В культурном центре «Покровские ворота» одновременно презентовали книги «Аввакум» и «Никон», обсуждая при этом фильм «Раскол».
 
Картина была несколько сюрреалистической. В небольшом, но довольно изысканном зале культурного центра "Покровские ворота", принадлежащего, как считается, католикам, вечером под Воздвижение, 26 сентября, был аншлаг. 


То тут, то там в зале, привыкшем к музыке барокко, виднелись бородатые мужчины, настроение царило боевое. В центре президиума, стол которого покрыли классическим зеленым сукном, как некая скала-водораздел возвышался режиссер фильма "Раскол" Николай Досталь.

Ошуюю (по левую руку от него) разместились три представителя Московской патриархии – Михаил Тюренков, Кирилл Фролов и Вильям Шмидт, автор фундаментального трехтомника в красной обложке "Никон". Одесную (по правую руку от Досталя) сидела бородатая старообрядческая гвардия – глава Информационно-издательского отдела РПСЦ Александр Антонов, беспоповец Алексей Безгодов и известный полемист-публицист Андрей Езеров. Ведущий, Денис Каспирович, неоднократно подчеркивал, что именно Езерову принадлежит идея такого "микса".

Мероприятие, называвшееся одновременно и презентацией книг, и круглым столом, длилось более трех часов, что беспрецедентно для "Покровских ворот". Полемика становилась порой очень горячей, но до настоящих словесных перепалок или драк дело не дошло. Видимо, благодаря тому, что позиции Кирилла Фролова со товарищи симпатизировали лишь они сами, и при таком подавляющем меньшинстве затевать что-то серьезное было глупо. Между прочим, вход на подобные мероприятия этого культурного центра абсолютно свободен, и отсутствие на нем публики из РПЦ МП говорило само за себя.

Книга "Аввакум", вышедшая в старой доброй серии "ЖЗЛ", принадлежит перу поморца Кирилла Кожурина, который не смог присутствовать на вечере, прислав краткое письменное приветствие. В нем, в частности, говорилось, что разные жизнеописания огнепального протопопа уже дважды выходили в серии "ЖЗЛ", поскольку в советские времена Аввакум считался "классово близким" элементом, борцом с самодержавием и едва ли не основателем русской литературы. Новая книга, по словам автора, ломает хрестоматийные представления о многих деятелях Никоновой реформы…

Представляя свой трехтомник, Вильям Шмидт начал с неприятия слова "реформа", поскольку, по его словам, Никон проводил лишь "справу", исправление книг, что и раньше нередко делалось на Руси. Интерпретации многих веков, наложившиеся на события XVII века, скрывают истину, считает автор, и понимать эти события нужно в контексте масштабных перемен, которые происходили в то время во всем мире. Россия всего за 30 лет успела стать великой державой, и начало этому процессу положил Никон, убежден Вильям Шмидт.

"Свою никониану" собравшимся представил Кирилл Фролов, выступающий в последнее время в качестве главы "Ассоциации православных экспертов" (АПЭ). Насколько можно было понять, "никониана" состояла из книги о российско-украинских отношениях и брошюры-доклада "Третий Рим: суверенная модернизация". Как режиссер Николай Досталь, так и остальные участники вечера демонстративно отказались принять из рук "эксперта" эти глубокие произведения. Фролов выделил два главных достоинства Никона: он привел русские обряды в соответствие с белорусскими и украинскими, чтобы облегчить "воссоединение Святой Руси", и он же воспрепятствовал секуляризации страны. "Если бы Никон не был свергнут, - убежден "эксперт", - петровских реформ могло бы и не быть, и церковного раскола бы не произошло". Вину за раскол и гонения на старообрядцев Фролов возлагает на Собор 1666-67 гг., а еще точнее – на его инородных кукловодов, типа Паисия Лигарида. Сославшись на авторитет Митрополита Антония (Храповицкого), который одновременно был "и сторонником канонизации Никона, и старого обряда", глава АПЭ резюмировал: "Путь Патриарха Никона и Патриарха Кирилла – это модернизация России на основе православия".

После Кирилла Фролова слово наконец предоставили, без сомнения, центральной фигуре вечера – режиссеру 20-серийного телефильма "Раскол", который был показан в сентябре каналом "Культура", Николаю Досталю. Он высказал печаль, что раскол существует уже 350 лет, и что само это слово стало одной из основных характеристик состояния российского общества. Режиссер признался, что он православный, но не воцерковленный, поэтому искренне не понимает многих нюансов церковной жизни. Вместе с тем, такая позиция помогла ему не принимать в историческом споре ни одну из сторон – "рассказать о конфликте, в котором мы не участвуем". Ближе к концу вечера Досталь даже воскликнул: "Мне всех жалко – и Никона, и Аввакума, и Алексея Михайловича, и Федора Алексеевича, и Морозову с Урусовой!"

Весьма эмоциональным было выступление Александра Антонова, председателя Информационно-издательского отдела Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ), который начал с признания своей нелюбви к информации, после чего заявил: "Общество деградирует… Наш народ на краю полной гибели… Мы зашли в исторический тупик и не замечаем этого!"

Фильму "Раскол" посвятил свое выступление Михаил Тюренков, главный редактор портала "Православная книга России", член РПЦ МП. В отличие от большинства исторических фильмов, считает он, "Раскол" побуждает зрителя к изучению той эпохи. Например, многие священники РПЦ МП, даже не знавшие, что в их Церкви существуют старообрядные приходы, впервые проявили интерес к старообрядчеству после фильма. Признав "основной трагедией русского народа" несоразмерность сильного государства и подневольной Церкви, Тюренков высказал осторожную критику в адрес Поместного Собора РПЦ МП 1971 г., который клятвы на старые обряды отменил, но другие проблемы Собора 1666-67 гг. (например, лишение сана Никона и Аввакума) не разрешил.

Первая критика в адрес фильма прозвучала из уст Андрея Езерова, который напомнил, что видный старообрядческий священник Леонтий Пименов оценил "Раскол" на "пять с плюсом". "А я бы оценил на четыре с минусом", - признался Езеров. Многие недостатки фильма, считает он, связаны с его литературной основой – тетралогией Бахревского. Как справедливо указал священник РПЦ МП Иоанн Миролюбов, в фильме не чувствуется эсхатологического фона, на котором разворачивался раскол (в весьма авторитетной тогда "Книге о вере" допускалось, что антихрист воцарится в 1666 г.). Среди других ошибок, на которые указал публицист, - изложение Аввакумом "эволюционной теории обряда", которая возникла лишь во второй половине XIX века; гонцы, которые были посланы царем на Соловки, в фильме мчатся в Пустозерск, при этом тема собственно Соловецкого восстания никакого разрешения в фильме не получила; Аввакум чтил царскую власть, поэтому старообрядцы непричастны к намазыванию дегтя на царские надгробья, каковое в фильме приписывается родному сыну Аввакума.

Полемизировать с Досталем и Езеровым, естественно, сразу вызвался Кирилл Фролов. Он признал, что "в фильме есть намек" на РПЦ МП и на нынешнее патриаршество, фильм выступает против "создания сильной миссионерской Церкви". "Владимир Путин нуждается в сильном Патриархе Кирилле, потому что без него не собрать Россию, не решить демографическую проблему", - утверждал лидер АПЭ. В фильме, по его мнению, не решена главная проблема, поэтому Фролов призывает в ближайшее время снять такой же фильм о Никоне, но с "правильной" трактовкой событий, и показать его на канале "Россия-1". Паисия Лигарида "эксперт" уподобил "современным грантоедам", среди которых у него числится и наш Портал. "XXI век будет веком православия, - патетически восклицал Фролов, - и Русская Церковь возьмет на себя ответственность за вселенское православие, где будут разные обряды", в том числе западный, "галликанский".

"Досталь своим фильмом создает возможность коммуникации", - отметил заместитель директора Духовного училища РПСЦ Алексей Муравьев. По его мнению, фильм хорошо заполняет исторические лакуны, которые возникают в головах молодежи из-за почти полного отказа от чтения книг.

Наконец, и Вильям Шмидт решился заговорить о "вредоносности" фильма. Она, по его словам, состоит в "структурных разрушениях общества". Как в XVII веке, так и сейчас эти разрушения провоцируются Западом – латинским и англо-саксонским. "Текст сценария фильма великолепен, - сказал Шмидт, - но когда я смотрю на стилистику образов, то прихожу в ужас". Философ, в частности, "не узнал" в фильме Никона, и этим фильм "себя дискредитировал". Отсюда Шмидт выводит главный недостаток фильма: "Перекос влюбленности в Аввакума и совершенной дискредитации иерархии Церкви".

Консультант фильма, старообрядец Глеб Чистяков утверждал на вечере, что впервые за много веков старообрядцам хоть как-то дали высказаться через кино. Он сообщил, что съемочная группа специально "микшировала острые углы", чтобы не было обвинений в пропаганде старообрядчества. Но даже при таком осторожном подходе обвинения возникли у тех, кто признает лишь свою "монополию на правду".

Заместитель Кирилла Фролова Дмитрий Пахомов попытался быть еще жестче и прямолинейнее, чем его шеф. Он заявил, что некими темными силами в XVII веке против России "была применена тактика сетевой войны". "Это было выгодно врагам России, - утверждал активист АПЭ, - внешний враг получил смерти, раскол на века". Но к счастью, в ХХ веке – видимо, самом успешном для России – этот раскол был преодолен. Выступавший имел в виду все тот же Со-бор РПЦ МП 1971 г., где были сняты клятвы со старых обрядов. Пахомов так трактует снятие клятв: "То, что было тогда [в XVII в.], сейчас не имеет значения. Собор сделал так, как принято". Разумеется, член АПЭ обвинил фильм в предвзятости и симпатиях к старообрядчеству, но обвинил в этом не режиссера, а неправильно подобранных консультантов.

Весьма эмоциональным было выступление старообрядческого начетчика и публициста Алексея Шишкина, который считает, что Досталь "уловил правду эпохи". Мелкая критика со стороны собратьев-старообрядцев огорчает Шишкина: за разными ошибками в деталях, словно за деревьями, "они не увидели леса". А ведь этот фильм стал настоящим прорывом старообрядчества в общество. Как отметил начетчик, даже на форумах абсолютно светских кинолюбителей разгорелись споры о старой и новой вере. Нынешнее насаждение монополии РПЦ МП напоминает Шишкину события почти 100-летней давности, когда русские люди сами начали разрушать церкви, которые строили. Выступавший ощущает "новый виток революционной ситуации в России", что может привести к повторению тех событий. "Фильм появился по Божественному промышлению, - убежден Алексей Шишкин. – Это та самая ситуация, когда, как сказано в Евангелии, "камни возопиют"… Пока мы молчим, проповедь за нас начали внешние".

На вечере выступила ведущий "аввакумовед" Америки, профессор Массачусетского университета Присцилла Хант. Она назвала протопопа Аввакума "борцом за основы русской цивилизации", а в фильме "Раскол" увидела "равновесие между Никоном и Аввакумом". Не совсем понятно из фильма, по словам профессора, почему произошел разлад между Никоном и царем. По ее мнению, именно царь Алексей Михайлович был главным реформатором, и именно он ответственен за раскол.

Старообрядческий журналист и литературовед Михаил Дзюбенко считает, что раскол России начался задолго до раскола ее Церкви: во времена опричнины и Смуты. Особую ярость Кирилла Фролова Дзюбенко вызвал своей фразой о том, что уже с XIV века великороссы, малороссы и беларусы не были единым народом, но благодаря совместным усилиям ведущего и выступавшего "эксперта" постепенно усмирили. По мнению Дзюбенко, тема раскола стала ключевой для русской литературы XIX века, ее отголоски он слышит даже в именах героев, типа Раскольникова. Михаил Дзюбенко назвал "великим благом" секуляризацию, которая одна лишь способна дать людям с разными религиозными взглядами спокойно и цивилизованно общаться на нейтральной территории: "Иначе бы мы все только воевали". А заявлять о православии, как о какой-то "базе для модернизации", нелепо, потому что Царство Христа "не от мира сего", и "Господь пришел не для модернизации промышленности", отметил выступавший.

"Жил XVII веком", когда смотрел фильм "Раскол", известный историк профес-сор Михаил Бабкин, автор фундаментальной монографии о противостоянии священства и царства в России. В фильме Досталя не только хорошо показано это противостояние, отметил профессор, но там узнается реальный царь в лице Алексея Михайловича, чего, например, нельзя сказать о фильме Лунгина "Царь" с бесноватым Охлобыстиным, который Бабкин назвал "явной заказу-хой".

Линию критики фильма со старообрядческой точки зрения продолжил представитель Древлеправославной Поморской Церкви Максим Пашинин, только что вернувшийся из Пустозерска – места мученичества Аввакума (сейчас это окрестности города Нарьян-Мар). Аввакум в фильме напомнил Пашинину "интеллигента-шестидесятника" и не вполне искреннего человека. Однако, по мнению выступавшего, фильм сломал некоторые стереотипы о старообрядчестве.

Заместитель главного редактора "Портала-Credo.Ru" Владимир Ойвин отметил деликатность фильма, где нет грубости и "споров с пеной на губах". Критически он отозвался лишь о бытовом фоне – по мнению Ойвина, не мог простой русский народ XVII века жить в столь уютных и изысканных интерьерах.

Поморец Алексей Безгодов отметил, что староверие до сих пор остается ущемляемым в России, а подобное кино дает ему шанс на равноправие, дает "альтернативу реальности". Федосеевец Андрей Щеглов считает, что "с художественной точки зрения фильм не годится никуда", и большим дерзновением для режиссера было снимать столь масштабное кино при столь скромном бюджете. По словам Щеглова, "мы не увидели смысла раскола, нигде в фильме не говорится, что раскол – это результат отступления от Христовой веры".

Завершая вечер, Михаил Тюренков указал на данные социологических опросов, которые выявляют крайне низкую религиозность современного российского общества. "Мы живем в безбожной среде", - констатировал Тюренков, выразив надежду, что "Раскол" кого-то заставит подумать о вере. Оппонируя крикунам из АПЭ режиссер Николай Досталь в конце вечера все-таки дал волю своим эмоциям в отношении Никона, который, по мнению режиссера, руководствовался принципом "Цель оправдывает средства": "Это беда всех реформаторов и правителей в России".

К концу вечера зал поредел наполовину, зато оставшиеся еще долго и шумно что-то обсуждали в подворотне у входа в культурный центр. По нашим сведениям, драки все-таки не было.

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"
Фото редакции сайта «Современное древлеправославие»