22 октября 2009 года завершилась работа Освященного Собора РПСЦ.

С утра рассматривался вопрос «О вреде пьянства и мерах борьбы с ним». На это заседание Собора по инициативе митрополита был приглашён известный никонианский активист движения за трезвый образ жизни профессор В. Г. Жданов, один из учредителей Международной Академии Трезвости, который выступил на Соборе с длительным докладом. В своих многочисленных выступлениях В. Г. Жданов совершенно справедливо обращает внимание на трагедию всенародного пьянства. Но, в то же время, он является сторонником введения «сухого закона», полного запрета алкоголя, что в идейном плане созвучно сектантскому движению «трезвенников» начала XX века.


Реакция на выступление, реплики со стороны многих участников Собора были иронично – скептические. По словам очевидцев, многие священники – участники Собора проводили свободное время в дружеском кругу. Некоторые из них разгорячённые вечерними беседами расходились нетвердой походкой далеко заполночь. Другие к этому моменту, достигали не вполне транспортабельного состояния и нуждались в серьезной поддержке, чтобы достигнуть келий. На Соборе после докладчика выступал казак, говорил, что алкоголь запрещать нельзя. Звучали так же реплики некоторых священников, что правилами уже предусмотрены прещения и епитимии для пьяниц, ничего изобретать не надо. После этого В. Г. Жданов заявил, что старообрядцы, не поддерживающие его идей абсолютной трезвости, его разочаровали, так же, как до этого его разочаровали никониане. Тем не менее, Собором было принято обращение к верным чадам Церкви с призывом отказаться от употребления крепких спиртных напитков, а так же не благословлять священникам употребление спиртных напитков на церковных трапезах. Это во многом созвучно идеям В. Г. Жданова.

Потом вернулись к вопросу об Уставе местной религиозной организации, и новый вариант Устава был соборно принят.

После обеда рассматривали вопрос «О проповеди в современном мире». С докладом выступал известный старообрядческий историк и публицист Д. А. Урушев. Главная мысль его доклада – в наше время проповедь уместна в виде книгопечатания. Необходимо распространять старообрядческую литературу не в церковных лавках, которые никто не посещает или посещают очень мало людей, а через торговые сети крупных книжных магазинов в больших городах, где продаётся литература самых разных вероисповеданий и конфессий. Это будет проповедь. Но для успеха необходимо создать серьёзное старообрядческое книгоиздательство, полиграфия и оформление книг должны быть на высоте. Пришло то время, когда мы моли издавать книги на плохой бумаге, некачественно. Д. Урушев также предложил издавать больше детских книг с картинками на христианские темы. Неожиданно во время доклада поднялся о. Александр Панкратов, показал номер газеты «НГ-религии» от 21 октября 2009 года, в котором была опубликована статья Павла Круга «Вдогонку за старшей сестрой», посвященная проходящему Собору на Рогожской. Автор статьи с иронией комментирует политику «сближения» нынешнего руководства РПСЦ с Московской Патриархией. О. Александр обвинил Д. Урушева как сотрудника «НГ-религии» в том, что он имеет отношение к её написанию. После объяснений Д. Урушева по этому поводу, заявившему, что к этой публикации он не имеет никакого отношения, Собор принял решение, которым призвал старообрядцев активизировать книгопечатание и распространение своих книг через светские книжные магазины.

После этого опять вернулись к формулировке обращения о борьбе с пьянством. Было решено направить ходатайство к президенту РФ Д. Медведеву об ограничении продажи и производства алкогольной продукции и запрете её рекламы.

Следующим вопросом сбыло рассмотрение «Протокола встреч с инославными». О. Леонтий Пименов сразу предложил отказаться от принятия этого документа, так как он, по его мнению, был не нужен. Потом поднимались и выступали с таким же мнением многие, например, о. Валерий Шабашов. О. Александр Панкратов говорил, что появление протокола означает недоверие владыке митрополиту. При таком массированном моральном давлении казалось, что «Протокол» не примут. Но когда вопрос поставили на голосование, внапример, о.нием огие редложил отказаться от принятия этого документа, так ка он, по его словам, был не нужен.рез светские кни большинство проголосовало за его принятие. Заблокировать его не удалось. Хотя «Протокол встреч с инославными» принят, он носит только рекомендательный характер и какие-либо прещения за его нарушение не предусмотрены. Очевидно было, что большинство присутствующих не вполне доверяют митрополиту и не поддерживают его инициативы.

Так, когда владыка Корнилий предложил соборно поддержать введение в школах насаждаемого никонианской конфессией предмета «Основы православной» культуры соборяне с негодованием отвергли это предложение.

Значительное время занял вопрос о Московском Духовном училище. С сообщение на эту темы выступил директор училища о. Евгений Чунин. Он рассказал о достижениях училища и его проблемах. С критикой училища выступил еп. Зосима. Он заявил, что в училище очень плохая дисциплина, студенты курят и пьют, а предметы преподают «растленные» личности. Вместе с тем, подтверждать свои обвинения конкретными примерами епископ не стал. С критикой духовного училища выступил протоиерей Валерий Шабашов. Он сказал, что срок обучения в училище следует сократить до одного года, и обучать там, в основном, церковно-прикладным предметам - уставу и пению. В нескольких выступлениях прозвучали обвинения в адрес директора ДУ бывшего управ делами протоиерея Евгений Чунина. Они сводились в тому, что последний не вполне справляется со своими обязанностями. Критические выступления, видимо, вызывали удовлетворение со стороны митрополита Корнилия. Он кивал головой и поддакивал выступающим. Однако после первой волны критики стали раздаваться выступления в поддержку Духовного Училища. Многие провинциальные священники и миряне высказали мнение, что духовное образование, это не только подготовка кадров, но и одно из важнейших направлений духовного просвещения внутри Церкви. Говорили о высоком авторитете МДУ среди старообрядческой молодежи. Представители большинства общин РПСЦ высказались не только за сохранение МДУ, но и за финансовую помощь училищу со стороны приходов. Так иерей Сергий Столярчук (Украина) высказал мнение, что общины РПСЦ должны делегировать абитуриентов в МДУ и спонсировать процесс обучения необходимыми финансовыми средствами. В этих выступлениях была высказана поддержка усилиям нынешнего директор Училища.

После этого рассматривался вопрос «Об установке лампады у порога судных врат в Иерусалиме». Первым выступал м. Корнилий с заявлением, что установить старообрядцам лампаду в Иерусалиме – необходимо, хорошо и правильно. Потом эту идею в своём выступлении поддержал о. Леонтий Пименов. Некоторые участники собора стали задавать вопросы – кто будет зажигать эту лампаду, заправлять её маслом, ведь еретикам, по правилам, это делать нельзя? О. Геннадий Четвергов предложил для ухода за лампадой свою духовную дочь, ныне проживающую в Иерусалиме. Во время долгого обсуждения этого вопроса поднялся чтец Михаил Терентьев из Костромы и сказал: пока мы обсуждаем установку далекой и не всем понятной лампады, сейчас здесь, в Храме Рожества Христова погасла лампада перед Крестом Христовым. Он взял горящую свечу, пошёл к лампаде, попытался её зажечь, и увидел, что масла в лампаде нет. Некоторым из присутствующих невольно вспомнилась евангельская притча о брачном пире, мудрых и неразумных девах, кончившемся масле и погасших светильниках (Мф. 25:1-13). Несмотря на это происшествие или даже знамение, большинством голосов было принято установить лампаду в Иерусалиме. Встал вопрос: кто поедет договариваться об установке лампады в Иерусалим? О. Леонтием Пименовым было предложено направить в паломничество митрополита Корнилия, и это поддержало большинство соборян. Несомненно, во всём этом в первую очередь речь идёт о большой политике, а лампада – это только повод.

Дальше рассматривали вопрос о церковной десятине. Бухгалтер митрополии зачитала список приходов, не вносящих десятину на содержание митрополии, среди которых были и богатые московские приходы. Проголосовали за регулярную уплату десятины.

Следующим рассматривался вопрос о письмах, поступивших на Собор от еп. Внифантия (Смольникова) и инока Даниила (Барановского). Ведущий А. Ю. Рябцев сказал, что поступили на собор письменные обращения по поводу решений Собора 2007 года. После этого поднялся о. Леонтий Пименов и заявил: «Мы рассмотрели поступившие письма с епископами и не нашли там покаянного духа, поэтому не имеет смысла их вообще рассматривать». После этого он предложил епископам высказаться по этому поводу. Первым поднялся епископ Силуян. Он сказал, что в письмах нет никакого покаяния, они хотят всё по-своему, сказал, что если провести аналогию со светской властью, то, например, немыслимо, когда министр юстиции чего-то захочет, а его подчинённые не захотят и т. д. Потом поднялся епископ Зосима. Он достал поступившие письма, разложил их и начал разбирать детально. «Что я могу сказать?» - начал он. «Вот, например, письмо о. Александра Черногора. Вначале он пишет, что мы братья. А потом начинает перечислять, в чём мы неправы, опять пишет про этот пункт 4.1 решений Собора 2007 года. Следующее письмо так называемого епископа Внифантия. Он очень мягко, осторожно, но, тем не менее, нас обвиняет. К нам сплошные претензии, по поводу коммунизма и прочего. И меньше всего в письмах покаяния». Потом поднялся владыко Евмений. Он сказал очень коротко: «Нет, зачитывать не надо». То есть, огласили решение Архиерейского суда на заседании Собора.

Пока по этому вопросу вырабатывали формулировку, начали заслушивать обращение делегатов Ивановской общины по поводу кандидатуры настоятеля прихода, хотя это вопрос совершенно не соборного уровня. Вопрос о настоятеле храма в Иваново обсуждали очень долго, выступали епископы, и потом Собор проголосовал, что бы прихожане Иванова приняли назначенного им настоятеля. Складывалось впечатление, что это обсуждение было затеяно сознательно, что бы отвлечь внимание от обращений «оппозиции» на Собор.

Потом поставили на голосование вопрос - заслушать или нет письма еп. Внифантия, иерея Александра Черногора и инока Даниила (Барановского). Большинство участников Собора проголосовало за то, что бы согласиться с решением Архиерейского суда и не заслушивать эти письма.

К этому времени в зале было не более 70 - 80 человек.

Во время обсуждения этого вопроса на улице, под промозглым осенним дождём, за дверями храма, в котором проходил Собор, ожидали о. Александр Черногор и инок Даниил (Барановский). Их так и не вызвали для личного объяснения и вразумления, несмотря на очевидную возможность этого, ограничившись составлением очередной равнодушной отписки, безадресного призыва «к возвращению в лоно Церкви с искренним покаянием».

На этом собор РПСЦ завершил свои заседания.