Яркой особенностью почитания Святых мест в Иерусалиме, связанных с земной жизнью Спасителя, является возжигание над ними лампад. Большие, по большей части одинаковой формы лампады помещаются над Гробом Господним, на Голгофе, над Камнем миропомазания, над Гробом Богоматери в Гефсимании. Их количество определяется Греческой церковью, которой издавна принадлежат основные Святые места Иерусалима. Русская Православная Церковь никогда не имела официального присутствия в Храме Гроба Господня.



С учреждением в 1847 г. Русской духовной миссии в Иерусалиме и организацией в 1882 г. Православного Палестинского общества Россия получила возможность усилить свое влияние на палестинские дела и улучшить быт русских паломников, однако это никак не изменило ситуации вокруг собственно Святых мест; греки очень неохотно и лишь изредка разрешали русскому духовенству проводить в Храме Гроба Господня службы для русских паломников на русском языке.

Волею Проведения русской церкви удалось обрести в Иерусалиме «собственную» святыню. В 1858 г. созданный в Петербурге Палестинский комитет приобрел участок вблизи Храма Воскресения и Гроба Господня на улице Эль-Даббагин. Позже участок передали Палестинскому обществу, и в 1883 г. силами русских и иностранных ученых здесь провели археологические раскопки. Их результатом стало подлинное научное открытие. Были обнаружены остатки базилики св. равноапостольного царя Константина и остатки городских стен, ворот и мостовой дохристианского времени. Это оказались знаменитые Судные врата, на пороге которых преступнику, ведомому на казнь, последний раз прочитывался смертный приговор, и от которых дорога вела непосредственно на Голгофу. Через этот порог переступил Спаситель, восходя на Голгофу. Таким образом, «в русские руки попало ценнейшее место св. Града после Гроба Господня и Голгофы, место, освященное самыми трепетными евангельскими воспоминаниями, путь, пройденный Самим Божественным Крестоносцем»1.

На участке, где был найден Порог Судных врат, в 1887-1891 гг. было возведено ныне существующее здание Александровского подворья Православного Палестинского общества. Музейно-археологическая часть, в центре которой сохранен Порог Судных врат, располагается на нижнем, подвальном уровне и совершенно отделена от домовой церкви во имя св. Александра Невского, обустроенной в другой части здания и на первом этаже. Таким образом, Порог Судных врат сохранил свое историческое местоположение и находится вне церковного пространства синодального храма.

Возжигание лампады на Святых местах Иерусалима исполнено глубокого духовного и символического смысла. Особенно это чувствовали русские паломники, преодолевавшие тяжелейший путь и оказывавшиеся в Иерусалиме целиком во власти греческого духовенства. В обширной паломнической литературе XI-XIX вв. мы можем обнаружить лишь единичные случаи, когда русским паломникам было дозволено возжечь лампаду на Гробе Господнем. Причем оба эти случая относятся к древнейшему периоду и связаны с именами отнюдь не рядовых паломников.

Игумен Даниил, посетивший Святую Землю в начале XII в., в своем знаменитом «Хожении» (1106-1107 гг.) рассказывает о своем горячем желании поставить лампаду на Святом Гробе в Страстную пятницу. Ему пришлось обратиться к светским властям, которые разрешили это сделать и отдали соответствующее распоряжение греку - эконому и ключарю Гроба Господня. К князю Балдуину игумен Даниил обратился со следующими словами: «Молю тебя Бога ради и князей ради русских: повели мне, дабы я поставил свою на Гробе Святом от всей Русской земли»2.

Примечательно, что во второй редакции «Хожения» игумена Даниила, созданной не позже XV в., этот текст был дополнен; древнерусский редактор счел необходимым подчеркнуть исключительное для русского православия и русских людей символическое значение просьбы игумена Даниила: «...хотел бы и я поставить лампаду свою на Гробе Господнем за всех князей наших и за всю Русскую землю, за всех христиан Руской земли!» После Пасхи игумен Даниил забрал свою лампаду, несколько дней горевшую на Гробе Господнем, и вместе с полученной им реликвией - частицей Св. Гроба понес ее как «знамение святого места» в родную землю.

Живоносному Гробу Христову поклонялась и св. преподобная Евфросиния Полоцкая (f 1173), которая, согласно ее житию, поставила при Гробе Господнем золотое кадило и принесла многие дары церкви иерусалимской и патриарху.

В настоящее время речь идет о помещении над Порогом Судных врат памятной серебряной лампады с надписью «От Русской Православной Старообрядческой Церкви». Православное Палестинское общество в Иерусалиме - общественная (не церковная) организация, сохранившая преемственность по отношению к дореволюционному Обществу и поныне владеющая зданием Александровского подворья, сделала такое предложение РПСЦ, памятуя те трагические испытания, выпавшие на долю старообрядцев после раскола русской церкви. Рядом с лампадой предполагается поместить табличку с надписью: «В вечную память священнопротоиерея Аввакума, боярыни Феодосии Морозовой (во инокинях Феодоры) и всех исповедников древлеправославной веры».

Сам по себе факт «старообрядческого» присутствия на Святой Земле имеет большое смысловое значение как с точки зрения христианской в целом, так и старообрядческой в частности. Оказывается, именно здесь, на Александровском подворье, останавливались во время своего паломничества в 1914 г. старообрядческие епископы Мелетий (Картушин) и Александр (Богатенко). Их спутник С. И. Быстров писал: «Благодаря огромному наплыву богомольцев к Пасхе (одних русских паломников было около 8.000 человек) свободного помещения в русских подворьях4 совершенно не было, но это обстоятельство оказалось к лучшему: управляющий русским подворьем в Иерусалиме П. И. Ряжский предложил нам устроиться на русском Александровском подворье, находящемся близ храма Воскресения, главной святыни Иерусалима, где находится гроб Господень, св. Голгофа и другая святыни. Нечего и говорить о том, с какой радостью приняли мы это предложение»5. Епископы Мелетий и Александр осмотрели достопримечательности Александровского подворья. «Мы и не подозревали, - писал С. И. Быстров, - что в двух шагах от нас находятся такие сокровища, как улица «страстного пути» и «порог судных врат», где Христу Спасителю, осужденному на крестную смерть, пришлось выслушать последний смертный приговор»6. Владыки посетили и церковь на подворье: «В верхней части храма (куда мы прошли после обзора открытых памятников) находится древний каменный престол, сооруженный царицей Еленой и представляющий собою почти массивный кубический камень твердой породы. Тут же на стене стоит единственная в этом храме древняя икона Богоматери, известная под именем «Тихвинской», довольно древняя, относимая к XV-XVI вв.; персты благословляющей руки Младенца-Христа сложены в двоеперстие»7.

Неугасимая лампада, возженная над величайшей христианской святыней - Порогом Судных врат, стала бы свидетельством глубокой памяти о всех мучениках и исповедниках старой веры и знаком причастности Старообрядческой Церкви к общехристианской традиции почитания Святых Мест. Важность такого события должна найти отражение в той форме, которую Собор РПСЦ сочтет нужным придать этому мероприятию.

Е.М.Юхименко


  1. Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин, архимандрит и начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1817-1894 гг.). М, 2005. С. 213-214. Первое издание: Белград, 1934.
  2. «Хожение» игумена Даниила в Святую Землю в начале XII в. / Отв. ред. Г. М. Прохоров. СПб., 2007. С. 123.
  3. Там же. С. 257.
  4. Речь идет об обширных Русских постройках на окраине Иерусалима, где находились выстроенные Православным Палестинским обществом гостиницы для паломников.
  5. Быстрое СИ. Путешествие по Востоку старообрядческих епископов. М: Тип. Товарищества Рябушинских, 1916. С.73-74.
  6. Там же. С. 75.
  7. Там же. С. 75-76.