В истории Церкви есть немало страниц связанных с теми или иными церковными реформами.  Всем хорошо известны печальные по своим последствиям церковные реформы патриарха Никона и царя Алексея Михайловича, церковная реформа императора Петра I. Начатые, будто бы ради благих целей и намерений, эти реформы вызывали ужасающие потрясения в духовной жизни русского народа, последствия которых не ликвидированы до сих пор и вряд ли будут устранены до скончания века.


И вот, несмотря на все исторические уроки и предостережения, в Церкви готовится новая глобальная реформа церковного устройства. Эта реформа, иногда называемая «реформой Зобнина» направлена как бы на «упорядочивание» соборности в Русской Православной Старообрядческой Церкви, укреплению властной вертикали и оптимизации работы Освященных соборов. Христиане РПСЦ в эти месяцы задаются немалым числом вопросов посвященных это церковной реформе и просят разъяснения по отдельным ее положениям. В этой статье попытаемся рассудить о смысле и назначении этой реформы, предложениях по изменению соборного строя Церкви и прочих задумках церковных реформаторов.

Введение

Итак, ради какого церковного благоустроения нужна  реформа Освященных соборов и соборности?  Как известно, разработчиком нового положения об Освященных соборах является протоиерей Вячеслав Зобнин. Однако нельзя говорить, что только он единственный является инициатором этого проекта, его поддерживают и другие представители Уральской епархии, отдельные священнослужители других регионов. Надо отметить, что призывая к «упорядочиванию» работы Освященных соборов, сами уральские делегаты отнюдь не являются образцом этичного христианского поведения на Соборах. Некоторые из них ведут себя на соборах вызывающе: кричат с мест, машут руками, угрожают, затыкают и оскорбляют оппонентов. Не вполне честны уральские депутаты и перед членами своих общин. Например, перед Собором 2010 года, некоторые видные представители Урала неоднократно заявляли, что поддержат Донскую и Костромскую епархии в вопросе о снятии соблазнительной лампады. Каково же было удивление верующих, когда уральские делегаты не только не выполнили свои «предвыборные» обещания, но и активно поддержали экуменоидальный масляный светильник. Хорошо известна история как на Соборе 2007 года от уральских общин были зарегистрированы подставные делегаты, не имеющих никакого отношения к общинам епархии. И это притом, что руководители Уральской епархии активно продвигали идею о запрете выдвижения на Соборы посторонних личностей. Может быть, и не случаен тот факт, что известный интернет-деятель Георгий Лоскутов, позиционирующий себя то ли как секретарь Уральской епархии, то ли пресс-аташше,  либо редактор официального сайта или информационного портала уже долгие годы ведет неприкрытую проповедь марксизма, эволюционизма, материализма и происхождения человека от обезьяны.  Конечно, следует оговориться, что огромное большинство верующих Урала и многие священнослужители не разделяют взгляды церковных реформаторов, материалистов и эволюционистов.

Подобные и многие другие факты вызывают сомнение в благих намерениях инициаторов  церковной реформы. В противном случае,  реформаторы бы начали бы совершенствование соборности с самих себя, а потому уже предлагали свой опыт Церкви.

Возникают большие сомнения в актуальности подобной реформы.

Разве нет в Церкви других проблем, гораздо более важных и болезненных?

В последние годы происходит неконтролируемый кризис и распад иночества. Под улюлюкание и смех еретиков, некоторые известные старообрядческие иноки заявили о сложение сана, отказались от иноческих обетов с целью  вступления в половую связь с женщинами. Другие  ушли в секты и создали новые конфессии. Третьи, как например, Боровский женский монастырь, прекратили поминовение Московского митрополита.

Катастрофически падает авторитет духовенства. Уровень его образования сейчас  ниже чем у никониан. У многих священников не хватает ни умения, ни времени для серьезной пастырской работы даже с постоянными членами общины, не говоря уже о проповеди внешним. Сегодня уже никого не удивляет, что на страницах СМИ все чаще священников называют не батюшками, не отцами и даже не попами, а клерикалами и жрецами.

Не лучше обстоит дело и с исполнением таинств – распространение получает богохульное дистанционное крещение и прочие  псевдоцерковные чудачества.

По-прежнему остра проблема епископата, большинство кафедр вдовствующие, а новопоставленные епископы малоавторитетны, необразованны и не могут наладить хоть какую-то епархиальную жизнь.

Нет священников, уставщиков во многих новых, да и в некоторых старых приходах.

Не меньший соблазн и церковные смущения вызывает продолжающийся диалог с РПЦ МП.

Большие трудности есть во взаимоотношениях с Белокриницкой Митрополией.

Не исцелен раздор 2007 года, который уже повлек за собой небывалые в истории староверия последствия - создание двух новых старообрядческих иерархий.

И вот на фоне  этих кризисных явлений, предлагается новая церковная реформа!

Причем лечить  предлагают не то, что болит больше всего, а как раз наоборот. «Врачи-реформаторы» хотят оперировать или даже удалять один из наиболее дееспособных и здоровых членов церковного организма. Все это очень печалит и предвещает самые драматические и даже трагические последствия.


Разбор положений готовящейся церковной реформы озвученных на Соборах и Советах Митрополии 2010-2011 годов:

1. «Делегатов на соборе слишком много»

Как, правило, на Освященных Соборах присутствует порядка 150-180 делегатов. Во время выборов митрополита число их увеличивалось на 30-40 человек. Иногда бывает и меньше. 150-180 человек вовсе не большее число. До конца 1920-х годов на Освященных соборах одних только епископов присутствовало около тридцати. Кроме этого проходили съезды старообрядцев белокриницкого согласия, число делегатов которых исчислялось сотнями. На древних соборах присутствовали сотни епископов и немалое число сопровождающих их лиц (архидиаконов, клейников, иноков), а также немалое число мирских лиц.  Немалое число делегатов на соборах инославных конфессий. Ежегодно митрополит Корнилий (Титов) выступает с речами на т. н. Русском народном соборе. Число участников этого действа достигает нескольких тысяч человек.
 

2. «Размещение и питание соборян слишком дорого Митрополии»

На праздник свв. Жен-Мироносиц приезжает гораздо большее число гостей, чем на Освященные соборы. Кроме кормления и проживания им организуются экскурсии и разные благочестивые увеселения. Соборяне же на экскурсии не ходят, да и питаются многие за свой счет, чтобы не зависеть от трапезной Митрополии. С другой стороны немалые средства Митрополии тратятся на вояжи митрополита Корнилия по России и странам СНГ,  паломничества в Иерусалим, Австралию и прочие дорогостоящие туры. Таким образом, организация Освященного собора отнюдь не самое дорогостоящее мероприятие Московской Митрополии. Вряд ли трехдневное питание для делегатов, приехавших за свой счет со всех концов России и республик бывшего СССР, очень сильно опустошает закрома кладовых Рогожского.


3. «Число соборян надо существенно сокращать, чтобы повысить их качество»

В РПСЦ уже существуют два коллегиальных органа численность которых гораздо меньше Освященного собора. Это Совет Митрополии (20 – 35 человек) и  администрация Московской Митрополии во главе с митр. Корнилинем (3 человека). Однако малое  число участников этих органов не дает никаких гарантий качества принимаемых решений. Рассмотрим только несколько случаев, когда решения Совета Митрополии привели к серьезным кризисам.

- Так Совет Митрополии 2005 года, в обход Освященного Собора создал комиссию по диалогу с РПЦ МП и объявил о начале диалога. Последствия это непродуманного решения известны всем. Это раздор 2007 года и прочие церковные потрясения.

- Совет Митрополии 2006 года постановил провести Освященный Собор в Белой Кринице. Это  авантюрное решение привело к раздору с Белокриницкой Митрополией. Его  последствия до сих пор не изжиты.

- Совет Митрополии 2010 года предложил отменить чин оглашения, что едва не привело к новому церковному раздору. К счастью, Освященный собор 2010 года вовремя отклонил эту инициативу.

Что касается администрации Московской Митрополии, тот тут и говорить нечего. Этот крохотный церковный орган, словно небольшой, но беспокойный и непоседливый телесный уд  является частой  причиной смущений, церковных скандалов и  нестроений.


4. «Недостаточная подготовка соборных вопросов»

Собор 2006 года уже принял решение по этому вопросу:

«10. О порядке формирования списка вопросов  для обсуждения  на Освященном Соборе и недостатках подготовки настоящего Собора

10.1. Учесть поступившие пожелания по улучшению подготовки Освященных Соборов.

10.2. Предоставить митрополиту, епархиальным архиереям и епархиальным съездам право составления предварительного списка вопросов, для рассмотрения на Соборе.

10.3. Рассылку предварительного списка вопросов осуществляет Московская Митрополия за 25 дней до открытия Собора.

10.4. Порядок созыва епархиальных Съездов до разработки более подробного положения является аналогичным порядку созыва Освященных Соборов».

Таким образом, вся правовая база для нормальной подготовки Соборов имеется. И если Собор плохо готовится, вопросы «кладутся под сукно» или не рассылаются, то спрос в первую очередь с лиц ответственных за  организацию Собора, но никак не с его участников. В этой же плоскости находится вопрос подделки и фальсификации Соборных деяний. Делегаты Собора не виноваты, что несколько лиц из администрации Митрополии на свое усмотрение перекраивают документы высшей церковной власти. 


5. «Слишком продолжительно обсуждение вопросов на соборах»

Собор 2007 года принял регламент обсуждения вопросов, который отводил на доклад, выступления и реплики  строго ограниченное время. Однако этот регламент стал сразу же нарушаться секретариатом Митрополии. Некоторым не давали вовсе выступить, а другие (например, протоиерей Леонтий Пименов) смогли говорить по полтора часа. Таким образом, вина в нарушении регламента лежит  не на Освященном соборе, а на его ведущих и секретариате.


6. «Необходимо запретить избирать мирян и духовенство от приходов, а вместо этого избирать от епархий»

Это предложение полностью разрушает традицию Освященных соборов сложившихся во время первосвятительства митр. Алимпия и митр. Андриана. Покушающиеся на нее, уверяют, что якобы следуют дореволюционной практике сложившейся на соборе 1911 года, когда было принято решение от каждой епархии избирать по 2 священника и 2 мирянина. Однако в то время в Церкви действовало более 25 епископов, несколько сотен священников, более 2000 приходов и множество монастырей. И пригласить каждого священника и каждого представителя прихода было бы очень сложно. Тогда бы на Соборах заседало бы как минимум 3000 -4000 делегатов. Кроме того, на дореволюционных Соборах присутствовали представители старообрядческих братств, начетчики. Обо всем этом реформаторы XXI века предпочитают помалкивать. Сейчас же реальное  количество делегатов на соборах в 1650-180 человек вполне разумно и не подлежит пересмотру.

Ясно, что составители этого предложения хотят лишить приходы своего представительства на соборах,  сделать невозможным прямое избрание и участие мирян. Тем самым, подтверждают опасение церковного народа, что за кулисами собираются вершить темные дела. Не меньшую опасность в данном случае представляет возможность принятия латино-никонианской ереси о делении Церкви на учащую и учимую, с соответственным лишением мирян возможности участвовать в принятии серьезных решений.


7. «Необходимо запретить присутствие на соборах лиц  возраста моложе 35 лет»

Одно из самых нелепых и смехотворных предложений реформаторов. Точное историческое указание на возраст поставляемых епископов находится в законодательстве свв. Царя Иустиниана. В своей 123-й новелле, он определил минимальный возраст кандидата в епископы в 35 лет, а затем снижает  до 30 лет в 137-й новелле. Эти же цифры содержатся и в русских Кормчих. Таким образом человек может быть поставлен во епископы (а также во свещеносцы, чтецы, дияконы, иереи), но не может быть избран делегатом Освященного собора нынешней Московской Митрополии.  Очевидно, что за этим предложением кроется мелкая месть молодым делегатам собора посмевшим выражать несогласие с воздвижением экуменической лампады во Иеоросалиме.

Фактически делегат собора приравнивается к епископу.


8. «Не могут быть избраны люди явно порочного поведения»

Предложение хорошее. Но будет ли оно применяться в отношении клириков? Например, в отношении священнослужителей, которые крестят не в три погружения, а путем дистанционных жестов и указаний.


9. «Каждую епархию на ОС представляет делегация. Во главе делегации будет стоять командир, который будет давать команду: как выступать и как голосовать»

Реформаторы явно тянут РПСЦ в сторону тоталитарной секты, ибо насилие над свободной волей христианина не дано никому, и тем более «епархиальному командиру». Возможно, о. Вячеслав Зобнин  желает  политизировать Церковь, создать на Освященном соборе «епархиальные фракции», подобные партийным фракциям в Государственной Думе и прочих парламентах. Обычно делегаты таких  фракций  подчиняются своему партийному лидеру или ЦК партии.


10. «После ОС руководитель делегации епархии выставляет оценку по дисциплине и работе делегатов»

Очевидно, здесь предлагается использовать опыт секты свидетелей Иеговы, каждый член которой регулярно проверяется на лояльность и отчитывается в выполнении плана по оболваниванию людей, который получили от командира сектантского подразделения.  На самом деле, гораздо полезней, если делегат собора и священник отчитаются не перед «командиром», а перед общиной о состоявшемся соборе, расскажут о его ходе и решениях, а также сообщат за какие решения и как голосовали.


Заключение

Таковы основные предложения церковных реформаторов. Оказывается, некоторые их предложения (подготовка вопросов к Собору, регламент) уже давно приняты на недавних Соборах (2006 и 2007 г.г.), но не исполняются по причине саботажа со стороны организаторов Соборов. Другие предложения анекдотичны и  скорее похожи на попытку показать язык и поставить подножку оппоненту в темном переулке. Третьи же очень опасны и несут в себе признаки ереси, заимствованы из никонианской, латынской и сектантской практики и могут стать предвестниками очередных губительных потрясений, от которых и так страдает земная Церковь.