В марте этого года Костромскую и Ярославскую епархию возглавил новый епископ — отец Викентий (в миру Валентин Новожилов). Избрание нового главы старообрядческой церкви в Костроме сопровождалось скандальной историей, которая до сих пор не закончилась.

Полиция Костромского района сейчас проводит необычную проверку — прихожанин пожаловался, что избили... в церкви во время торжественной службы. Нам об этом рассказал один из участников скандала, живущий в Москве, Артемий Артьемьев.


6 марта, в день поставления в сан отца Викентия, Артемий с товарищем специально приехали под Кострому в деревню Стрельниково, чтобы крикнуть "недостоин!". Раньше якобы был обычай — если раздастся такой возглас во время инициации, священник не станет епископом, ведь вся паства ему не оказала доверия. Но крик раздался, крикунов выставили из церкви, а священник, несмотря на возражения мирян и даже некоторых своих коллег священнослужителей, стал главой целой епархии.

Так закончилась борьба за... А вот за что — точно известно только участникам той борьбы. Одни говорят, что стремились сохранить чистоту сана и церкви вообще (недаром они вышли на пикет с плакатами "против содомии и коммунизма в церкви" — Валентин Новожилов, по некоторым сведениям, бывший работник райкома, коммунист с 15-летним стажем). Мол, светским властям в своё время было выгодно ставить на руководящие места в религиозных организациях людей с подмоченной моральной репутацией. Потом такой организацией легче было манипулировать. "По-видимому, у нас, как и в некоторых других религиозных организациях, начинает процветать тоталитаризм. Возможно, что-то и изменится. Хотелось бы, — говорят одни старообрядцы.

Другие обвиняют их: это засланные казачки специально раздувают слухи в интересах Русской Православной Церкви (не старообрядческой). Та уже давно замарана разными скандалами — чего стоит только недавний приговор двум педофилам — бывшим церковнослужителям, мягкость которого возмутила костромичей. Вот и старообрядцев теперь хотят замазать, а ведь они всегда считали себя приверженцами и хранителями истинной веры, идущей от Иисуса Христа и апостолов. Хотят супостаты опорочить единственную оставшуюся незапятнанной церковь.

Слушаешь этих оппонентов, и возникает чувство, что и не прошло четыре века с начала раскола...

Началась эта история с избрания в 2004 году Освященным Собором Русской православной старообрядческой церкви епископа Викентия (в миру — Валентина Новожилова) кандидатом в епископы Костромской и Ярославской епархии. 9 августа 2010 года Епархиальное совещание Ярославско-Костромской епархии кандидатуру Валентина Новожилова одобрило. Но уже после этого три иерея написали письмо митрополиту Московскому и всея Руси Корнилию и всей верхушке старообрядческой церкви. В письме говорилось, что после поддержки епархией кандидатуры Викентия открылись новые факты. Во-первых, говорится в письме, он посещал экстрасенса (у воцерковленных людей это считается большим грехом). А во-вторых, якобы он признался двум священнослужителям, что у него были попытки совращения молодого человека. "В случае поставления о. Викентия в архиереи нашу церковь просто закидают грязью", — высказали опасение авторы письма.

После этого архиерейский суд допросил свидетелей и самого о. Викентия об обстоятельствах дела. Подтверждения канонических преступлений не нашел. Но не желая возбуждать среди паствы волнений, суд постановил отложить архиерейскую хиротонию и собрать съезд Ярославской и Костромской епархии для дальнейшего выяснения вопроса о том, остается ли священноинок Викентий (Новожилов) кандидатом во епископы от епархии. Епархиальный съезд при трех воздержавшихся поддержал Викентия.

Мы поговорили с одним из тех трех священнослужителей. Он сразу же выразил желание забыть всё плохое и оставить всё как оно есть. В конце концов, кто не без греха: "Ну и он, видимо, не без греха. Но он раскаялся во всех своих грехах, как и мы каемся в своих. А сейчас его избрали нашим епископом. Что можно говорить о своём епископе? Да, в прошлом велась борьба. Но сейчас-то всё — избрание произошло".

Имя этого священнослужителя мы не называем специально. Потому что другого участника этой истории — Артемия Артемьева — "за укорение и поношение священнослужителя" митрополит Московский и всея Руси уже отлучил от церкви. Это произошло вскоре после того, как он открыто выступил в Костроме против отца Викентия. Причем, как уверяет Артемий, его за это избили. 28 марта в ОВД по Костромскому муниципальному району он написал заявление о том, что в помещении церкви ему причинили телесные повреждения — повалили на пол и стали избивать. Таким образом, считает он, его пытались заставить молчать.

Полицейские провели проверку, опросили настоятеля церкви, одного прихожанина и двух сотрудников полиции и отказали в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления. В постановлении об отказе говорится: "Во избежание конфликтной ситуации между несогласными и прихожанами церкви сотрудниками милиции были приняты меры к тому, чтобы вывести Артемьева А.И. и неустановленного мужчину из здания церкви... Однако гр. Артемьев пытался остаться в церкви и что-то пояснить прихожанам. В это время гр. Зайцев Н.А., один из прихожан церкви, видя, что Артемьев не желает выходить из церкви, решил оказать помощь сотрудникам милиции и, упершись руками в грудь Артемьеву, пытался оттеснить его к выходу. В результате этого Артемьев продвигался к выходу спиной, споткнулся, и они вместе с Зайцевым упали на пол. После чего они поднялись, и капитаном милиции Ивановым А.С. и гр. Зайцевым Н.А. гр. Артемьев был препровожден на улицу". Это постановление об отказе Артемий обжаловал в прокуратуре Костромского района. 10 июня она признала документ "противоречивым, недостаточно обоснованным и мотивированным".

Кроме того, прокуратура посчитала, что проверка проведена неполно. Материал вновь направлен в Костромской РОВД на дополнительную проверку. 

Так что эта необычная история еще не закончилась. Церковный суд в ней уже сказал свое слово.

Светский, возможно, еще скажет. Но есть и Божий суд, говорят. Уж он-то точно разберется.

Иван Константинов

28 июня — 4 июля 2011 г., 
газета Костромские Ведомости, №48


Комментарий

За комментарием мы обратились к самому владыке Викентию. На вопрос об особенностях его недавнего избрания и связанных с этим слухах он ответил: 

— Я не обращаю на это внимания. Есть официальное решение Собора. А это всё болтуны и больше ничего. На всё воля Божья. 

Тему суровости наказания "несогласных" он обсуждать не пожелал вообще. А на вопрос о том, что религиозные размолвки почему-то всегда чересчур резко решались, заметил:

— Это так. Хотя и умалчивают сейчас, но Церковь в своё время провоцировала государство на такие меры, подталкивала власть на гонения. Сейчас этого нет. 

...


Комментарий

В "КВ" обратилась Нина Михайловна — тот самый экстрасенс, которую посещал отец Викентий. Это известная в Костроме да и за ее пределами гадалка. Заговаривает грыжи, кожные болячки, помогает в розыске людей — даже правоохранительные органы прибегали к ее услугам. Она рассказала, как все было на самом деле. 

Восемь лет назад в поселке Дурасово, где в то время служил отец Валентин, с разницей в месяц пропали два мальчика. Нина Михайловна по фотографиям увидела, что оба уже мертвы, указала место, где они могут быть. Недалеко от того места их и нашли. Поэтому, когда вскоре дурасовскую церковь обокрали, вынесли иконы, две прихожанки сразу пошли к гадалке.

— Я, — рассказывает Нина Михайловна, — снова помогла, грабителей вычислили, задержали в Нижнем Новгороде. И с этими двумя прихожанками мы тогда разговорились, и я поделилась своей бедой: людям помогаю, а себе помочь не могу. Не знаю, как сына отвадить от пагубного пристрастия. Они мне говорят:

"Так наш батюшка бесов молитвами изгоняет. Он придет к вам". 

И правда, пришел. В рясе, с Библией. Но сын его как увидел, сразу сбежал, не захотел помощи. А
я батюшку узнала — мы с ним до этого часто встречались по профсоюзным делам, когда я в военной части работала. Надо же, думаю, попом стал. Вот и все его посещение.

По мнению Нины Михайловны, спустя столько лет отца Валентина начали забрасывать грязью только чтобы не дать ему возглавить епархию:

— Он очень тихий, порядочный человек, в жизни копейки чужой не взял. И наговоры на него начались только потому, что знают: он сам не ворует и другим не позволит.