Церковный историк Алексей Светозарский о достоинствах и недостатках сериала «Раскол»…

 Из беседы со сценаристом и режиссером фильма «Раскол» я понял, что этот фильм делали люди отстраненные, в этом смысле фильм объективный и непредвзятый. В нем просто излагаются события, указывается целый ряд исследователей раскола. Фильм получился хрестоматийный в хорошем смысле этого слова. Существует некая лакуна даже в нашем видеоряде, касающаяся событий XVII века, хотя к этим событиям обращались в ряде фильмов, но в основном эпизодически. Но панорамно раскол был показан на экране впервые.


 Причем в фильме «Раскол» отображен не только сам раскол, но также дана панорама жизни XVII века. Тем не менее, повествование в фильме сфокусировано на событиях, связанных с расколом, иные события представлены мимолетно, но в целом из фильма вполне возможно представить исторические события того времени.

Но при всей отстраненности, поскольку фильм консультировали старообрядцы, и создатели фильма слушали в основном эту сторону, то, безусловно, в фильме прослеживаются простарообрядческие симпатии, тем более что актеры, изображающие старообрядцев, играют достаточно хорошо. Чего не скажешь об образе Царя Алексея Михайловича, который в фильме совершенно никак не развивается, каким показан характер Царя в начале фильма, таким он и остается на протяжении всего сериала. Больше всего не повезло Патриарху Никону, его образ показан предельно однобоко. Об этом я говорил на круглом столе на телеканале «Культура», но со мной не соглашались. Правда, мое мнение о том, что Патриарх Никон был аскетом, поддержал архимандрит Тихон (Шевкунов). Отцу Тихону фигура Патриарха Никона всегда была интересна. О том, что Патриарх Никон был аскетом и молитвенником, свидетельствует его вериги в Ново-Иерусалимском монастыре, размещенные над его могилой, есть также свидетельства о том, что он строго проводил пост, имел весьма маленькую, даже тесную келью в скиту, куда он удалялся и т.д. Патриарх Никон был более сложной фигурой, чем он показан в фильме. На самом деле можно снять целый сериал только про Патриарха Никона. Это сложная фигура, в фильме же его образ показан упрощено.

После просмотра фильма «Раскол» у нашего духовенства, по крайней мере, у людей с чуткой религиозной совестью, находящихся в ограде нашей Церкви, возникнет масса недоуменных вопросов: почему двоеперстие было заменено на троеперстие, почему мы пытались угодить грекам и т.д. и т.п. А ведь проблема на самом деле гораздо сложнее, и сериал не дает, да и не может дать ответы на эти и другие недоуменные вопросы. Потому что помимо каких-то обрядовых изменений, там была масса факторов внецерковной жизни, которые влияли на эти события.

Мне уже приходилось говорить о том, что Русская Православная Церковь до Патриарха Никона пережила смену уставов со Студийского на Иерусалимский, несколько редакций богослужебных текстов, то против чего восстали Аввакум со товарищи, правку текстов, которые вводились святителем Киприаном. Если сравнивать их с предыдущими, то они не более понятные, поскольку они содержат массу южнославянизмов и т.д., но это ни у кого не вызывало протестов. Были споры по поводу того, следует ли сугубить или трегубить аллилуйя. Кстати, святители Фотий и Киприан по-разному отвечали на этот вопрос: Фотий отвечал, что надо трегубить, напротив, Киприан, выступал за сугубить.

Далее была богослужебная реформа 1551 года, узаконившая тот набор обрядовых особенностей, ломка которых вызвала недовольство основоположников старообрядчества. Но и тогда все было не просто. Стоглавый собор узаконил принятую на Москве практику. Между тем, в то время на Руси существовали и другие практики. Собор, в частности, постановил налагать прещения на тех, кто совершает троеперстное крестное знамение. Были соответствующие указания на то, чтобы крестились двоеперстием. Строго говоря, та практика, которую защищали первые старообрядцы, окончательно сложилась всего лишь за сто лет до событий раскола. Конечно, не могло быть и речи о каком-то расколе в домонгольский период. Так что борьба первых старообрядцев - это была защита практики, сложившейся за последние сто лет до раскола. К сожалению, зритель, просмотрев фильм «Раскол», всего этого не узнает. Но остается надежда на то, что фильм сможет пробудить в людях тягу к знанию. Тем, кого заинтересовала история раскола, я могу посоветовать обратиться к трудам Евгения Евсигнеевича Голубинского, потому что он совершенно беспристрастен. Вопросы о перстосложении он исследовал досконально, эти вопросы рассматриваются в его труде «История Русской Церкви» в разделе «Богослужение».

Алексей Светозарский,
заведующий кафедрой церковной истории Московской духовной академии и семинарии, кандидат богословия,
специально для «Русской народной линии»

http://ruskline.ru/news_rl/2011/09/20/v_filme_proslezhivayutsya_prostaroobryadcheskie_simpatii/