К столетию второй канонизации Анны Кашинской

Жизнь и подвиги Анны Кашинской

Годы земной жизни святой великой благоверной княгини-инокини Анны Кашинской (1279-1368) пришлись на тяжёлую эпоху татарского ига, княжеских междоусобиц, войн, набегов, восстаний, голода и эпидемий. В орде были убиты её муж, святой великий благоверный князь Михаил Ярославич Тверской, а впоследствии и её сыновья, князья Димитрий и Александр и внук Феодор. Она была свидетельницей отчаянного восстания тверитян против стоявшего в городе отряда татар во главе с ханским послом Шевкалом, и последовавшего вскоре полного разорения тверской земли татарами.


Святая благоверная княгиня-инокиня Анна Кашинская явила в своей жизни пример исполнения евангельских заповедей сначала в миру, в подвиге христианской, добродетельной и целомудренной семейной жизни, терпеливого несения всех трудов и скорбей супружества и материнства, а впоследствии и вдовства. Вся её жизнь сопровождалась подвигами нищелюбия, милосердия, помощи нуждающимся.

Закончила она свою жизнь в монашестве, в соответствии с обычным для того времени всеобщем стремлением к иночеству как идеалу христианского жития. Иноческий постриг княгиня Анна (в постриге София) приняла в Твери, в женском Софийском Девичьем монастыре. Впоследствии, по просьбе её сына, князя Василия Михайловича, она переехала в г. Кашин. Преставилась святая в 1368 году, в схиме приняв своё имя «Анна». Тело её было погребено в Кашине, в Успенском монастырском храме.

Святая благоверная княгиня-инокиня Анна являет нам пример того жизненного пути, по которому и в Древней Руси, и в более поздние времена прошло великое множество русских женщин – христианок. Возможно, поэтому она приобрела такую любовь у потомков.


Первое прославление

Но произошло это не сразу.

Вскоре после её смерти прекратило своё существование удельное кашинское княжество, а впоследствии и тверское. Вместе с ними забыли и Анну Кашинскую. Через 200 лет никто не помнил, чьи останки покоятся в древней гробнице, которая была в обветшавшем древнем деревянном Успенском соборе в Кашине.

В Смутное время, в 1606-1611 годы, враги три раза подступали к Кашину, однако уходили, не причинив особого вреда. В эти же годы неожиданно прекратился начавшийся сильный пожар, и город не сгорел. Вскоре больному пономарю Успенского собора Герасиму в 1611 году во сне явилась некая схимница, назвала себя Анной, упрекнула кашинцев, что её гроб находится в забвении и пренебрежении, в то время, как она молит Бога и Богородицу сохранить Кашин и его жителей от врагов, многих скорбей и напастей.

После этого видения горожане как бы очнулись, неизвестная каменная гробница в подполье Успенского собора была приведена в порядок, перед ней стали служить панихиды. Она безо всякого сомнения стала почитаться как место пребывания мощей великой княгини Анны, супруги Михаила Ярославича Тверского.

Вскоре о находке стало известно царствующему дому Романовых. Особое участие в деле прославления Анны Кашинской принял царь Алексей Михайлович со своим семейством. Это были первые светлые годы царствования Алексея Михайловича, когда он находился под идейным влиянием кружка «ревнителей»: духовника царской семьи Стефана Вонифатьева, священника Иоанна Неронова, протопопа Аввакума и других, близких им по духу церковно-общественных деятелей. Существовала и начинала проводиться в жизнь широкая программа обновления жизни Церкви и нравственного оздоровления народа, недавно пережившего глубокое потрясение во время событий Смутного времени.

Важную роль в этой программе придавалось повышению благочестия, благоговейного отношения к святыне. В эти годы произошло явление или перенесение чудотворных икон с установлением праздников им: иконе Казанской Божией Матери, Грузинской Божией Матери, Иверской Божией Матери, чудотворной иконы Спаса из Хлынова (Вятки) и других. Были прославленны прп. Кирилл Новоезерский, прп. Савва Сторожевский (Звенигородский), торжественно перенесены с Соловков мощи митрополита Филиппа, а из Старицы - патриарха Иова.

Прославление Анны Кашинской совершилось наряду с этими прославлениями и празднованиями.

(На рис. могила, где были обретены мощи св. Анны Кашинской)

При царе Алексее Михайловиче к созыву Земского Собора 1649 года кашинцами была подана челобитная. Последовало распоряжение от патриарха – направить в Кашин комиссию для освидетельствования найденных в Успенском соборе мощей инокисхимницы. В Кашин прибыл архиепископ Тверской и Кашинский Иона, архимандрит Андрониева монастыря Селивестр и игумен Данилова монастыря Иоанн. 21 июля 1649 года, после литургии, каменный гроб был вскрыт. Было обнаружено тело инокини-схимницы, причем тело и одежда (схима) не истлели.

Особое внимание обратило на себя то обстоятельство, что «рука правая лежит на персех согбенна, яко благословляюща». То есть правая рука святой была сложена на груди, указательный и правый палец вытянуты, как при двуперстом крестном знамении, и как при иерейском благословении, в то время таким же образом совершаемом. Это обстоятельство нашло отражение в тропаре на обретение мощей святой: «крестным знамением к мысленным врагом мужески вооружившися…».

Архимандрит Селивестр, один из главных деятелей Печатного Двора, впоследствии митрополит Крутицкий, приверженец патриарха Никона, пытался разгибать персты на руке, они же, по показанию свидетеля, священника Василия Михайлова, сгибались вновь «яко благословляюща».

Это обстоятельство предопределило те события, которые произошли вскоре после первого прославления.

(На рис. схима св. Анны Кашинской, хранившаяся в Воскресенском соборе г. Кашина)

Досмотр был признан благоприятным. Кашинскими ревнителями памяти княгини Анны – священником Троицкой Церкви Иоанном Наумовым и посадским человеком Семёном Сухоруковым были составлены служба на обретение мощей: тропарь, кондак и канон святой. Акт досмотра, описание происшедших у гроба чудес, составленная служба были представлены комиссией патриарху, который в этом же 1649 году, известив об этом царя, собрал архиерейский Собор. На этом соборе было принято решение – мощи Анны Кашинской, как новой святой Русской Церкви, открыть для общего поклонения. Торжества по случаю прославления святой назначили на 25 июня 1650 года. Царь Алексей Михайлович объявил, что прибудет в Кашин лично и вместе с царицей, сестрами – царевнами и двором примут участия в торжестве.

Перенесение мощей святой благоверной княгини-инокини Анны Кашинской состоялось 12 июня 1650 года. За всю историю Русской Церкви до наших дней не одна святая не удостоилась столь торжественного прославления. Из Москвы в Кашин состоялся грандиозный царский поход на богомолье, в котором принимали участие, кроме царя и царицы, придворные бояре, слуги, стражи и стрельцы – всего несколько тысяч человек. В Кашине царская процессия была встречена ростовским митрополитом Варлаамом и местным духовенством. Для царской четы открыли гроб и царь осмотрел мощи. Потом его понесли из обветшавшего деревянного монастырского Успенского собора в городской Воскресенский собор, причем царь дал обет на месте обретения построить каменный храм во имя святой и вернуть потом туда её честные мощи. Во время самого перенесения мощей совершались чудеса.

(На рис. покров, шитый руками царицы и царевен)

Текст службы на перенесение мощей, которую совершили в присутствии царя, написал известный киевский ученый архимандрит Епифаний Славенецкий. Царица и царевны передали в дар собственноручно вышитые 3 воздуха и 2 покрова на гробницу, на одном шелками гладью был вышит образ Анны-схимницы, серебром и золотом надпись: «Святая преподобная княгиня Анна Кашинская», на каймах золотою вязью вышит тропарь и кондак.

По возвращении царя в Москву прославление Анны Кашинской было подтверждено архиерейским Собором, ей было установлено празднование дважды в год: 2 октября в день её преставления и 12 июня в день перенесения её мощей. Было предписано пользоваться службой, написанной, составленной архимандритом Епифанием Славенецким. Принадлежит ли ему сохранившаяся и неоднократно переизданная в начале XX века служба св. Анне Кашинской? В этом можно усомниться, так как, «его родным языком одни исследователи называли польский, другие - украинский, третьи – белорусский», а служба св. Анны написана чистым русским литературным языком середины XVII века безо всяких полонизмов, украинизмов и характерного для киевских книжников того времени риторических приёмов. Возможно, что сохранилась именно служба, составленная кашинцами - священником Иоанном Наумовым и посадским человеком Семёном Сухоруковым. Возможно, что Епифанием Славяницким была написана не вся служба, а только канон на перенесение мощей блг. Анны. Вопрос это требует дальнейшего изучения.

Вскоре было составлено и житие свт. Анны Кашинской. В составлении приняли участие причетник Воскресенского Кашинского собора Никифор и старец Соловецкого монастыря Игнатий, впоследствии известный деятель старообрядчества. К житию было приписано 26 чудес, совершившихся при гробе преподобной.

С 1650 года поклонение св. княгини инокине Анне Кашинской совершалось по обычному чину: с поклонением её мощам, иконам, молебным пением, с празднованием дней её памяти. Неизвестно, было ли оно всероссийским или только местным, в Кашине.


Упразднение почитания святой

Каменный Успенский собор с приделом во имя св. Анны Кашинской строили десять лет, потом он стоял пустым, неосвященным пятнадцать лет.

После смерти царя Алексея Михайловича в год воцарения нового царя (1676), молодого Феодора Алексеевича, готовилось освящение этого храма в Кашине в присутствии царя, но поездка не состоялась, хотя храм всё-таки, по-видимому, был освящён.

Отношение к прославлению Анны Кашинской в «верхах» стало меняться.

К тому времени прошло уже десять лет после Большого Московского собора 1666-1667 годов, который объявил древнерусские церковные традиции, чины и обряды еретическими, проклял их, а так же отлучил от официальной церкви всех, кто их придерживается. Произошло разделение между сторонниками древнерусского исповедания и благочестия, так называемыми старообрядцами, и государственной, официальной новообрядческой церковью. Началась полемика.

Идеологи официальной, так называемой «никонианской» церкви доказывали, что двуперстие и другие особенности русского церковного обряда возникли недавно, не раньше времён Стоглавого Собора (1551), а из-за «темноты и невежества» справщиков Московского Печатного двора были включены в богослужебные книги и вошли в обычай. Староверы, в свою очередь, ссылались на древнерусские авторитетные тексты, старинные иконы, мощи святых, подтверждающих многовековое бытование старого церковного обряда на Руси.

Руководство господствующей церкви пошло по пути дискредитации выдвигаемых староверами свидетельств. Тексты в подтверждение старого обряда объявлялись поддельными или поврежденными, иконы переписывались. По отношению же к святым, на чей авторитет ссылались староверы, то был избран путь их развенчания, отмены канонизации, объявлением «обманом» их житий и чудес.

Одним из важнейших действий в этом духе стала отмена канонизации Анны Кашинской. Её мощи явно свидетельствовали, что двуперстие на Руси было принято задолго до Стоглавого Собора, на это, при освидетельствовании мощей, обратили особое внимание, и само торжественное прославление святой произошло незадолго до начала реформ патриарха Никона и было у всех на памяти.

Отмена канонизации Анны Кашинской во всей современной литературе называется «необычным, единственным в русской истории событием». Однако это не так. Во второй половине XVII века семь подобных случаев было только в Тверском крае, например, деканонизированы прп. Владимир и Агрипина Ржевские. Была запрещена служба и житие прп. Ефросина Псковского, исключены из лика святых прп. Евфимий Архангельский, прекращены службы свт. Нифонту Новгородскому, виленским мученикам Антонию, Иоанну и Евстафию. Некоторым святым был понижен «статус», например, служба Михаилу Тверскому была переведена из бденной в шестеричную.

Развенчание Анны Кашинской происходило так.

24 февраля 1667 года в Кашин прибыла патриаршая следственна комиссия в составе: митрополита Рязанский и Муромский Иосифа, митрополита Тверского и Кашинского Симеона, архимандрита Варсонофия и протопопа Иоанна Лазарева. Комиссия имела негласное предписание во что бы то ни было найти повод для уничтожения почитания благоверной княгини Анны.

Комиссия обнаружила многие «несогласия» с протоколами осмотра 1649 года. Осмотр 1677 г., согласно протоколу, показал, что «длань и персты» княгини лежат не двуперстно, а прямо. Утверждалось, что в описании чудес оказались «несогласия и неприличия», а мощи святой, помещенные в разных местах, истлели и разрушились, хотя в писании было указано, что они не подвержены тлению.

При осмотре 1649 года, обнаружились многочисленные расхождения между недавно составленными житиями, летописями и Степенной книгой. Так, в новых текстах утверждалось, что Анна была по происхождению не княжной, а боярышней, якобы родилась в Кашине, дата её смерти была изменена на 30 лет и т. п.

Найденные исторические несоответствия не касались достоверности самих фактов жизни, христианских добродетелей и чудес от мощей Анны Кашинской, которые и является определяющем в вопросе канонизации святой. Вполне могло быть, что составители жития, в условиях ограниченного времени при подготовке торжеств 1650 года, просто не имели возможности обратиться ко всем историческим документам, и вынуждены были пользоваться местными преданиями.

«Комиссия отправлена была собственно лишь для одной проформы, так же, как и два собора, впоследствии собранные тем же патриархом Иоаким<…>. Иоаким, как видно из дела, уже единолично и самостоятельно решил участь святых мощей и празднования памяти княгине Анны, и посылала комиссию не для того, что бы вновь осмотреть мощи, но что бы закрыть и запечатать их.<…> Комиссия<…>тотчас же, не дожидаясь разсмотрения своего доклада и соборной резолюции по оному, распряжается прекратить почитание и поклонение святой княгине. Вместе с этим комиссия отбирает все украшения с иконы преподобной княгини Анны, распоряжается уничтожить в Успенском соборе могилу, где были обретены святые мощи. Могилу эту сводят на нет, замуровывают и заделывают так, что от неё не остается никаких признаков. Каменная крышка с гроба преподобной княгини так же прячется. Её зарывают в одном из углов храма под каменными половыми плитами»1.

В этом же 1677 году в Москве состоялся Малый Собор,

Малый Собор заслушал доклад комиссии и постановил: впредь до Великого Собора всех архиереев:
  1. житие и сказание о чудесах признать недостоверными;

  2. гроб благ. кн. Анны с мощами в Воскресенском соборе запечатать архиерейскими печатями;

  3. покров с образом кн. Анны и иконы взять в Москву и, впредь до рассуждения и подлинного рассмотрения Великого Собора, образов не писать;

  4. празднеств кн. Анне не отправлять, молебнов не петь, а церковь во имя ее в Успенском соборе построенную, и «без известного испытания освященную» до Великого Собора — запереть и запечатать.
1 января 1678 г.открылся Великий Собор. В нём участвовали 5 митрополитов, 6 архиереев, 7 архимандритов, 3 игумена. Все постановления Малого Собора, были Великим Собором утверждены с некоторыми дополнениями:
  • храм, во имя благ. кн. Анны построенный,— переименовать во имя «Всех Святых»,

  • мощи же ее, куда ныне перенесены, пусть там и стоят, как обыкновенная княжеская гробница;

  • кн. Анну поминать «об упокоении» вместе со всеми православными великими князьями и княгинями;

  • именовать не Анною, а Софией,— именем, которое ей дано при постриге (тем самым отрицалось видение пономарю Герасиму).
После этих постановлений прославлений св. Анны Кашинской было упразднено, а её имя изъято из святцев.

Перед собором предстали и были наказаны составители «Жития» свт. Анны Кашинской: дьячок Никифор, поп Василий и его отец старец Варлаам. Хотя они принесли покаяние и были прощены собором «яко блудный сын, обращающиеся от лжи к истине», тем не менее Никифор и Варлаам были приговорены к пожизненному пребыванию в монастыре, а поп Василий на год был запрещен в священнодействии.

«Собор строго запретил писать и иметь её образ, читать и иметь её житие и каноны. Он предписал тверскому архиепископу «собрать» её иконы, «такожде житие и каноны собирати ему преосвященному архиепископу или аще инде обрящется, всякому архиерею во своей епархии повелети к себе приносити под запрещением. А отныне никому нигде ни почитати и не внимати ему». Всех лиц, читающих «Житие» св. анны Кашинской, собор подвел под анафему VI вселенского собора: «Лживосмысленныя мученикословия не повелеваем в церкви прочитати, но тая огню предаяти, приемлющия же тая или яко истинным тым внимающия, анафематствуем». «И аще кто, - ещё раз подтверждает собор 1678 г., - имати у себя образы великия княгини Анны, или житие и каноны, всяк кто-либо есть везде, да приносит к святейшему патриарху или к своему кииждо архиерею, да не будет таковый под анафемой святых отец»…»2.


Народное почитание продолжалось

Хотя жители города Кашина, после реформ патриарха Никона, и принадлежали к господствующему новообрядческому исповеданию, они не проявили слепого повиновения церковным иерархам, не согласились с развенчанием благоверной княгини Анны.

Почитание святой продолжалось, как будто и не было соборов 1677-1678 годов с их угрозами и прещениями.

Чудеса и знамения у гробницы преподобной Анны продолжались. Жители города Кашина чтили ее память, переписывали житие святой, писали иконы и чтили их как чудотворные.

Известны списки жития Анны Кашинской XVIII века, в которых имя «Исус» написано с двумя «и», то есть списатели явно не были староверами, принадлежали к господствующей церкви.

При Воскресенском соборе велась запись чудесных исцелений от мощей преподобной Анны, Тверские архиепископы этому не противодействовали; до 1746 г. продолжалась запись исцелений, совершавшихся у гроба святой.

У раки княгини пелись молебны Всем святым с чтением молитвы Анны Кашинской, ее имя поминалось на литиях и отпустах в храмах Кашинского уезда. В день Всех святых на общегородской крестный ход с иконой Анны Кашинской стекалось множество богомольцев.

Кроме того, в Тверской губернии существовал благочестивый обычай на праздник Вознесения Господня совершать крестный ход на св. гору - высокий холм близ с. Едимонова Корчевского уезда, где, по преданию, Анна Кашинская прощалась с кн. Михаилом Ярославичем перед его последней поездкой в Орду. На св. горе стояла часовня, в которой находилась икона-картина «Прощание князя Михаила с княгиней Анной и двумя сыновьями», а в церкви с. Едимонова имелась икона с изображением кн. Михаила и княг. Анны в рост.

8 ноября - в день свадьбы Анны Кашинской и кн. Михаила Ярославича - в Успенском соборе совершалась праздничная служба, духовенство ходило с крестом по домам прихожан.

Еще более усилилось почитание святой в XIX веке: ее заступничеством перед Господом объяснили спасение города от эпидемии чумы в XVIII в., а в 1831 г. и в 1844 г. от холеры.

В 1812 г. Кашин по молитвам преподобной Анны был избавлен от разорения французами.

В 1818 г. Синод разрешил печатать месяцесловы с указанием памяти Анны Кашинской 2 октября.

В 1853 г. граждане Кашина ходатайствовали перед Синодом о восстановлении почитания небесной покровительницы города. Синод отклонил ходатайство.

В 1860 г. кашинцы снова обращаются с той же просьбой к императору и снова получают отказ.

В 70-х годах XIX века, после видения княгини Анны настоятельнице Кашинского Сретенского монастыря Антонии (Мезенцевой) начинается усиленное переписывание и распространение жития преподобной Анны. Перед вступлением в брак, - на службу, перед постригом, перед началом учебы, принимая важные решения, не говоря уже о бедах, болезнях и скорбях верующий народ шел молиться ко гробу княгини Анны.

При богослужении на литиях, отпустах не только в Кашине, но и во всём уезде имя её произносилось, как имя святой, в честь её нарекали девочек при крещении, иконами с её изображением благословляли новобрачных.

Граждане г. Кашина подносили трем императорам (Александру II, Александру III и Николаю II) после их коронования в Москве иконы благоверной великой княгини Анны.

Семь раз в течение XIX века кашинцы направляли ходатайства о восстановлении почитания преподобной Анны, в них были описаны более 40 чудес, совершенных у гробницы.

1899 г. Тверская консистория слушала рапорт благочинного Кашина прот. Иоанна Аменитского об исцелении от болезни по молитвам Анны Кашинской мещанки Е. С. Зубановой и о видении Анны Кашинской псаломщику Успенского собора Ивану Середонину. На основании рапорта архиепископ Димитрий (Самбикин) распорядился возобновить запись о чудесных исцелениях и видениях Анны Кашинской при соборе, у настоятеля, «без особых оглашений», запись чудес была доведена до 1909 г.

В 1901 году соответствующее ходатайство рассматривалось в Святейшем Синоде, но, под влиянием Победоносцева, было оставлено без последствия.

В 1901 г. архиепископ Димитрий обратился в Синод с просьбой о восстановлении совершения служб Анны Кашинской. Несмотря на положительное заключение киевского митр. Феогноста (Лебедева), разрешение дано не было.

В 1902 г. ходатайство кашинцев отклонили в третий раз.

Несомненно, что к этому времени святость самой Анны Кашинской и неосновательность её развенчания в XVII веке была для всех очевидна. Причина отказов была одна – страх, что официальное признание её святости «будет содействовать расколу». То есть, господствующая синодальная церковь во второй половине XIX, начале XX века, вопреки распространяемым ныне историческим мифам, чувствовала себя крайне неуверенно, не имела действительной поддержки и опоры в русском народе, который, осознанно или бессознательно, сочувствовал дониконовской церковной старине.

«Представители господствующей церкви опасались, что повторное прославление святой княгини поставит под сомнение справедливость не только собора 1678 года, но и всей никоновской реформы»3.


Вторая канонизация

Уже в 1818 году Святейший Синод разрешил включить имя Анны в месяцесловы, а в 1899—1901 г. началась негласная подготовка к восстановлению церковного почитания, в частности, возобновилась запись исцелений и иных чудес.

(На рис. город Кашин в начале XX века)

Поскольку основной причиной официального непризнания святости Анны Кашинской был «старообрядческий вопрос», то многие психологические препятствия к канонизациибыли устранены после утверждения закона о старообрядцах (17 апреля 1905 г.), давшего им вероисповедную свободу и гражданские права.

В 1908 году вопрос о восстановлении церковного почитания А. Кашинской был снова поднят 30 епископами, съехавшимися в Киев на торжество 800-летия Михайловского Златоверхого монастыря. К ним присоединился киевский миссионерский съезд, а также духовенство и представители земств и граждане городов Кашина и Твери.

«Последней каплей» стало письмо долголетнего кашинского предводителя дворянства В. П. Кисловского к товарищу (заместителю) обер-прокурора Синода А. П. Роговичу. Кисловский писал, что после знакомства со статьей об истории канонизации и деканонизации Анны Кашинской в старообрядческом журнале «Церковь» (№6 от 10 февраля 1908 г.) он «пришел в ужас». «Теперь представьте себе картину: в православном храме почивают мощи, когда-то в присутствии царя и патриарха открытые, затем по шатким основания закрытые и, несмотря на неоднократные мольбы даже архипастырей, остающиеся без прославления; между тем богомольцы стекаются, пишутся иконы, служатся молебны; и вдруг, совершенно неожиданно отзовется на это какой-нибудь Собор старообрядческих епископов, и в результате даже может возникнуть вопрос о переносе святых мощей, которых господствующая Церковь не хочет признавать, в какую-нибудь старообрядческую церковь… ведь последствий всего того даже и предвидеть и перечислить нельзя…».

Выписку из этого письма Рогович переслал архиепископу Тверскому и Кашинскому Алексию. В мае 1908 г. в Кашине указом Тверского архиерея был создан комитет, который начал готовить все имеющиеся сведения об Анне. Кашинцы направили в Петербург депутацию с прошением на имя Государя о восстановлении почитания преподобной Анны. А 10 июля раздался призывной колокольный звон на всенародный молебен. В притворе Воскресенского собора расставили столы с листами для подписи прошения. В городе без всяких распоряжений и официальных оповещений закрылись все лавки и учреждения, и кашинцы устремились в собор. После молебна начали подписывать прошение. Любовь и преданность своей покровительнице, которые церковная и государственная власть более 200 лет старалась сдержать и подавить, проявились в этот день как никогда.

(На рис. рака с мощами св. Анны Кашинской. Начало XX века.)

Осенью депутация кашинцев была принята Государем в Царском Селе и на следующий день после доклада архиепископа Тверского и Кашинского Алексия, Синод вынес определение: почитание благоверной княгини Анны восстановить, испросивши согласия Государя. 7 ноября 1908 г. Государь утвердил определение Синода. И апреля Синод обнародовал официальное «Послание к чадам Православной русской Церкви о восстановлении почитания святой благоверной княгини Анны» и назначил день празднования 12 июня - годовщину перенесения мощей в 1650 г.

Безмерно было ликование кашинцев. При колокольном звоне всех храмов города у мощей преподобной Анны служили благодарственный молебен.

««Послание» объясняет приостановление Собором 1677 г. церковного почитания благ. Кн. Анны разногласием жития со Степенной книгою и летописями, «впоследствии впрочем дальнейшими исследованиями совершенно устраненными», а неоднократные отклонения ходатайств о возобновлении почитания – осторожностью и предусмотрительностью Церкви: - ожиданием, когда «чудодейственными знамениями и исцелениями Господь Бог утвердит всеобщую веру в святость благ. кн. Анны…».

Обращает на себя внимание то обстоятельств, что почитание Анны Кашинской приостановлено было решением Поместного собора, а возобновлено – решением Синода, то есть более низкой инстанцией. Собора, подтверждающего восстановление почитания блг. Анны, равнозначного тому собору, на котором её почитание было приостановлено, не было и нет до сих пор. Никакой оценки правомочности приостановления канонизации в 1677 г. дано не было, хотя признавалось несостоятельность официальной причины деканонизации. Совершенно умалчивалось связь между приостановлением почитания кн. Анны, её двуперстием и решениями Больших Московских соборов 1666-1667 годов с их клятвами на старые обряды и их придерживающихся. «К сожалению, в этом послании ничего не было сказано об истинных причинах посмертного гонения на святую Анну и о причинах ее второго прославления господствующим исповеданием. Наоборот, деяния патриарха Иоакима преподносились как «благочестивая осторожность». Епископ Михаил Семенов в статье «Великий старообрядческий праздник» писал по этому поводу: «Итак, старая ложь защищается, и вместо покаянного дара св. княгине приносится явно недобросовестное оправдание... И синод в дни этого великого торжества скрыл истину — не принес покаяния»»4.

В основу «Послания» положена та же идеология, которая впоследствии проявилась в отмене клятв на старые обряды на соборе РПЦ МП 1971 г. – двусмысленность, умолчание о действительной причине происшедшего и объявлением её «яко не бывшей».

Повторная канонизация Анны Кашинской господствующей церковью – всего лишь одно событие из серии многочисленных канонизаций и церковных торжеств начала XX века. Среди них можно упомянуть канонизации Серафима Саровского, Иосафа Белгородского, свт. Гермогена Московского, Питирима Тамбовского, Иоанна Тобольского, перенесение мощей прп. Евфросинии Полоцкой и т. д. Большинство из них было с 1907 по 1913 год, и это не случайно. После первой русской революции 1905-1907 годов в этих церковных тожествах видели средство сплочения народа вокруг престола и государственной церкви, противодействие распространению революционных настроений и атеистических взглядов. Высшая власть, царская семья желала вернутся во времена царя Алексея Михайловича, восстановить религиозно-духовное единение с русским народом, утраченное, как они думали, после Петра I. Но это единство понималось только как единство одновременного личного участия в религиозных церемониях. Царь Николай II совершенно не осознавал, что действительная причина отчуждения народа от власти и господствующей церкви - кровавые реформы Царя Алексея Михайловича и патриарха Никона, не менее кровавые, антиправославные и антинародные церковные и государственные преобразования Петра I. Поэтому с его стороны не было даже попыток как-то исправить эти исторические прегрешения своих царственных предков. Все церковные торжества начала XX века могли произвести впечатление на ещё многочисленные патриархальные массы, но уже никак не могли повлиять на всё возрастающую часть населения, разочаровшегося в существующем положении вещей и уверовавшего в атеизм и социализм.

Вот описание торжеств повторной канонизации Анны Кашинской.

«В июне 1909 года состоялись торжества по случаю канонизации преподобной. Около 100 тысяч (это в восьмитысячном Кашине!) богомольцев прибыло в город. Приехали не только православные, но и единоверцы, старообрядцы белокриницкой иерархии и беспоповцы.

Было много гостей, начальствующих, прибыла великая княгиня Елизавета Федоровна она уже тогда своим обличьем напоминала древнерусскую «благоверную княгиню». Со всех концов прибывали в Кашин крестные ходы. Десятки тысяч богомольцев шли в зной и дождь с пением церковных песнопений, неся тяжелые хоругви, кресты, иконы, подарки. Первый крестный ход прибыл в Кашин 10 июня вечером из Красного Холма, за ним Бежецкий. Наконец, 12 июня прибыл грандиозный Тверской Крестный ход, к которому присоединились Кимры, Осташков, Клин, Арзамас. Гостей встретили и провели в собор на последнюю из панихид, которую в эти дни служили у гробницы преподобной круглосуточно.

После полудня, в тот же день, в собор понесли больных, слепых, калек, расслабленных, бесноватых. У гробницы совершались чудеса. Весть о каждом исцелении мгновенно облетала город.

Вечером совершили торжественное всенародное бдение в соборе и на площади. Вся площадь была занята народом. На паперть Воскресенского собора вышел великий архидиакон Московского Успенского собора Константин Розов, обладатель изумительного баса, и прочел на всю площадь «Послание» о восстановлении почитания преподобной Анны. После этого тысячи голосов запели тропарь «Днесь восхваляем тя, преподобная мати, великая княгиня Анно...», который было запрещено петь в течение двух столетий.

Всю ночь народ подходил прикладываться к мощам преподобной. Никому не хотелось расходиться. Горело множество свечей, паломники пели молитвы и духовные стихи. Великая княгиня Елизавета Феодоровна ночью пришла со своей горничной в собор из Сретенского монастыря и долго молилась у гробницы, а затем беседовала с богомольцами.

Утром служили Божественную Литургию в Успенском соборе. Архиепископская кафедра стояла у входа в храм, огромный хор также пел у входа в храм, и многие стоящие на площади подпевали. По словам очевидцев, было впечатление, что Успенский собор алтарь, площадь наполненный народом храм Божий, без стен, без окон и дверей, покрытый куполом неба. По окончании Божественной Литургии отслужили молебен. Мощи обнесли вокруг храмов, после чего гробницу положили в позолоченную раку, где она изначально и стояла»5.

«В пролете соборных дверей показалась высоко поднятая, золотом блистающая гробница… Её поставили на носилки, накрыли расшитым золотыми узорами малиновым бархатным покровом; понесли её архимандриты в осенении рипид, сопровождаемую митрополитом Владимиром, архиереями и длинной вереницей почётных паломников, в прибое колоколов, в волнах ангельского славословия – пения тропаря – в томных аккордах «Коль Славен» полковых оркестров… Народ устремился гробу навстречу, людям захотелось, если возможно, прикоснуться к нему, если возможно, пасть ниц на его пути… но порядок нарушен не был: хоругвеносное ополчение и солдаты натиск сдержали. В воздухе только замелькали платки, куски холста и полотенца, которыми, по древнему обычаю, женщины одаривали в такие праздники любимых святых.

Шествие вернулось в собор. Здесь гробницу опустили в золочёную раку под сенью, ближе к южным вратам предела «Всех святых» (где спокон века она и стояла). Митрополит Владимир прочитал коленопреклоненно молитву благ. Анне. Возгласили многолетние – и последование церковного торжества было окончено»6.

Сохранились фотографии этих торжеств, на которых мы можем видеть бесчисленное стечение народа в Кашине, крестные ходы с хоругвями, с мощами святой, военный парад на главной площади города.

«Всё, что было в тот день потом, уже «мир сей»…

Хозяин торжества, тверской архиепископ Алексий, окруженный архиереями и гостями, принимал депутации в зале женской гимназии. Читались приветствия, адреса, телеграммы. Потом в Городской думе был банкет. Была здравица за государя с возглашением многолетия. Оркестр играл «Боже царя храни». Читались тексты телеграмм Государю от Кашина и от собора иерархов и духовенства, была ещё телеграмма от тверского губернатора. Эти же телеграммы губернатор прочитал с балкона народу, стоящему под окнами Думы. Толпа кричала «ура! ура! ура!» и пела «Боже царя храни»».

Весь стиль торжества – насколько церковный, настолько же и государственно-политический. Это и военный парад, военный оркестр во время крестного хода, верноподданнические телеграммы и пение государственного гимна. В этом видимо выражался дух церковно-государственной симфонии так, как её понимали в России в начале XX века.

«К вечеру начался разъезд.

Однако моление у раки св. Анны не закончилось. Для старообрядцев – единоверцев только ещё началось.

В Воскресенском соборе в тот день вечером епископ Гермоген Саратовский служил всенощную. Сослужили ему единоверческие священники, участвовали старообрядческие (прим. – наверное, имелись в виду единоверческие) певчие (два хора), канонархи и чтецы. Молящиеся стояли с лестовкам (четками) в руках, с подручниками для поклонов и крестились двуперстно. Служба длилась с 6 часов до полуночи.

Наутро в соборе литургия тоже для единоверцев. Длилась она 5 часов.

И вечером и утром в соборе присутствовала группа старообрядцев Белокриницкой иерархии и беспоповцы».

Единоверцы и группа «австрийских», то есть приемлющих белокриницкую иерархию старообрядцев, возглавляемых Бриллиантовым, присутствовала в Городской думе при торжественном акте открытия «Братства св. благ. Анны Кашинской»7.

В начале XX века присутствие старообрядческих делегаций (в том числе и беспоповцев) на церковных торжествах господствующей церкви – событие исключительное. Вызвано оно было тем, что староверы, вместе с единоверцами, желали тем самым заявить о необходимости реабилитации не только лично Анны Кашинской, но и самого старого обряда, дониконовского благочестия. Это могло стать началом изменения отношения и к самим событием раскола середины XVII века. Но эти надежды не оправдались, что-то существенно пересматривать господствующая церковь не собиралась, и старообрядцы и даже единоверцы остались на этих торжествах всего лишь экзотикой.

После торжеств, в 1910 г. в Петербурге, на Выборгской стороне, новообрядческой церковью был освящен храм во имя преподобной Анны Кашинской, а в 1914 году освящена церковь во имя и Анны Кашинской на новом кладбище Донского монастыря в Москве.

В наше время в РПЦ МП Анна Кашинская почитается также в день своей кончины (2 октября ст. ст.) и в соборе Тверских святых (1-е воскресенье после 29 июня ст. ст.).

Мощи Анны Кашинской находятся в кашинском Вознесенском соборе, часть мощей - в церкви во имя святых апостолов Петра и Павла. Ежегодно 12 июня в Кашине совершается крестный ход с иконой Анны Кашинской по всему городу.

Многочисленные иконы Анны Кашинской, появившиеся в господствующей церкви после повторной канонизации святой, выполнены в преобладавшем в конце XIX – начале XX века живописно-лубочном стиле.

В наше время современными иконописцами создаются иконы святой Анны Кашинской, выполненные в иконописном стиле.


Старообрядчество и вторая канонизация

Первая публикация в старообрядческом журнале «Церковь» об Анне Кашинской была в №6 за 1908 год. В статье «На крови мученической. (К вопросу о канонизации святых)» сказано: «Другие (примеч. - из русских святых) и были прославлены, но церковь господствующая отказалась их чтить, так как они служат неоспоримым доказательством святости Церкви старообрядческой; такова, например, Анна Кашинская». Именно это, вскользь сделанное упоминание, по Божьему промыслу подтолкнуло церковно-государственные власти Российской империи к принятию решения о повторной канонизации Анны Кашинской.

Много публикаций, посвящённых Анне Кашинской, было в старообрядческом журнале «Церковь» в юбилейном 1909 году.

В № 23 за июнь 1909 года, вышедшим накануне кашинских торжеств, памяти святой благоверной княгини Анны посвящена целая подборка материала. На обложке номера было помещено изображение (черно-белое) древней иконы св. благоверной кн. Анны Кашинской. Номер открывался статьей «Торжество древней святыни и крушение анафемы». «Назначенное русским правительствующим синодом – говорится в ней – на 12 сего июня торжество возобновления церковного почитания благоверной великой княгини Анны Кашинской как святой<…> - всенародный и официальный протест против безрассудства и насилия прошлого. Это – суд над деяниями иерархов того времени. В день 12 июня перед всей Россией приподнимется завеса, долго закрывавшая темный угол нашей минувшей церковной жизни. Миллионы русских людей заглянут в него и с кошмарным ужасом отвернутся от него.<…>Торжество 12 июня ниспровергает несправедливость прошлых веков; оно раскрывает во всем ту величии правду, за которую стояли и умирали наши предки, старообрядцы. Оно свидетельствует, что Бог и народ были и есть на стороне священных заветов и преданий св. древлеправославной Церкви и что иерархия в своих безрассудных и несправедливых приговорах шла и против воли народа, его свв. чувств и верований, и против определения Бога».

В статье А. Павлова «Святая благоверная великая княгиня Анна Кашинская» подробно и обстоятельно говорится о земной жизни Анны Кашинской, обстоятельствах её церковного прославления и последующей запрещения. Статья иллюстрируется видами г. Кашина, а так же фотографиями относящихся к свт. Анне церковных и исторических реликвий.

Дано иконографическое описание изображенной на обложке номера старинной иконы Анны Кашинской, а так же прорись с неё, сделанная иконописцем А. А. Тюлиным.

№ 24 журнала «Церковь» за июнь 2009 года начинается статьей еп. Михаила (Семенова) «Великий старообрядческий праздник». « Я говорю о возобновлении почитания св. мощей Анны Кашинской. Её один старообрядец удачно назвал «исповедницей после смерти».<…>

Причина, по которой святая лишена Богом данного ей нимба – двуперстное сложение перстов для крестного знамения. <…>

Известно, как настойчиво и упорно утверждает государственная церковь, что проклятия налагались не на обряды, а только на людей, «противящихся церкви». Но вот – «оказательство» неприятного церкви обряда проявилось не у живого «раскольника», а у почившей уже слишком 300 лет женщины, уже признанной за святую судом Церкви. И она потерпела наказание: она оказалась попавшей под клятву, - лишена святого «нимба», Господом данного.

За что? За противление Церкви? За непокорность? А не за самый обряд? Что скажите, господа миссионеры.

- Важно для нас то, что синод, внутренне сознавший неладность акта 1678 года, однако не хочет и теперь сознаваться в исторической ошибке.

Не хочет сказать: «Иоаким и его собор совершили злое дело, - кощунственно отменили суд Божий, - признавший «многоскорбную княгиню» - святой. Мы теперь – отменяя этот суд – просим прощение у тех, чьи убеждения и верования оскорбило дело Иоакима».

Вместо такого «покаяния» государственная церковь пытается доказать, что Иоаким добросовестно сомневался в том, что в Кашине священные останки – святой княгини; уверяет, что дело 1678 года – акт благоразумной осторожности.<…>

Итак, старая ложь защищается и вместо покаянного дара св. княгине приносят явно недобросовестное оправдание.<…>

Синод в эти дни великого торжества скрыл истину – не принёс покаяние.

Значит, не может он принести и даров своих к могиле преподобной. Не может с чистой совестью совершать литургию около её мощей.

Впредь должен быть смыт грех иконоборчество и лжи.

И праздник 12 июня может с чистой совестью праздновать только старообрядчество, за предания которого пострадала княгиня.

Старообрядчество, которое не закрашивало икон святой, а благоговейно поклонялось им и лобызало их».

В этом же номере журнала «Церковь» за подписью «Шалаев» (один из псевдонимов Ф. Е. Мельникова) была напечатана статья «По поводу возобновления почитания св. Анны Кашинской». В ней говорится: «Как отнестись старообрядческой Церкви к возобновлению почитания св. благоверной княгини Анны Кашинской? <…>

Примкнуть к возобновляемому почитанию господствующей церковью – это значило бы, во-первых, что мы, старообрядцы, как будто тоже прерывали почитание св. кн. Анны и что для нашей св. Церкви иоакимовский собор 1678 г., обесчестивший благоверную княгиню, был обязательным, имеющим силу православного канонического собора.<…> Во-вторых, наше участие в «возобновлении» почитания св. Анны<…>давало бы основания утверждать, что определения и распоряжения синодальной иерархии имеют обязательное каноническое значение и для старообрядчества,<…> что было бы равносильно полной измене своей Церкви<…>.

Старообрядческой Церкви нужно не примкнуть к «возобновлению» почитания св. благоверной княгини Анны, а устроить особое церковное торжество в нарочитый день по поводу этого возобновления». По мнению автора, праздноваться должна «победа как св. Анны, так и древней Церкви, воспитавшей и прославившей её, - победа над недобрым делом Никона, и всех его единомышленников». <…>

Эту величайшую победу необходимо ознаменовать старообрядческой Церкви особым торжеством. Следует нашему освященному собору разослать по всем старообрядческим общинам (приходам) извещение по поводу возобновления господствующей церковью почитание св. благоверной княгини Анны Кашинской, указать на его значение для старообрядчества и установить ежегодное по сему случаю празднество с крестным ходом и особой благодарственной молитвой к Господу Богу, вразумляющему противные и просвещающему во тме и озлоблении седящих. Такое празднество имело бы и воспитательное значение: оно ещё больше укрепляло бы старообрядцев в сознании своей правоты и способствовало бы возрастанию и величию старообрядческой Церкви. Наши же горячие молитвы к Богу, надеемся, приведут в познании истины всех отторгшихся от единства церковного».

В этом же номере есть фотография старинной серебряной чеканной иконы из иконостаса храма-усыпальницы великого князя Сергея Александровича в московском Чудовом монастыре (придела прп. Сергия в церкви свт. Алексия Московского). Икона 1677 года, изготовлена по заказу боярина Богдана Матвеева, ближнего боярина царя Феодора Алексеевича, в начале XX принадлежала царской семье.

В следующем, 25 номере журнала «Церковь» приводится интересный материал «Кашинские впечатления» за подписью «И. К.». В нём описываются кашинские торжества «изнутри», увиденные глазами старообрядца. Некоторые детали и подробности очень интересны.

Так, по его словам, паломников было гораздо меньше, чем на прошедших ранее саровских торжествах. В первые два дня, 10 и 11 июня, в Кашине было больше солдат и полицейских, чем паломников. Автор связывает это с тем, что о кашинских торжествах было объявлено всего за месяц (о саровских торжествах начали писать за два года), настойчиво распространялись слухи, что Кашин оцеплен полицией и войсками и туда никого не пускают, о дороговизне продуктов, невозможности снять помещение и т. д. «Не хочется верить тому – пишет автор – что всё это с умыслом, с целью, и только потому, что Анна Кашинская молилась двуперстием».

Среди богомольцев преобладали женщины «из народа», пришедшие издалека. Присутствовало множество убогих, калек, «кликуш». Большинство молельщиков «из простых» ночевало просто на улице. «Вокруг соборов, на выстланных кирпичом тротуарах, расположились на ночлег богомольцы, ежась от довольно сильного ночного холода. Местами слышались всхлипывания старух и плач детей. Влево от собора стоит толпа народа и поет: «Спаси, Господи, люди Твоя». В центре толпы стоит мужчина лет 50, с седой бородой, в пиджаке, и руководит пением. Спрашиваю: «Кто это?» - «А это, - отвечают, Петр Андреевич, бывший городовой из С.-Петербурга, приехал на казённый счёт». Народ усердно поёт и толпится около заслуженного городового, который для чего-то поливает всем на платье, на руки рыгальным маслом, привезённым, по его словам, с Афона.

Среди богомольцев подавляющее большинство женщин, пришедших издалека. Народ толпится на Соборной площади, желая попасть в собор, но туда пропускают по билетам; богомольцы собираются в кружки и сами удовлетворяют свой «духовный глад», руководимые часто «заслуженными городовыми», имеющими какие-то неясные цели.

Рядом в другой группе какой-то монах со свечой читает акафист угоднику Николе; кругом него толпятся старушки и усердно молятся, некоторые на коленях».

Организаторы торжеств вопрос с двуперстием преподобной старались всячески обойти стороной. «Я обошел весь ряд торговцев и среди тысяч икон не нашел ни одной иконы с двуперстным сложением».<…>Случайность это, или нарочито иконописцы избегали перстосложения. <…>

Вывешен аншлаг, гласящий: «Здесь продаются иконы, освященные на мощах св. великой княгини Анны Кашинской».

Я купил одну из этих икон. Но что это за икона? На простой дощечке наклеена бумажная лубочная картинка, изображающая св. Анну Кашинскую. На оборотной стороне синий штемпель: «На память. Сия икона освящена на могиле св. княгини Анны Кашинской».

Продавцы этих икон, к которым я обращался за разъяснениями, откровенно сознавались, что очень немногие иконы освящены на св. мощах, и что нет возможности освящать привозимый целыми возами «товар», как сказал продавец. Но для чего этот аншлаг, для чего же этот ненужный, нелепый обман?»

«Ещё следует отметить чтение протодиаконом Розовым «послания святейшего синода возлюбленным о Господе чадам православной русской церкви о возстановлении церковного почитания благоверной великой княгини Анны Кашинской». Протодиакон Розов считается по силе и красоте своего голоса, и это вполне оправдалось при чтении первой половины «послания», где в кратких словах разсказывается жизнь благоверной княгини Анны Кашинской. Эту половину «послания» протодиакон Розов прочитал громовым голосом, так что все стоявшие на площади слышали от слова до слова. Когда же протодиакон начал читать о причинах закрытия мощей св. Анны Кашинской, его голос стал тихим, невнятным, так что приходилось, стоя почти рядом, напрягать слух, что бы не пропустить иногда целой фразы.

Подобное вокальное упражнение известного протодиакона ещё более странно тем, что это «послание» раздавалось безплатно богомольцам».

Представителями духовенства господствующей церкви было запрещено распространять на Соборной площади старообрядческий журнал «Церковь» как «пропаганду раскола», хотя он был вполне законным, повсеместно разрешенным к продаже и подписке изданием. «Следует заметить, что в соборных лавках в продаже совсем не было ни Евангелия, ни Псалтыря» - замечает автор.

Во время кашинских торжеств газетчики спутали присутствующую и участвующую в молениях делегацию единоверцев с белокриницкими старообрядцами и стали распространять ложные сведения о том, что старообрядцы приняли участие в богослужениях. Журнал «Церковь» (№ 25 за 1909 г. стр. 787) опровергал это и писал: «невозможно, с канонической точки зрения, брать разрешение на богослужении у неправославных архиереев и совершать службу в храмах, находящихся в обладании неправославных христиан».

В двух номерах журнала «Церковь», №26 и №27 за 2009 год под заголовком «Депутация старообрядцев в Кашине» печатался доклад уполномоченных собрания московских старообрядческих общин и попечителей Рогожского кладбища о поездке в Кашин в дни торжеств. Делегацию старообрядцев благословил на поездку старообрядческий епископ Рязанский и Егорьевский Александр (Богатенко).

Целью поездки было официальное ходатайство о выделении части честных мощей св. благоверной княгини для храмов московского старообрядческого Рогожского кладбища. В прошении, поданной делегацией на имя Алексия, архиепископа Тверского и Кашинского, говорилось: «мы питаем надежду, что вами просьба наша будет услышана, и единоверная братия наша, получа столь великую святыню – часть святых мощей – будет считать, что с данного момента кладется первый камень к сооружению давно желанного моста через ту историческую пропасть, которая была ископана между православным народом: братьями по вере в Бога и преданности русским государям, два с половиною века назад». Во время личной встречи с епископом Алексием старообрядцы уточнили: «Пусть эта часть св. мощей Анны Кашинской, которую мы получим, будет служить первой нитью-залогом к разрешению векового спора и недоразумения между русскими братьями, верующими в одного Бога и детьми одного Государя. Пусть эта нить утолщается правдой».

То есть, старообрядцы надеялись, что повторная канонизация свт. Анны Кашинской станет началом признания как дониконовской церковной традиции, так и её последователей – старообрядцев.

Но эти надежды не оправдались, правды как раз во время кашинских торжеств не было. С первого и до последнего дня пребывания в Кашине делегатам-старообрядцам пришлось сталкиваться с заведомой ложью, фальсификацией и клеветой со стороны представителей господствующей церкви.

   
Нашивка на покров с изображением троеперстия, под ней проглядывает первоначальное двоеперстие
   
Нашивка на покров, удалённая старообрядцами
  
Первоначальное перстосложение на покрове, которое пытались скрыть фальсификаторы

4 июня, в день приезда, получив у настоятеля Воскресенского собора о. Иоанна Аменицкого «разрешение сфотографировать древний покров, шитый, по преданию, супругой и сёстрами царя Алексея Михайловича и возложенный ими на раку благоверной великой княгини Анны 12 июня 1650 года в день перенесения честных мощей её из Успенского собора в Воскресенский. Получив на это разрешение, мы отправились в собор, в котором в алтаре летнего храма временно лежал этот покров на небольшом стекле. Обозревая этот драгоценный памятник, мы заметили нечто на нём необыкновенное. Правая рука св. благоверной княгини Анны, имеющая двоеперстное перстосложение, была довольно искусно замаскирована, на неё было нашито излюбленное никоновское троеперстие, а видневшиеся из под него два перста, - указательный и великосредний, - были заплетены шелком, имевшим, к счастью нашему, в своём цвете заметную отличку от того шелка, каким была вышита более 250 лет назад окружность одеяния преподобной». Фотограф В. А. Колотильщиков, который уже делал снимки этого покрова, «когда проявлял пластинку, заметил очень диковинную вещь: правая рука княгини имеет 7 пальцев, так что из троеперстного сложения видны концы двух лишних пальцев. «Я полагаю, - говорил нам г. Колотильщиков, - что какие-то неведомые «художники», в ложном расчёте ввести в заблуждение тёмную массу богомольцев, порешили устроить такую фальсификацию: они постарались сделать из двоеперстного сложения троеперстное, но ничего этим не достигли, лишь показали своё нравственное убожество и очевидную для всех нетерпимость к древнему двоеперстному сложению». Мы пригласили председателя соборной комиссии С. И. Лядова в алтарь и передали ему об открытой подделке на покрове преподобной и просили его не омрачать такой непростительной фабрикацией радостного для всей верующей России праздника».

Организаторы праздника с этим согласились, и с покрова Анны Кашинской был снята поддельная нашивка с троеперстием. Это произошло 8 июня в присутствии старообрядческой делегации, при непосредственном участии М. И. Бриллиантова и известного художника Александра Владимировича Маковского, который исполнял акварельные рисунки с кашинских церковных древностей, в том числе и с покрова Анны Кашинской.

Если в этом вопросе правда восторжествовала, то получить частичку мощей св. Анны Кашинской для храмов Рогожской не удалось. Архиепископ Тверской и Кашинский Алексий отнесся к просьбе сочувственно. «Для меня это будет очень приятно, что вы будете иметь у себя часть мощей угодницы Божией» - сказал он, но при этом добавил, что вопрос необходимо согласовать с приезжающим из Петербурга чиновником.

«Мы узнали, что с минуты на минуту ждут в Кашин приезда редактора «Миссионерского обозрения» Василия Михайловича Скворцова, человека, не благоволящего к старообрядчеству».

Вот какое впечатление произвел он в 1901 году на известную поэтессу Зинаиду Гиппиус: «весьма любопытный, как тип, «хитрый мужичонка», чиновник особых поручений при Победоносцеве<…>. Фигура интересная. Отчасти комическая, - над ним и свои посмеивались, - но достоин он был не только смеха. Официальный миссионер, он славился жестокостью по «обращению» духоборов и всяких «заблудших» в лоно православия. Вид у него был мужичка не без добродушия, но внутри<…> грызло тщеславие: давно мечтал стать «генералом» (дослужиться до действительного)»8.

Не удивительно, что старообрядческая делегация, узнав это, пришла к выводу: «дело наше пошло на оттяжку и просьба наша останется не удовлетворённой». И действительно, хотя Скворцов лично уверял, что сам к ходатайству относится благосклонно, а всё зависит от мнения съехавшихся епископов, на самом деле сделал всё от него зависящее, что бы прошение было отклонено.

При повторной встрече старообрядцы услышали отказ. « - Мы не должны выдавать вам часть св. мощей, - говорил нам г. Скворцов и кишинёвский епископ Серафим, - мы опасаемся, что вы будете злоупотреблять ими, например: зашивать их в антиминсы и служить на них литургии? Такие разглагольствования наших противников нас удивили и поэтому мы спросили их: «Разве служение Божественной литургии на св. мощах, приношение безкровной жертвы за грехи всего мира, за царя и за вся, иже во власти суть, есть злоупотребление? И разве вам неизвестно, что в антиминсы по закону св. Церкви вшиваются части мощей св. мучеников и не других каких-либо святых?»». Кроме того, представители господствующей церкви заявили, что частицы св. мощей могу выдать только духовным лицам, а ваших духовных лиц они не признают таковыми.

Кроме того, старообрядцев настойчиво приглашали посетить назначенное в здании кашинской городской думы 13 июня чтение на тему: «святая Анна Кашинская и старообрядцы». Когда же они пришли на это чтение, то с трибуны услышали от московского архимандрита Макария, что «старообрядцы обязаны были встать – и встали на стороне врагов православной церкви, врагов русского государства; они встали теперь на стороне врагов христианства и самого Христа.

После такой речи ужас охватил не только нас, старообрядцев, но и всех благомыслящих, находящихся в зале.<…> Здесь, в дни торжеств апостольского двоеперстия, архимандрит, отрекшийся от мира, выкрикивает, как на митинге: старообрядцы – враги, враги, по его клевете, Христу, в Которого старообрядцы веруют больше, чем сам чернопоп, - враги русского государства, но которому старообрядцы готовы служить до последней капли крови».

Когда же старообрядцам было отказано в праве возразить на клевету, они покинули собрание.

«Насколько радушный и братский приём мы встретили у граждан г. Кашина, настолько не по-братски отнеслись к нам съехавшиеся иерархи господствующей церкви, вмести с чиновниками синода» - подвели итог своим впечатлениям делегаты-старообрядцы.

Отказав старообрядцам, организаторы кашинских торжеств демонстративно передали частицу мощей святой единоверческому (ныне новообрядческому) Никольскому храму на Рогожской, в котором икона св. Анны Кашинской с мощевиком, выполненная в характерном для того времени живописном стиле, пребывает и до сих пор.

Особенностью этой иконы, отличающей её от других икон св. Анны Кашинской начала XX века, является отчетливое изображение двуперстия.

В начале XXI века икона с частью мощей св. Анны Кашинской все-таки появилась в Покровском старообрядческом кафедральном соборе на Рогожской. Во время первосвятительства митрополита Андриана (Четвергова) (2004-2005 гг.) ему представителями РПЦ МП была передана часть мощей свт. Анны Кашинской, очевидно, в видах улучшения отношений со старообрядчеством. После этого иконописцем-старообрядцем был написан образ св. Анны в старинном стиле, с двуперстием. В эту икону и была вставлена частица мощей. Однако это событие особого внимания старообрядцев к себе не привлекло и, по существу, осталось незамеченным.

Знакомясь со старообрядческими публикациями о кашинских торжествах, видно, что они относились к ним совсем не так, как другим, чисто «никонианским» торжествам начала XX века, вроде канонизации Серафима Саровского. Хотя старообрядцы не признавали самого повторного прославления Анны Кашинской по той причине, что никогда не признавали и отмену её почитания, они, тем не менее, отнеслись к этому, как к великому торжеству. Только это было торжество не господствующей церкви, даже в эти праздничные дни не пожелавшей оставить лукавство, ложь и клевету. Это было властное и непобедимое тожество Божественной Истины, которой не смогли противиться даже озлобленные и непокаявшиеся Её гонители. Кашинские торжество 1909 года воспринимались старообрядцами как своего рода новое «торжество православия», как образ окончательной победы Правды и посрамления Её гонителей в жизни будущего века. «Истина от земли возсия, и правда с небесе приниче» (Пс.84:12).

Возможно, кашинские торжества были знамением, подсказкой от Бога для сбившегося с правильного пути, теряющего веру и стоящего накануне потрясений русского народа. И лучшие люди старообрядчества осознавали это, рассматривая повторное прославление Анны Кашинской господствующей церковью как возможность и даже обязанность проповедовать правду старой веры: «горе мне, если не благовествую» (1Кор.9:16).

«Эти торжества не остались незамеченными в среде всего староверия. В некоторых старообрядческих храмах прошли праздничные богослужения. Так, в Боровске во Всехсвятской и Покровской общинах были отслужены вечером 11 июля 1909 года всенощные бдения, а утром 12 июля — Божественные литургии. Старообрядческий писатель и публицист Ф.Е. Мельников на страницах журнала «Церковь» предложил установить ежегодное празднество по этому случаю с крестным ходом и особой молитвой ко Господу Богу, «вразумляющему противныя и просвещающему во тьме и озлоблении сидящих». Интересно, что у соседей г. Кашина — беспоповцев г. Кимры распространился слух, что отныне по всем церквам империи богослужение будет совершаться по старому обряду.

Кульминацией старообрядческих празднеств, посвященных святой благоверной княгине-инокине Анне Кашинской, стало освящение храма в ее честь в селе Кузнецы Богородского уезда Московской губернии. Чин освящения этого первого на Руси храма во имя св. Анны Кашинской 16 декабря 1909 года совершил епископ Рязанский и Егорьевский Александр. По окончании торжественного богослужения, обращаясь к собравшимся, владыка Александр сказал: «Возблагодарим, братие, Господа, что Он поспешествовал создателям соорудить этот благодатный храм, это хранилище таинств и благодати, училище боговедения и благочестия, источник освящения, пристанище обуреваемых, прибежище бедных, утешение скорбящим. Помолимся Ему и благоверной княгине Анне, да будет сохранен сей храм невредим от огня и бури в долготу дний...»»9.

«Своеобразным восклицательным знаком, завершающим это большое православное торжество (12 июня 1909 года) явилось решение известного всем богородского благотворителя А.И.Морозова – воздвигнуть каменный храм во имя св. благоверной княгини Анны Кашинской. (Вообще, подобные эффектные поступки были в духе Арсения Ивановича...)

Красивый каменный храм был построен на земле, пожертвованной крестьянами дер. Кузнецы в невиданно короткий срок – за три месяца! Уже 15 ноября состоялся праздник, посвященный окончанию строительства. Крестный ход, а также редкое зрелище водружения крестов и поднятия колоколов собрали многочисленные толпы любопытствующих, завернувших сюда с Владимирского шоссе. Об этом знаменательном событии старообрядческая периодика того времени с радостью сообщала как о большой духовной победе русской древлеправославной церкви.

Предметом особой гордости создателя храма и его общины были роскошный резной иконостас из мореного черного дерева, образа и фрески, выполненные в стиле мастеров Древней Руси. Популярность нового храма была столь велика, что в праздничные дни он едва вмещал всех приходящих на богомолье или приезжающих специально послушать пение морозовского хора, часто бывающего здесь. Практически все старообрядческие епископы, заезжавшие в наш уезд, считали своим долгом непременно посетить первый и единственный в России храм св. Анны Кашинской. А в июне 1911 года кузнецовскую общину удостоил своим посещением первый иерарх русской древлеправославной церкви – архиепископ Иоанн.

(Заметим, что храм, посвященный русской святой, был первым и единственным не только в нашем Богородском уезде, но и во всей Московской губернии, да и ближайших тоже. Только в Петербурге на Б. Сампсониевском проспекте в новостроящейся двухэтажной церкви, возводимой в память рождения Цесаревича Алексия, лишь после восстановления церковного почитания благоверной княгини, и возможно, «в противовес» кузнецовскому древлеправославному храму, вскоре главный придел был освящен во имя св. Анны Кашинской. И по сей день подобных храмов в России только два).

Для местного старообрядчества новый храм в Кузнецах скоро стал настоящим центром духовного просвещения. Здесь была сформирована замечательная библиотека. Иждивением А.И. Морозова и заботами председателя общины Ф. А. Детинова в 1912 году открыта частная школа для детей старообрядцев. Конторщиком здешней фабрики М.Е.Осетровым были организованы прекрасный церковный хор и детская школа древнерусского знаменного пения»10.

После кашинских торжеств единоверческими и старообрядческими типографиями было выпущено несколько изданий службы св. Анны Кашинской с её житием, по которым во многих старообрядческих храмах в дни её памяти совершалась служба.


В годы советской власти

Вот что сообщается в различных Интернет-публикациях о событиях вокруг мощей свт. Анны Кашинской в советское время:

«В тревожные годы первой мировой войны и в первые годы революции гробница Анны оставалась неприкосновенной святыней. Только чаще служили ей молебны, благословляли ее иконой уходящих на войну.

Образ благоверной княгини Анны стал русским людям даже ближе и понятнее. Вспоминалось, что благоверная Анна тоже провожав мужа и сыновей в ту опасную неизвестность, откуда часто не возвращаются, хоронила и оплакивала их, тоже принуждена была бежать и скрываться, в то время как враги громили и жгли ее землю.

После октябрьской революции церкви Кашина закрывались одна за другой, и мощи преподобной Анны переносились из храма в храм. Наступило время, когда в городе остался единственный служащий храм в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла в нем и пребывали мощи преподобной с 1962 по 1987 год. По молитвам преподобной верующие Кашина не оставались без действующего храма, а святые мощи их покровительницы не были поруганы даже во время всеобщего осквернения и изъятия мощей.

В январе 1930 года мощи Анны стали объектом атеистической пропаганды. В Кашин приехала комиссия, в присутствии которой были вскрыты мощи святой. Происходившее засняли на кинопленку. Вскоре в "Правде" появилась статья, автор которой со всем революционным пылом убеждал читателей, что преклонение перед представляющими собой обыкновенные кости мощами преподобной Анны - это "поповский обман", подлежащий решительному разоблачению.

Ну а затем начались многолетние скитания ее мощей, которые прекратились лишь в начале 90-х годов прошлого столетия. После того как Воскресенский собор был закрыт, они одно время были экспонатом в краеведческом музее. Потом их перенесли в храм Вознесения, который при Хрущеве тоже закрыли. После этого мощи побывали еще в двух городских храмах. И лишь 25 июня 1993 года это неслыханное кочевье завершилось. В этот день мощи святой благоверной княгини Анны Кашинской были перенесены во вновь открывшийся кафедральный собор Вознесения, где и по сей день находятся11.

И в последующие годы преподобная давала знамения своего участия в жизни земной Отчизны. Очевидец рассказывает, что в первый год Великой Отечественной войны он охранял ночью железнодорожную станцию в Кашине. Вдруг он увидел на путях высокую красивую женщину в монашеском облачении. От нее исходил удивительный свет. На вопрос, кто она и что здесь делает, незнакомка ответила: «Я преподобная Анна Кашинская и охраняю свой город и свой народ!»

Ее заступничеством многие объясняют тот факт, что в годы Великой Отечественной захватившие Тверь фашистские войска так и не смогли овладеть Кашином. Они были остановлены в тридцати километрах от города. Немецкой авиации не удалось разбомбить железнодорожный мост через Волгу, находившийся примерно в десяти километрах от Кашина.

Интересно, что в годы войны именно в Кашин из Калинина (бывшей Твери) были эвакуированы многие государственные учреждения. Хоть и считали партийцы себя атеистами, но все же многие втайне надеялись на защиту святой Анны12.

И ныне мощи преподобной великой княгини Анны Кашинской пребывают открыто для поклонения в ее родном городе Кашине. Все так же лежит она в гробнице со сложенной для благословения правой рукой.

Кашин, чтобы помолиться над мощами преподобной княгини, приложиться к ним, регулярно посещают паломники со всей России. К Анне обращаются со своими горестями и надеждами, получая утешение. Немало историй и в наши дни связано с исцеляющей силой мощей святой Анны.

Со слов кашинского духовенства известно, что очень часто в день почитания Анны Кашинской во время утренней литургии начинается дождь. Но когда вслед за ней наступает черед Крестного хода, он обычно прекращается, и небо светлеет, выглядывает солнце, иногда появляется радуга...»13.


Столетие второй канонизации – юбилейные торжества

В праздновании столетнего юбилея повторной канонизации Анны Кашинской приняли самое активное участие Тверская епархия РПЦ МП, администрация Тверской области и администрация г. Кашина.

Епархия стремилась торжественные мероприятия использовать для усиления своего влияния в обществе.

Областная администрация демонстрировала «новую симфония» духовной и светской власти и внимание к историческому наследию Тверского края.

Но больше всех в юбилейных торжествах была заинтересована администрация г. Кашина. Для маленького и небогатого города оказаться хоть на время торжеств в центре всероссийского внимание было чрезвычайно важно.

Кашин – типичный малый город средней России, во многом сохранивший свой облик с начала XX века. Речка Кашинка, делая замысловатые изгибы по городу, образует силуэт, который в точности повторяет контуры человеческого сердца, поэтому Кашин ещё называют «город русского сердца».

Население в конце XIX века (1893) – 7 тыс. человек, в 1970 – 18 тыс., в 2006 – 16, 2 тыс. человек. До революции в городе была 21 церковь и 3 монастыря, сейчас осталось 17 храмов.

К началу XX века процветавшая ранее городская торговля упала, в городе было две маленькие фабрички – войлочно-валяльная и свечная при 22 рабочих. В советское время были построены швейная фабрика, льнообрабатывающая и завод электроаппаратуры.

Город издревле известен местной лечебной питьевой минеральной водой. По своему составу кашинская вода близка к ряду вод знаменитых Ессентуков.

Вначале паломники, приходившие в Кашин поклониться мощам Анны Кашинской, пользовались водой из городских источников для лечения от разных болезней, источники считали святыми и чудотворными. Бытовала легенда, что они произошли от слёз св. Анны, которые она выплакала, молясь за Кашин и его жителей. В начале XX века воды Кашина получили определённую известность у жителей крупных городов, но уже только как целебные минеральные. В советское время при источниках был построен санаторий. В наши дни в Кашине действует несколько производств по разливу минеральной воды. Дух всеобщей коммерциализации привёл к тому, что в качестве товарной марки минеральной воды используется название «Анна Кашинская», что невозможно представить себе ещё сто лет назад, хотя тогда в Кашине было много коммерсантов – купцов.

Впрочем, Тверская епархия РПЦ МП не осталась в стороне от этих коммерческих проектов. В наши дни минеральная вода «Анна Кашинская» продается в церковных лавках храмов РПЦ МП с разъясняющей надписью: «Источник освящен архиепископом Тверским и Кашинским Виктором в чести и память святой Анны кашинской».

Конечно, для маленького провинциального Кашина, не избалованного известностью и финансированием, столетний юбилей повторной канонизации Анны Кашинской стал грандиозным историческим событием. Но если сто лет назад кашинскими жителями он переживался в первую очередь как событие религиозное, как торжество веками ожидаемой исторической справедливости по отношении к «Благоверной», то теперь восприятие юбилейных торжеств было другое. После исторических потрясений XX века религиозность перестала быть центром жизни людей в российской глубинке. Как написано в одной из публикаций о торжествах: «Путь к площади, на которой стоит переданный Русской Православной Церкви Воскресенский собор и воздвигнутый рядом с ним памятник угоднице Божией, пролегает по улице Карла Маркса. Её пересекают улицы Ленина, Комсомольцев, Луначарского. А площадь, где некогда стоял Успенский храм, в котором покоились мощи великой подвижницы, называется Пролетарской. Совершать путь к святыне – Воскресенскому собору – по улицам с такими названиями довольно трудно: как ни старайся, богоборческие имена наводят на грустные размышления»14.

Поэтому и сам юбилей воспринимался больше как событие историко–культурное, краеведческое.

Кроме того, для малого российского города очень важно иметь какую-то местную достопримечательность, которая обеспечила бы городу доходы и трудовые места от потока туристов, а известность помогла получить финансирование от высшей власти. Поэтому для достижения такой всероссийской туристической известности в малых городах проявляют удивительную изобретательность.

Так, город Мышкин Ярославской обл. в качестве местной достопримечательности сделал единственный в мире «музей Мыши», проводящий «Международные Фестивали Мыши». Город Великий Устюг Вологодской области объявил себя родиной Деда Мороза. А село Кукобой, что находится на границе Ярославской и Вологодской областей, объявили родиной сказочной Бабы-Яги, и там был открыт посвящённый этому музей. По сообщениям СМИ, «перерезать ленточку на входе приехал лично ярославский губернатор А.Лисицын, который вместе с главами Первомайского и Пошехонского муниципальных округов Ярославщины и туристической фирмой "Яроблтур" стоял у истоков этого проекта. Сам он возлагает большие надежды на новую достопримечательность Кукобоя, полагая, что присутствие Бабы Яги выведет село, равноудаленное от Ярославля и от соседнего областного центра Вологды, в разряд крупных туристических объектов». Итак, главный мотив создания подобных объектов – создание в задыхающейся от безденежья и безработицы русской глубинке туристических объектов. «В репортаже ГТРК "Ярославия", посвященном открытию избушки, отмечалось, что "Баба-Яга давно уже превратилась в рекламный бренд, за обладание которым борются Архангельская, Ивановская и Ярославская области"».

На этом фоне выбор в качестве символа города Кашина православной подвижницы свт. Анны Кашинской является наилучшем из всех возможных вариантов. Это - продолжение многовековой благочестивой традиции Кашина, неотделимой как от местной, так и от всероссийской истории.

Но всё-таки для областных и местных властей нынешние кашинские торжества воспринимались именно как рекламный бренд Тверской области и города Кашина, как своего рода грандиозный «День города».

Далее приводим подборка материалов из различных Интернет-сайтов и периодических изданий о событиях и юбилейных торжествах, связанных со столетием второй канонизации Анны Кашинской:

«28 января 2009 г. В здании Тверского епархиального управления по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора 29 января состоится пресс-конференция, посвященная подготовке торжеств в честь 100-летия второго прославления святой благоверной великой княгини Анны Кашинской. 25 июня 2009 года отмечается 100-летие прославления (второй канонизации) святой благоверной великой княгини и инокини Анны Кашинской (1280-1368). Торжества состоятся в г. Кашине попечением Администрации Тверской области, Администрации Кашинского района, Тверской епархии и др. По благословению Архиепископа Тверского и Кашинского Виктора началось создание новой раки для святых мощей блг. кн. Анны Кашинской».

«13 марта 2009 года в рамках подготовки и проведения мероприятий, посвященных празднованию столетия Второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской 12 февраля 2009 года прошло заседание круглого стола «Роль депутатов Городской думы в подготовке и проведении Второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской в 1908-1909 г.г.»».

«19 марта 2009 года на базе Кашинского аграрного техникума состоялось совещание о ходе исполнения плана мероприятий, посвященных 100–летию со дня второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской.

В нем приняли участие благочинный Кашинского округа протоиерей Димитрий, сотрудники районной администрации, главы поселений, директора школ и средних учебных заведений, заведующие дошкольными учреждениями, представители отдела культуры, члены общественного совета по поддержке Русской Православной церкви в Кашинском районе. Вела совещание заместитель Главы, управляющий делами аппарата администрации Кашинского района – С.М.Корнеева.

Открыл совещание благочинный Кашинского округа, протоиерей Димитрий. Он подчеркнул значение предстоящего праздника для духовного и нравственного воспитания подрастающего поколения, призвал к тому, чтобы дать детям правильные ориентиры: как и для чего жить, научить их быть счастливыми».

«4 марта 2009 года. Школьники готовятся к празднованию 100-летия второй канонизации благоверной княгини Анны Кашинской. Все общеобразовательные учреждения района ведут подготовку к празднованию 100-летия со дня второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской».

«26 апреля 2009 года в Кашине подведены итоги районного конкурса сочинений на тему «История земли Кашинской», посвященный 100-летию второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской».

6 мая 2009 года среди школьников г. Кашина «подведены итоги заключительных этапов районного конкурса, посвященного 100-летию второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской в номинациях «Изобразительное искусство» и «Видеосюжеты».

В среду 20 мая в городском Доме культуры в торжественной обстановке состоялось подведение итогов и чествование победителей творческих конкурсов, проводившихся в преддверии празднования 100-летия второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской».

«1 июня в Кашинском краеведческом музее в Тверской области открылась выставка «Светильник Веры в Кашине», посвященная 100-летию повторной канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской.

На экспозиции представлены документальные материалы музея, предметы археологических раскопок XIV века, иллюстрирующие быт эпохи, в которую жила Анна Кашинская.

Сотрудники музея также предлагают посетителям копии снимков, сделанных в 1909 году фотографом Василием Колотильщиковым. На фотографиях изображены крестные ходы, посвященные повторной канонизации Анны Кашинской в Твери, Красном Холме, Корчеве, внутреннее убранство Воскресенского собора».

15 июня 2009 года первоиерарх РПЦ МП патриарх Кирилл (Гундяев) направил поздравление в связи с приближающимися торжествами архиепископу Тверскому и Кашинскому Виктору и губернатору Тверской области Д. В. Зеленину.

19 июня в актовом зале исторического факультета Тверского государственного университета состоялась научно-практическая конференция, посвященная 100-летию второй канонизации синодальной церковью святой благоверной княгини Анны Кашинской. Открытие конференции состоялось в присутствии официальных представителей администрации Тверской области. В ходе конференции, на которую собралось около 200 ученых, общественных и религиозных деятелей, студентов высших учебных заведений, прозвучало более 20 докладов посвященных святой Анне Кашинской и смежным вопросам церковной истории.

Конференцию открыла и.о. проректора по научной работе Толстихина Г. А.

С приветственным словом ко всем участникам и гостям конференции обратился Архиепископ Тверской и Кашинский Виктор. По его словам, научная конференция, посвященная 100-летию второй канонизации Святой Благоверной княгини Анны Кашинской, внесет свою особую лепту в торжества на Тверской земле. Его Высокопреосвященство пожелал всем участникам конференции успешной плодотворной работы.

Московскую Митрополию Русской Православной Старообрядческой Церкви представляли заведующий архивом В.В. Боченков, заведующий книгохранилищем В. В. Волковым и редактор информационно-издательского отдела Г.С. Чистяков. Презентацию книг и научную конференцию вела декан исторического факультета, директор центра В.В. Болотова Т. Г. Леонтьева.

Кандидат исторических наук, доцент ТвГУ Г. Гадалова представила доклад: «Житие святой благоверной княгини Анны Кашинской: проблемы исследований и изданий». В нем, в частности, было высказано наблюдение, что так называемые «несоответствия» в Житии св. Анны предъявленные собором новообрядческой церкви 1677 года и за которые ее почитание было предано анафеме, не имели никакого исправления во время ее второй канонизации в 1909 году. Ошибки жития св. княгини продолжали тиражироваться весь XX век и по-прежнему повторяются в современной церковной литературе. Это позволяет сделать вывод, что деканонизация святой имела исключительно церковно-политические причины и не имела отношения к недочетам в жизнеописании.

Валерий Волков рассказал о старообрядческих изданиях и публикациях, посвященных Анне Кашинской, и отметил, что эти публикации начала XX века мало учитываются учеными, изучающими историю жития, канонизации и деканонизации святой. Докладчик так же охарактеризовал роль старообрядцев при восстановлении почитания Анны Кашинской в господствующей церкви».

«23 июня - 26 июля 2009 г. В Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга начала работу выставка «Лики святой Руси: Михаил Тверской и Анна Кашинская». На выставке представлены старинные снимки города Кашина, торжества вторичного прославления святой, кадры, запечатленные фотохудожником начала ХХ века Василием Колотильщиковым, а также современные виды города и его святынь. Открытие выставки в Александро-Невской лавре ? одно из мероприятий, посвященных дню памяти благоверной княгини Анны, который будет отмечаться 25 июня».

25 июня 2009 года прислал свой поздравления министр культуры Российской Федерации А. Авдеев.

«25 июня 2009 года в городе Кашине прошли торжественные мероприятия, посвященные 100-летию со дня второй канонизации святой благоверной княгини Анны Кашинской. Праздник 25 июня 2009 года воистину удался. Утром он открылся крестным ходом с мощами св. блгв. княгини Анны Кашинской от Вознесенского до Воскресенского собора. Затем у Воскресенского собора прошла Божественная литургия. Чувствовалось особое возвышенно-праздничное настроение собравшихся в этот святой для кашинцев и многочисленных паломников день. Здесь были люди всех возрастов: от младенцев в детских колясках до убеленных сединами стариков.

По окончании Божественной литургии состоялось торжественное открытие памятника св. блгв. княгини Анны Кашинской и церемония передачи Воскресенского собора Тверской и Кашинской епархии. Сам собор был основан в 14-ом веке. А на современное здание средства жертвовала императрица Екатерина II. Долгие годы храм использовался как Дом культуры. И вот на наших глазах теперь происходило одно из самых значительных событий - возвращение собора, чтобы вновь старинный собор наполнился духовной жизнью! Очень символично в этот момент поднялась в небо стая белых голубей.

Участие в этом важных событиях приняли губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин и архиепископ Тверской и Кашинский Виктор, представители духовенства.

Духовный праздник продолжался. Крестный ход с мощами св. блгв. Анны Кашинской проследовал до Вознесенского собора. В настоящее время святые мощи находятся в Вознесенском соборе и открыты для всех, кто хочет приложиться к ним и получить от святой защиту и помощь. Там же в 17.00 началось всенощное бдение. По благословлению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора начат сбор средств на воссоздание серебряной раки для святых мощей св. блгв. Анны Кашинской (рака была утрачена в Советское время).

Днем праздник продолжился в центре города на Пролетарской площади. На открытой сцене состоялся Фестиваль духовной и светской музыки, далее там же выступали коллективы народного творчества. Зал под открытым небом был полон зрителей. В городском саду шумно и весело было на детских игровых анимационных площадках. В 15.30 состоялось открытие нового здания городского Дома культуры, зрителям был предложен спектакль «Михаил Тверской». Обширная программа праздника включила в себя концерт поэтов и бардов, спектакль для детей, обзорные экскурсии на смотровой площадке Воскресенского собора, выставки художественного творчества и фотовыставки, поэтические встречи.

Особо хочется отметить состоявшуюся в новом Доме культуры презентацию книги-фотоальбома «Анна Кашинская» и книги «Святая благоверная великая княгиня Анна Кашинская», изданная по инициативе губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина. Украшением книги стали уникальные цветные миниатюры Лицевого летописного свода X/I века, рассказывающие о жизни Михаила Тверского, Анны Кашинской и их детей, фотографии известных икон святой из музейных фондов и храмов, фрагменты древних летописей и «Жития Анны Кашинской». Отдельный раздел книги посвящен Кашину, монастырями храмам этого красивого и древнего города (первое упоминание о городе в Никоновской летописи относится к 1237году). Авторы-составители книги - Юрий Исаков и Наталья Балмышева, председатель редколлегии – Андрей Иванов.

Завершился праздник концертом эстрадной музыки и вечерней молодежной программой. Достойным окончанием торжеств был праздничный фейерверк».

«В память о торжествах и во внимание к заслугам архиепископу Виктору был вручен почетный знак губернатора Тверской области «За благотворительность. Великая княгиня Анна Кашинская»».

В Интернете размещено довольно много фотографий нынешних кашинских торжеств. Вот некоторые впечатления при их просмотре.

Сравнивая фотографии 1909 и 2009годов трудно сказать, когда было больше народа. Складывается впечатление, что больше было всё-таки сто лет назад, что, впрочем, и не удивительно после 70 безбожных лет.

Нынешние кашинские торжества, кроме крестного хода с мощами, молебна, включали в себя различные концертно–сценические мероприятия наподобие тех, которые в наше время приняты в такие государственные праздники, как День Победы, День России, Дни города и т. д.

На центральной площади города, перед собором, множество девочек-школьниц, одетых в красные и зелёные сарафаны наподобие тех, которые принятые в самодеятельных коллективах народной песни и пляски, держат белые воздушные шарики, по команде выпускают и те взлетают в небо.

Открытая сценическая площадка своим фоном имеет изображения св. Анны Кашинской со скорбным выражением лица. На ней выступают концертные коллективы: классический хор музыкальной школы или музыкального училища в строгих концертных платьях, хор мальчиков – казаков, весёлый детский танцевальный коллектив в русских народных костюмах с зажигательными танцами.

Кроме того, по этим фотографиям отчетливо видно, какой сильный отпечаток наложило советское время на российских административных лица, особенно в провинции.

Вот фото собрания городского актива Кашина. За спиной президиума, в котором видны светские и духовные лица, большой плакат: «Святая благоверная Княгиня Анна Кашинская – образец христианской супруги и матери, покровительница города Кашина».

Вот во время крестного хода шесть молодых мужчин поперёк всей дороги несут транспарант – растяжку: «Преподобная мати Анна, моли Бога о нас».

На центральной площади, перед собором открывают памятник св. Анне. Рядом сооружена трибуна, с которой в микрофон говорят речи о значении праздника областные и городские начальники в костюмах и галстуках, а так же два архиерея в полном облачении и с посохами.

Вот важные гости, светские и духовные, посещают «православный детский сад имени прп. Анны Кашинской», где их встречают дети с напряжёнными и напуганными лицами, а сзади стоят с не менее напряжёнными и окаменевшими лица воспитательницы в платочках. Дети одеты в парадные платья и костюмчики, через плечо у каждого ребёнка перекинута розовая лента, а на грудь каждому приколота маленькая иконка прп. Анны (ну прямо как раньше детям прикалывали октябрятский значок).

Сравнение торжеств в Кашине в 1909 и 2009 годах приводит к некоторым важным выводам.

Так же, как и сто лет назад, РПЦ МП совместно с представителями администрации, пытаются демонстрировать обществу нерушимую «симфонию» существующих церковно-государственных отношений. С поправкой, конечно, на другие формы государственного строя.

Однако русский народ за это время сильно изменился. Ушли в прошлое патриархальные массы с их непосредственной, простой и сильной верой. Сто лет назад большинством жителей Кашина и паломников торжество повторной канонизации Анны Кашинской воспринималось как событие исключительно религиозное. В наши дни юбилей, хотя и включал в себя богослужения, крестный ход, для большинства участников был в первую очередь событием историко – культурным, краеведческим, так как религиозность перестала определять сознание большинства людей. Более того, даже для того, что бы торжества воспринимались просто в качестве актуального события, его пришлось предварять серией исторко-культурных мероприятий: выставок, конференций, различных творческих конкурсов у школьников и т. д.

Очень важным отличием торжеств 2009 года от празднования 1909 стало полное игнорирование ими старообрядческого вопроса. Именно с ним, как мы помним, связана вся история с прекращением почитания святой и её повторной канонизацией. Поэтому совершенно понятным было неофициальное присутствие на торжествах 1909 года старообрядческих делегаций и официальное участие единоверцев с проведением ими богослужений по старому обряду. На торжествах 2009 года не было не только старообрядцев, но даже и единоверцев, во всяком случае, об этом ничего не известно. Хотя, думается, некоторые современные единоверческие и старообрядствующие общины, любители знаменного пения в РПЦ МП охотно приняли бы в кашинских празднованиях участия и провели бы богослужение «по старому обряду». Причина в том, что в начале XX века многомиллионное, крепкое в духовном и финансовом отношении старообрядчество было для господствующей церкви серьёзной проблемой и вызовом. В наши дни, в начале XXI века оно стало для РПЦ МП величиной пренебрежимо малой. Так, старообрядчество в Тверском крае, хотя в начале XX века и имело крепкие корни, сегодня сошло практически на нет (единственный храм РПСЦ во Ржеве общую ситуацию не меняет). Поэтому «старообрядный вопрос» решили вообще оставить за рамками кашинских торжеств, не привлекать к нему общественное внимание и интерес, «вменить его, яко не бывшим».

Налицо явная попытка со стороны никониан, «новолюбцев» объявить себя единственными наследниками древнерусских святых и Святой Руси.


Юбилейные мероприятия у старообрядцев

А как отреагировали на столетний юбилей повторной канонизации Анны Кашинской сами старообрядцы?

Была содержательная статья «Исповедница и после смерти» в «Старообрядческом церковном календаре 2009 года.

Было участие представителей РПСЦ - заведующего архивом В. В. Боченкова, заведующего книгохранилищем В. В. Волкова и редактора информационно-издательского отдела Г.С. Чистякова в научной конференции, организованной 19 июня 2009 года Тверским государственным университетом. При этом было не очень понятно, являются ли они официальными представителями РПСЦ или участвуют по своей инициативе как частные лица. Если бы на конференции РПСЦ представлял митрополит Корнилий, другой архиерей, или хотя бы настоятель прихода в г. Ржеве о. Евгений Чунин, подобный бы вопрос не возникал. В то же время делегация от РПЦ МП присутствовала на этой конференции вполне официально, возглавлялась архиепископом Тверским и Кашинским Виктором и состояла из многочисленного духовенства.

Сообщения об этой конференции были опубликованы в издании Ржевской старообрядческой общины «Покровский вестник»15, а так же в официальном издании РПСЦ – «Вестнике митрополии», № 2 за 2009 год16.

Единственным церковным юбилейным мероприятием в РПСЦ было празднование 100-летия храма св. Анны Кашинской в Кузнецах.

Этот храм «разделил в советское время печальную участь всех остальных старообрядческих святынь нашего края – он прекратил свое существование. Был там и клуб и разные производства, а в начале 1990-х годов в изуродованном до неузнаваемости здании бывшего храма цех филиала МПО «Красная лента» шил солдатские галстуки...<…>

Но, наконец, сподвигнутый Божиим промыслом и патриотическими чувствами, один из самых заметных предпринимателей-благотворителей нашего района Владимир Викторович Ковшутин, в собственности которого было бывшее церковное строение, принял достойное (в духе лучших традиций старого российского предпринимательства) решение о передачи здания старообрядческой Митрополии.

Уже в 2001 году старообрядческим священником Михаилом Егоровым с помощью прихожан корневского Богородицерождественского храма в помещении был наведен порядок и даже отслужен молебен в день прославления св. Анны Кашинской – 25 июня. Однако юридическая бумажная волокита, осложненная др. субъективными обстоятельствами, на целых шесть лет задержала процесс передачи здания.

И вот, к радости местных древлеправославных христиан, в минувший понедельник, 25 июня, в день 98 годовщины возобновления прославления св. Анны Кашинской, в здании, посвященного ей храма, вновь состоялось торжественное богослужение.

Торжественный молебен с водосвятием совершал первый иерарх Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополит Московский и всея Руси преосвященнейший Корнилий в сослужении со священниками: о. Константином Лукичевым (Орехово-Зуево), Михаилом Егоровым (Павловский Посад) и Димитрием Коклеевым (Большие Дворы), а также чтецом Михаилом и свещеносцем Антонием Егоровыми.

После окончания службы митрополит Корнилий, обратился к собравшимся со словами поздравления, духовного наставления и напутствия. Первые лица и гости обменялись мнениями по поводу происходящего события. Огромная благодарность и единодушная признательность была высказана в адрес В. В. Ковшутина с пожеланием, чтобы он и дальше продолжал деятельно участвовать в восстановлении православной святыни, (закрепленной за корневской старообрядческой общиной Павловского Посада). Было высказано мнение, что в нынешнее трудное и больное для России время (или безвременье) возрождение на нашей земле древлеправославного храма, посвященного именно русской святой Анне Кашинской, почитаемой в народе как чудотворицы, имеет особый смысл и звучание. Дай Бог, чтобы с возрождением этой православной святыни на павловопосадской земле прибавилось Благодати. «Святая благоверная преподобная великая княгиня инокиня Анна, моли Бога о нас!»»17.

17 июня 2009 года на одной из страниц Интернетовского «Живого журнала» появилось объявление: «ВНИМАНИЕ, ПРИГЛАШАЕМ!!! 25-го июня в четверг на память святой благоверной великой княгини-инокини Анны Кашинской в нашей церкви в деревне Кузнецы Павлово-Посадского района состоится первое полное Богослужение, приуроченное к 100-летию создания храма»18.

У посетителей «Независимого старообрядческого форума» появились вопросы: «Вы не написали самое главное - кто будет служить и по какому поводу? Это будет отмечаться никонианская канонизации княгини или что-то другое?» Ответ был таков: «Какое нам дело до никониянской канонизации? Храм построен 100 лет назад А.И. Морозовым. Передан РПсЦ. Идут восстановительные работы (медленно, но верно). О служащих известно, что будет настоятель прихода в Корнево, к которому приписан кузнецовский храм. Кто будет еще - сведений пока нет...»19.

Сообщения о самой праздничной службе появились на официальном Интернет-сайте Московской митрополии РПСЦ, а так же на сайте «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение». Вот выдержки из этих публикаций.

Официальный сайт: «25 июля в день памяти святой благоверной княгини-инокини Анны Кашинской в храме, освященном во имя святой, в деревне Кузнецы Павлово-Посадского района состоялось праздничное Богослужение, приуроченное к престольному празднику храма и 100-летию его создания»20.

Сайт «Богородское краеведение»: «Вековой юбилей старообрядческого храма св. благоверной княгини-инокини Анны Кашинской в Кузнецах

25 июня 2009 г., в день 100-летней годовщины возобновления прославления св. Анны Кашинской, в возвращаемом к жизни здании, посвященного ей храма, состоялось уже становящееся традиционным богослужение (впервые после почти восьмидесятилетнего перерыва служба здесь состоялась в июне 2001 г .).

Торжественный молебен с водосвятием совершал почётный гость и старый, добрый знакомый местных старообрядцев – епископ Кишиневский и всея Молдавии владыка Евмений – в сослужении со священниками: благочинным старообрядческих приходов Московской области протоиереем Леонтием Пименовым (Орехово-Зуево), о. Константином Лукичевым (Молоково), о.Михаилом Егоровым (Павловский Посад) и о.Алексеем Михеевым (Устьяново), а также чтецом Михаилом Егоровым и свещеносцами Антонием Егоровым и Ильей Михеевым.

После окончания службы владыка Евмений и все священноиереи обратились к собравшимся со словами поздравления, духовного наставления и напутствия. Была высказана огромная благодарность в адрес благотворителя и энтузиастов восстановления храма, закрепленного за Корневской старообрядческой общиной Павловского Посада»21.

На сайте «Богородского краеведения» есть фоторепортаж, из которого видно, что общее число участников службы вместе с духовенством – около 40 человек, это духовенство и прихожане подмосковных старообрядческих храмов, присутствовало несколько москвичей - рогожских прихожан. Возглавляющий службу епископ Евмений (Михеев) в прошлом тоже был заслуженным подмосковным священником и неоднократно бывал в населённых пунктах Павло-Посадского и Ногинского районов Московской области.

В целом надо сказать, что единственное церковное торжество в РПСЦ было празднованием именно 100-летия храма в Кузнецах как местного церковного и краеведческого события. Мероприятие предварительной широкой огласки не имело, а приглашение на праздник через Интернет было доступно для немногих. Поэтому празднование было почти камерным, для прихожан нескольких ближайших подмосковных приходов. Его организаторы делали вид, что юбилей храма в Кузнецах не имеет никакого отношения ни к повторной канонизации Анны Кашинской 1909 года, ни к современному юбилею 100-летия того события («какое нам дело до никониянской канонизации?»). Хотя совершенно очевидно, что храм был построен в 1909 году А. И. Морозовым именно как отклик на кашинские торжества и под их впечатлением.

А празднования 100-летнего юбилея повторного прославления свт. Анны Кашинской, а вместе с ней прославления всей святой апостольской древлеправославной Церкви как события чудесного, совершившегося вопреки воле противников Истины, – не было. Хотя возможность провести достойно такое торжество была.

Для начала надо было бы переиздать службу Анны Кашинской, которая с начала XX века стала библиографической редкостью и в большинстве наших храмов отсутствует. В наше время канон святой ни разу не печатался - ни в календарях, ни в канонниках, и поэтому верующие лишены возможности помолиться её даже в домашней молитве.

Переиздав необходимые богослужебные тексты, священноначалие РПСЦ могло бы заблаговременно обратиться ко всем нашим епархиям и приходам с призывом - провести 12 июня по старому стилю (25 июня по новому) торжественную службу свт. благоверной Анне Кашинской.

Необходимо было бы переиздать отдельной книгой хотя бы статьи из журнала «Церковь» 1909 года, посвящённые жизнеописанию свт. Анны Кашинской, историю её канонизации и деканонизации, кашинским торжествам 1909 года. Для большинства наших верующих, да, впрочем, даже и для специалистов они по-прежнему малодоступны.

Центром общецерковных праздничных торжеств РПСЦ в честь св. мог бы стать г. Ржев Тверской области. Ржевская Покровская старообрядческая община имеет опыт проведения крупных торжеств, например, ежегодного празднования Ржевско–Оковецкой иконы (11 июля старого стиля), на которое традиционно съезжается большое число гостей – духовенства и мирян. Старообрядческий храм во Ржеве большой и вместительный даже для общецерковных торжеств, на территории детского лагеря «Ржевская обитель» есть возможность разместить и кормить приехавших на праздник. Изо Ржева можно было бы организовать для желающих поездку, например, в Тверь для участия в состоявшейся там 19 июня 2009 года научной конференции, посвящённой Анне Кашинской. А после торжественного богослужения свт. Анне Кашинской 12 июня по старому стилю (25 июня по новому), на следующий день организовать для желающих автобусную поездку – паломничество в Кашин. Официальные торжества Тверской епархии РПЦ МП к этому времени должны уже закончиться.

Всё это могло бы осуществиться при желании со стороны священноначалия РПСЦ. Но ничего этого в действительности не было. Со стороны лиц, руководящих сегодня РПСЦ, какой-либо интерес к свт. Анне Кашинской отсутствовал.

Митрополит Корнилий в 2009 году не присутствовал на юбилейной службе в Кузнецах, хотя приезжал сюда на праздник в 2007 году и даже произнёс речь. Митрополит Корнилий так же не смог найти время для посещения научной конференции в Твери 19 июня 2009 года, посвященной прп. Анне Кашинской.

Правда, из «Вестника митрополии» видно, что время нашлось для личного присутствия м. Корнилия 10 июня 2009 года на открытии фотовыставки «Граждане и этносы России. Прообразы избирателей», организованной Центральной избирательной комиссией РФ и Российским этнографическим музеем22.

Но гораздо большее недоумение вызывает присутствие 14 мая 2009 года м. Корнилия на открытии выставки «Торжество православия в Москве23. «Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), руководитель Синодального отдела по канонизации, и первоиерарх Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) митрополит Корнилий участвовали 14 мая в торжественном открытии выставки древнерусского искусства «Торжество Православия» в Новодевичьем монастыре. Выставка подготовлена Государственным историческим музеем (ГИМ), филиал которого расположен в этой древней московской обители»24.

«Владыка Ювеналий в своем приветствии к собравшимся, в частности, сказал: «<…>о благоухающем цвете Святого Православия в современной России. Оно вновь победоносно и духоносно шествует по Святой Руси.<…>

Мы вспоминаем Новомучеников и исповедников Российских, кровью которых, мужеством которых, исповеданием которых утверждается сегодня в России святое Православие.<…>

Я счастлив, что с нами сегодня находится Владыка митрополит Корнилий с братьями старообрядческой Церкви. То, что мы сегодня увидим — это наше общее наследие, которое напоминает нам о том, что народ наш неделим, что Господь наш Един»25.

«Далее оба иерарха вместе осматривали экспозицию в сопровождении заведующей филиалом ГИМа «Новодевичий монастырь» Марины Шведовой. Митрополит Ювеналий сам давал пояснения у большой иконы, созданной совсем недавно, в 2000 г. – «Новомученики и исповедники Российские». К юбилейному Архиерейском Собору, прославившему целый сонм новомучеников, эта монументальная икона была написана в иконописных мастерских Православного Свято-Тихоновского института (теперь – университета), ректор которого, протоиерей Владимир Воробьев также присутствовал на открытии выставки «Торжество Православия».

Как пояснила «Благовест-инфо» хранитель выставки Ирина Перова, митрополит Ювеналий принял непосредственное участие в разработке концепции выставки, предложив связать тему Торжества Православия в древнерусском искусстве со святостью мучеников и исповедников ХХ в. «Идея торжества и победы православия после долгих и мучительных гонений иконоборческого периода таким образом как бы переходит в наследство Русской Православной Церкви ХХ в., и на этой выставке звучит торжество русского духа», - сказала И. Перова»26.

В свою очередь, м. Корнилий сказал на открытии: «Мы видим, сколько сейчас сил препятствует настоящему возрождению, сколько мутной духовной агрессии направлено против него, но мы понимаем (думаю, что и Патриарх Кирилл это понимает), что восстановление храмов – это только начало, залог того, что нам Господь дает»27.

Участие м. Корнилия в этом мероприятии неизбежно вызывает вопросы.

«Митрополит Корнилий дружески здоровается с митрополитом Ювеналием (Поярковым), хотя недавно клирики его Московской епархии отобрали у РПСЦ храм в Алёшино, и сам м. Ювеналий при этом проявил солидарность с их действиями»28.

Как и всегда в таких случаях, м. Корнилий на мероприятии, разумеется, без белого клобука, а м. Ювеналий, разумеется, в белом клобуке.


Посетители «Независимого старообрядческого форума» так комментировали эту встречу:

« - Симптоматично, что митрополит как муха на мед летит на подобные акции. Выставок икон сейчас проводится немало. В музее Андрея Рублева проводятся постоянно, например. А митр. Корнилий на них не бывает, даже на выставке старообрядческих икон он не был. А к Ювеналию летит как на крыльях. Также староверы могли бы свои выставки икон организовать и т. п. Но митр. Корнилий именно к никонианским выставкам семенит. И хоры наши в никонианские храмы едут петь. Эта явные признаки тяжелой духовной болезни.

Видно, что эти люди очень хотят к никонианам, не могут без них обходиться. Дмитрий С.


- Даже молчание - знак согласия, но он не молчал а выступил в контексте Ювеналия, чем выразил полное согласие с мировоззрением еретичествующих..... соглашающийся с кривоверием - сам кривовер. Ого!


- Соглашаясь на совместное с никонианами проведение выставки с названием "Торжество православия" м. Корнилий тем самым признал, что старообрядцы и никониане в равной степени - православные. И их иконы - православные. starik


- Интересно, кто эти силы мутной агрессии которые мешают владыке и патриарху Кириллу? Proxima


- Так сказать, победа над ересью ... Felix


- Кроме того, почему, всё таки, м. Корнилий постоянно попадает в плохие компании? (Компании еретиков - всегда плохая). starik


- Ему там приятно. Proxima


- Стыдно за митрополита, лучше бы это был не старообрядческий митрополит. Эколог».


Несомненно, что посещение старообрядческим иерархом такого мероприятия свидетельствует об определённом мировоззрении.

И люди с таким мировоззрением не могут воспринимать повторное прославление Богом св. Анны Кашинской так же, как его воспринимали наши предки – старообрядцы. И этим объясняется, почему-то, что было всестарообрядческим тожеством сто лет назад, превратилось в краеведческий юбилей всего лишь одного подмосковного храма. Да и то проведенного тихо, без привлечения лишнего внимания, что бы не обидеть «старшего брата», который «всё понимает».

Это вполне можно назвать продажей первородства хранителей Истины на чечевичную похлебку земного благополучия и благ (Быт. 25:29-34).

В этой статье мы рассмотрели события, связанные с жизнью, смертью и прославлением св. Анны Кашинской, которые происходили на протяжении 730 лет.

Не стоит забывать, что и то, как наша Церковь отнеслась в этом юбилейном году к памяти этой святой, тоже является историей. Наши сегодняшние дела в земной жизни будут судить наши потомки, а на Страшном Суде – Господь. Святые древней Руси, благоверная Анна Кашинская, мученики и исповедники Старой Веры желают видеть в нашем лице единоверных им братьев.

Горе нам, если мы окажемся недостойными быть вместе с ними.

Постараемся не забывать об этом.




При написании статьи использовались книги:
  1. «Святая благоверная княгиня Анна Кашинская» М. 1995 г.
  2. А. Трофимов «Святые жены Руси» М. 1994 г.
  3. «Тверской патерик» Казань 1907 г. репринт Тверь 1991 г.
  4. «Словарь исторический о русских святых» репринтное воспроизведение издания 1862 г.
  5. Журнал «Церковь» №6 за 1908 г.
  6. Журнал «Церковь» №23, 24, 25, 26, 27 за 2009 г.
  7. Ф. Е. Мельников «Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви» Барнаул 1999 г.
  8.  «Старообрядческий церковный календарь» за 1909 год.

Материалы с Интернет-сайтов:
  1. Официального сайта Кашинского района
  2. Сайта «Анна Кашинская»
  3. Сайта Тверской епархии РПЦ МП
  4. Сайта «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение» и других источников.



  1. Журнал «Церковь» №23 за 1909 г., стр. 733.
  2. Журнал «Церковь» №23 за 1909 г., стр. 726.
  3. «Старообрядческий церковный календарь 2009 год» стр. 165.
  4. «Старообрядческий церковный календарь 2009 год» стр. 165.
  5. А. Трофимов «Святые жены Руси» М. 1994 стр. 85-86.
  6. «Святая благоверная княгиня Анна Кашинская» М. 1996, стр. 170-171.
  7. «Святая благоверная княгиня Анна Кашинская» М. 1996, стр. 171.
  8. Мережковский Д. С., Гиппиус З. Н «14 декабря: Роман. Дмитрий Мережковский: Воспоминания». М. 1991, стр.356.
  9. «Старообрядческий церковный календарь 2009 г.» стр. 166
  10. Сайт «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение» В.Ф.Ситнов «Возвращение благодати». http://bogorodsk-noginsk.ru/starover/49-anna-kashinskaya.html
  11. //nicolos.org.ru/content/view/38/37/
  12. //ksana-k.narod.ru/Book/zheny/07.html
  13. //nicolos.org.ru/content/view/38/37/
  14. Газета «Православная Москва» №14(440) июль 2009 г. стр. 3.
  15. «Покровский вестник». Цепковно-общественная газета Ржевской Покровской старообрядческой общины. № 18, 24 июля 2009 года, стр. 9-10.
  16. «Вестник митрополии» № 2 за 2009 год, стр. 26-27.
  17. Сайт «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение» В.Ф.Ситнов «Возвращение благодати». http://bogorodsk-noginsk.ru/starover/49-anna-kashinskaya.html
  18. //rostovetz.livejournal.com/33959.html
  19. //starover.borda.ru/?1-1-0-00002858-000-0-0-1246860048
  20. www.rpsc.ru/index.php?id=291
  21. //www.bogorodsk-noginsk.ru/starover/59_100_let.html
  22. «Вестник митрополии» №2 за 2009 год, стр. 25 http://www.rpsc.ru/index.php?id=267
  23. «Вестник митрополии» №2 за 2009 год, стр. 20-21 http://www.rpsc.ru/index.php?id=221
  24. //www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=27448
  25. //www.mepar.ru/news/2009/05/14/6116/
  26. //www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=27448
  27. //www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=27448
  28. //staroobrad.ru/modules.php?name=News2&file=article&sid=353