение крестного знамения является примером порчи древней православной обрядовости, кото-рое произошло сначала в Византии, а в 17 веке было без какого-либо анализа и оценки бездумно скопировано русскими. Также я считаю, что отказ от двуперстного крестного знамения сыграл в падении Византии свою трагическую роль, значение которой сопоста-вимо со значением Флорентийской унии.

4. Западное влияние на изменение обрядов в 17-18 веках.

Немного истории. В середине 1643 года царь Михаил Федорович Романов принял реше-ние выдать свою дочь царевну Ирину Михайловну за датского принца Вольдемара. В на-чале следующего 1644 года принц Вольдемар со свитой прибыл в Москву за своей невес-той. В столице России его ожидал сюрприз. Вопреки предварительным договоренностям, патриарх Иосиф предложил юноше принять православную веру и креститься с полным троекратным погружением, утверждая, что «иначе законному браку быти никак нельзя». Абсолютно невозможно допустить мысль о том, что патриарх говорил только от себя и в таком вопросе не согласовал свои действия с государем. Остается только предположить, что по политическим соображениям, как глава государства царь Михаил Федорович был крайне заинтересован в заключении брака с представителем датского царствующего рода. В то же время, как православный христианин и любящий отец он не мог допустить, что бы его родная дочь изменила православию и перешла в лютеранскую веру своего будуще-го мужа в соответствии с традицией заключения междинастических браков.

Принц Вольдемар в соответствии с лютеранской традицией был крещен обливательно. Царь и патриарх отказывались признать обливательное крещение истинным и настаивали на непременном принятии будущим царским зятем трехпогружательного крещения. Ко-ролевич хотел было уехать, но его не отпустили и буквально вынудили к участию в дли-тельной богословской дискуссии. Полтора года продолжались переговоры между царем и патриархом с одной стороны и принцем Вольдемаром и его свитой с другой. Каждая из сторон осталась при своем мнении. Точку в дискуссии поставила смерть царя Михаила Федоровича последовавшая в 1645 году.

В 1620 году в Москве был собран Освященный Собор Русской Православной Церкви под председательством патриарха Филарета. На этом Соборе в частности разбирался вопрос о действиях митрополита Сарского и Подонского Ионы, повелевшего принять в церковь двух поляков-католиков вторым чином, то есть через только миропомазание. Собор осу-дил действия митрополита Ионы и постановил принимать католиков в церковь через полное трехпогружательное крещение. Впоследствии патриархом Филаретом был издан служебник, требовавший вообще всех обливанцев крестить заново.

Но в ходе реформ патриарха Никона уже 1655 году издается новый служебник, который допускает прием в церковь через миропомазание лиц крещеных обливательно. Несколько позднее, при Петре 1 митрополит Феофан Прокопович издает книгу «Истинное оправда-ние правоверных христиан крещением поливательным во Христа крещаемым». Именно эта книга и стала обоснованием современной практики совершения обливательного кре-щения. Насколько мне известно, ни один последующий Собор Русской Православной Церкви не отменял решения Собора 1620 года. Тем более, никто не отменял 50 правило святых Апостол, которое повелевает извергать из сана тех клириков, которые крестят не в три погружения.

С тех пор прошло много времени и многое изменилось. Но полемика между сторонниками и противниками способа совершения крещения не прекратилась. Правда теперь в роли защитников трехпогружательного крещения выступают старообрядцы, а эстафету оправдания допустимости обливательного крещения переняла Русская Православная Церквь. Аргументы обеих сторон за прошедшие 350 лет существенно не изменились. Только раньше оппоненты были разделены границей не только церковной, но и государственной, а вот теперь полемика ведется исключительно на российских просторах. Приведенный мной пример показывает, что ставшее практически всеобдержной практи-кой современной Русской Православной Церкви обливательное крещение пришло в Рос-сию с Запада. Русский царь и русский патриарх еще в первой половине 17 века считали людей крещеных обливательно некрещеными. Точно также как и сейчас считают старооб-рядцы.

5. Масштабность и поспешность реформ.

Даже при самом беглом взгляде на реформы патриарха Никона бросается в глаза огром-ный объем и небывалая скорость вносимых изменений. За семь лет предшествовавших реформам патриарха Никона, в переиздававшиеся церковные книги было внесено не-сколько десятков исправлений. С началом патриаршества Никона счет исправлений по-шел уже не на десятки, а на многие сотни. При таком темпе проводить серьезный анализ книжных исправлений было физически невозможно. Все серьезные историки сходятся во мнении, что целью церковных реформ 17 века было вовсе не исправление книг по древнегреческим образцам, а унификация с новогреческими текстами.

Не могу удержаться, что бы не привести хотя бы один пример.

Из молитвы чина крещения:

Старый текст: И вообрази Христа Твоего в хотящим породитися святым крещением от моего недостоинства.

Новый текст: ... хотящего породитися моим окоянством.

Человек рождается в новую жизнь именно крещением, хотя бы оно совершалось и недос-тойным священником. В новых книгах выходит иной смысл: крещаемый рождается не святым крещением, а скверными качествами (окоянством) священника.

Борис Кутузов в своей книге «Церковная реформа 17 века» приводит более ста примеров искажений старых текстов в ходе реформ.

Из сравнения старых и новых текстов видно, что Никон и его правщики исправляли в старых книгах вовсе не опечатки и погрешности, а вековые обычаи и установления древней Церкви. Более того, приходится очень серьезно усомниться в компетентности никоновских правщиков.

Справедливости ради, должен заметить, что мне известен ровно один случай, когда новый отредактированный текст оказался лучше старого. Это текст молитвы «Свете тихии», где никоновские справщики разумно исправили падеж одной фразы. Существование единственного положительного примера на сотни отрицательных говорит само за себя.

На 2-ой Международной церковно-научной конференции, проходившей в Москве в 1987 году, профессор Ленинградской Духовной академии Иоанн Белевцев сказал в своем док-ладе, что никоновская реформа, приведшая к расколу русской Церкви, была «богословски не обоснованной и совершенно не нужной» (Русский церковный раскол 17 в. Доклад профессора протоиерея ЛДА Иоанна Белевцева на 2-ой Международной церковно-научной конференции в Москве 11 мая 1987 г.).

6. Методы проведения реформ.

Кроме самого факта изменения книг и обычаев церковных заслуживают внимания и те меры, с помощью которых патриарх Никон и поддерживающий его царь насаждали эти нововведения. На каждого, кто посмел выступить против нововведений, не замедлил пролиться страшный в своей ярости гнев главы церкви. Подготавливая собор 1654 года, Никон заблаговременно позаботился об устранении тех, кто пользовался влиянием и выступал против радикальных реформ.

Протопоп Лонгин Муромский в 1653 году он был осужден по требованию Муромского воеводы по сфабрикованному делу десятилетней давности. Протопоп Лонгин был рас-стрижен лично патриархом, сослан в Муром, где через год умер в тюрьме. Другой прото-поп, Иоанн Неронов пытался заступиться за своего друга и сравнил суд над протопопом Лонгином с судом над Иоанном Златоустом. За это он был сослан в Спасо-Каменный мо-настырь под Вологдой. Протопоп Даниил Костромской был сослан в Астрахань и там за-морен голодом в земляной тюрьме. Протопоп Аввакум был сослан в Сибирь. Только лич-ное заступничество царя спасло его от извержения из сана.

«Были арестованы Темниковский протопоп Даниил (заключен в Новоспасском монасты-ре), соловчанин Герасим Фирсов, протопоп Михаил Рогов (составитель Кирилловой кни-ги), Нижегородский протопоп Гавриил (казнен), поп Михаил из Богородичного монастыря в Москве (погиб безвестно), запрещен в священнослужении и сослан Ярославский монастырь священник Ермил, протопоп Семен Трофимов (друг Неронова) бежал. Священник Лазарь скрылся у игумена Никанора в монастыре Саввы Сторожевого, но был схвачен и вслед за Аввакумом сослан в Тобольск». (А.В. Крамер «Причины, начала и последствия раскола русской церкви в 17 веке» С-Пб. 2005 г.).

Только после претворения в жизнь превентивных карательных мер, Никон решился на созыв в 1654 году церковного собора.

Но, несмотря на массовую и жестокую расправу с несогласными, все равно нашлись те, кто выступил против реформ. Новой жертвой стал епископ Павел Коломенский, который выступил против патриарха. Прямо на соборе 1654 года Никон избил и единолично лишил сана непокорного епископа. Свою жизнь святитель Павел закончил мученически, будучи сожжен на костре не позднее 1656 года.

В 1671 году арестовывают боярыню Морозову и ее сестру княгинюУрусову. Жестокая пытка на дыбе не поколебала мужества мучениц за древнее благочестие. Осенью 1675 го-да сестры были заморены голодом в земляной тюрьме в Боровске. Весной 1672 года на Болотной площади напротив кремля за Москвой-рекой был сожжен инок Авраамий. «Был сожжен дворецкий Салтыковых Исаия, бит батогами молодой князь И. Хованский. На Кольском полуострове был рассечен напятеро старец Иона, сожжены: в Киеве стрелец Илларион, в Казани 30 и во Владимире 6 сторонников старого обряда, в Холмогорах юро-дивый Иван, в Печенгском монастыре ссыльный Иван Красулин, обезглавлен Соловецкий дьячок Иван Захаров». (А.В. Крамер «Причины, начала и последствия раскола русской церкви в 17 веке» С-Пб. 2005 г.)

В июне 1675 года в Боровске сожжены 14 старообрядцев, в том числе священник Поли-евкт, инокиня Иустина, слуга Морозовых Иван. В январе 1676 года после изнурительной семилетней осады воинской командой взят Соловецкий монастырь. Более 500 человек насельников обители были обезглавлены, повешены на крюках за ребра, заморожены в проруби и преданы другим различным мучительным казням. В 1682 году в Пустозерске сжигают протопопа Аввакума вместе с иноком Епифанием, священником Лазарем и диаконом Федором.

Продолжать перечислять имена пострадавших за древнее благочестие можно очень долго, все равно мы не сможем перечислить даже малую часть.

В дальнейшем гонения приняли еще больший, невиданный ранее размах. Правительство жестоко преследовало людей старой веры. Повсюду горели костры, сжигали сотнями и тысячами людей, резали языки, рубили головы, четвертовали; тюрьмы, монастыри, и под-земелья были переполнены страдальцами за святую веру. Духовенство и гражданская власть беспощадно истребляли своих же братьев - русских людей. Ни кого не щадили ни женщин, ни даже детей. Огромное количество преследуемых христиан бежали за пределы государства, в пустыни, леса, горы.

Репрессиям подвергались не только живые старообрядцы. Например, в городе Кашин Тверской области в 13 веке жила благоверная княгиня Анна, супруга причисленного к лику святых князя Михаила Тверского. После мученической кончины в Орде своего мужа приняла иночество. После смерти прославилась многочисленными чудотворениями. В 1649 году при патриархе Иосифе была причислена к лику святых. В 1650 в присутствии царя Алексия Михайловича ее мощи были открыты и перенесены в собор. Но вот беда, пальцы на ее нетленной руке были сложены в двуперстие, а мощи почивали открыто, и благоверная княгиня невольно свидетельствовала об истинности ее родного двуперстного крестного знамения. Понятное дело, такая ситуация не могла быть терпима. На соборе 1677 года «за участие в расколе» молитвенное обращение к благоверной княгине Анне запрещают. Освященный в честь нее храм переименовывают в храм всех святых. Но никакие запреты не могли заставить верующих жителей города Кашина прекратить почитать свою святую. Историческая справедливость была восстановлена только в 1909 году, когда под давлением православной общественности города синод снова разрешил молитвенное обращение к благоверной княгине. Фактически Анну Кашинскую канонизировали повторно.

В 1685 году против старообрядцев издаются 12 статей царевны Софьи. Этими статьями предписывалось:

«кто будет содержать старую веру, бить кнутом и ссылать в Сибирь, а все имущество отписывать в казну кто окажет милость старообрядцам, бить батогами кто приютит у себя в доме старообрядце, бить кнутом и ссылать кто из старообрядцев перекрещивал крещеных в новообрядческой церкви, если таковой даже и раскается, исповедуется и причаститься, то такова, исповедав и причасти,в «каз-нить смертию без всякого милосердия».

Естественно, подобное отношение заставляло старообрядцев массами бежать из страны и основывать свои поселения за пределами империи. Гонения не прекращались вплоть до 1905 года, хотя интенсивность преследований старообрядцев менялась при разных прави-телях в России.

Эти многовековые страшные гонения стали возможными вследствие того, что все старые обряды и все их сторонники были соборно прокляты. Самым страшным методом проведе-ния реформ стали именно проклятия на старый обряд. Никто не оспаривает того факта, что за многие века существования церкви обряды реформировались. Об эволюции крест-ного знамения уже было сказано. Приведу еще один пример.

В 325 году в Никее на Первом вселенском соборе и в 381 году в Константинополе на Втором вселенском соборе был принят Никео-Цареградский Символ веры. С момента его принятия он включен в чин совершения целого ряда церковных служб, в том числе Ли-тургии. Не вызывает никакого сомнения, что наши предки служили Литургию еще задол-го до 4 века. Но знакомого нам Символа веры тогда просто не существовало, и его не могли исполнять за Литургией. Значит, по крайней мере, в этом моменте, наши предки молились Литургию не так, как это делаем мы сейчас. Я надеюсь, что никому из нас не придет в голову проклинать за это христиан живших до 4 века. Христиане первых веков, наши благочестивые предки, своими молитвами, своей верой, сонмом мучеников засвидетельствовали свою православность. Да, они не читали Символа веры, как это делаем мы, и крестились не совсем так, как мы, но они молились и служили Богу исходя из своей веры и имеющегося духовного опыта. Я уверен, что их молитвы и их служение были угодны Богу.

Если даже предположить совершенно невозможное, что церковные реформы 17 века дей-ствительно усилили молитвы и улучшили обряды, то даже в этом случае, наложение про-клятий на преждебывшие обряды является совершенно недопустимым и неправославным деянием. Только одно это проклятие, как совершенно незаслуженное, легло бы на головы реформаторов и перечеркнуло бы все мнимые достоинства проведенной реформы.

Никто из основоположников старообрядчества – боголюбцев не помышлял о создании какой-то собственной церкви, избрании ее предстоятеля, созданием чиноприемов. Они ратовали за сохранение старого обряда во всей церкви. Эта ситуация сохранялась до того самого момента, когда и старый обряд, и все его последователи были соборно прокляты. Не случайно Константинопольский патриарх Паисий в 17 веке писал патриарху Никону: «Если случится, что какая-нибудь Церковь будет отличаться от другой порядками, неваж-ными и несущественными для веры, или такими, которые не касаются главных членов веры, а только незначительных подробностей, например, времени совершения Литургии, или какими перстами должен благословлять священник, и т.п., это не должно производить какого-либо разделения, если только сохраняется неизменно одна и та же вера. Это потому, что наша Церковь не с самого начала получила тот устав чинопоследований, который она содержит сейчас, а только мало по малу» (А.В. Карташев Очерки по истории русской Церкви. М. 1993. Т.2 стр.157).

Реформы 17 века были не первыми и не последними церковными реформами. Самой страшной отличительной чертой именно никоновских реформ, стала не их непродуман-ность, поспешность или даже направленность, а именно проклятие, наложенное на старый обряд. Провозглашением анафемы на преждебывшее богослужение окончательно противопоставило два обряда. Именно это проклятие заставило старообрядцев вместо борьбы за всеобщее возвращение к старому обряду, создавать собственную иерархию, собственную церковь. Именно необдуманное и поспешное проклятие бросило тень на всю русскую церковь, которая прокляла обряды своих благочестивых предков и всех русских святых, живших и канонизированных до 17 века. Именно это несправедливое проклятие самым роковым образом легло на тех, кто его произнес.

8. Наши перспективы.

Подлинным инициатором реформ была гражданская власть. Именно царь Алексей Ми-хайлович добился избрания патриарха Никона. После ухода Никона та же самая граждан-ская власть продолжает настойчиво укреплять эту реформу. По словам профессора Н. Каптерева, к царю «отовсюду стали приходить заявления, что реформы Никона внесли большие соблазны и смуты в русскую церковную жизнь, отчего она пришла в полное рас-стройство, и что в русской церкви быстро нарождается раскол». Все эти обращения оста-лись без рассмотрения.

Сегодня юридически церковь отделена от государства. Правительство не оказывает како-го-либо влияния на решение сугубо внутрицерковных вопросов, таких как изменения текстов, молитвенных обрядов, способов совершения служб. Русская Православная Церковь совершенно свободна в принятии решений и определении дальнейшего пути своего развития.

Всем нам известны решения Поместного собора Русской Православной Церкви в 1971 г., провозгласившего: «Рассмотрев вопрос... с богословской, литургической, канонической и исторической сторон, - говорится в «Деянии» Собора, - торжественно определяем:

1. Утвердить постановление Патриаршего Священного Синода от 23 (10) апреля 1929 года о признании старых русских обрядов спасительными, как и новые обряды, и равночестными им.

2. Утвердить постановление Патриаршего Священного Синода от 23 (10) апреля 1929 года об отвержении и вменении, яко не бывших, порицательных выражений, относящихся к старым обрядам и, в особенности, к двуперстию, где бы они ни встречались и кем бы они ни изрекались.

3. Утвердить постановление Патриаршего Священного Синода от 23 (10) апреля 1929 года об упразднении клятв Московского собора 1656 года и Большого Московского Собора 1667 года, наложенных ими на старые русские обряды и на придерживающихся их православноверующих христиан, и считать эти клятвы, яко не бывшие.

Освященный Поместный Собор Русской Православной Церкви любовию объемлет всех свято хранящих древние русские обряды, как членов нашей святой Церкви, так и име-нующих себя старообрядцами, но свято исповедующих спасительную православную ве-ру...

Да приведет Господь расстоящаяся паки воедино, и в любви друг ко другу да исповедуем и славим едиными устами и единым сердцем Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную».

Этим решением дезавуирована часть наших разногласий. После принятия этих решений стало возможным то, что Русская Православная старообрядческая церковь со своей сто-роны приняла решение пересмотреть ныне действующий чиноприем от новообрядческой церкви, составленный еще в 19 веке. У нас создана соответствующая комиссия, которой поставлена задача переработать этот чин с учетом современной действительности и всех тех перемен в отношении к старообрядцам, которые произошли в 20 веке.

Что еще все мы можем сделать по преодолению нашего затянувшегося разделения?

Позвольте отвлеченный пример. 9 мая мы всей страной отметили очередную годовщину нашей великой победы. Моему младшему сыну 10 лет и он уговорил меня сходить с ним на праздничный салют. День Победы для меня очень важен. В той страшной войне мой дед по отцу в 1942 году был ранен под Сталинградом, награжден медалью «За оборону Сталинграда». За два месяца до победы, в марте 1945 года мой дед по матери погиб при освобождении Латвии. В годы войны мой отец с 14-ти лет трудился на оборонном заводе. Так что о той войне я знаю не только из книг и фильмов, но и из рассказов ее участников. Во время салюта я с огромной радостью увидел нашу молодежь, юношей и девушек лет 16 – 18, которые пришли на салют с российскими флагами, которые скандировали «Рос-си-я». Глядя на них, я понял, что День Победы святой день не только для наших ветера-нов, но для их детей, внуков и правнуков. Я очень надеюсь, что десятилетия и даже столе-тия спустя, наши потомки будут помнить и чтить святой для всех россиян день 9 мая.

Наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции любят напоминать нам о том, что на самом деле Германия капитулировала не 9-го, а 8-го мая и День Победы следует отмечать именно 8-го мая, вместе со всем цивилизованным миром. Нам говорят, что значение Дня Победы не пострадает и не уменьшится, если мы перенесем его всего лишь на один день. Мы все понимаем, что в их рассуждениях есть доля истинны. Слава Богу, что на этот раз, в этом вопросе мы не пошли на поводу у Запада и сохраняем свой национальный праздник. Наш день Победы именно 9-го мая. Потому что именно этот день праздновали те люди, потом и кровью которых была завоевана эта победа. Именно до этого дня не дожил мой погибший в бою дед-фронтовик. Именно в этот день праздновал победу мой выживший в войне дед-ветеран. И сам я буду праздновать День Победы только 9-го мая и детей своих буду учить этому.

И вообще нужно во всем уважать и сохранять традиции своих предков. Особенно если эти традиции скреплены их кровью. Но не только память моих предков заставляет меня быть старообрядцем. Я понимаю головой и чувствую сердцем преимущества старого обряда. Как каждый православный человек я глубоко переживаю за любое разделение в церкви. Я мечтаю о преодолении наших разногласий с новообрядцами и я вижу такую возможность. В случае возвращения Русской Православной Церкви к служению по старому обряду будет двойная польза для всех. Во-первых, огромное число верующих людей будет молиться по более верному, а с 1971 года и полностью реабилитированному старому обряду. Во-вторых, одновременно с этим исчезнут все основания для разделения на старообрядцев и новообрядцев, и мы все вместе снова станем единой Русской Православной Церковью.

Я понимаю что сегодня, в нашем 21 веке новый обряд имеет свою трехсотпятидесятилет-нюю историю, своих подвижников и мучеников. Да и новым он называется лишь относи-тельно старого. Тем не менее, мне хочется надеяться, что преодоление нашего затянувше-гося разделения все-таки возможно.

Благодарю за внимание.

28.10.2008 г.

Иерей Геннадий Чунин,
г. Санкт-Петербург,

настоятель Покровского старообрядческого храма.


Литература:
  1. А.В. Крамер «Причины, начала и последствия раскола русской церкви в 17 веке» С-Пб. 2005 г.

  2. «Поместный Собоp Русской Пpавославной Цеpкви (30 мая — 2 июня 1971 г.)». М. 1972.

  3. Каптеpев H. Ф. «Патpиаpх Hикон и цаpь Алексей Михаилович», Сеpгиев Посад, 1912 г.

  4. Б. Кутузов «Церковная реформа 17 века» Третий Рим Москва 2003 г.

  5. Митp. Макаpий (Булгаков). «Истоpия Русской Цеpкви». Спб. 1877, т.8, с. 390.

  6. «Житие пpотопопа Аввакума». Гоpький, 1988.

  7. Каптеpев H. Ф. «Патpиаpх Hикон и его пpотивники в деле испpавления цеpковных обpядов» М., 1887 г.

  8. Мельников Ф.Е. «Краткая история древлеправославной (старообрядческой) церкви» Барнаул 1999 г.

  9. С.В. Булгаков «Настольная книга священно-церковно-служителя» М. 1993 г.

  10. «Русский цеpковный pаскол 17 в.» (Доклад пpоф. пpот. ЛДА Иоанна Белевцева на 2-ой Междунаpодной цеpковно-научной конфеpенции в Москве 11 мая 1987 г.).

  11. С.А. Зеньковский «Русское старообрядчество» М. 1995 г.

  12. Е.Е. Голубинский «К нашей полемике со старообрядцами» М. 1905 г.



По материалам сайта Лиговской старообрядческой общины г. Санкт-Петербурга //rpsc.spb.ru/content.php?page=semskfzx_rus&id=7&sid=5