С 18 по 20 октября 2011 года в Москве проходил Освященный Собор РПСЦ. В Соборе приняли участие епископы, настоятели храмов и миряне-представители от общин.

Официальную информацию и решения Собора можно прочитать на сайте Московской Митрополии rpsc.ru. С некоторыми другими мнениями можно ознакомиться на сайте Современное Древлеправославие staroobrad.ru. Мне же сегодня хочется поделиться своим мнением не по всем, а только по интересующим меня вопросам.


Очень радует то, что не был принят проект О. Вячеслава Зобнина (г. Миасс) о порядке подготовки и проведения Освященных Соборов (проект можно посмотреть на сайте staroobrad.ru). Конечно, есть в этом проекте и положительные предложения, касающиеся подготовки к Собору: епархиальные съезды перед собором, обязательное наличие материалов и предложений по каждому вопросу. Но всё это уже существует на бумаге, но не всегда добросовестно выполняется. Опасны, на мой взгляд, другие пункты проекта, касающиеся сокращения участников Собора. О. Вячеслав предлагал, чтобы на Соборе участвовали представители не от общин (как сейчас), а от епархий, предлагал сократить число делегатов, утвердить возрастной ценз для мирян-участников собора и другое.

Проект этот обсуждался на Совете митрополии. Но так как он еще сырой и недоработанный, на Собор было вынесено только два предложения. Одно из них спрятано в красивую формулировку: «О представлении на Освященном Соборе общин, не имеющих постоянных настоятелей, окормляющими их священниками». Фактически предлагалось лишить общину голоса только за то, что у нее нет священника. Неужели она от этого становится второсортной? К счастью, это предложение не было принято. Второе предложение касалось проведения предсоборных епархиальных совещаний. Но такое решение уже было принято Собором 2006 года.

Раньше предварительный список вопросов для обсуждения на Соборе должен был рассылаться за месяц до собора. Нынешний Собор увеличил этот срок до полутора месяцев. И это прекрасно - у делегатов Собора будет больше времени подготовиться к обсуждению.

По проекту О. Вячеслава делегату Собора должно быть не меньше 35 лет. Собор поддержал идею возрастного ценза, снизив его до 25 лет (напомним, что раньше достаточно было достижения совершеннолетия - 18 лет).

Многие наши иерархи регулярно говорят о большой роли молодежи в нашей Церкви. А сегодня нас лишили возможности участвовать в Соборе. Не скрою, что в этом вопросе имеет место и моя личная обида. Дело в том, что на последних двух Соборах из тех, кто моложе 25 лет, высказывал вслух свое мнение только я. И мое мнение часто шло вразрез с мнением нашей правящей верхушки. Невольно напрашивается мысль, что это еще один способ избавиться от инакомыслящих, хотя бы на ближайшие 5 лет. Справедливости ради готов признаться, что мои выступления на Соборах были очень частыми и не всегда уравновешенными. Это тоже наверняка сыграло немалую роль в принятии такого решения. Все же мое мнение таково: в работе Собора наряду с убеленными сединами иерархами необходимо участие любящей свою Церковь молодежи, так как молодые люди больше готовы на смелые рискованные решения.

В первый же день Собора отлучили от Церкви Алексея Рябцева. Бывший морской офицер, грамотный юрист, преподаватель канонического права в Московском Духовном училище, он каждый год избирался Рогожской общиной представителем на Собор. Однажды даже был избран ведущим Собора.

Изучая историю Пасхалий и празднования Пасхи, он пришел к выводу, что в Пасхалии произошел сбой при наложении одного цикла на другой, из-за чего Пасха в этом году совпала с иудейской пасхой.

Дело в том, что христианская пасха, согласно правилам Вселенских соборов, празднуется в первое воскресение после весеннего равноденствия, после полнолунья и после иудейской пасхи. Но пасху евреи празднуют семь дней.

В этом году иудейская пасха пришлась на 18 апреля (по новому стилю), а точнее с 18 по 24 апреля (для иудеев, живущих в рассеянии - до вечера 25 апреля). По всем нашим календарям мы праздновали Пасху Христову 24 апреля, опираясь на то, что нужно выждать только первый день иудейской пасхи. Но Алексей Рябцев со своими единомышленниками посчитали нужным выждать все семь дней еврейской пасхи и праздновали Пасху Христову 1 мая. С другой стороны, есть мнение, что праздник Пасхи у иудеев идет только один день. Остальные дни - другой праздник, праздник опресноков.

В любом случае, я думаю, что этот вопрос требует очень глубокого изучения. Обе точки зрения имеют подтверждения у святых отцов. Но Собор посчитал нужным отлучить от Церкви Рябцева и его единомышленников. Очень жалко, что РПСЦ, как религиозная организация, потеряла столь ценных кадров, столь грамотных людей.

Но есть еще одна сторона этого отлучения. В 2009 году, когда Алексей Рябцев поднимал на Соборе неудобные для митрополии вопросы, его пытались в резкой форме поставить в неловкое положение: «Вот ты, Алексей, ко всем придираешься. А сам то? Скажи-ка нам, почему ты бороду постригаешь?» Рябцев тогда спокойно, доступно всем объяснил, что он, как морской офицер, не имеет права носить бороду. Но вместе с владыкой Алимпием они сумели добиться разрешения отпустить бороду настолько, чтобы она могла поместиться в противогаз. На Соборе 2010 года атака на Рябцева имела более серьезный характер. В самом начале Собора прозвучало предложение выбирать ведущих только из духовенства. И всем было ясно, что цель этого предложения - не допустить в ведущие Алексея Рябцева (до этого кроме него никого из мирян не выбирали ведущим). Следующим шагом стал вопрос о так называемой новой хронологии. Когда-то Рябцев опубликовал свою статью на сайте создателей этой новой хронологии. Поднимающие этот вопрос требовали признать новую хронологию ересью и наказать всех, кто с ней связан. Конечно же, снова имелся виду Рябцев. Соборяне, толком не разобравшись, осудил новую хронологию. Но Алексей не оказался ее сторонником. В этом году все получилось - Рябцева отлучили от церкви.

В последний день к 20.00 на Собор пришел Артемий Артемьев. Он год назад начал выступления против поставления епископа Викентия. Он выступал на Соборе, потом делал попытку сорвать хиротонию. А после этого обращался к мирским властям за правосудием. Все это сопровождалось грубостями и оскорблениями. Как следствие, Рогожское посетили прокурорские проверки, оставив за собой след в виде штрафа, размером  в несколько сотен тысяч рублей.

В этом году совершилось чудо: Артемий пришел на Собор и во всем покаялся! Он просил прощения за оскорбления, за обиды, за вынос сора из избы (обращение к мирским властям). Обещал больше такого не повторять и возместить все убытки. Но в отношении епископа Викентия его позиция, похоже, не поменялась.

Так вот. Человек пришел и покаялся. Отец Вячеслав Зобнин сказал, что лучше продолжить обсуждение этого вопроса без Артемия. Но некоторые делегаты предложили другое: «А пусть он благословится у вл. Викентия». «Я к этому шагу не готов», - ответил Артемий. Он не смог переступить через себя и, когда стали настаивать на благословении, со скандалом покинул Собор.

Была ли это спланированная акция со стороны Артемия? Вряд ли. Несмотря на всю свою грубость и резкость, он человек очень простой и искренний. Он не стал бы терять времени, если все было заранее спланировано, он бы мог сразу, без всякого покаяния, устроить скандал.

Остается два варианта: либо это спланированная провокация со стороны артемьевых недоброжелателей, которые старались до конца его сломать и унизить; либо это недальновидность тех, кто настоял на этом необдуманном предложении. (На мой взгляд, могли присутствовать оба варианта одновременно).

А получилось то, что получилось: вместо того, чтобы помочь человеку покаяться, облегчить его покаянный путь, его просто сломали, дожали.

Неужели так Господь призывает поступать с раскаявшимися грешниками?

Собор закончился, делегаты разъехались. Жизнь пошла дальше, а вместе с ней продолжила теплиться надежда на светлое будущее. Вновь хочется привести слова из журнала «Церковь» за 1910 год: «В древности народ ожидал собора, как великого праздника, как торжества и победы правды над ложью, добра над злом, красоты над уродством. И соборы, действительно, были великим и праздничным событием в Церкви. Ему радовалась Церковь, как торжественному пасхальному празднику». Дай Бог, чтобы и в наши дни на Соборах также воцарилась святость и праздничное настроение.

Михаил Терентъев

По материалам 25 выпуска газеты «Благовест»,
издаваемой Костромской и Ярославской епархии РПСЦ
июль-октябрь 2011 г.