Русская Древлеправославная Церковь (Новозыбковская иерархия)

 

Два разных пути 

Русская Древлеправославная Церковь (Новозыбковская иерархия). 

(автор статьи дает оценку нынешнему духовному и каноническому состоянию Древлеправославной Церкви и новообрядческой Московской Патриархии)

Стоит нам приоткрыть страничку церковной истории второй половины XVII века, как приходят на ум слова Св. Иоанна Богослова об отделившихся: “Они вышли от нас, но не были наши”(1Ин. 2:19). Не формальное отделение никониан от православных произошло тогда, а действие Духа Святого отделившего от Христовой Церкви тех, кто “змиевою хитростью прельщен” сознательно лишил себя части в едином винограднике Христовом. Этот виноградник Христов продолжал жить, но с тех пор Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь стала именоваться Древлеправославной Церковью.

Святая Церковь, от самого основания ее Христом, единая и неделимая, постоянна и неизменяема, как и Основатель ее Христос, который “вчера и сегодня и во веки тот же”(Евр. 13:8). За эту Истину и за свидетельство о ней, сонмы мучеников пролили свою кровь и ими украшена Церковь Христова, ибо они отдали свои жизни ради того, чтобы “сущие во тьме и сени” обрели эту Истину для вечного спасения. Отпадение от Истины, от Православия, ничего другого породить не может, как только пресмыкательство перед сильными мира сего, потворство духу этого безбожного мира человеческим страстям, суеверие и задрапированное язычество.

Древлеправославие – это истинное православное христианство, имеющее в основании своем – Христа, Евангелие и Благодать Святого Духа. Древлеправославная Церковь стоит за строгую приверженность церковным догматам и правилам, древневизантийским богослужебным чинам и древнерусским духовным традициям, отвергая любые еретические идеи. Но не только потому, что произвольная ломка Традиции поставит нас под анафемы Соборов и Отцов. Это страшно само по себе, но важно еще и другое. Древлеправославные христиане, живя на протяжении трех с половиной веков среди апостасийного “никонианского” мира, хорошо узнали печальные плоды разрыва с Древлеправославной Вселенской Традицией. Об этих страшных плодах и пойдет наш рассказ.

Как известно во второй половине XVII века патриарх Никон стал вводить в обиход Русской Церкви новые обряды, новые богослужебные книги и другие новшества без одобрения Собора, самовольно. Это послужило причиной церковного раскола. Когда на соборе 1656 года, патриарх Никон собственноручно избил епископа Павла Коломенского, навязывая Церкви реформу богослужения, тогда, начался процесс обмирщения и дехристианизации Святой Руси. Произошло разделение Русской Церкви на Церковь гонимую и церковь гонительницу. Традиционная Русская Православная Церковь встала на путь исповеднический, а государственная реформированная церковь встала на путь вероотступнический.

Самое страшное в общей никонианской линии – это хула на древнее благочестие, попрание принципов соборности и жестокая вражда с братьями. Дальнейшие богословские, канонические и богослужебные повреждения никонианства, явились как следствия этих беззаконных деяний. Жестокость, с которой реформаторы стали преследовать своих оппонентов, выходит за границы не только Евангелия, но и элементарного человеколюбия.

Поскольку все поместные православные церкви, не желая портить отношения с российским правительством (от которого зависели материально), прямо или косвенно поддержали гонителей древнего Православия, то и они встали на гибельный путь всемирного богоотступничества. Разорвав духовную связь с древней Кафолической Традицией, господствующая церковь окончательно утратила православный облик при Петре I. Царь Петр, упразднил в государственной церкви институт патриаршества и продолжил ее дальнейшую реформацию в протестантском духе. Созданный царем марионеточный Правительствующий Синод, состоял из нескольких человек подчиненных мирскому чиновнику – обер-прокурору и был наделен властью, большей, чем Патриарх и Поместный Собор вместе взятые, что явилось попранием евангельских и канонических устоев Церкви. При этом архиереи, продолжая никонианские традиции, письменно согласились с кощунственным указом Императора. Показательно в частности, что духовенство обязывалось доносить в полицию о политической нелояльности верующих, даже ставшей известной из исповеди.

Прямым результатом реформации стал отход новообрядцев от традиционных форм церковного искусства. Была похоронена древнерусская икона. Ее списали в утиль, обозвав старинные образа “черными досками”. Вместо них в Церковь внесли картины, изображавшие “христианские идеи” на западный манер. Вместе с иконописью пострадало и древнее пение. На русский клирос сначала проник украинский партес (ведущий свое происхождение от польских кантов), затем его сменили итальянские оперы и, наконец, - бездушные немецкие хоралы.

Насильственное попрание основы Православия – соборности, и в первую очередь – превращение епископов в назначаемых правительственных чиновников и рабовладельцев, а священников в надсмотрщиков за рабами, - все это привело господствующую церковь к духовному перерождению. Со времен Петра I каноническое сознание в реформированной церкви померкло, священные каноны стали забываться, а, вместо них, церковная жизнь руководилась больше всего Петровским регламентом и Уставом Духовных Консисторий.

Вот как оценивал состояние новой государственной церкви епископ Игнатий Брянчанинов в 1840–х годах: “Наше духовенство чрезвычайно легко поддается любым ложным мнениям не только неправославных, но даже неверующих философов и мистиков. Духовная школа, особенно академия, а также духовные журналы совершенно поражены лжеучениями Запада. Белое духовенство в огромном большинстве сдерживается в лицемерном православии только боязнью народа, еще держащегося за веру предков. У нас осталась только кое-какая внешность от Православия, но это мертвое тело без жизни” Ему вторит епископ Феофан Затворник: “Того и гляди, вера наша совсем испарится – епископы и попы всюду спят. Через поколение, много через два, иссякнет наше Православие”. Однако, даже эти лучшие представители модернезированного православия не могли понять, что все эти греховные язвы – следствие никонианского раскола. Они, к нашему сожалению, считали древнецерковное Предание еретическими, а весь грех раскола возлагали на древлеправославных христиан.

При этом, в российском обществе, все сильнее нарастали безбожные и антихристианские идеи. С каждым годом умножалось число различных сект (хлысты, скопцы, духоборы, молокане, штундисты и пр.), которые находили множество последователей в бездуховной новообрядческой среде.

К великому нашему сожалению, далеко не все ревнители церковной старины смогли достойно пройти, попущенное Богом, испытание. В борьбе за истину требуется смирение; святые отцы особенно настаивают на смирении. К сожалению, нашлись староверы, которые по недостатку самопознания спутали пределы исповедания и учительства и стали самозваными учителями и богословами. Духовно нетрезвые и неуравновешенные люди, протестуя против крайностей патр. Никона, не смогли удержаться в пределах должного и простерлись в другую крайность: объявили реформированную церковь и поддерживающую ее царскую власть, антихристовыми. После раскольных соборов 1666-1667 гг. среди части христиан, не принявших нововведений Никона, получило широкое распространение учение об исчезновении благочестивого священства. Потрясенные жестокостью, с которою власти принуждали народ к принятию новшеств, многие староверы, оставшись без священства и пастырского окормления, соблазнились считая, что антихрист уже пришел в мир и троеперстие является его печатью. Ими был сделан вывод: истинное православное священство истреблено полностью, прекратились святые Таинства, Церковь в полноте Своей уже никогда не восстановится, а до конца времен будет пребывать в рассеянии, в малом числе христиан.

О сем заблуждении упоминал в своих трудах святой священномученик и исповедник Аввакум. Он с негодованием писал одному такому проповеднику: “Забрел ты, друг, во глубину зол, воспряни: понеже ни сам дьявол не может упразднить священство – ни антихрист с чады. Рече учеником Своим Владыка: “Аз есмь с вами до скончания века”. Не блазнися, чадо. Аще изгнано будет священство, но не до конца погибнет”. Но эти слова великого страдальца не могли убедить всех ошибающихся: не до всех доходили его послания.

Мнение безпоповцев о том, что земная часть Церкви Христовой усеклась (то есть исчезло истинное священство, исчезли некоторые таинства, отсутствует истинная Евхаристия и т.д.) - противоречит словам Христа: "Ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою и врата ада не одолеют Ее" (Мф. 16:18). Учение об усекновении полноты земной Церкви не только противоречит Писанию, но и уничижает Христа, т.к. ставит Бога ниже князя мира сего, который яко бы смог отчасти упразднить Церковь Христову. Но, к великому нашему сожалению, не все староверы смогли сохранить духовную трезвость в то трагическое для Русской Церкви время. Убедив себя в прекращении священства и таинств, безпоповцы отделились от Древлеправославной Церкви и сами в себе разделились на множество разнообразных толков и согласий.

Другая часть древлеправославных христиан испытывая трудности как в духовной сфере, так и в отношениях с гражданской властью, озабоченные отсутствием православных епископов и, как следствие, нехваткой священства, искали возможность сохранить древнее Православие на основании действующих гражданских законов. Этими настроениями воспользовались гражданские и духовные власти, стремившиеся если не обратить староверов в никонианство, то хотя бы подчинить их своему влиянию. В результате, некоторая часть древлеправославных христиан, порвав с гонимою Церковью, подчинилась гонителям. Так образовалось Единоверие – точное подобие латинской Унии.

В этих условиях, Древлеправославная Церковь продолжала идти царским путем не уклоняясь ни вправо – беспоповское сектантство, ни влево – единоверческую унию. В течение 270-ти лет древлеправославные христиане, не имея своих епископов, согласно Церковным канонам, принимали, правильно (погружательно) крещеных священнослужителей, переходящих из новообрядческой церкви в сущем сане. В реформированной церкви всегда находились достойные пастыри, понимавшие лживость никонианства и стремившиеся к единству с Матерью Церковью.

II.

С крушением российской монархии, реформированная церковь вступила в следующую фазу апостасии – эпоху “советской церкви”. Не мыслящая себя иначе, как частью государственной системы, новообрядческая церковь, под нажимом репрессивных органов с 1927 года превращается в покорную рабыню советской власти. Нравственно лучшие представители новообрядчества, из числа епископов, священников, монахов и мирян, движимые монархическими идеалами, отказались сотрудничать с коммунистами и были почти все истреблены органами Н.К.В.Д. Не многим удалось скрыться от карающего меча в “катакомбах”. Основная, самая многочисленная часть никонианства, была полностью покорна безбожникам, а с 1943 года была преобразована Сталиным в государственную религиозную организацию – Русскую православную церковь Московского Патриархата. Для осуществления взаимодействия между госорганами и их религиозным подразделением в том же году был учрежден специализированный Совет по делам Р.П.Ц. Роль обер-прокурора – председателя Совета была поручена начальнику 3 отдела Н.К.Г.Б. полковнику госбезопасности Г.Г. Карпову.

В нарушение всех канонических норм, богоборческой властью в 1943 – 1945 годах была создана новая чуждая православной традиции религиозная организация тоталитарного типа, с новыми, ранее не существовавшими правилами, со структурой управления копирующей сталинское политбюро.

Слившаяся с К.Г.Б., советская иерархия пошла по пути вероотступничества еще дальше синодальной – петровской церкви. К грехам предательства братьев и помощи гонителям Церкви, прибавилась еще экклезиологическая ересь экуменизма. Экуменизм – это догматическая ересь исповедующая равноспасительность Православия и отступивших от него конфессий. Экуменисты учат: каждая церковь, каждое исповедание имеет свою долю христовой истины и каждое исповедание должно внести эту долю в общую “духовную сокровищницу” и тогда, образуется “единая церковь”. Советская церковь и мировое вероотступническое “православие” вступили в международную синкритическую секту “Всемирный Совет Церквей”.

В 1971 году, под влиянием идей экуменизма, советская патриархия лицемерно отменила старые проклятия на древние православные обряды, тем самым, как бы приглашая древлеправославных христиан к новой унии. Но что могло объединить истинных христиан с теми, кто фактически отреклись от Православия в угоду временным земным интересам?

Однажды Господь Исус Христос сказал святому апостолу Петру: ”Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее”(Мф. 16:18). Выражение “врата ада” характерно для восточных обычаев того времени: у ворот города или крепости, всегда особенно укрепленных на случай нападения врагов, собирались начальственные лица для различных совещаний, суда и расправы над виновными. Этим, Господь хотел сказать, что Его Церковь никогда не будет побеждена репрессивными органами. Не смотря на то, что гонения со стороны безбожников были несравнимо страшнее, чем прежде со стороны никониан, тем не менее, Церковь сохранила свою духовную свободу и чистоту веры. Древлеправославная Церковь и в этих условиях смогла пройти царским путем не уклоняясь ни вправо – антиправительственное подполье, ни влево – противоестественную симфонию с безбожной властью. Более того, милостью Божией, в 1920 – х годах в Древлеправославной Церкви, в полном соответствии с правилами Церкви Христовой, осуществилось восстановление Епископства. В 1923 году в лоно Церкви был принят в сущем сане, вторым чином через Миропомазание (на основании 8-го правила Первого Вселенского Собора), Саратовский Архиепископ Никола (Позднев), а в 1929 году, подобным же образом, Свердловский Епископ Стефан (Расторгуев).

III.

После падения коммунистического режима, обретя политическую свободу, Р.П.Ц. М.П. не отказалась от вероотступнической деятельности. Апофеозом неониконианского экуменизма стала Баламандская уния. В 1993 году, в Северном Ливане, в Баламанде состоялось совещание Международной Комиссиии богословского диалога “православных” вероотступников и папистов. Приняли участие 24 папских представителя и 13 “православных” представляющие 9 из 15 поместных “православных” церквей, в числе которых была представлена и Московская Патриархия. Смешанная Комиссия занималась богословскими вопросами, возникшими из-за существования униатских общин в Центральной и Восточной Европе. Этой комиссией был выработан и подписан всеми участниками официальный документ отвергающий Православное Святоотеческое учение о Церкви. Состоящий из 35-и глав официальный текст Баламанда содержит в себе:

1.Полное признание со стороны “православных” Римской церкви “Церковью – Сестрой”.

2.Признание права существования униатских греко–католических общин, со стороны “православных”.

Вот некоторые цитаты из этого документа: “Католики и Православные… снова объявляют себя Сестрами – Церквями”(гл. 12) и “взаимно признают друг друга как Сестры – Церкви”(гл. 14), “С обоих сторон признают, что все, что Христос вверял Церкви Своей – исповедание апостольской веры, участие в тех же таинствах, особенно в том, в котором священство совершает жертву Христову, апостольское преемство епископов – не может считаться собственностью одной из наших Церквей”(гл. 13). И это при том, что паписты не отреклись ни от одного своего еретического догмата.

По мнению экуменистов, между двумя христианскими общинами может существовать различие в вере: например у них могут быть разные учения о Св. Троице, о Церкви, о спасении как теперь между православными и папистами (например, лжеучение папистов о Filioque, непорочном зачатии Богородицы, непогрешимости Папы, сотворенной благодати и т.п.), однако это не означает отпадение от веры. Принятие богословия “Сестер – Церквей”, означает прямое принятие еретической “теории ветвей” протестантов. Это неприемлемо для православных, которые веруют, что они составляют Единую (и Единственную) Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

Более того, Учение Церкви, категорически воспрещает своим чадам иметь молитвенное и даже бытовое общение с еретиками:“Если кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковой да будет отлучен”(10 правило Свв. Апостолов).

“Величайшие прещения, изреченные Святыми падают на тех, которые снисходительны к ней (ереси) до того, что едят вместе с ними (еретиками)”; “если (православный) присоединяется в пище и питии и дружбе с еретиками, он за это отвечает; это речение Златоуста, и так всякого Святого”, “воистину весь мир не равноценен одной души, сохраняющей себя непричастной еретического общения и всякого зла” (преп. Феодор Студит, Письмо 39: ”Игумену Феофилу”, Письмо 32: “Чаду Фалалею”).

А между тем, члены Р.П.Ц. М.П., вместе с другими представителями экуменического “православия”, участвуют в совместных богослужениях, молитвах и трапезах с еретиками, тем самым, демонстрируя свой полный разрыв с Апостольским Преданием.

Еще одна сторона деятельности Р.П.Ц. М.П. последних лет выглядит особенно зловеще: это связь ее служителей с оккультными методами воздействия. Все чаще поступают сведения, что отдельные служители Р.П.Ц. М.П. занимаются экстрасенсорикой и гипнозом. Когда в годы “перестройки” и “демократии” в Россию хлынул поток всевозможных чародеев и колдунов, руководство Р.П.Ц. М.П. не осудило это насаждение бесовщины. Возвышали голос, насколько могли, лишь отдельные священники и миряне. Но по местам некоторые иерархи даже благословляли “народных целителей”, спокойно допускали их без покаяния к церковным таинствам.

Вот что гласит по этому поводу 61-е правило Шестого Вселенского Собора: “Предающиеся волшебникам, или так именуемым стоначальникам, или другим подобным, дабы узнать от них, что восхотят им открыть, согласно с прежними отеческими о них постановлениями, да подлежат правилу шестилетней епитимии. … Закосневающих же в сем, и не обращающихся и не убегающих от таковых пагубных и языческих вымыслов, определяем совсем извергать из Церкви, как и священные правила повелевают. Ибо, какое общение света ко тьме, якоже глаголет Апостол: или кое сложение Церкви Божией со идолы; или кая часть верному с неверным; кое же согласие Христа с велиаром?”.

Особенно скандальной оказалась деятельность оккультной организации “Международный Институт Резервных Возможностей Человека” имевшей благословение самого Патриарха Алексия II. Скандал связанный с ритуальным кодированием, вынудил иерархию Р.П.Ц. М.П. отозвать свое открытое благословение этой организации, но, естественно, никто из клириков, виновных в чудовищных опытах над людьми, не подвергся никаким прещениям.

Правда, в 1994 году Архиерейский Собор Р.П.Ц. М.П. анафематствовал некоторые так называемые тоталитарные секты, использующие в своей практике темную духовность, но соединение этой духовности с новообрядческим пастырством не рассматривалось. Такое введение темной духовности может поставить последнюю точку в истории превращения новообрядческой реформации в церковь – блудницу (Отк. 17.).

IV.

Сегодняшнюю стратегию Р.П.Ц. М.П. можно охарактеризовать – как широкий охват людей своим влиянием при намеренно низком уровне религиозности. Духовное оскудение новообрядцев привело их к богословскому оправданию и узаконению практики симонии (см. Деян. 8: 19, 20.) и треботорговли. Платные крещения совершаются без предварительного наставления в вере, латинским чином через обливание (вопреки 50-му правилу Свв. Апостолов: “Если кто, епископ или пресвитер, совершит не три погружения единого тайнодействия, но одно погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен”). Подлинного христианина такое “крещение” родить не может. А самой Р.П.Ц. М.П. такой верный христианин и не нужен. Ей нужны толпы суеверных язычников, приносящих в храм свои деньги в обмен на поруганные таинства.

Что же тогда удивляться, что в стране, где огромное большинство населения считается крещенными, практикующие православные составляют 1 – 2 % от населения России. Фактически Р.П.Ц. М.П. воспитала целый народ язычников никонианского обряда.

Но самое страшное то, что аморальная новообрядческая действительность, невиданное обогащение ее церковных верхов, связи с криминальным бизнесом дискредитируют не только Р.П.Ц. М.П., но и Православие вообще. Р.П.Ц. М.П. выдает себя за единственную законную преемницу исторической Русской Церкви и утверждает, что так, как ведет она себя сейчас, в России было всегда. Поэтому хулится все русское Православие. Это способствует распространению в России западных и восточных сект.

На фоне этих событий, Русская Древлеправославная Церковь продолжает стоять в Истине, несмотря на страшные раны полученные за века гонений. Более того, 3 марта 2002 г. завершился Собор Древлеправославной Церкви, на котором было принято решение о восстановлении патриаршества. Предстоятель Церкви Архиепископ Александр был возведен в сан Патриарха. Собор Древлеправославной Церкви восстановил патриаршество, тем самым, провозгласив свою преемственность с исторической Русской Церковью.

Святая Церковь непрестанно свидетельствует о том, что: в области богословия и богопочитания, Церковь в ранневизантийский период наиболее глубоко и полно осмыслила богооткровенную Истину изложенную в творениях Свв. Отцов 7-ми Вселенских и 9-ти Поместных Соборов, творениях Великих Святителей Церкви и в Богослужебном, Церковном Чине. Лучше и совершеннее этого творчества духоносных Отцов уже ничего не придумаешь; последующим поколениям остается хранить эту Истину, этот богослужебный чин, лично из него вразумляться и отсекать всякие искажения. Так – как закон молитвы определяется законом веры, то обряды являются “одеждой” догматов. Этим и наполнен византийский и русский – дониконовский периоды истории Церкви. Этим и живет современная Древлеправославная Церковь. И только в ней – Истинной Церкви Христовой можно обрести Христа, оправдаться пред Богом “даром, по благодати Его, искуплением во Христе Исусе” (Рим. 3 : 24) и стяжать Благодать Святого Духа для спасения души (Рим.8 : 9-14). Это узкий, тернистый и непопулярный путь. Но только этот путь – путь Древлеправославного Христианства, ведет людей к вечной и счастливой жизни со Христом.

И.Н. Наговицын.

Сетевой журнал Русской Древлеправославной Церкви "Братство"

Дата публикации: 2004-06-27 (6906 просмотра(ов))

  • Дом Мой - дом торговли?