Церковные голоса нагнетают настроения тревоги и предвоенной мобилизации. И все же это не гонения. Я смотрел телерепортаж о замечательном молебне 22 апреля в состоянии когнитивного диссонанса. Понимаете, аудиоряд показывает, что по официальным государственным телеканалам открыто транслируют торжественное, прекрасное богослужение. Прекрасный храм, облачения, иконы. Тысячи полицейских помогают верующим.


Но в аудиоряде комментатор постоянно говорит, что на церковь вновь начинаются гонения и наши храмы кто-то мечтает взорвать. Удивительное расхождение картинки и текста.

диакон Андрей Кураев



В Москве состоялся молебен в защиту веры, поруганных святынь и доброго имени церкви, возглавил который сам патриарх Кирилл. Он прошел возле храма Христа Спасителя, того самого, где пару месяцев назад радикальные феминистки отслужили свой панк-молебен, бросив вызов сразу светской и церковной властям. Храм они не осквернили и переосвящать его не пришлось. Но церковное начальство обвинило акционисток в кощунстве, а власти – в хулиганстве и мигом заключили под стражу. Тем временем в Великом Устюге человек, состоящий на учете в психбольнице, ворвался в храм и порубил топором иконы. Другой сходный случай произошел в городе Невинномыске, где еще один малоадекватный гражданин напал на священника и порезал ножом поклонный крест. Вот эти оскверненные иконы и крест и обнесли крестным ходом вокруг храма и водрузили на специальный помост.

Однако устроители молебна этим не ограничились. На помост вынесли частицы ризы Господней и гвоздь из голгофского креста. Эти реликвии, хранившиеся в ХХС, должны были напомнить о выходке Pussy Riot, исполнивших свой молебен в непосредственной от них близости. Но и это еще не все. К святыням присоединили икону Богоматери, расстрелянную большевиками в 20-е годы.

Замысел молебна стал предельно ясен — гонения на веру начались в незапамятные времена, в России их продолжил богоборческий режим, и антиклерикальные выступления могут вновь привести к повторению трагедии.

Эта историческая параллель и стала лейтмотивом проповеди патриарха Кирилла. Церкви грозит реальная угроза. Она снова может превратиться в гонимую. Важно не забывать об этом и пресекать нападки на корню. Между тем и атмосфера молебна, и характер его проведения противоречили словам патриарха. Он проходил посреди столицы в разгар воскресного дня с ведома и при помощи властей. Его охраняли(непонятно от кого) две тысячи полицейских, многочисленные автобусы свезли тысячи участников не только из окрестностей Москвы, но и из далеких епархий. Среди них выделялись бравые казаки, которые всем своим видом пока-зывали, что родную церковь в обиду не дадут. Много было и не просто ряженых, а самых настоящих военных и мужчин начальственной внеш-ности.

Молебен являл прочный союз церкви и государства. Неужели кому-то и впрямь могло прийти в голову, что этому союзу угрожают парочка людей с поврежденной психикой и три юных феминистки, которых к тому же запрятали в тюрьму?

Борис Фаликов


 
21 апреля байкеры "Ночные волки" прогремели по вечерней Москве на своих "харлеях" и "ямахах", посвятив грозную акцию открытию сезона и поддержке Патриарха всея Руси. Жутковатое зрелище. Его наблюдала моя знакомая, прихожанка храма Ивана Воина, живущая на улице Косыгина, что на Воробьевых горах. Зверский грохот разбудил её годовалого Ванечку, и всю ночь она не могла его успокоить.

На следующий день в храме Христа Спасителя совершилось молебствие, такое же громогласное и устрашающее, "в защиту веры, поруганных святынь, Церкви и её доброго имени". Устрашающее по количеству полиции, солдат с собаками и без собак, ОМОНа, казачьих дружин, военизированных юных русских разведчиков (есть и такая организация), суворовцев, грузовой техники, армии теле- и радиокорреспондентов.

Могучие красные КАМАЗы перегородили Волхонку на подступах к Храму на случай, наверное, если предполагаемый противник выдвинется бронетехникой и плотными колоннами. В метро "Кропоткинская" прохаживались, пугая необычным видом, "космонавты" - омоновцы в огромных шлемах. Народ, заполняя отведённое пространство, слушался властной команды: "Граждане, не задерживайтесь, на мероприятие проходите справа".

Граждане с флагами, хоругвями, повязанные платочками и монашескими косынками, бородатые, юные — не только проходили справа, но и процеживались кое-где в лазейки вяло сцепленных заграждений. Из мониторов доносились речи про нападки на Церковь, про агрессивный либерализм, про чувства верующих…

Внушительный белый транспарант "Встань за веру русская земля" грешил, снижая пафос, ошибками в пунктуации — пропущенной запятой и недописанным восклицательным знаком в конце. Казалось, вот-вот грянет "Вставай, проклятьем заклеймённый!" Молебствие ещё не началось… Рядом два казачьих чина в лампасах и орденах. Один орден с изображением усатого генералиссимуса. Я спросил: "Это кто, Сталин? - Сталин, - ответил казачий, видимо, атаман. - Святой? - Святой!" - отчеканил рядом с ним стоящий.

Но вот, наконец, всколыхнулось: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ…" "И сущим во гробех живот даровав", - подхватила стоустая громада. Проповедь Патриарха, как всегда поучительная, пространная, но — с резкими модуляциями в голосе, угрожающими нотками.

Позади него на экране то и дело возникала икона Богородицы с иссеченным ликом. Не та ли, которую где-то осквернил какой-то сумасшедший?.. Интенция проповеди: попрание святынь, в том числе и в храме Христа Спасителя. Поправшие не названы, но все, кажется, понимали о ком речь. С вопросом о Pussy Riot я и обратился после молебна к нескольким людям.

Священник. Из Казани. Скуласт, узкоглаз. "Как вы думаете, осудят девушек? Судя по обвинительным речам, их надо бы сжечь на костре, как еретичек… - А, не знаю, у меня своих грехов полно. А вообще-то, акция спланирована и профессионально сработана, без ФСБ они бы в храм не прошли. Шумиха эта кому-то на руку. - Кому? - Имеете уши слышать, слушайте", — показал священник на экран монитора.

Стайка пожилых женщин. "Откуда, православные? - Из-под Подольска. - Своим ходом? - Нет, с батюшкой, на машине. - Будут девок-то судить? - Каких девок? Мы ничего не знаем.- Которые призывали Богородицу, чтобы убрала Путина. - Свят, свят, свят… Какую Богородицу, какого Путина?"

Господин, похож на иностранца. Интеллигентная внешность. "Ну, что сожгут или заживо закопают? - Господин вздрогнул, не поняв моего полушутливого вопроса: Кого? - Девушек, которых обвиняют в ко-щунстве? - Бедняга посмотрел на меня безумными глазами: Спаси вас, Господи", - был его вежливый ответ.

В большом скоплении народа, как в мутной воде, всегда есть охотники рыбку половить. Тут и паломническая служба "Ковчег" со своей обстоятельной рекламой, и монархисты, выуживающие из мешка газету "Русские идут!" — рупор Национально-патриотического фронта "Память". Жив курилка. Главный оратор Д. Васильев давно помер, а рупор всё вещает о том же: о масонах, о внутренних врагах, о дьявольской закулисе. Монархист вместе с газетой вручает Приглашение в Дом литераторов на вечер "Духовной поэзии". "Приходите, не пожалеете", — внушает он заговорщицким тоном.

На гранитном цоколе расположился представитель антиИННовской компании. Бланки с заявлениями об отказе от "Универсальной электронной карты" частично сложены стопочкой, а частично разложены веером прямо на асфальте. И придавлены камушком. "Что же с девушками-то будет? Засудят их, как думаете? - А нам дела до них нет, — отшил меня представитель. Мол, здесь электронная революция на носу, а ты со своими девушками…

Но те, кто отвечал не так односложно, в общем сходились на финансовой подоплёке: "Всё проплачено". То есть и в храм их запустили за деньги, и освободят — так же. Молодой человек, донской казак, в погонах, в фуражке с кокардой, успокоил: "Да отпустят. Они ни при чём. Они же орудие в чужих руках". Примерно так же рассудил и полицейский, которого я не обошёл вопросом. "Казнят их? - Девок-то? Да нет! Вот педофилов я бы своими руками казнил".
 
Такой вот разброс мнений...

А из монитора, как гвоздь в голову, забивал очередной оратор речь о защите и оскорблении чувства верующих. <…>

Александр Зорин



У бизнес-центра Храм Христа Спасителя провели митинг-молебен (он же кириллинг) в защиту веры и поруганных святынь. Кириллинг в выгодную сторону отличался от путинга: площадь после него осталась чистой (в отличие от нашистов, которые загаживают все бутылками и окурками), людей хоть и свозили с окрестных городов, но — действительно добровольно, и лица у людей на площади были нормальные: скорбные, озабоченные, но не дебильные.

Юлия Латынина




Люди начали собираться перед Храмом Христа Спасителя еще с утра. Храм вскоре был заполнен, к 10 двери закрыли, и большинство смотрело трансляцию на больших экранах, установленных на площади. Литургию вел патриарх Кирилл.

Уже к 11 на площади перед храмом собралась многотысячная толпа. Большую часть пришедших составляли немолодые женщины. Среди них совсем терялись немногочисленные националисты и казаки. На общем фоне резко выделялись молодые воцерковленные пары – хорошо одетые, приветливые. О молебне узнали из блогов.

Общее настроение - праздничное. По толпе то и дело прокатывается «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ».
 
Кажется, что приезжих столько же, сколько и москвичей, если не больше. Многие епархии прислали в Москву автобусы с делегациями верующих. Верующие счастливы. Многие впервые увидели Москву и интересовались у батюшек, можно ли до молебна успеть посмотреть на Красную площадь.

Смешливые сестры милосердия из Нижегородской епархии стайкой ходят по площади. Девушки лет 18, в белых платках с аккуратными красными крестиками на лбу. По очереди фотографируются на фоне храма. 

В толпе обсуждают в основном паломничества и святыни.

Журналистов побаивались. Перед поездкой многих предупредили, что ожидаются провокации.

Многие хотели купить сувениры, но все было закрыто. Женщина пыталась прорваться к церковной лавке, разговаривая по телефону.

На экранах транслируются кадры советской кинохроники — взрывы церквей, куски из антирелигиозных агитационных фильмов. Потом возникает Михалков, рассказывает о кощунствах. Потом — без звука — несколько секунд выступления Pussy Riot в Храме Христа Спасителя.

Толпа запричитала.

В два часа дня начинается молебен. Вокруг храма на руках несут изрубленные топором иконы из Устюга, порезанный ножом крест из Невинномысска и принадлежащие ХХС и, видимо, оскверненные Pussy Riot частицы ризы Господней и гвоздь из Креста Господня. Каждый раз, когда камера берет искалеченные иконы крупным планом, толпа начинает креститься. Некоторые плачут.

В 20-минутной речи патриарх вспомнил о прижизненных гонениях на Иисуса Христа, о советских репрессиях против церкви, а затем перешел к нынешним временам. Упомянул, что «среди нас есть предатели в рясах, которые говорят — зачем, мол, собираться здесь на молебен». «Сам факт кощунства, святотатства, издевательства над святым предлагается рассматривать как законное проявление человеческой свободы, как то, что должно защищаться в современном обществе. Вот этот подход даже микроскопические явления превратил в явления огромного масштаба и задел каждого верующего человека. Мы с вами не пришли на митинг. Церковь не проводит митингов. У нас с вами нет никаких плакатов, только хоругви, иконы!

После завершения молебна патриарх объявил, что благословляет «ни при каких обстоятельствах не восстанавливать эти иконы».

Информационное агентство «Среда» с благословения синодального отдела РПЦ тем временем проводит соцопрос. Судя по результатам, большинство собравшихся действительно воспринимает историю с Pussy Riot, часами и квартирой патриарха как «начало гонений на Русскую православную церковь».

Елена Костюченко



На днях в Москве в Храме Христа Спасителя состоялось патриаршее богослужение в защиту веры, поруганных святынь, церкви и ее доброго имени.

Это сопровождалось так называемым молитвенным состоянием. И в связи с этим нерядовым событием хотелось бы высказать некоторые соображения.

Исторически призывы к защите веры и церкви раздавались накануне кровопролитий и насилия – крестовых походов, Варфоломеевской ночи, изгнания евреев из Испании, охоты за ведьмами и сожжения инакомыслящих, преследования староверов, разгула инквизиции и множества других прелестных вещей.

И каждый раз это было связано либо с разладом внутри самой церкви, либо с угрозой потери ею власти и авторитета. 

Как мне кажется, сегодня в России церковь у все большего количества граждан теряет авторитет.

Также мне кажется, что это связано с совершенно конкретными делами и лицами, в частности, со все более явственным стремлением церкви проникать в органы власти, в органы образования и, разумеется, с критикой в адрес самого Патриарха.

БЛОГ ВЛАДИМИРА ПОЗНЕРА НА "ЭХЕ МОСКВЫ"



Патриарх всея Руси может наконец праздновать окончательную победу над своими недругами. Десятки тысяч людей в минувшее воскресенье пришли не только к храму Христа Спасителя, но и во многие храмы страны, чтобы принять участие в молебне в защиту веры, Церкви, ее поруганных святынь и доброго имени Предстоятеля. Все минувшие дни в храмах раздавали листовки с призывами собраться на стояние. "Это не должно повториться" – взывали листовки, напоминающие стилистикой времена Великой Отечественной. Черно-белая фотография подрыва храма, яркие пропагандистские фразы. Заявление о том, что "Противостояние Церкви и антихристианских сил становится все более очевидным и острым". Холодящие душу примеры того, как некие, явно неадекватные граждане набрасывались с топорами на иконы. Пугающее напоминание о том, что в "этом же контексте осуществляется клеветническая ин-формационная атака на Предстоятеля". И главный вывод : "Все это – слагаемые одной кампании против Православия и Русской православной церкви".

Пропагандистская контратака РПЦ сделала свое дело – десятки тысяч христиан поверили в то, что Церковь в опасности. И поднялись на ее защиту. Поднялись искренне, потому что веруют. И потому что помнят, через какие испытания прошла Церковь в недалеком прошлом – рас-стрелы священников, взрывы храмов, распродажа святынь. Все эти ужасы, к счастью, остались в прошлом веке. А в нынешнем – Русской православной церкви возвращают земли, монастыри, храмы. В нынешнем – священников приглашают в школу вести занятия с детьми, в армию – заменять бойцам замполитов, в бизнес – освящать офисы и банки… Нынешнее руководство страны само приходит в храм – помолиться, исповедаться и уже одним этим, невольно, оказывает высочайшую поддержку РПЦ. Так отчего же тогда ударили в набат соратники патриарха Кирилла (в миру – Владимира Гундяева). Какие враги, по их мнению, грозятся сжечь родную хату? От кого десятки тысяч верующих должны прикрыть своими искренними молитвами находящегося в опасности Предстоятеля?

Патриарх всея Руси может наконец праздновать окончательную победу над своими недругами. Десятки тысяч людей в минувшее воскресенье пришли не только к храму Христа Спасителя, но и во многие храмы страны, чтобы принять участие в молебне в защиту веры, Церкви, ее поруганных святынь и доброго имени Предстоятеля. Все минувшие дни в храмах раздавали листовки с призывами собраться на стояние. "Это не должно повториться" – взывали листовки, напоминающие стилистикой времена Великой Отечественной. Черно-белая фотография подрыва храма, яркие пропагандистские фразы. Заявление о том, что "Противостояние Церкви и антихристианских сил становится все более очевидным и острым". Холодящие душу примеры того, как некие, явно неадекватные граждане набрасывались с топорами на иконы. Пугающее напоминание о том, что в "этом же контексте осуществляется клеветническая информационная атака на Предстоятеля". И главный вывод : "Все это – слагаемые одной кампании против Православия и Русской православной церкви".

Пропагандистская контратака РПЦ сделала свое дело – десятки тысяч христиан поверили в то, что Церковь в опасности. И поднялись на ее защиту. Поднялись искренне, потому что веруют. И потому что помнят, через какие испытания прошла Церковь в недалеком прошлом – расстрелы священников, взрывы храмов, распродажа святынь. Все эти ужасы, к счастью, остались в прошлом веке. А в нынешнем – Русской православной церкви возвращают земли, монастыри, храмы. В нынешнем – священников приглашают в школу вести занятия с детьми, в армию – заменять бойцам замполитов, в бизнес – освящать офисы и банки… Нынешнее руководство страны само приходит в храм – помолиться, исповедаться и уже одним этим, невольно, оказывает высочайшую поддержку РПЦ. Так отчего же тогда ударили в набат соратники патриарха Кирилла (в миру – Владимира Гундяева). Какие враги, по их мнению, грозятся сжечь родную хату? От кого десятки тысяч верующих должны прикрыть своими искренними молитвами находящегося в опасности Предстоятеля?

Несколько дней назад, как сообщает NEWSru.com, на сайте «Портал Credo Ru» протоиерей Ипатий Барышкин, клирик Московской патриархии, написал по поводу молебна и всех упомянутых выше событий следующее: «Кое-кто на самом верху Московской патриархии сильно опростоволосился, и теперь, значит, вся Церковь Поместная должна идти на какие-то «молитвенные стояния», защищаясь от искушений, от которых ей надо защищаться церковным судом (если бы он в патриархии не был фикцией) над проштрафившимися иерархами… Теперь мы должны изображать из себя бедных и гонимых, терпящих обиды и поношения, пока наш патриарх даже не в силах элементарно отказаться от этой квартиры с сожительницей, так опорочившей его «доброе имя»… Как можно было так глупо подставить своих прихожан? Как можно было допустить такие безобразные скандалы с квартирами и часами?» – спрашивает протоирей. «Неужели иерархи РПЦ МП автоматически перестают быть христианами сразу после наречения во епископы (а может, еще и раньше)? Неужели нельзя, если согрешили, просто покаяться перед своей Церковью? Сказать по-христиански: согрешили, ошиблись, каемся. Вечно какое-то лукавое самооправдание и крик «держи вора!». И гонения теперь вспомнили, и массовку на «стояние» подтянули, и чуть ли не мучениками себя выставили. Да кто ж вам поверит теперь!» Протоиерей напоминает, что «настоящие мученики Бога за гонения благодарили, а не устраивали вселенский балаган про анонимных врагов». «От этого крика еще противнее, когда знаешь, что про гонения говорят те, кто сам достаточно комфортно жил при власти гонителей и соучаствовал в их преступлениях», – пишет священник. 

Может быть, этими словами протоиерея и объясняется вся суть надуманной войны, граничащей с мракобесием? Вся эта пропагандистская кампания чиновников от РПЦ, раскалывающая страну на своих и врагов, а не объединяющая, не призывающая к прощению, миролюбию и спасению душ от гнева и пристрастия. Как бы то ни было, но к словам протоирея Барышкина после последних событий доверия почему-то больше, чем к речам чаплиных и гундяевых, так заморочивших голову и пастве, и обществу, и самому Патриарху всея Руси, вынужденному собрать верующих на молебен в защиту Церкви от Гундяева. Или Гундяева от Церкви.

Валерий Яков