Прошёл в январе 2009 года исторический Собор РПЦ МП, на котором был избран патриарх Кирилл (Гундяев). Собор, как помним, сопровождался огромной концентрацией «силовиков» вокруг храма Христа Спасителя, отключением «альтернативных» Интернет-сайтов, а так же митингами, проходящими под памятником Энгельса с плакатами «расколам - нет!»


После этого произошли несколько событий меньшего масштаба, каждое из которых в отдельности, может быть, и не привлекло особого внимания, но которые вместе свидетельствуют о некоторой тенденции, неблагоприятной для верующих, не принадлежащих к «господствующему исповеданию» – РПЦ МП.

Похоже, что свободе совести, которая существует у нас в стране с начала 90-х годов, приходит конец.

После избрания патриарха Кирилла было закрыто идущее с сентября 2007 года дело первоклассника Давида Перова, сына протестантского пастора Алексея Перова, которого в школе заставили, против его воли, принять участие в проводимом священником РПЦ МП молебне. Суд не нашел в действиях администрации школы и священника нарушения закона Началось, на основании совершенно неубедительных судебных решений, изъятие в пользу государства храмов в Суздале у общин верующих Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ), не имеющей канонического общения с РПЦ МП.

Интересно, что вновь избранный патриарх Кирилл вообще, в принципе не признаёт за «раскольническими» религиозными группами право на легальное существование. Так, он «резко осудил решение Европейского суда по правам человека в Страсбурге, признавшего незаконным ущемление Болгарией прав "альтернативного" Синода Болгарской Православной Церкви.

Несколько лет назад болгарские власти приняли закон, наделяющий особым статусом патриархию, возглавляемую Максимом, что привело к повальному нарушению прав "альтернативного" Синода. Власти Болгарии начали постепенно изымать у "альтернативного" Синода храмы и другую недвижимость.

В январе нынешнего года суд в Страсбурге признал действия болгарских властей противоречащими Европейской конвенции о правах человека и обязал либо вернуть Синоду отобранную у него собственность, либо выплатить многомиллионную компенсацию. Новый глава Московской патриархии подчеркнул в письме болгарскому премьеру, что решение Европейского суда представляет собой "угрозу самобытности православных государств"»



Российское государственное телевидение в своих репортажах, говоря о споре различных юрисдикций, согласно закону, одинаково отделённых от государства, однозначно встаёт на сторону одной из них. Так, например последователи епископа Диомида всегда именуются «раскольниками», а Московской патриархии – «каноническим православием».

Молодежное движение "Наши" обвинило "Новую газету" в клевете в отношении почившего Патриарха Алексия II и стало проводить в феврале 2009 года акции протеста у здания редакции в Москве. Сами журналисты восприняли происходящее как попытку запугивания независимых СМИ, осмеливающихся высказывать мнения, отличные от церковно-государственного официоза.

Новым событием, обострившим межконфессиональные отношения в Рос-сии, стало формирование Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ.

Государственная религиоведческая экспертиза появилась в Российской федерации после принятия в 1997 году закона «О свободе совести и религиозных объединений». С одной стороны, подбор «экспертов» зачастую, особенно в провинции, носил случайный характер. С другой стороны, на основании выводов «экспертов», среди которых встречались люди, не имеющие отношение к религиоведению, принимались судебные решения по отношению к религиозным сочинениям, конфессиям и отдельным лицам.

Это и послужило причиной обращения на мартовском Госсовете в Туле руководителя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина к президенту РФ Д. Медведеву с просьбой сформировать на федеральном уровне экспертный совет из компетентных, беспристрастных и авторитетных деятелей.

Полномочия сформировать такой совет были представлены Министерству юстиции РФ, и оно 18 февраля 2009 года приняло приказ № 13430 «О государственной религиоведческой экспертизе», а 3 апреля 2009 года провело первое заседание этого совета и опубликовало его персональный состав.

Это вызвало у представителей религиозных меньшинств России, правозащитников, юристов, религиоведов широкую гамму эмоций – от разочарования до возмущения. Сам инициатор обращения к президенту, муфтий Равиль Гайнутдин, заявил, что экспертный совет при Минюсте - "это не тот орган, в котором нуждаются российские приверженцы ислама"».

Вместо объективного учереждения, стремящегося к гражданскому и межконфессиональному миру и стабильности, общественность увидела инструмент, реализующий интересы лишь одной «главной» российской конфессии.

Ситуация стала возможным потому, что сегодня Министерство юстиции России возглавляет «православный» Александр Коновалов (по некоторым сведениям – тайный монах).

Обозреватель Роман Лункин в своей публикации на «Портале–Credo.Ru» так охарактеризовал складывающуюся ситуацию: «В Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации вошли из известных православных "сектоведов" и просто деятелей, помимо Дворкина, ближайшие сотрудник Дворкина священник РПЦ МП Лев Семенов (что само по себе неэтично для экспертного совета, который должен быть беспристрастным органом), Евгений Мухтаров, журналист из Ярославля, борец с "сектами", известный своими статьями против пятидесятников, неоднократно разбиравшимися в судах, Роман Силантьев, директор "правозащитного центра" Всемирного русского народного собора, созданного Кириллом (Гундяевым), а также Александр Щипков, бывший православный публицист, а ныне советник спикера Совета Федерации Сергея Миронова, который известен своей непробиваемой лояльностью как власти в целом, так и РПЦ МП в частности»



«Кстати, священник Лев Семенов (Гельфман) в недавнем прошлом был сам адептом секты «апостола Муна», занимал высокий пост в этом религиозном объединении и оболванил не одну сотню россиян. Когда стало ясно, что церковь Муна перестает пользоваться популярностью в России, Семенов публично раскаялся и присоединился к синодальной церкви. Однако здесь его активную натуру не удовлетворило положение кающегося грешника. Спустя непродолжительное время он рукополагается во иереи, становится не только ярым проповедником Московской Патриархии, но и безкомпромисным борцом с сектами, ересями и вообще всеми несогласными с курсом господствующего исповедания.

Не менее тернист жизненный путь главного борца с сектами «профессора» А. Дворкина. Будучи хиппи он подергался с Советском Союзе притеснениям связанным с его образом жизни. В 1977 году он уехал из СССР под предлогом воссоединения с родственниками в Израиле. Обосновался в США. В 1980 году присоединился к «Православной Церкви в Америке». В 1984 году Дворкин получил гражданство США. Одно время сотрудничал с организацией Cult Awareness Network занимавшейся и «депрограммированием» и «дезомбированием» членов сект. По словам специалистов, эта организация сама исповедовала тоталитарные методы и даже занималась похищением людей.

В 90-е годы вернулся в Россию, где совместно с диаконом Андреем Кураевым начал открытую борьбу с религиозным инакомыслием. Многочисленные эпизоды связанные с неправомерными действиями Дворкина, включая рукоприкладство, создали ему образ скандального деятеля. Известный писатель и публицист Александр Нежный так охарактеризовал миссионерскую и научную деятельность Дворкина: «Он лжёт, объявляя наш Закон „О свободе совести“ 1990 г. копией американского, — хотя бы потому, что в США подобного закона попросту нет. Он лжёт, сообщая потрясённому обществу о двухстах пятидесяти тысячах разрушенных сектантами семей. Я позвонил сотруднику Прокуратуры РФ, будто бы располагающему подобными сведениями. Тот отослал меня к профессору Николаю Антоновичу Трофимчуку, заведующему кафедрой религиоведения Академии государственной службы. Профессор ответил, что такой статистики не существует, а Дворкин „выдумывает»… единого факта, ни одного уголовного дела — лишь убогий и подлый вымысел»



«Все остальные имена членов совета, за редким исключением (маститый религиовед, профессор МГУ И. Н. Яблоков, специалист по исламу В. О. Бобровников, специалист по государственно-церковным отношениям Н. В. Володина и некоторые другие) ничего не скажут представителям общественности, интересующейся религией.

Новый Экспертный совет при минюсте РФ вполне способен стать карательным органом, а не просто формальным собранием академических экспертов, потому что минюст еще в феврале расширил полномочия этого совета. Было увеличено количество поводов для проведения государственной религиоведческой экспертизы. В частности, "экспертизы" (учитывая состав совета, трудно в данном контексте писать это слово без кавычек) будут проводиться для признания организаций экстремистскими, для признания литературы экстремистской (то есть, для составления "кодексов запрещенных книг"), по делам, связанным лично с членами религиозных объединений.

По существу, первое же заседание православного по составу совета при минюсте закончилось скандалом. Единственный представитель "старой школы" - профессор И. Н. Яблоков - пообещал больше никогда не появляться на его заседаниях, так как этот совет даже отдаленно совсем не напоминает собрание ученых, которые с научной точки зрения и беспристрастно рассматривают вероучение, практику и литературу религиозных объединений.

Создание совета при минюсте РФ, похожего на "православную дружину", да еще и с опричными целями и задачами, в общем-то, можно было ожидать от министра-монаха. Однако это стало одной из ярких характеристик наступившей в РФ "эпохи Патриарха Кирилла", который "мягко стелет, да жестко спать".

Формально церковное руководство РПЦ МП не имеет к этому никакого отношения и не несет за работу дворкинского совета ответственности (как и за будущие конфликты и судебные процессы, которые будут эту "работу" сопровождать), но в этом-то и весь смысл – официальная дипломатия сочетается со скрытой беспощадной и жестокой борьбой со всеми несогласными, недовольными, неприсоединившимися, с духовными конкурентами, которые все суть "секты", либо "расколы"»



Заметим, что в современном законодательстве России понятие «секта» отсутствует. Конечно, вряд ли можно приходить в восторг от широкого распространения в России новых и экзотических религиозных движений и объединений. Но это, так же, как и в начале XX века, во многом есть следствие разложения «господствующего исповедания».

Обращает внимание то обстоятельство, что в современной РПЦ МП практически отсутствует серьезная «антисектантская» полемическая литература (а та, что есть, может быть названа «школой ненависти»).

Так же, по существу, не практикуются диспуты с представителями иных религиозных взглядов.

Это говорит о том, что руководство РПЦ МП намеренно решать проблему «сектантства» не путём убеждений, а путём административно - репрессивного давления.

Новым Экспертным советом «на первом же организационном заседании была объявлена война Российскому Библейскому обществу. Что это - абсурд, провокация или стратегия?»



Российским Библейским обществом издаются различные издания и переводы Библии, библейские словари, справочники и пособия, научная литература по библеистике и т. д. Какие-то отдельные моменты в его деятельности могут быть спорными, но сегодня Российское Библейское общество – единственная организация в современной России, которая пытается что-то сделать для решения острейшей и при этом даже многими не осознаваемой проблемы – совершенного незнания Священного Писания, в том числе и последователями «основной» христианской конфессии России.

10 апреля 2009 года в помещении Славянского правового центра, состоялась пресс-конференция «Нужен ли России суд инквизиции?».

«Среди участников пресс-конференции, в частности, были Анатолий Пчелинцев, профессор РГГУ, главный редактор журнала «Религия и право», Ремир Лопаткин, религиовед, профессор кафедры государственно-конфессиональных отношений РАГСа, Сергей Филатов, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, руководитель проекта «Энциклопедия современной религиозной жизни России», Екатерина Элбакян, профессор Академии труда и социальных отношений, Александр Верховский, руководитель информационно-аналитического Центра «Сова», Михаил Ситников, член Совета Международной Ассоциации религиозной свободы, Роман Лункин, директор Института религии и права, старший научный сотрудник Института Европы РАН.

Во время дискуссии выступили член Общественной палаты РФ епископ Сергей Ряховский, профессор, глава Центра по изучению проблем религии и общества РАН Анатолий Красиков, исполнительный директор Российского Библейского общества Анатолий Руденко и другие. На пресс-конференции присутствовали католики, старообрядцы (Александр Антонов, главный редактор старообрядческого журнала «Церковь»), протестанты, представители различных религиозных и светских СМИ и телевидения – газеты «Газета», «РИА-Новости», «Благовест-инфо», «Портала-Credo.Ru», Радио «Свобода» и т.д.»



«По мнению Пчелинцева, <…>новому составу Совета при Минюсте РФ приказом самого Минюста даются чрезвычайно большие полномочия. При этом председателем Совета стал «сектовед» Дворкин, человек без высшего образования, признанного в России и без российских научных степеней. Кроме того, у него двойное гражданство – России и США.

Дворкин и его сеть антисектантских центров по существу и представляют собой околоправославную сектантскую организацию. А руководители антикультовых центров, вошедшие в Совет при Минюсте РФ замешаны в экстремизме, к примеру, А.В. Кузьмин. Так, 26 марта этого года вступило в силу решение Центрального суда г. Хабаровска по иску прокурора Хабаровского края, которым листовка «Осторожно секта! «Международное общество сознания Кришны», выпущенная региональным отделением «Молодая гвардия Единой России», признана экстремистским материалом, а его автором является «сектовед» Кузьмин.

По словам Анатолия Пчелинцева, известно, что другой член Совета при Минюсте РФ, ярославский журналист Евгений Мухтаров привлекался к административной ответственности за незаконную деятельность. Как отметил Анатолий Пчелинцев, надо резко ставить вопрос о том, что в Совет входят откровенные экстремисты»



«Минюст дискредитирует сам себя и науку о религии, принимая православных «сектоведов» в экспертный совет. Об этом в связи с формированием нового Совета при Минюсте РФ заявила профессор Академии труда и социальных отношений, философ и религиовед Екатерина Элбакян во время пресс-конференции «Нужен ли России суд инквизиции?», прошедшей 10 апреля по инициативе Института религии и права.

Профессор Элбакян так прокомментировала создавшуюся конфликтную ситуацию: «На мой взгляд, состав Экспертного совета, как и его председатель, — явление более чем странное. Странно то, что председатель и большинство членов Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе не являются религиоведами — ни формально, ни реально. Более того, «сектоведение», отцом-основателем которого в России считается А. Л. Дворкин, не является научной дисциплиной и отсутствует в перечне научных специальностей ВАКа. В то же время наука о религии (религиоведение) — это научная дисциплина, предполагающая при экспертизе ряд научных процедур, вероятнее всего, незнакомых большинству членов данного Экспертного совета. Следовательно, и экспертиза будет осуществляться с каких угодно, только не с научно объективных позиций»»



«Совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ, состоящий из «сектоведов», будет активно использоваться для признания религиозных организаций, их литературы экстремистскими и для ликвидации религиозных объединений. Об этом заявил глава информационно-аналитического Центра «Сова» Александр Верховский во время пресс-конференции «Нужен ли России суд инквизиции?», прошедшей 10 апреля.

Этот Совет, по словам Верховского, довольно часто будет использоваться для запрета религиозных организаций. Органы прокуратуры и суды будут переписывать свои решения с экспертных заключений членов этого совета. Печальнее всего перспективы у религиозных меньшинств»



Имеет ли смысл староверам участвовать в мероприятиях этих правозащитных объединений? Ведь среди участников пресс-конференции были представители таких экстравагантных религиозных сообществ, как саентологи, кришнаиты, муниты и т. д.

Интересно, что эти новые религиозные движения, не входящие в официальные церковно-государственные структуры, вроде Совета при президенте, не склонны к «толерантности», настаивают на уникальности своих учений и ведут энергичную миссионерскую деятельность. Сегодня их объединяет только нежелание повергаться давлению со стороны «господствующего» исповедания.

Участие староверов в правозащитных мероприятиях и объединениях может быть приемлемо, если они будут иметь только характер отстаивания свободы совести. Возможны совместные действия с гражданами России, имеющими различные религиозные убеждения. Цель этих действий - отстаивание конституционного принципа отделённость религии от государства, недопустимость установления «господствующего» исповедания.

Во всяком случае, необходимо осознать, что впереди староверов, не же-лающих отрекаться от древлеправославия, могут ждать нелёгкие времена, и надо как-то готовиться к этому.

Апрель, 2009 г.