Консультант фильма «Раскол», сотрудник Московской митрополии Русской Православной Старообрядческой Церкви историк Глеб Чистяков о главной идее фильма, успехах и неудачах при его подготовке

"Портал-Credo.Ru": Скажите, в какой мере принимались Ваши консультации и консультации других специалистов в процессе подготовки и съемки фильма "Раскол"? Что, на Ваш взгляд, получилось, а что нет?

Глеб Чистяков: Уровень влияния киноконсультантов, конечно, не является некой константой и различается в разных кинокартинах и разных кинематографических школах.


В советское время, особенно в фильмах, посвященных Великой отечественной войне, консультанты, имевшие высокие военные чины, фактически были редакторами и даже цензорами картин. В некоторых западных проектах также необычайно высок уровень консультантов, поскольку достоверность и аутентичность происходящего на экране стали особой приметой исторического кино последних десятилетий.

В современном российском кино уровень исторического погружения и, соответственно, влияния консультантов несравнимо ниже. Сжатые сроки подготовки к съемкам, организационные и коммерческие особенности отечественного кинематографического производства не позволяют в должной мере прорабатывать сценарии, готовить актера к харАктерным историческим ролям, создавать подлинную бытовую среду. Тем не менее, практически все российские режиссеры, снимающие такое кино, пользуются в той или иной мере помощью консультантов. Так, на съемках фильма Павла Лунгина "Царь" было задействовано до 10 консультантов, некоторые из них практически постоянно находились на съемочной площадке.

Конечно, в каждой картине режиссер и продюсер самостоятельно, на свою ответственность, принимают решения, в какой мере следовать информации и советам консультантов.

Участвуя в работе над фильмом "Раскол", я ставил перед собой одну главную задачу: уменьшить долю художественного вымысла и увеличить долю исторической правды. Подлинная историческая интрига времен эпохи царя Алексея Михайловича настолько остросюжетна и даже детективна, что практически не требует дополнительной художественной обработки. Это демонстрировала уже работа над сценарием. Когда беллетристические рассуждения главных героев заменялись на их подлинные слова, главный конфликт картины становился более напряженным и ясным зрителю.


- А откуда, собственно, брались "подлинные слова"?

- К счастью, сохранилось огромное количество исторических документов XVII века, повествующих о главных героях картины. И многие из них принадлежат руке самих прототипов. Использовались многочисленные письма личного и общественного характера, государственные и церковные грамоты, монастырские уставы, жития, деяния церковных соборов, записки сторонних наблюдателей. Благодаря этому удалось не только воссоздать близкую к исторической хронологию событий, но и реконструировать ряд сцен практически на документальном уровне. 

Конечно, фильм "Раскол" - это не историческая реконструкция. В ряде других сцен, изображая иных исторических персонажей, создатели фильма отошли от историчности, дали волю творческой фантазии и доле вымысла. Но это и есть основа художественного кино.


- В какой мере в картине удалось отобразить церковные традиции и религиозные представления XVII века?

- Эта задача была второй после, собственно, научного редактирования текста сценария. В большинстве отечественных фильмов, даже посвященных церковно-общественным событиям, "церковный антураж" считается вещью третьестепенной, не заслуживающей внимания. Обычно он прорабатывается слабо, на скорую руку, и выглядит халтурно даже в самых дорогих проектах ценой во многие миллионы долларов.

Это делается не только несмотря на то, что жизнь и быт человека былых эпох были пронизаны религиозными обычаями, но и даже на то, что современный зритель, в общем-то, знаком с церковной жизнью и с первого взгляда выявляет актера, крестящегося первый раз в жизни.

В картине "Раскол" пришлось кропотливо пройти все сцены и максимально воссоздать традиции этой эпохи. Частично использовались знания, сохраняемые ныне в старообрядчестве, что-то пришлось реконструировать по документам и музейным экспонатам. Более всего получилось воссоздать некоторые церковные обряды и священнодействия. Обратите внимание на них. В фильме вы не увидите современной церковно-приходской небрежности, суетливости, так называемой "привычки к святыне". Обряды неспешно вплетаются в канву повествования, создают своеобразный, наполненный знаками и символами каркас картины. Глубокая символика обряда, характерная для той эпохи, актуальна как в бытовых, так и в кульминационных сценах: от повседневного священнического благословения через венчание царя и до драматической церемонии извержения патриарха Никона из сана.

Неменьшее внимание было уделено облачениям священнослужителей. На сегодня такого точного воспроизведения внешнего вида и особенностей ношения облачений нет ни в одной картине, посвященной древней русской истории.

Существенное внимание уделялось работе с актерами, играющими главные роли: Валерием Гришко (патриарх Никон), Александром Коротковым (протопоп Аввакум), Юлией Мельниковой (боярыня Морозова), Дмитрием Тихоновым (царь Алексей Михайлович), Александром Коршуновым (протопоп Иван Неронов). Здесь самым главным было обсуждение исторической информации о прототипах их персонажей, а также изучение, насколько позволяло время, обрядов и традиций эпохи.

Конечно, есть и ряд неудач в консультационной, так сказать, зоне влияния. Например, это касается звукового сопровождения фильма. Предполагалось, что песнопения, положенные в основу звуковой дорожки, станут важным изобразительным и художественным средством. Монодическое, знаменное пение древней Руси по ходу действия, на изломе религиозного и культурологического раскола будет заменено на вокальное многоголосие, так называемый партес. Этого, увы, не получилось.

Определенные сложности наблюдались с церковным реквизитом картины: подсвечниками, крестами, посохами, кадилами, иконами и прочим. Выяснилось, что аутентичного и богатого кинематографического реквизита XVII века, который можно было найти в закромах советских киностудий, больше не существует, а изготовление нового реквизита не укладывается в производственный формат отечественных сериалов и фильмов.


- Некоторые зрители сетуют на определенную труднопонимаемость хода событий фильма, неясность места действия, появления и исчезновения действующих лиц. Что можете сказать по этому поводу?

- Действительно, этот недостаток имеет место. Остается надеяться, что в окончательном релизе киносериала он будет исправлен дополнительными титрами и закадровым пояснительным текстом.


- Насколько, по Вашему мнению, оправдались замыслы создателей фильма?

- Режиссер Николай Досталь неоднократно отмечал, что главной целью создания фильма было желание рассказать зрителю об одном из важнейших, но мало освещенных событий в истории нашего Отечества. Как говорит сам режиссёр, "мы знаем, что было до раскола - Борис Годунов, Иван Грозный, Смута, Минин и Пожарский... Знаем, что было после - Пётр Первый, дворцовые перевороты. А период царствования Алексея Михайловича по прозвищу Тишайший (отец Петра Первого) - самый малоисследованный, и широкий зритель с ним не знаком. Как говорил Александр Солженицын, "не было бы XVII века, не было бы и 17-го года".

На мой взгляд, со своей главной задачей создатели фильма справились. Картина "Раскол" стала, пожалуй, единственным за последние годы кинематографическим произведением, где соотношение исторической истины и художественного вымысла оказалось не в пользу последнего. Картина "Раскол" не превратилась в церковную агитку, ушла от модного ныне исторического треша, когда реальные факты и болезненные фантазии авторов нагромождаются в одну кучу.

Несмотря на элемент погружения в эпоху, местами картина звучит весьма современно. Специфические портреты ближайших царских бояр, подьячих и прочих сановников, увы, характерны и для наших дней. Недаром в устах ближайшего родственника и воспитателя царя Бориса Морозова (актер Роман Мадянов) звучит ставшая уже крылатой фраза: "Спасение России вовеки будет делом выгодным".


Беседовал
Владимир Ойвин,

"Портал-Credo.Ru"