"Портал-Credo.Ru": Несколько дней назад появилась информация о том, что РПЦ МП отбирает храм у действующей старообрядческой общины РПСЦ в селе Алешино Московской области. Как Вы считаете, что это? Неразборчивость епархиальных структур РПЦ МП или путаница в коридорах Московской областной власти?

Протоиерей Евгений Чунин: Случившееся можно расценивать по-разному: и как несогласованность в работе областного Министерства культуры, и как неразборчивость епархиальных структур РПЦ МП в методах решения имущественных вопросов. Однако многие усматривают в произошедшем свидетельство сращивания клерикальных структур и органов власти, пример происходящего в нашей стране процесса формирования государственной Церкви.


Хотя в пункте 1 статьи 4 действующего Федерального закона N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" (от 26 сентября 1997 г. с последующими изменениями) говорится просто и ясно о том, что "религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом", на практике уже более, чем очевидно, что из всех "равных между собою" конфессий в нашем государстве некоторые значительно "равнее всех остальных".

Судите сами: в одних и тех же кабинетах Минкульта Московской области в одно и то же время шли два процесса: старообрядческая община занималась оформлением охранного договора на здание храма, которым пользуется с 1948 года; и с заявкой на этот же храм обратилась вновь образованная община РПЦ МП. И в то время, пока старообрядцы пытались звонками и напоминаниями ускорять "неспешную деятельность" областных чиновников, слыша в ответ: "Перезвоните недельки через две", "Ваш инспектор в отпуске/переведен в другой отдел/в командировке, позвоните позже" и т.д., и т.п., в то же самое время в тех же кабинетах (выходит, что за спиной старообрядцев) были подписаны документы, утверждающие передачу этого храма в пользование новоиспеченной общины РПЦ МП. А заявка старообрядческой общины до сих пор "в работе", ответа из Минкульта пока еще нет! Вполне возможно, в Минкульте считают, что "ответом" старообрядцам на их заявку в госорган как раз и служит "дружеский визит" представителей общины РПЦ МП...

Как эти факты совместить с тем, что Закон предполагает равноудаленность от государства разных конфессий и равенство их между собой? Вопрос остается открытым.

"Портал-Credo.Ru": Что представляет собой сейчас приход в Алешино - сколько постоянных прихожан, часто ли бывают службы? Насколько болезненным будет для алешинских прихожан закрытие храма, смогут ли они без проблем влиться в егорьевский приход?

Протоиерей Евгений Чунин: Здесь дело вовсе не в том, сколько постоянных прихожан-старообрядцев имеется в этом приходе, насколько часто совершаются в нем богослужения и могут ли нынешние его прихожане перейти в другой старообрядческий приход – все это, согласитесь, вопросы внутренней жизни Церкви. Другое дело – исполнение государственного законодательства, в частности, по вопросам использования памятников. Здесь у госорганов есть определенные контрольно-распорядительные функции, а Церковь принимает на себя ряд обязательств и подотчетна в этом. Тут все понятно, но в решении этих вопросов вовсе не нужно привлекать к посредничеству смежные конфессии. Разве не так?

"Портал-Credo.Ru": В случае, если Вашей Церкви не удастся отстоять храм в Алешине, будете ли Вы требовать какой-то компенсации?

Протоиерей Евгений Чунин: Этот вопрос возникнет (или не возникнет) после того, как мы придем к окончательной ясности по вопросу юридической судьбы Алешинского храма. И дело здесь даже не в компенсациях - тревожит сам факт произошедшего: видно, что это все же тенденция, а не единичная оплошность.

"Портал-Credo.Ru": Как эта ситуация в целом скажется на диалоге РПСЦ с РПЦ МП?

Протоиерей Евгений Чунин: Мне кажется, этот случай для старообрядцев – повод еще раз задуматься о задачах и путях такого диалога. Чего от этого диалога хотим мы? Добиться каких-то имущественных или финансовых преференций? Нам их не надо, старообрядцы привыкли жить за свой счет. Уважения наших прав? Да, этого бы хотелось, но и здесь наши желания не превосходят того, что определено Законом. Признания исторических и богословских истин, на которых зиждется древлеправославие – как и все дораскольное христианство - и которые многократно подтверждены различными отраслями внеконфессиональной науки? Но на это, судя по тому, как развиваются события, пока рассчитывать не приходится.

А тогда, действительно, зачем?

По моему мнению, цели и формы нынешнего вялотекущего диалога между РПСЦ и РПЦ МП, который, к слову сказать, до сих пор ничем особо и не порадовал старообрядцев, должны быть еще и еще раз добросовестно и открыто оценены и пересмотрены. Данный случай явно понуждает поставить эти вопросы на повестку дня.

"Портал-Credo.Ru": Какие еще "проблемные точки", где ведутся споры за церковную собственность с участием РПСЦ, Вы можете назвать? Каковы перспективы разрешения этих спорных ситуаций?

Протоиерей Евгений Чунин: Таких точек за последние годы было несколько, какие-то не потеряли своей актуальности и сейчас. На памяти горестный пример города Иваново, где старообрядческая община в хаосе 90-х годов была практически выдворена из храма, который занимала с послевоенного времени – как и в Алешине. Но, что самое поразительное, и сохранившийся в городе исконно-старообрядческий храм власти тоже не смогли вернуть старообрядцам. В результате община РПСЦ осталась буквально "на улице" - в нашем правовом государстве, рядом с благолепным храмом, построенном их предшественниками-старообрядцами, в котором теперь уютно разместилось епархиальное управление Ивановской епархии РПЦ МП. Правда, в качестве ответного благодеяния епархиальные руководители обещали походатайствовать перед областной администрацией о выделении старообрядцам земельного участка под строительство храма. Что и говорить, услуга за услугу. Но опять же возникает вопрос: что, в Ивановской обладминистрации уже и землю без ходатайства епархии РПЦ МП не выделяют?

Есть и другие примеры подобной же "справедливости". И это при том, что многие десятки старообрядческих храмов, монастырей, богаделен и других церковных зданий по всей России сегодня остаются в ведении муниципальных структур или епархий РПЦ МП. Я говорю не только о тех, которые являлись таковыми в 1917 году. Большое количество старообрядческих храмов по ходатайствам новообрядцев под разными предлогами было принудительно изъято и преобразовано в единоверческие или прямо-новообрядческие храмы еще и до начала ХХ века – об этом, наверное, рано забывать? Если на то пошло, то старообрядцы могут претендовать на Казанский храм на Красной площади, как не принявший реформу 17 века, и даже на Соловецкий монастырь, служивший долгое время по дораскольной традиции и предательски захваченный только много лет спустя. Так где тут историческая или паритетная справедливость, кто должен стоять на ее страже? Но если органы государственной власти вместо объективно-взвешенной позиции начинают открыто подыгрывать одной из сторон – в такой ситуации за справедливость поручиться трудно.

И другое: что ждет нас всех завтра (да уже и сегодня), если процесс распределения "бесхозных" культовых и иных объектов недвижимости практически завершился и теперь возможно только их перераспределение? Будут ли здесь учитываться мнения и потребности как исторических хозяев, так и сегодняшних пользователей этих объектов, либо все вопросы будут решаться в кабинетах за закрытыми дверями? И ведь мы уже можем предполагать, кто именно будет допущен к их обсуждению, и, соответственно, в чьих интересах эти решения будут приниматься.

Не хотелось бы, чтобы наша страна когда-нибудь стала ареной новых "крестовых походов" против инаковерущих, походов за передел собственности или за утверждение добровольно-принудительного единомыслия в каких бы то ни было сферах. Однако сегодня, к сожалению, далеко не все из государственных деятелей видят и осознают эту опасность.

Но и любой церковной администрации такое "искушение властью" не сулит добра, ибо близость к власть предержащим неизбежно развращает церковные институты, их христоподражательный образ постепенно подменяется привычно-льстивыми улыбками, через которые моментами проглядывает откровенный звериный оскал. Может быть, такая Церковь устраивает тех, кто как раз у власти – церковной и светской – находится? Но – с другой стороны – так же ли представляют себе облик современного православного христианства представители т.н. "церковной полноты" самой РПЦ МП? Хотя это, пожалуй, уже не наша проблема…

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"