Наемник или Пастырь Добрый?

Один из наших маститых протоиереев как-то высказал мысль во многом объясняющую нынешнее состояние РПсЦ. Поводом к этому послужило первое посещение им перестроенных, после кончины блаженной памяти митрополита Алимпия митрополичьих покоев: « Раньше я входил в келию инока, а теперь это кабинет администратора!» Какая разница казалось бы, между епископом-иноком и епископом-администратором?


А разница в том, что первый служит уподобляясь Христу указавшему ученикам своим образ служения; «…Царие язык господствуют ими, и обладающии ими благодетели нарицаются : вы же не тако: но болий в вас, да будет яко мний: и старей яко служай. Кто болий, возлежай ли, или служай; не возлежай ли: аз посреде вас есмь яко служай» (Лук.22,25-27).

А второй управляет руководствуясь не высшим идеалом служения, требующим душу полагать «за други своя» за «овец» вверенного ему Богом стада, а исходя из прагматических соображений, целесообразности, политической конъюнктуры момента. Управленец всегда будет наемником склонным разорить стадо ради сиюминутных выгод. Ему «овцы» не свои. От того и «овцы» гласа его не слушают.

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: яко же возлюбих вы, да и вы любите себе: о сем разумеют вси, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин.13,34-35). Единство Церкви, основанное на любви, зримым выражением которой является жертвенное служение предстоятеля, в случае возобладания административного авторитарного подхода, подменяет единение в любви дисциплинарным единообразием корпорации, опирающимся на формальную власть и страх репрессивных мер, и таит в себе опасность искажения православной экклесиологии в понимании соборности Церкви, как единого тела, глава которого Христос, растущей от чужого корня клерикальной экклесиологией папизма искажающей третье догматическое свойство Церкви, ее соборность, учением о непогрешимости архиерейских мнений и воли. Что мы и видим на примере тех чрезвычайных мер, которые прилагает администрация РПсЦ выгораживая митрополита и перекладывая всю ответственность за его проступки и возникший церковный кризис на ревнителей - «неофитов».

По мысли одного из современных богословов: «Единство, не уравновешенное соборностью, исключает в Церкви личностные различия и превращает общину в безпорядочную толпу или безликую колонну арестантов, лишенных права и возможности самовыражения. Возникает безчеловечное общество, которое не может быть связано отношениями любви, поскольку любовь предполагает нравственные отношения, а не дисциплинарный порядок. Такие отношения (любви) могут существовать только между личностями.»

Если церковная администрация пренебрегает личностью, ориентируется не на человека, порученного ее пастырской заботе Исусом Христом, а на мощь своей бюрократической системы, власть, направленную только сверху вниз, полное безправие и зависимость своих «подданных», если митрополит без всякого смущения налагает прещения за свои проступки на других, а пришедшего с покаянием собрата-епископа, понадеявшегося на обещание быть принятым подобно «блудному сыну» из известной притчи, подвергают неслыханным по жестокости прещениям, то справедливо возникает вопрос: с кем она солидаризуется? С Исусом Христом, сказавшим: «милости хочу а не жертвы» и «будьте милосердны, как Отец ваш Небесный» или с врагами Спасителя, которые говорили: «по закону нашему Он должен умереть» и толпой, оравшей «распни, распни его». Что она благовествует: Царство Божие или нравы современного либерального общества, живущего по закону курятника: сесть повыше, клюнуть ближнего и нагадить на того кто сидит ниже?

Представим себе, что случилось, если бы вместо ветхозаветных старцев, приведших блудницу на суд к Спасителю, ее окружали церковные администраторы с Рогожского,- вмиг бы гора камней погребла тело бедняжки!



О Архиерейском (церковном) суде РПсЦ

«…не судите на лица, но праведный суд судите» (Ин.7,24)

Вне закона

Начнем с того, что неясно, как церковный суд согласуется общегражданскими закона-ми, определяющие судебную систему РФ: «Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается» (Конституция РФ Ст.118, п.2,3).

«Судебная власть в РФ осуществляется только судами в лице судей, присяжных, на-родных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Правосудие в РФ осуществляется только судами учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается»( Федеральный конституционный закон « О судебной системе РФ ст1. п4, п1).

Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» обязывает «устав религиозной организации отвечать требованиям гражданского законодательства РФ. Религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству РФ»(Ст.10.1;15.1-2)

Согласно Конституции и Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» Церковь не обладает судебной властью. Собственных внутрицерковных положений, описывающих порядок деятельности церковного суда, наша Церковь на сегодня не имеет, и с точки зрения буквы государственного закона можно сказать, что Архиерейской (церковной) суд РПсЦ находится вне закона.

Комментарий редакции. Раздел «Вне закона» нуждается в уточнении. Само существование церковного суда, отличного от судов общегражданских, имело место в Церкви на протяжении всей её истории, начиная со времён апостольских, и является неотъемлемой частью её жизни как царства «не от мира сего» (Иоан.18:36). Другой вопрос – разграничение полномочий между церковным и светским судом. Во времена раннего христианства верующие старались конфликтные ситуации между собой вообще не выносить на внешний суд, а решать их внутри общин. В Византии и древней Руси разграничение полномочий между церковным и светским судом решалось путём соглашений между светской и церковной властью.

В современном гражданском законодательстве РФ, действительно, запрещено осуществлять какие-либо судебные функции любым органам, кроме государственных судебных органов.

Необходимость такого запрета ясна, например, потому, что в некоторых регионах были попутки узаконить шариатские суды, действующие согласно мусульманскому религиозному законодательству, которые пытались брать на себя функции, по законам РФ относящиеся к гражданским судам.

Но это не означает, что не может существовать суд церковный. Он не рассматривает вопросы, попадающие под компетенцию общегражданского уголовного и административного законодательства, а только деяния вероисповедания и нравственности, которые могут привести к временному или постоянному отлучению клириков от священнодействия, а мирян – от участия в церковных таинствах и богослужениях. Необходимость такого суда следует из конституционного принципа отделения Церкви от государства.

В современных условиях в системе общественного судопроизводства суд церковный можно сравнить, например, с судом чести у офицеров или врачей.

Что бы не возникали вопросы о компетенции церковного суда, Церковь должна принять и согласовать с гражданскими органами юстиции Положение о церковном суде, где была бы чётко определена область полномочий церковного суда и её разграничение с компетенцией судов гражданских.


А судьи кто?

О существовании этого учреждения мы опытно узнали только после Собора 2007г. Неизвестен его статус, состав, нормативный документ определяющий его функции и назначение.

Следуя из общеупотребимого содержания понятия, задачей церковного суда должно быть обеспечение правосудия в случае возникновения спорных канонических ситуаций касающихся пастырской деятельности, разногласия в вопросах не искажающих догматов веры, канонических и имущественных нарушений совершенных членами Церкви.

С этой целью суд должен решить следующую правовую задачу: квалифицировать правонарушение по его каноническому соответствию; определить виновного и меру надлежащего прещения в соответствии со степенью вины и требованием правовых норм; защитить и оправдать невиновного; гарантировать и обеспечить соблюдение законных прав участников судебного разбирательства.

Законодательной базой церковного суда является исторически сложившийся кодекс церковного права, - Кормчая книга. Специфической особенностью церковного суда является обязанность следовать духу Св. Евангелия «Блаженны милостивые, яко тии помилованы будут», «Милость превозносится над судом»

Поскольку правосудие не мыслимо, без апелляции, суд в одной инстанции всегда будет под подозрением в его правосудности и легко может быть превращен в инструмент для «наведения порядка», т.е. станет исполнять функции полиции и превратится в карательный орган по примеру «ревтрибунала» «чрезвычаек» и «троек» нашего недавнего коммунистического прошлого.

К нашему прискорбию то учреждение, которое в РПсЦ названо «архиерейским су-дом», явило полное, (вплоть до противоположного!) несоответствие своей главной задаче: осуществлению правосудия, защите прав и обеспечению равенства перед законом всех членов Церкви, независимо от их иерархического достоинства. Если церковный суд не защищает в равной мере личность каждого християнина, то он не может вершить правосудие. Он превращается в инструмент расправы в руках администрации с неугодными ей лицами и не может именоваться судом.

В чем причина несостоятельности архиерейского суда?
  1. Совершенно не определен внутрицерковный правовой статус архиерейского суда и его место среди других структур религиозной организации РПсЦ; правовая база на основе которой выносятся судебные решения; круг лиц входящих в его состав и т.д. и т.п. Все это область «непроницаемой тайны» для церковной общественности и, пожалуй, для самой администрации и членов суда.

  2. Поскольку все члены Церкви являются гражданами РФ и сопредельных государств на территории которых находятся приходы канонически подчиненные РПсЦ, то как следует поступать, если решения архиерейского суда вторгаются в область гражданского законодательства? Это может создать весьма нежелательные прецеденты, обострить церковно-государственные отношения иметь негативные последствия для Церкви.

Процессуальный безпредел или суд без правосудия

«Глагола Никодим к ним, иже пришедый к Нему нощию, един сый от них: еда закон наш судит человека, аще не слышит его прежде и разумеет, что творит?» (Ин.7,50-51)

А наш судит. Судит в отсутствии обвиняемых, заочно, без положенного троекратного призвания, в отсутствии заявителя, на основании просьбы третьих лиц, без оповещения о судебном заседании, без предоставления доказательств вины, без исследования дела по существу. Налагает наказание безсрочное, пожизненное т.к. условием снятия полагает вневременный фактор: «следующий Совет Митрополии» без указания даты его проведения; Совет Митрополии не наделен правом суда высшей инстанции и не вправе отменять решения архиерейского суда. Это мог бы сделать Собор. В силу недоказанности вины - «Клевета», вместо покаяния осужденных принуждают к самооговору (общеизвестный поцелуй «клевета?»). Да еще требуют опубликовать покаяние в СМИ, одновременно запрещая членам Церкви «выносить сор из избы» публикуя негативную информацию о внутрицерковной жизни, тем самым подтверждают, что деяния митрополита имели негативный характер. А когда покаяние приносят (Д.Барановский и Д.Козлов) объявляют покаяние «неискренним». Такой суд более сопоставим с судом Линча или судом «святейшей» инквизиции.

Рассмотрим «Определение архиерейского суда РПсЦ». Состоявшегося 19 октября 2007г:

2. О канонических прещниях лицам, виновным в публичном распространении через интернет и иные СМИ необоснованных обвинений на первосвятителя

За укорение архиерея и священников и клеветы на них, согласно 55 правилу святых апостол, 121 и 126 правилам Номоканона:

  1. Запретить от всякого священнодействия иерея Георгия Иванова и иерея Александра Черногора на срок до рассмотрения на следующем Совете Митрополии (предварительно - февраль 2008 г.) возможности их служения;
  2. отлучить от церковного общения инока Алимпия (Вербицкого), Димитрия Барановского и Димитрия Козлова на срок до рассмотрения на следующем Совете Митрополии их письменного раскаяния, опубликованного в СМИ;
  3. исключить инока Алимпия из состава Канонической комиссии;
  4. учитывая осознание ошибочности поведения и просьбы о прощении Алексея Шишкина и Андрея Езерова, отлучить Алексея Шишкина и Андрея Езерова от святыни на срок до рассмотрения на следующем Архиерейском суде. От имени Архиерейского суда наложить на них усиленную епитимию.
Митрополит Московский и всея Руси КОРНИЛИЙ
Архиепископ Костромской и Ярославский ИОАНН
Архиепископ Киевский и всея Украины САВВАТИЙ
Епископ Донской и Кавказский ЗОСИМА
Епископ Кишиневский и всея Молдавии Евмений

Из заголовка п.2 явствует, что виной и основанием для прещений явилось использование средств массовой информации с целью обнародования деяний и заявлений перво-святителя, смутивших християнскую совесть ревнителей, которые суд квалифицировал как «необоснованны обвинения».

Поскольку персона епископа не является неподсудной по определению, то обоснованные обвинения предъявлять можно. (См. 6 пр. 2-го Вселенского Собора; 74 пр. Святых апостол; 28 пр.,29 пр. Карфагенского Собора.).

Средство распространения, - интернет, и характер публикаций, - открытый, не могут быть подсудными. В древности обличительные списки на ересиархов вывешивались на стенах, возглашались устно в народных собраниях. Интернет - официально признанное средство массовой информации, которым пользуется митрополия РПсЦ и сам митрополит. Именно благодаря интернету «подсудимым» стали известны «похождения» их первосвятителя.

Дальнейший текст вводит новых «потерпевших»: неких «священников». Появляются безымянные участники процесса в роли пострадавших. Законный вопрос: сколько их и кто они? 2, 3, 50 священников? Пострадавшие хранят инкогнито, но наказание за «священников – невидимок» назначаются конкретные, а именно за «укорение» и «клеветы» по 55 правилу св. апостол на всякий случай «подпертое» 121и126 правилами Номоканона! Обратите внимание, что названы 2 разных сборника статьи которых имеют отнюдь не равно доказательную силу! (См. толкование Вальсамона на 2-е пр. 6-го Вселенского Собора.)

Пр. 55: «Аще кто из клира досадит епископу: да будет извержен. Князю бо людей твоих да не речеши зла». Словарь Даля дает буквальное значение слова «досадит», как «ударить», нанести рану; отсюда: «ссадина». Первосвятителя никто не бил, ни рукой, ни древом. Толкователи Зонара, Аристин, Вальсамон говорят об обиде. Кто и чем обидел митрополита?

Далее, ни Д.Барановский, ни Д.Козлов, ни инок Алимпий (Вербицкий) не причисле-ны к членам клира ни одного из приходов РПсЦ. Каким образом к ним могло быть при-менено это правило? Налицо явный оговор.

Касательно священников о. Георгия Иванова и о. Александра Черногора, если допус-тить доказанность их вины, правило не исполнено, - подобает извергнуть, а они только запрещены в служении. Правило применено неверно и неработает.

Номоканон пр.121:

«Яко недостоит просту человеку, укорити священника, или запрещати, или клеветати, или обличати в лице аще негле и истина суть: Аще же постигнет сие сотворити простолюдин, сиречь простый человек, да есть анафема, и да изгнан будет из церкви, отлучен бо есть Святыя Троицы, и послан будет во Июдино место, Писано бо есть, князю люди да не речеше зла такожде и настоятеля безчествуяи».

Номоканон - очень своеобразный памятник церковного права имеющий множество списков. Авторство и происхождение статей часто неизвестны, они не прокомментированы и носят характер реферата, свободного изложения или пересказа гражданских и церковных правил разных времен и народов. Например: запрет мыться в бане с евреем, татарином; лечиться у врача евреина; есть звероядену и мертвечину « … или птицею пора-женное сиреч от крагуя» (пр131).

Сии примеры дают представление о «авторитетности» этого законодательного свода и возможности применения его сегодня.

Вальсамон в толковании на 2пр. 6 Всел. Соб. пишет: «…предупреждаю всех, кто будет читать номоканоны, чтобы не обращались к древнейшим спискам номоканонов а читали тот, который обработан патриархом Фотием и делится на 14-ть титулов. А тот номоканон в котором в 50 титулах помещены законны и правила, …как небезопасный и отмененный, …должно приказывать истреблять таковые книги».

Комментарий редакции. В практике старообрядчества используется номоканон, составленный в первой половине XVII века видным украинским богословом Захарием Копыстенским и включенный в состав Большого Потребника в дониконовских издании Московского печатного двора.

Номоканон был составлен для мирян чтобы они хоть немного но знали правила Кормчей и могли знать наказания за свои грехи. Есть еще такой момент, что правила Номоканона сборные по смыслу и их общий смысл взят из нескольких правил.

Например:

Номоканон пр.121:

«Яко недостоит просту человеку, укорити священника, или запрещати, или клеветати, или обличати в лице аще негле и истина суть: Аще же постигнет сие сотворити простолюдин, сиречь простый человек, да есть анафема, и да изгнан будет из церкви, отлучен бо есть Святыя Троицы, и послан будет во Июдино место, Писано бо есть, князю люди да не речеше зла такожде и настоятеля безчествуяи».

По этому правилу соответствуют 55 и 56 правила Св. Апостол.

«55. Если кто из клира досадит епископу: да будет извержен. Правителю людей твоих да не говори зла.

56. Если кто из причта досадит пресвитеру, или диакону: да будет отлучен от общения церковного».

Хотя откуда взята эта часть я не нашел «да есть анафема, и да изгнан будет из церкви, отлучен бо есть Святыя Троицы, и послан будет во Июдино место». Это место, если его нет в правилах, оно спорное, так как анафема - очень сильное наказание».

Надо добавить, что необходимо дать точное и юридически правильное определение слова «досадить». Для этого обратимся к нескольким словарям.

«Словарь древнерусского языка» И. И. Срезневского:

«Досадити, досажу – оскорбить, сделать неприятное.
Досажатель – оскорбитель».

«Полный церковно-славянский словарь» протоиерея Г. Дьяченко:

«Досаждати – обижать, поносить.
Досаждение – затруднение, обида, ругательство, стыд».

«Толковый словарь живого великорусского языка» В. Даля:

«Досаждать, досадить – делать неприятное, противное, неугодное; сердить, гневить, обижать, дразнить, докучать.
Досадить архаическое – уязвить, поранить».

«Словарь русского языка» С. И. Ожегова:

«Досада – чувство раздражения, неудовольствия вследствие неудачи, обиды.
Досадить – причинить досаду, раздражить чем-нибудь».

Из этой подборки видно, что старинное, архаическое значение слова «досадить», которое вкладывалось в него во времена, когда делался славянский перевод 55 и 56 правила Св. Апостол, обозначает оскорбление делом - «поранить» или словом - «ругательство», «обида». Только такие деяния и попадают под действие этих правил.

В разговорном же языке XIX и XX веков слово «досадить» приобрело другой смысл – как раздражение в случае чего-то «неприятного, противного, неугодного». В повседневной жизни мы понимаем, что если, например, подчиненный возражает начальнику, то начальнику это «досадно», а значит подчиненный ему «досаждает». Такое понимание подводит под действие указанных правил любые разногласия между клириками и мирянами, что совершенно противоречит духу правил, вводит принцип непогрешимости клира, соответствует католическому и никонианскому учению о церкви учащей и учимой. К слову говоря, в 121 правиле Номоканона слова «укорити», «запрещати», «клеветати» и «обличати» означают именно публичное, «в лице», оскорбление словом, что, конечно, недопустимо, «аще негле и истина». Но это не означает, что «просту человеку» запрещено всякое высказывание и суждение по поводу публичных слов и действий церковных клириков. Главное, чтобы суждение было высказано без «ругательства», то есть хамства и оскорбления.

Номоканон правило 131:

Запрет мыться в бане с евреем, татарином; лечиться у врача евреина; есть звероядену и мертвечину « … или птицею пораженное сиреч от крагуя»

По этому правилу соответствуют 11 правило 6-го Вселенского Собора «Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемыя иудеями, или вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их, и врачества принимать от них, ни в банях купно с ними мытися. Если же кто дерзнет сие творить: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен», 63 правило Св. Апостол

«Если кто епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, будет есть мясо в крови души его, или звероядину, или мертвячину: да будет извержен. Если же сие соделает мирянин: да будет отлучен»,

и 67 правило 6-го Вселенского Собора:

«Божественное писание заповедало нам воздержаться от крови и удавленины и блуда. Посему, ради лакомствующаго чрева, кровь какого бы то ни было животнаго, каким-либо искуством приуготовляющих в снедь, и тако оную ядущих, благоразсмотрительно епитимии подвергаем. Если убо кто отныне ясти будет кровь животнаго каким-либо образом: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен».

Дольнейший текст инока Даниила:

Если следовать 134 правилу сего сборника, то о Леонтий Пименов подлежит извержению из сана за общение с бабкой Павлеихой (См.соответствующие публикации журн. «Авторевю» и Портал.Кредо.ru ). 121 правило находится в прямом противоречии с 74пр. св. апостол ; 6 пр. Второго Всел. Соб.; с 11, 20, 28, 29 правилами Карфагенского соб.

Оно не упоминает об архиереях, как и 126 правило, а только о священниках. Но священники безымянны, а потому не могут фигурировать как участники судебного разбирательства. По заряду содержащейся в ним злобы, более подобает авторству тех, о которых Господом было сказано: «Отец ваш сатана» (Ин.8,44), а не християнам. Последняя рекомендация этого правила и вовсе неосуществима. Где оно, «Июдино место»? Село крови «акелдама» под Иерусалимом? Как вы можете нас туда послать? Поездка в Израиль дорогое удовольствие!

Так же ни «заушений», ни «ударением древом», согласно пр. 126, никто, ни таинственные священники – невидимки, ни митрополит от осужденных не претерпели.

Вывод: Не сумев правильно квалифицировать действия обвиняемых и доказать их вину в клевете, т.к. таковая отсутствует и факты приводимые в т.н. «Открытых письмах» документально подтверждены, а запретов на пользование Сетью нет, то правила подбирались по подобию, без учета их канонического соответствия обстоятельствам дела.

Подобное несоответствие может быть квалифицировано как оговор и подтасовка. А в целом подаёт соблазн осужденным на обвинение своих обвинителей в клевете. Вот до чего может довести страстное желание угодить начальству и выдать черное за белое, ложь за истину.

Во – вторых: за день до суда 18.10.07. о. Александр Черногор, инок Алимпий, Д.Барановский и др. в соборном заседании заявляют о прекращении молитвенного общения с администрацией в знак протеста против откровенно предвзятого и гонительного духа собрания, по накалу страстей и нелепости предъявляемых обвинений (инока укоряли за то, что он лечит своего коня за доллары) более похожее на суд инквизиции или суд Линча.

Тем не менее, их судят 19.10.07. заочно, без положенного троекратного призвания, вопреки требованию 31 пр. Св. Апостол. Правило нарушено.

Согласно 1пр. Кирилла Александрийского обвиняемым должно быть дано время для подготовки к защите и содержание обвинения они должны знать заранее. Правило нарушено.

29 пр. Карфагенского собора определяет срок подготовки к защите до 2-х месяцев. Правило нарушено

В отношении о.Георгия Иванова и о. Александра Черногора нарушены права предоставляемые им 11, 20 и 29 правилами Карфагенского собора.

Видно нашим судьям не ведом один из основополагающих принципов правосудия: отстаивать не столько позицию обвинения, сколько не допустить осуждения невиновного!

Разве так подобает судить в Церкви, господа архиереи, носящие образ Христа сказавшего: «не на лица судите но праведный суд судите» и «милости хочу а не жертвы». Укорившего апостолов за их предложение свести огнь с неба и сжечь «весь самарий-скую»: «не весте какого духа есте вы; не пришел Сын Человеческий погубити, но Спасти»! А о судьях неправды сказано: «Суд без милости, не сотворшему милость»!

И последний казус: подписи судей. Подписав определение суда (да еще первым!) митрополит совершенно непостижимым образом совместил в одном лице судью, истца и свидетеля. Сам себя судил и сам себя оправдал! Допущено очередное грубейшее нарушение 70 правила Карфагенского собора запрещающего совмещение в одном лице судьи и свидетеля. Так же не допускается совмещение в одном лице судьи и обвинителя, что является общим принципом римского права, обязательным и для суда церковного, хотя и не прописано в специальных канонах.

Выводы: судебное решение, принятое без всякой судебной процедуры вопреки вышеизложенных норм канонического права делает приговор суда недействительным, а недоказанное обвинение в клевете обращается на судей как по нормам Церковного, так и светского права!

Разбор деяний архиерейского суда 2008г. В отношении епископа Германа был сделан с достаточной полнотой в материале, опубликованом на портале «Современное древлеправославие». Те же неутешительные выводы, те же нарушения, что и выявлены в данной статье.

На основании проведенного изыскания о правовом соответствии деятельности архиерейского суда РПсЦ нормам Церковного и светского права с глубоким прискорбием вынуждены констатировать следующее:
  1. Архиерейский (церковный) суд не выполняет своего главного назначения, - совершение правосудия, но употребляется исключительно в качестве карательного органа исполняя, таким образом функции «церковной полиции». Тот правовой нигилизм и дилетантский подход к решению каноническо–правовых задач свидетельствует о том, что его члены не имеют даже самого поверхностного представления о законах судопроизвоства и юриспруденции в целом; грубейшим образом нарушает гражданские законы о судебной системе РФ и позорит Церковь.

  2. Соборные разбирательства Собора 2007 г., когда разномыслие по абсолютному большинству проблем поднимаемых в т.н. «Открытых письмах» требовало их канонического и богословского рассмотрения и осмысления, решения архиерейского суда квалифицировали как дисциплинарные проступки с вынесением по ним канонических прещений. Администрация РПсЦ таким инквизиторским способом заявила о своем монопольном праве в вероучительных вопросах, а корпорация епископов обличила свое стремление к цезарепапизму и подмене православной екклезиологии в отношении третьего догматического свойства Церкви, клерикальной екклезиологией католической Церкви.

  3. Та крайняя жестокость, предвзятость и стремление любой ценой утвердить пошатнувшийся авторитет предстоятеля, свидетельствует о забвении г. епископами того образа, чей они призваны носить в Церкви, той священной власти, которою они наделены Свыше: «Паси агнцы Моя!» - стадо не ваше, вам лишь доверено временно пасти его. Когда, в какие еще времена, при отсутствии внешних гонений, в условиях максимальных религиозных свобод, Церковь претерпевала подобное опустошение?!
Поставляя персону первосвятителя, вне какой – либо критики чад Церковных, вы наделяете его божественным достоинством непогрешимости и правоты приличным одному лишь Богу. По мысли одного современного богослова, в этом случае у епископа может возникнуть сознание, как если бы ослица «...на которой входил Христос во Иеросалим… отнесла к своему достоинству вайи и одежды, постилаемые к ее копытам. В этом случае Богочеловечество подменяется человекобожеством. Тень сверхчеловека ложится на все отношения епископа с клиром и мирянами. Тень антихриста».

Создается впечатление, что тем, кто на сегодняшний день стоит у кормила церковного, безразличен человек, как конкретная личность, неповторимое и уникальное отражение образа Творца. Им важно лишь сохранить корпорацию и обряды для прикрытия зияющей духовной пустоты. Для них человек ценен лишь «субботы ради»!

В них не видно Христа!

P.S. Как – то в конце 70-х годов я был в служебной командировке в УВД Ташгорисполкома. Следователь по особо важным делам рассказывает, как его учили работать с законом: «Кладем УПК (Уголовно – процессуальный кодекс) на голову подозреваемому и бьем по книге кулаком. Подозреваемый дает нужные показания». Церковный суд не уголовный розыск и Священные каноны не УПК! Не надо нас ими бить по голове! Побойтесь Бога!

Инок Даниил (Барановский)