Б. М. Кустодиев "Встреча (Пасхальный день)", 1917Старообрядцы скорректировали правила общения с РПЦ

22 октября в Москве завершился очередной Освященный Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ). Среди документов, принятых Собором, особый резонанс вызвало «Положение о порядке проведения встреч клириков Церкви с инославными священнослужителями», запрещающий старообрядцам по-христиански приветствовать инославных, к которым они приравнивают и «никониан». Помешают ли новые правила диалогу церквей?


Общий, весьма суровый, тон «положения» удивил значительную часть православной общественности, за последние годы уже привыкшей к заметному потеплению в отношениях двух церквей. «Действия старообрядческих священнослужителей во время проведения таких встреч должны исключать возможность возникновения каких – либо подозрений, — гласит документ. При встрече клирик РПСЦ приветствует клирика инославной конфессии неглубоким поклоном (взаимным) и устным пожеланием здравствования и спасения... Д опускается совершение светского рукопожатия — без излишнего взаимного приближения. Не допускаются формулы приветствия, выражающие церковное единство («Христос посреде нас»)... Если при встрече предлагается трапеза — участие в трапезе допускается в крайнем случае, с четким соблюдением требования «немоления». Архиерею от трапезы предпочтительнее воздержаться».

Кроме того, предстоятель старообрядческой церкви теперь «не может совершать межконфессиональные встречи частного характера», «совершает межконфессиональные встречи в сопровождении, если это возможно, не менее двух членов делегации», причем каждая его встреча протоколируется в соответствии с указанным в Положении регламентом.

Как понимать такую строгость? «Это не охлаждение отношений, а общий подход», – убежден секретарь Комиссии РПЦ по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством, руководитель единоверческой общины храма Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове иерей Иоанн Миролюбов. Он не согласен с пессимистическими опасениями вокруг «Положения»: «В каждой церкви есть свой этикет и свои устоявшиеся правила. Мы, например, не молимся с католиками, но это не значит, что мы с ними враждуем. Формально у нас со старообрядцами молитвенного общения не было никогда, но был такой случай, когда на форуме «Всемирный русский народный собор» в 2007 году глава Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополит Корнилий приветствовал покойного Патриарха Алексия христианским лобзанием: они просто увидели друг друга, сделали шаг навстречу и поцеловались, как это принято у христиан. Это вызвало бурную реакцию среди части старообрядцев. Некоторым из них сейчас кажется очень важным сохранить изоляцию своей церкви, чтобы сохранить идентичность. И даже если такой позиции не придерживается большинство, то для сохранения внутреннего мира РПСЦ решила выработать общие правила для встреч с «инославными». Получается обратная картина: теперь есть жесткие правила, но зато можно теперь меньше опасаться какой-то критики или упреков».

Напомним, что старообрядческий раскол был реакцией на проведенную в середине XVII века патриархом Никоном унификацию русского богослужения по греческим образцам, эта унификация вызвала настоящие волнения среди консервативно настроенных верующих и закончилась отделением от патриаршей Церкви значительного количества приходов по всей стране. Так как единственный епископ, присоединившийся к старообрядческому расколу, погиб в ссылке, то к концу XVII века сторонники старых обрядов остались практически без священства, и разделились на два течения: поповцев, принимавших беглых «никонианских» священников, и беспоповцев, считавших всю никоновскую иерархию «безблагодатной». Беспоповцам пришлось со временем научиться обходиться без священников и первое время без таинств, впоследствии многие таинства стали у них совершаться мирянами. Поповское согласие (или «беглопоповское») сохранило богослужебный строй русской Церкви. В начале XIX века часть старообрядцев-поповцев вернулась в «синодальную» Церковь, но сохранила старый обряд. Такие приходы получили название «единоверческих», большая же часть осталась вне евхаристического общения с мировым Православием и к началу XX века сформировала две юрисдикции: «белокриницкую», от присоединившегося неожиданно к русским старообрядцам Сараевского греческого епископа, (московская митрополия «Белокриницкого согласия» — это собственно и есть нынешняя РПСЦ), и «новозыбковскую» восстановившую свою епископскую иерархию только к 1923-му от двух епископов: «обновленческого» и «иосифлянского».

Старообрядческая церковь считает «никониан» еретиками, что неоднократно подтверждала в прошлом. Церковная традиция запрещает молитвенное общение с еретиками, какого бы чина эти «еретики» ни были. Стало быть, оказывать еретикам такие знаки внимания как христианское приветствие, предназначенное для «верных», нельзя — такова логика принятого «Положения».

«В старообрядческой среде существует дискуссия о чине приема «никонианцев» в старообрядческую церковь, но пока бывшие «никониане» принимаются через миропомазание и покаяние, — объясняет отец Иоанн Миролюбов. — При этом наше апостольское преемство старообрядцы признают, ведь в течение двухсот лет они не могли рукополагать священников сами, и поэтому принимали «никонианских» в сущем сане. Русская Православная Церковь, наоборот не признает апостольского преемства за старообрядческой иерархией, по крайней мере, за митрополией т.н. «Белокриницкого согласия», что справедливо: перешедший к старообрядцам Сараевский епископ для восстановления «иерархии» рукоположил еще двоих епископов в одиночку, что совершенно неканонично (епископа рукополагает не менее двух епископов). Если их священники переходят к нам, мы их рукополагаем заново. В плане же этикета, при личных встречах, или в переписке, мы обращаемся к старообрядцам в соответствии с их достоинством в старообрядческой иерархии: к епископам, как к епископам, к священникам, как к священникам. Это не меняет нашего к ним отношения».

РПЦ сегодня ведет активный диалог со старообрядчеством. С РПСЦ –относительно социальных вопросов, преподавания религии в школе, проблем борьбы с пьянством, утверждения христианской нравственности. «Канонические и богословские вопросы пока не рассматриваются, — говорит свящ. Иоанн Миролюбов. — В первую очередь из-за отсутствия желания со стороны самой РПСЦ. А вот с Древлеправославной Церковью (т.н. «новозыбковская иерархия». – Ред.) кроме общественного, ведется и богословский, исторический, канонический диалог». Межконфессиональному диалогу новые правила этикета, принятые РПСЦ не помеха, убежден отец Иоанн: «Новые, пускай и жесткие правила приняли, чтобы сам наш диалог не зависел от недоразумений этикета и мог спокойно развиваться».

Дмитрий Ребров

9 ноября, 2009

Ежедневное Интернет-СМИ «Православие и мир»

//www.pravmir.ru/bez-izlishnego-vzaimnogo-priblizheniya/