Для участников нынешний Собор был некомфортным как в техническом отношении, так и в психологическом. В техническом отношении – гулкое эхо под сводами храма очень мешало понять, о чём говорят выступающие. В психологическом – большинство участников явно чувствовало себя как-то «не в своей тарелке». Резких оппозиционных голосов не было, но общий фон недовольства присутствовал. В начале и в конце заседания приветствие владыке «исполайте деспота» пели еле – еле несколько голосов, хотя на прежних Соборах это звучало громогласно.


21 октября 2009 года продолжилось обсуждение вопроса о взаимоотношениях с Браиловской митрополией. Был зачитан план урегулирования отношений с Белокриницкой митрополией. Суть его в том, что Московская митрополия отзывает своё решение Собора 2006 года о титуле митрополита Леонтия, а взамен высказывалась надежда, что Белокриницкая митрополия отменит своё соборное решение о прекращении молитвенного общения с Московской митрополией. Формально оно до сих пор не отменено, хотя фактически митрополит Леонтий, ради мира церковного, вступил с Московской митрополией в общение. Впрочем, у этого решения были противники в лице о. Геннадия Чунина, о. диакона Валерия Тимофеева и других.

Следующим рассматривался вопрос об изменении церковного устава. Докладчиком был А. Ю. Рябцев. Самое главное – для общин, уже зарегистрированных устав менять не придется. С новым уставом будут регистрироваться только вновь создаваемые общины. Изменения в уставе заключаются в том, что удаляется вызывающий столько вопросов «Правящий Совет». Проводится чёткое различие между просто прихожанами и несущими ответственность членами общины. Этот вопрос стал предметом длительной дискуссии. Всё можно было решить гораздо быстрее, но начал очень неудачные «солёные» шутки о. Леонтий Пименов в том духе, что если «членом общины» считать мужчин, то кем тогда считать женщин?

Потом долго выступала известная Ирина Будкина, юрист и редактор сайта «Самарское староверие». По поводу шутки о. Леонтия она сказала, что «член общины» есть формулировка юридическая, изменить её не удастся. Кроме того, она предупредила участников Собора, что намечается серьёзное изменение религиозного законодательства, которое может усложнить регистрацию и отчётность приходов. Чёткого решения по вопросу устава общины не было. Скорее всего, окончательная формулировка будет составлена секретариатом Собора и представлена на утверждение в последний день.

После обеда Собор начал обсуждать вопрос об отношении к «Основам православной культуры». Обсуждение началось с сообщения м. Корнилия, которого поддержали о. Леонтий Пименов, о. Геннадий Чунин. Их позиция – «мы должны поддержать введение ОПК». О. Леонтий говорил буквально: «власти следят, как мы отреагируем, и поэтому мы должны поддержать введение «Основ православной культуры»». Митрополит призывал родителей-старообрядцев пускать своих детей на уроки ОПК, «что бы они лучше узнали учение никониан и после этого успешней проповедовали старую веру», а о. Леонтий сказал, что «мы должны заразить старообрядчеством новообрядцев своим союзом с ними».

Во время дискуссий выступила известный церковный педагог из Ржева Л. А. Киселёва – Доброхвалова. Она говорила долго, но смыл её выступления в том, что мы должны приводить людей ко Христу. В качестве альтернативы никонианским учебникам по ОПК она предложила старообрядцам свой учебник «Духовная культура», утверждённый министерством образования. По её мнению, если старообрядцы станут выдвигать из своей среды педагогов, то вполне возможно вести в школах и свой альтернативный курс по этому предмету. На эту же тему выступил и А. В. Муравьёв, и рассказал о новой инициативе президента Д. Медведева о введении предмета «Духовно – нравственная культура, состоящего из шести выбираемых по желанию направлений («основы православной культуры», «основы исламской культуры», «религии России» и т. д.). Голосование по ОПК разбили на голосование по трём формулировкам. Первая была: «поддерживаете ли вы введение «Основ православной культуры». Несмотря на мощнейшую предварительную обработку соборян со стороны м. Корнилия и о. Леонтия, полизывавших поддержать введение ОПК, Собор практически единогласно проголосовал «против». Вторая формулировалась так: «одобрить участие старообрядцев в разработке пособий по «Основам православной культуры»», которые, как известно, пишутся специалистами Московской Патриархии. Большинство соборян проголосовало за это предложение. Третья: «Поддержать инициативу президента по введению «Основ православной культуры»», но его сразу отложили и по нему не голосовали. Три разные формулировки были предложены, очевидно, для того, что бы голосование хотя бы по одной из них можно было бы представить как поддержку планов по введению ОПК.

После этого рассматривался вопрос о церковном суде. Против регламентации работы церковного суда выступили представители секретариата Митрополии. Они заявили, что в советское время церковный суд работал без всяких регламентов и правил, и что нужно сохранить эту систему. С похожей позицией выступил член Канонической комиссии о. Александр Панкратов. Он сказал, что согласится с идеей регламентации судебной деятельности в РПСЦ только в том случае, если будут даны гарантии отказа от пересмотра решений бывших судов. Некоторые участники Собора впоследствии прокомментировали это заявление о. Александра как весьма странное. Совсем недавно о. Александр сам долго и настойчиво добивался пересмотра решения по личному дела, когда один из Освященных соборов вынес постановление о недостоинстве возведения мирянина Александра Панкратова в священный сан. Чтобы получить заветное рукоположение Александру Панкратову в течении многих лет пришлось разными путями и способами оспаривать это решение, которое в конечном итоге было пересмотрено архиерейским судом под председательством митрополита Корнилия. Большинство соборян поддержало идею разработки регламента церковного суда на основе правил Кормчей, была создана комиссия, сроки работы которой, к сожалению, не установлены.